23 мая 2004
2965

Телевидение - дело дорогостоящее


Весь постсоветский период телевидение и радио в нашей стране, собственно, плывут без руля и без ветрил. Невзирая на наличие Министерства печати и информации. Телевидение - дело дорогостоящее. Не знаю, с умыслом ли или без умысла, но для начала государство обанкротило государственное же телевидение. В тот момент, когда к Александру Николаевичу Яковлеву пришел Березовский и с ним договорился, бюджета структуры, сейчас известной как "Первый канал", хватало на три часа вещания в сутки. То есть телевидение умирало. И сколько ни ругают сейчас Гусинского и Березовского, не их в том была вина. Олигархи пришли и предложили государству свои услуги по спасению телевидения в кризисный период.

Я оказался едва ли не единственным оппонентом проектов приватизации центральных каналов. Оппонировать было хлопотно и небезопасно. Прорвался, например, к Черномырдину, чтобы сказать: "Вы что делаете, вы же однажды проснетесь в другой стране!". Тот уверенно возразил: "Что скажем, то и будут делать. А не будут делать - отберем, как дали". Я говорю: "Виктор Степанович, вы сейчас отдаете государственное, как бы ничье, а отбирать-то придется чужой капитал, хлопот не оберетесь". "Ничего, ничего, все будет нормально". Каким это "нормальным" оказалось, мы с вами видим.

Другой разговор был с Сергеем Кириенко в момент его восшествия на премьерский пост. Он поставил задачу "повышения коммерческой составляющей в деятельности ВГТРК". Я пробовал возражать: "ВГТРК имеет тенденцию развиваться в сторону общественного телевидения, для него это по определению естественное направление развития, во всем мире так". Нет, надо повышать коммерческую составляющую... Тогда победил он. Ненадолго. Но дело-то его живет.

Сегодня ВГТРК по своему уставу - коммерческое предприятие. И теперь там очень радуются, когда удается обойти по доле зрителей первый канал. И на втором канале мы видим все те же "мыльные" сериалы отечественного производства, поставленные в стык один за другим. Если не попасть на переход, сразу и не понять, какое, собственно, произведение сейчас демонстрируется.

Стало анекдотом реальное происшествие на втором канале. Это было при Михаиле Швыдком. Позвонили откуда-то с мест и сказали: "У нас театр открывается, и мы вам сделали сюжет про театр". А на выпуске ответили: "Вот если бы театр сгорел, мы бы сами к вам съемочную группу послали".

Я убеждал Олега Добродеева: "Должен у вас быть на канале такой неприятный, противный человек, все будут его не любить, а он будет каждый день писать рапорт: уже две недели не показывали Дальний Восток, и вот этот регион давно не показывали, у нас не было страны всю эту неделю, мы не "прокатили" страну". Причем "прокатывать" нужно не "ужастиками" о том, что снова все замерзли, а интересными человеческими материалами, ведь есть же такие.

Одиннадцатый год по Думе ходят разные редакции законопроекта "О телевидении и радиовещании", брались за него всякие комитеты, но закон не рассматривается и не принимается. Раньше он и не был нужен, это понятно. Но глубоко убежден, что в повестке дня второго президентства Владимира Путина должен стоять закон "О телевидении и радиовещании" - полновесный, серьезный, определяющий не правила игры, а сам modus vivendi телевидения и радио в нашей стране. Дело не в названиях "общественное телевидение" или "государственное телевидение". Важно, кем и как регламентирована его деятельность, как сочетаются там интересы общественные и государственные, каким образом государство обеспечивает реализацию общественных интересов на телевещании.

Всем понятно, что в нашей стране центральное телевидение всегда больше, чем телевидение. И всем известно, сколько оно сделало в советский период для развития культуры и образования. Каждый день была телевизионная премьера - 365 премьер, не считая отдельного новогоднего показа. 70 процентов из них - экранизации классики. Сколько в Телерадиофонде лежит подобного материала - уникального, с блестящими актерами, великолепной режиссурой! Но не показывают их больше, сочли нерейтинговыми, рекламу под них не получишь. А недавно все радовались "Идиоту". И правильно радовались - поняли, наконец, что именно востребовано.

Сколько государству каналов нужно? Возможно, действительно один, с тенденцией к его трансформации в перспективе в общественное телевидение. Думаю, в казне никогда не будет денег на содержание еще двух-трех. И не надо, и не дай Бог. Нужно развивать существующие каналы, но по-рыночному, с тендерами, с большими продажами, с деньгами в казну, с тем, чтобы деньги шли на производящую часть телевидения. Будет закон о государственном участии в организации телевидения и радио - придет и серьезный западный капитал. Но вот приватизация каналов, их переход от одного олигарха к другому проблемы не решает, а все риски остаются.

Повторю, как сухой остаток: нужен серьезный закон, а не "понятия", не подзаконные акты, не министерские приказы, не федеральная комиссия по вещанию, на две трети состоящая из чиновников того же министерства. Мы такого закона ждем очень давно.

Валентин ЛАЗУТКИН

Председатель директоров ОАО "Электронная Москва",

член Аналитического совета Фонда "Единство во имя России",

член редакционного совета журнала "Стратегия России"


http://www.fondedin.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован