20 декабря 2001
115

ТЕМНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ
ТЕМНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ


ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Кэти Кавана и всем остальным преподавателям школы `Рио-Гранде` в
Санта-Фе, которые учили моих детей получать удовольствие от чтения

ПРОЛОГ

Пламя свечи дрожало, как осенний листок. За окном висела полная луна. В
доме не было слышно ни звука.
Она, не отрываясь, смотрела на пламя, и перед глазами ее проплывали целые
вереницы образов. Прошлое, настоящее, будущее... Если как следует
потренироваться, то вполне можно научиться отличать их друг от друга. Во
всяком случае, ей приходилось заниматься этим не раз и не два.
Она забыла про свой дом. Она уже не видела луну. Через некоторое время
она перестала видеть даже само пламя. И только образы мелькали перед нею -
прошлое, настоящее, будущее, опять прошлое - они шуршали, как карты...
Слабая улыбка коснулась ее губ. Вот прошлое. Настоящее прошлое, как
якорь...

***

...Человек достает палочки и медные колесики. Вот он уже идет; при этом
колесики позвякивают у него в руке, а его черный плащ и перо на шляпе
остаются неподвижными, словно они недоступны никаким ветрам.
Путь человека пролегает сквозь толщу чего-то белого, похожего на огромный
снежный сугроб. Но нет, это не сугроб - оно будто висит, подрагивая в
воздухе. Скорее это дымка, туман... Медленно, как призрак, движется человек
в этой молочной дымке. Наконец белое впереди него немного рассеивается,
дымка редеет... Становятся видны какие-то неясные очертания. Но он все идет
и идет той же медленной поступью.
Внезапно туман перед ним расступается, и размытые образы обретают цвет и
плоть. Человек стоит на траве, возле дороги, ведущей в какой-то большой
город. Вдалеке на башенках играют лучи утреннего солнца. Человек видит
впереди нечто огромное, металлическое, с неподвижными крыльями. Оно летит, и
совершенно непонятно, за счет чего... Человек провожает его взглядом, и
вдруг оно приземляется прямо рядом с ним - чуть слева от дороги...
- Sарristi! <Ах ты, черт возьми!> - восклицает человек.
И через некоторое время снова пускается в путь.

***

Она кивнула, образ растаял, и на смену ему пришел другой. Теперь -
будущее...

***

...Какой-то худой темноволосый мужчина, одетый во все черное. Встает с
земли, в левом ухе у него поблескивает серебряная сережка. Длинные черные
волосы собраны на затылке. Он улыбается и поднимает руки перед собой; ей
кажется, что в этих руках - смерть. И они тянутся прямо к ней...
`...А зовут его Ворон`.

***

Последние слова сами собой промелькнули у нее в голове. Она вздрогнула.
Надо прогнать его поскорее. Слишком уж страшное пророчество - лучше бы оно
не сбывалось. Уходи.

***

А теперь...

***

Стены арройо <Арройо - высохшее русло реки>, качаясь, проносятся мимо...
В сумерках видны темные очертания кустов - это можжевельник и молодой
сосняк. Она не слышит - чувствует мерное дыхание бегущего. Полная луна
светит так ярко, что все вокруг отбрасывает тени. Это сумасшедший,
исступленный бег. Голова мальчишки уже откинулась назад, он хватает ртом
воздух. Но он все бежит, бежит, бежит...
Она вздохнула, потому что это означало, что очень скоро ей придется вновь
проходить испытание громкой рок-музыкой. Как же иногда устаешь от братьев...
***

...Теперь она видит электростанцию с башенками в голубых ореолах света,
между которыми зловеще змеятся какие-то черные нити. Неподалеку разбросаны
палатки и костры - видимо, расположилось лагерем войско. Чуть дальше -
горная гряда, и там, на склонах, - тоже палатки и костры.
Вдруг над одним из лагерей промелькнула какая-то яркая вспышка... Потом -
опять все спокойно. Значит, можно подойти еще поближе и...

***

Внезапно картинка исчезла. Озадаченная, она попыталась вызвать ее опять.
Картинка снова проявилась, немного повисела, потом так же быстро исчезла.
Она попробовала еще раз. На этот раз картинка не появилась совсем.
Она покачала головой. Ей уже приходилось сталкиваться с подобными
неувязками. Ну ладно, потом.
Теперь еще раз настоящее...

***

...Какая-то фигура, одетая в белое кимоно, пролетает в воздухе над другой
фигурой - тоже одетой в белое кимоно, подпоясанное черным поясом. При этом
раздается выкрик - она скорее чувствует его, чем слышит. Фигура падает на
маты и одновременно выбрасывает в ударе правую руку. Это Барри... Опять
он...

***

Неожиданно картинку перекрыло новое видение...

***

...Тишина. Улицы мертвого города. Дома лежат в руинах. В воздухе вьется
пыль. Кругом кучи мусора. Окна без стекол. Все замерло - осталась только
пыль, гонимая ветром...
Видение начало таять - и она только заметила (или ей показалось?), как
чья-то знакомая фигура завернула за угол дома.
Ну и ладно. Пусть себе растворяется. Само пришло - само пусть и уходит.
Внезапно она поняла, что это было скорее будущее, чем прошлое, - и
тихонько выругалась. Может быть, стоило попробовать вернуть картинку и
сделать ее почетче?
Она снова сосредоточилась на пламени...

***

...По лесу бежит волк...
Она долго всматривалась в видение, но так и не нашла в нем ничего
особенного. Так же скучно смотреть, как на Джима, который носится по своим
оврагам и арройо.
Она прогнала волка. Попробовала опять вызвать те два войска, но вновь они
скрылись, едва успев появиться.
И вдруг она увидела Тома. Он был в соседнем здании, в комнате, где стоит
транскомп, - возился с приборами.
Внезапно что-то напало на него. Она не поняла, откуда оно взялось; она
даже не поняла, что это было. Только почувствовала ужасную опасность,
которая нависла над ним - сейчас, в эту самую минуту... И громко закричала,
зная, что он не сможет услышать ее крик.
Изображение стало сливаться, больше она не могла его удерживать. В конце
концов образ совсем исчез и свеча погасла. И только где-то внутри осталось
острое ощущение опасности. Ей стало страшно. Однако, несмотря на свой страх,
она вскочила и бросилась вон из комнаты - вниз по лестнице - по коридору -
опять по лестнице...
На столе дымилась погасшая свеча...

Глава 1

`Мой папа в Эддистоуне имел игорный дом...` Знаете эту песенку? Не знаете
- и не надо. Просто она всегда напоминает мне о доме.
Вообще-то я обычный четырнадцатилетний мальчишка, зовут меня Джеймс Вили,
и живу я в большом двухэтажном здании в столице одного из юго-западных
штатов Америки. Моя сестра Бекки - ведьма, старший брат Дэйв сейчас
проживает в замке, а наш прибывший по обмену студент Барри тренируется на
убийцу. Еще у меня есть дядя по имени Джордж - этот из оборотней. Если
честно, у меня у самого в полнолуние руки чешутся - видимо, сказываются
гены. Но я-то стараюсь подходить к таким вещам по научному, ведь рано или
поздно я обязательно стану ученым.
И дернул же черт эту полную луну вылезти в тот вечер раньше обычного!
Тогда-то все и началось, и, конечно же, меня в этот момент не было дома.
Доктор Холмс прописал мне кортизоновую мазь от так называемого `ежемесячного
ладонного дерматита` - помогает неплохо. Но дело в том, что, кроме зуда, в
полнолуние у меня еще просыпается страсть к длительным прогулкам по оврагам.
Вот и приходится трусить по ним туда и обратно... Только поймите меня
правильно. Я не меняю облик и вообще ничего такого не делаю. Даже почти не
вою.
В тот вечер я вернулся со своих лунных пробежек, как всегда, взмыленный и
страшно голодный. Обычно в таких случаях я первым делом совершаю набег на
холодильник. Потом иду в душ. Потом опять смазываю руки. Затем иду к себе в
комнату, громко включаю музыку и начинаю расхаживать по комнате. Бекки при
этом выходит из себя, потому что ее дверь находится через две от моей, а в
полнолуние она любит посидеть с выключенным светом и попялиться на свечу.
Сестренка может заниматься этим часами. Она же у нас колдунья.
Но сегодня все было по-другому. Когда я вошел через заднюю дверь, думая
исключительно о гамбургере, который, я знал, лежит в отделении для мясных
продуктов, Бекки уже ждала меня у самого входа. В левой руке она держала
какой-то коричневый бумажный пакет, и вид у нее был расстроенный.
Бекки - такая крепенькая блондинка небольшого роста. Мы с ней почти
одногодки, разве что она чуть постарше - кажется, ей пятнадцать. Так вот, я
не припомню, когда она в последний раз из-за чего-либо расстраивалась.
Поэтому, когда она сказала мне `Пошли!` и взяла за руку, я без всяких
вопросов последовал за ней.
Бекки провела меня через нашу половину дома и отпустила только возле
тяжелой металлической двери, ведущей в здание главного управления. Затем
залезла рукой в пакет, и через секунду я услышал характерный щелчок - в этот
момент она подняла пакет и направила его на дверь.
- Бекки! - воскликнул я. - Что это у тебя там в пакете?
- Сам знаешь, - произнесла она ровным голосом. - А теперь слушай, Джим.
Ты должен встать слева от меня, отпереть дверь, потом толчком распахнуть ее
и быстро отойти в сторону.
- Ну дела, - сказал я. - Уж не собираешься ли ты открывать огонь?
- Только если оттуда выпрыгнет.., что-нибудь такое, - ответила она.
- Гм-м, не знаю, что у тебя там за штука, но в любом случае будет лучше,
если оружие возьму я.
- Нет уж, - возразила она. - Ты можешь и растеряться, а у меня точно рука
не дрогнет.
Я посмотрел на ее прищуренные зеленые глаза, на ее далеко не хрупкие
плечи и подумал, что не так-то уж хорошо я знаю свою сестренку. Многого в
ней я даже не подозревал. У такой действительно рука не дрогнет - чего
нельзя с уверенностью сказать обо мне.
- Ну ладно, - согласился я, после чего занял соответствующую позицию,
открыл замок и слегка толкнул дверь.
Разумеется, я тут же отступил назад, но уже через секунду облегченно
вздохнул. Никто и не думал на нас бросаться. Я еще немного постоял, затаив
дыхание.
В коридоре горел свет, но в пределах видимости никого не было. Никаких
подозрительных звуков я тоже не услышал. Только запах - запах чужого
человека. И еще, кажется, крови.
- Теперь, может быть, объяснишь мне, что происходит? - спросил я.
- Эх, жалко, Барри нет дома...
Ну вот тебе раз Прямо бальзам на душу пролила - ничего не скажешь. Видите
ли, ей жалко, что нет Барри. Ну, нет его сейчас дома - ушел на свою дурацкую
тренировку по до-джо. Сейчас он, наверное, вовсю лягается и машет кулаками.
Чем еще можно заниматься на тренировке по до-джо? Сцепляться с противником,
отшвыривать его, ставить блоки, проводить захваты... Наверное, Бекки
предпочла бы, чтобы Барри занялся всем этим прямо здесь и прямо сейчас. Еще
бы, - кажется, он начал упражняться в своих приемчиках раньше, чем выучился
ходить. И поэтому, значит, с ним нужно как со взрослым, а со мной - как с
малым дитем. Очень хорошо! Только, пожалуйста, не надо забывать, что он
всего лишь на год меня старше...
Бекки двинулась вправо по коридору, один за другим поворачивая
выключатели, чтобы освещать впереди дорогу. Мы шли по направлению к
приемной. По пути я заглянул в пару пустых кабинетов.
Возле конторки, за которой висела табличка с надписью: `ИНСТИТУТ
ПЕРЕМЕЩЕНИЙ`, я остановился.
- Ну что, раз Барри нет, - сказал я, - давай выкладывай все мне. Можешь
не беспокоиться, я уже учуял кровь.
Бекки вдруг резко обернулась через плечо. В этот момент она проходила под
огромной картиной, изображающей Леонардо да Винчи возле стола, заваленного
какими-то медными осями и шестеренками. Он слегка улыбался. Насколько я
знаю, такого автопортрета не публиковали ни в одной из книг по искусству.
- Тш-ш! - Бекки поднесла палец к губам и шепотом добавила:
- Потом!
Я кивнул, и мы двинулись дальше. Мы осмотрели еще два кабинета, небольшой
конференц-зал и гардеробную. Везде, к счастью, было пусто. Впрочем, я и так
это знал - мой нос не обманешь.
Мы подошли к подножию лестницы. Бекки вгляделась в темноту и вздрогнула.
Кстати, оттуда тоже попахивало чужим.
- Не могу! - жалобно сказала сестричка. - Не могу туда идти.
Я положил руку ей на плечо:
- И не надо. Зачем, спрашивается?
Она продолжала неотрывно глядеть в темноту:
- Не знаю. Может, там и правда.., ничего такого. По крайней мере, сейчас.
- Хотел бы я все-таки понять - что происходит?
- Пошли, - сказала наконец Бекки. - Покажу тебе. - А потом добавила:
- Просто кошмар.
- О чем ты?
- Ладно, пойдем, - снова увильнула от ответа она и повела меня куда-то в
сторону кладовой.
Я с трудом сдержался, чтобы не заорать в голос, но все же послушно
последовал за ней. В голове замелькали картины, достойные фильма ужасов, и я
ничего не мог поделать. `Просто она услышала какой-то шум и перепугалась, -
уговаривал я себя. - Девчонки вечно психуют`.
В кладовой горел свет. Мы прошли мимо всяких швабр с ведрами, мимо полки
с чистящими порошками и кучи складных стульев. Затем Бекки отыскала в стене
потайную щеколду. Ей не пришлось долго возиться - уже через секунду часть
стены подалась вперед и перед нами открылась небольшая узкая лестница,
ведущая вниз.
Здесь тоже работало верхнее освещение, и было видно, что коридор
упирается в железную дверь. Казалось, что скрытая комната, которая была за
этой дверью, находится внизу, но на самом деле она располагалась даже выше
основного уровня - просто земля в этом месте давала сильный уклон. Окон
здесь не было, так что у того, кто видел из окна конторы странно выпирающий
угол, создавалось впечатление, будто это часть нашей половины дома - если,
конечно, кому-то приходило в голову над этим задуматься. И, наоборот, наши
гости, выглядывая из окна гостиной, думали, что это угол здания конторы.
Впрочем, с тех пор, как в начале года умерла мама, гости к нам заглядывали
не часто.
Я спустился следом за Бекки по лестнице, а затем подошел к двери.
- Ну что - действуем по старой схеме? - шепотом спросил я.
В ответ она лишь покачала головой и сама толкнула дверь.
Я вошел следом за ней и оказался в комнате, где находилась
транскомп-установка. Здесь тоже горел свет и повсюду царил страшный
беспорядок. Бекки уселась на металлический складной стул, протянула мне
пакет и заплакала.
Я огляделся и увидел пятно на полу, неподалеку от главного пульта. Мне
ближе подходить не потребовалось - достаточно было потянуть носом воздух.
Обоняние у меня необычайно острое - особенно в такие вечера. Я сразу
определил, что недавно здесь побывал мой отец и что пятно на полу - кровь.
Впрочем, это бы я определил даже в полной темноте. А еще здесь витал тот
самый запах чужого, который чувствовался наверху.
Я пригляделся к транскомпу и моментально распознал, в каком месте
поломка. Установка все еще работала и тихонько гудела, но при этом светился
только один огонек индикатора. Видимо, когда по ней ударили, где-то
коротнуло. Я подошел и выключил ее из сети.
Бортовой журнал валялся на полу. Я поднял его, расправил загнувшиеся
страницы и прочел последнюю запись, которую папа сделал чуть больше часа
назад. Ничего вразумительного он не написал - во всяком случае, даже намеком
не сообщил, в какую зону отправился. Я поставил журнал на нужную полку и
заглянул в ящик стола, где отец обычно держал револьвер. Ящик был слегка
приоткрыт, и, конечно же, никакого револьвера там не было. Что ж, так я и
думал.
После этого я заглянул в пакет, который сунула мне Бекки, и сразу же
нашел то, что искал. Ну, что я говорил? Я осторожно извлек оружие, опустил
взведенный курок и со щелчком открыл барабан. По запаху я уже давно понял,
что из револьвера стреляли. Интересно, интересно, хотя... Ну да, так и есть.
Один выстрел. Я снова захлопнул барабан и стал раздумывать, что же мне
делать с револьвером - положить на место в ящик или оставить при себе до тех
пор, пока все не прояснится.
- Где ты нашла револьвер? - спросил я у Бекки.
- На полу, - сказала она, - вон там. - И указала в дальний конец комнаты.
- А что это ты тут делала?
- Сначала я сидела, как обычно, в своей комнате и медитировала, как вдруг
у меня возникло чувство, что здесь происходит нечто ужасное. И тут раздался
выстрел. Я сразу бросилась вниз и сперва немного постояла под дверью. Но
больше не было никаких звуков. Тогда я открыла дверь и пошла по коридору.
Везде было пусто - так же, как и сейчас, - только валялся этот револьвер. -
Она снова указала в угол комнаты.
- И что ты тогда сделала?
- Подняла его с пола и засунула в бумажный пакет - чтобы не оставлять
отпечатков. Я подумала, если встречу что-нибудь страшное, он может мне
пригодиться. Потом я опять поднялась наверх, домой, и заперла общую дверь в
контору. И пошла на кухню ждать тебя.
- Значит, ты знала, что стреляли здесь? - уточнил я. - Но как ты
догадалась? Наверняка звук был приглушенный. Стрелять ведь могли и
где-нибудь на улице.
Бекки покачала головой.
- Том тогда как раз пошел на другую половину, - пояснила она. - Перед
уходом он говорил, что собирается туда. И через пять минут после этого я
услышала выстрел. Ему как раз бы хватило времени, чтобы спуститься вниз, все
подключить и сделать запись в журнале.
Я облизал пересохшие губы и кивнул. Том Вили - это мой отец. Бекки он не
отец, и поэтому она называет его по имени, а не `папа` или как-нибудь еще.
Так уж у них повелось.
- Он тебе не сказал, что собирается здесь делать?
- Нет.
- Может, ему кто-нибудь звонил или заходил - перед тем как он ушел?
- Я не слышала никаких телефонных звонков, - ответила Бекки, - да и в
дверь тоже не звонили. А что?
- Просто пытаюсь вычислить, где на него напали - по эту сторону или по
ту.
- Н-да. Я и не подумала об этом.
- На самом деле сразу возникает куча вопросов, - произнес я. - Во-первых,
чья это кровь там, на полу? Отца? Или кого-то другого?
- Мне кажется, это кровь Тома, - сказала Бекки. - Если бы он ранил того,
второго, то зачем ему было сбегать? Остался бы с раненым пленником или с
трупом, в конце концов. Ага!.. Может, он убил его, прихватил тело и
отправился куда-нибудь, чтобы избавиться от улик?
- Не думаю, - возразил я. - В таком случае папа уже давно вернулся бы
обратно. С тех пор прошло больше часа.
- А может, они попали под действие поля прямо во время схватки и их
переместило? - спросила Бекки. Я махнул в сторону пульта:
- А кто же тогда сломал машину, если они оба переместились?
- Точно. Что-то я туго соображаю, - призналась Бекки. - Так что же нам
теперь делать? Я бросил взгляд на лестницу:
- А вот это ты верно сообразила. Неплохо бы нам что-нибудь сделать. А все
загадки обсудим после. Пошли.
- Куда?
- Поднимемся наверх. Пусть здесь все останется как есть. Надо разбудить
Голема.
- А мое присутствие обязательно? - спросила Бекки. - Что-то мне не очень
хочется.
- Понимаю, - вздохнул я. - Ладно, не бойся, он просто взглянет на тебя,
когда я нажму на кнопку, - увидит, что это ты, и оставит в покое.
- Но Том однажды сделал так и...
- Просто надо менять программу при каждом включении, вот и все. Ты же
знаешь, он работает только на нас. Я хочу привести его сюда - пусть
охраняет. Тебе больше не придется спускаться сюда самой.
- Понятно, только... Ну ладно, давай уж покончим с этим поскорее.
Мы выключили свет, закрыли дверь и начали подниматься по лестнице.
- У тебя лицо грязное, - сказала Бекки.
- Думаю, этого Голем не заметит, - бодро ответил я.

Глава 2

На обратном пути в окне, которое выходило на фасад, мы выставили табличку
`ЗАКРЫТО`. Я подумал, что завтра наверняка забуду это сделать, - судя по
всему, денек предстоял не из легких. Еще хорошо бы скорее добраться до
телефона и позвонить миссис Делл, секретарше. Пусть свяжется со всем
персоналом и скажет, чтобы пока не приходили.
Вслед за этим мне сразу же пришла в голову еще одна мудрая мысль - надо
просмотреть ежедневник и выяснить, не записан ли кто на завтра. Если да, то
им тоже следует позвонить и отложить посещение на другой день.
Вот черт! Сразу столько дел навалилось - и как пить дать что-нибудь еще
упустил.
Мы вернулись в жилую часть дома и закрыли за собой дверь. Затем поднялись
на второй этаж и зашли в папину спальню. Бекки осталась стоять у двери, а я
прошел через комнату к туалету и решительно закатал ковровую дорожку.
В небольшом углублении я нащупал железное кольцо и потянул его на себя.
Дверца в полу со скрипом открылась, и я услышал, как Бекки воскликнула:
- Ой, мамочки!
Я не стал ее стыдить. Если честно, я и сам до сих пор немного побаиваюсь
нашего Голли, хотя мне пришлось достаточно с ним возиться и я отлично знаю,
что, если делать все правильно, он вполне безопасен.
Это я придумал называть его Голли, чтобы не было ощущения, будто
общаешься с персонажем фильма ужасов. Росту в нем всего-то чуть больше пяти
футов, зато второго такого крепыша вы вряд ли сыщете - если, конечно, не
имеете привычки прогуливаться в странных и опасных местах. У него бесцветная
синтетическая кожа, нет ни волос, ни даже бровей. С шеей ему тоже, прямо
скажем, не повезло, а вот руки и ноги вполне приличного размера. Отдаленно
Голли напоминает мне одного злобного коротышку - мистера Клина.
По-настоящему он, конечно, не живой - просто очень сильный, ловкий и ничего
не боится. Все Центры по перемещению держат у себя хотя бы одного такого -
на всякий случай.
Я опустился на колени и снял укрывавший его прозрачный полиэтилен.
Разумеется, он при этом и не пошевелился. Он ведь даже не дышит. Затем я
расстегнул `молнию` на черном комбинезоне, и на груди Голли открылась
панель.
Когда я нажал кнопку с надписью `ПУСК`, он открыл ярко-голубые глаза,
принял сидячее положение, а затем встал. Если не трогать его, он так и будет
стоять сколько угодно, пока не дашь ему какую-нибудь другую команду.
Я нажал кнопку с надписью `ПРОПУСК`. Внутри панели что-то щелкнуло.
- Ну вот, Бекки, - сказал я. - Теперь ты на минутку подойди сюда.
Она ничего не ответила, а обернувшись, я увидел, что она стоит без
движения и не спускает с Голли глаз.
- Я не смогу, - пробормотала сестренка. - Лучше подведи меня сам.
- Пожалуйста, - отозвался я, подошел и взял Бекки за руку.
Затем подвел ее к нужному месту, и все это время она цепко держала мою
ладонь. Как только прозвучал знакомый щелчок и я отпустил кнопку, Бекки
вырвала руку и стремительно вернулась на прежнюю позицию.
- Теперь мы в безопасности, - сказал я и нажал `ХОД`. - Он знает, что это
мы.
После этого я взял Голли за руку - на ощупь она все равно что
прорезиненный плащ - и слегка ее сжал. В ответ на мое пожатие он выбрался из
своей камеры и прошел следом за мной несколько шагов в направлении двери.
Там я его и оставил, а сам вернулся, чтобы закрыть люк и поправить ковер.
Когда я вышел вместе с Голли из комнаты, Бекки уже ждала нас в коридоре.
Он топал за мной, как ребенок за мамашей, бесшумно ступая своими босыми
ногами. При этом на губах его блуждала странная улыбочка. Бекки старалась ни
в коем случае не оказаться рядом с Голли.
Когда мы спустились в холл первого этажа, я услышал стук, явно
доносящийся из-за металлической двери. Я вспомнил, что, когда возился
наверху с Голли, тоже слышал этот шум, но не придал ему особого значения.
Почему-то мне даже не приходило в голову, что тот, из-за кого мы затеяли
весь этот сыр-бор, может стучать. Украдкой пробираться куда-нибудь - это
пожалуйста. Но чтобы стучать!
Поэтому я крикнул:
- Кто там?
- Билл Джитер, - ответили из-за двери, - из службы по уборке помещений. Я
вошел с черного хода и не сразу заметил табличку у входа. Просто хотел
узнать, нужно ли завтра приходить на работу.
- Не нужно, - отозвался я, лихорадочно соображая, чем бы это объяснить. -
Кажется, намечается какая-то реконструкция. Знаете, вы и сегодня можете не
убирать. Все равно завтра с утра намусорят.
Последовала короткая пауза.
- Но я надеюсь, мне все-таки заплатят за выход на работу, - произнес
голос за дверью.
- Хорошо, - отозвался я. - Простите, что не известили вас.
- И вы меня тоже, - угрюмо ответил Билл и скрипнул ручкой ведра. - Только
вы уж им скажите - пусть позвонят, когда снова выходить.
- Скажу, - пообещал я и еще раз извинился. Снова раздался скрип ведра, а
затем звук удаляющихся шагов. Я вздохнул:
- Да уж, всего не предусмотришь... Бекки бросила взгляд на Голли.
- Ну так что? - спросила она.
- Надо подождать, пока они все оттуда уберутся, - сказал я. - А потом уже
запускать его туда.
Открыв дверь шкафа, я завел туда Голли и снова закрыл дверь.
- А ты думаешь, там еще кто-нибудь остался? - спросила Бекки.
- Может быть - там, куда мы не стали подниматься, - ответил я. - А может,
нет. Но идти туда самому и проверять - не хочу. Лучше подождем, пока все
точно разойдутся, тогда Голли поднимется туда и сам все проверит. Если там
кто-нибудь есть, он его схватит - кто бы это ни был.
- Или что бы это ни было, - уточнила Бекки. - Ты, кстати, так и не
объяснил мне, почему ты думаешь, что там еще кто-нибудь остался - ведь
прошло довольно много времени.
- Транскомп был сломан, верно? Это можно было сделать, только находясь по
эту сторону. Значит, кому-то пришлось остаться, чтобы сломать его. А это, в
свою очередь, означает, что сам `кто-то` уже не смог им воспользоваться -
так?
- Кто-то или что-то, - снова добавила Бекки. - Теперь понятно. Значит,
либо оно до сих пор находится там, либо успело выбраться наружу.
- Именно, - сказал я и сам того не заметил, как отправился на кухню. Я же
до сих пор не поел и был жутко голоден.
- А где же тогда Том? - спросила Бекки.
- Думаю, он был ранен, но смог уйти через машину, - ответил я. - А тот,
другой, по каким-то причинам не сумел последовать за ним. Тогда он со злости
поломал установку, чтобы уж никто не смог ею воспользоваться.
- И теперь он бродит где-то здесь?
- Да.
- Но зачем?
- Не знаю, - ответил я, открывая холодильник. - Однако смею тебя уверить,
помыслы его отнюдь не чисты.
Я открыл отделение для мясных продуктов и нащупал пакетик с гамбургером.
- А не могло быть наоборот? - спросила Бекки.
- То есть?
- То есть нападающий сбежал через установку, а раненый Том упал на пульт
и повредил его. А потом он отполз и.., и... - Она замялась.
Я покачал головой:
- Не правдоподобно. Тогда бы он давно приполз сюда или дополз до
ближайшего телефона. Или же мы бы сами нашли его там. Какой ему смысл
куда-то уползать и прятаться?
- Ну да. - Бекки задумчиво кивнула. - Пожалуй, ты прав. Если только этот
`кто-то` тоже не сбежал через установку, захватив с собой и Тома.
- Так ты говоришь, пришла сюда сразу, как услышала выстрел? - спросил я.
- Сразу.
- Ты не слышала, чтобы кто-нибудь уходил?
- Нет.
Я озадаченно поднял брови и откусил гамбургер.
- Ты что, с ума сошел - он же сырой! - воскликнула Бекки.
- Мне так больше нравится.
- Ото! Да это у тебя никакая не грязь на лице... Это...
Тут мы услышали, как открылась и захлопнулась входная дверь. Почти
одновременно, не сговариваясь, Бекки и я посмотрели на коричневый бумажный
пакет, который лежал на столе.
Но уже через секунду я услышал громкий крик и понял, что все в порядке.
Дело в том, что это был не просто крик. Это был воинственный клич, который
издают бойцы, когда нападают, - ки-я!
Я сразу выбежал из кухни и поспешил в холл.
- Не бойся, Барри! - закричал я на ходу и тут же услышал очередное
`ки-я!`. - Барри! Я сейчас!
Я прибежал как раз вовремя: Барри изо всех сил тузил Голли по животу.
Разумеется, ничего страшного не произошло. Я же не вводил в действие систему
ответного боя. Поэтому Голли просто стоял в шкафу и терпеливо сносил удары.
- Успокойся, Барри, все в порядке, - сказал я. - Разве у вас не держат
Големов?
- Так это Голем? - спросил Барри, отступая назад, чтобы получше
рассмотреть свою жертву. - Я только слышал про них, а сам никогда не видел.
- Да, это Голем, - подтвердил я. Барри поднял с пола свою белую куртку.
- Вот, собирался повесить... - пояснил он. - Просто он.., гм.., слегка
удивил меня. А что он, собственно, тут делает - в шкафу?
Барри одного роста со мной, только намного шире меня в плечах. Волосы у
него прямые, каштанового цвета - чуть светлее моих, - а глаза цвета ореха.
Двигается он грациозно - как какой-нибудь танцор, но я своими глазами видел,
как он разбивал ладонью кирпичи.
- Просто мы ждали, пока разойдутся уборщики. Хотим послать его в соседний
отсек.
- Мусорной машины у входа нет, - доложил Барри.
- Прекрасно, - сказал я. - Значит, они уже уехали. В таком случае пора
начинать.
Я взял Голли за руку и вывел его из шкафа, предварительно нажав на
`ПРОПУСК` для Барри. После этого я повел Голема к металлической двери.
- А зачем тебе все это нужно? - спросил Барри.
- Сейчас закончу и все тебе расскажу. Я открыл дверь и завел Голли
внутрь. Затем поставил его на ступеньку лестницы и нажал на кнопку
`ПАТРУЛЬ`. Мой палец на секунду завис над кнопкой с командой `УБИТЬ`, затем
перешел к кнопке `ЗАХВАТ` и нажал ее. После этого я отступил в сторону и
проследил, как Голли спускается по лестнице.
- Ого, тебе бы не мешало побриться, - сказал Барри.
- А? - вздрогнул я и потер подбородок. - Я же брился в прошлом месяце. -
Однако лицо у меня действительно обросло. - Это все чертово полнолуние... -
проворчал я.
- Так зачем ты послал туда этого.., эту штуковину? - спросил Барри.
- Пойдем на кухню, - предложил я. - Я буду доедать и рассказывать. У нас
еще столько дел На обратном пути мы прошли через приемную. Я снова бросил
взгляд на портрет Леонардо, и меня вдруг потянуло к раздумьям...
Когда-то давно, в середине восемнадцатого века, французские поселенцы
остановили экспансию английских колонизаторов на запад Америки Если бы
Англия не выиграла Семилетнюю войну, то вполне возможно, что карта Северной
Америки была бы совсем другой - на востоке бы красовалась Новая Англия, в
серединке - Новая Франция, а ближе к западу - Новая Испания.
А давайте предположим, что Англия проиграла бы Семилетнюю войну, - что бы
сейчас было на том месте, где стоит ваш дом? Как бы назывался ваш город?
Или предположим, что крошечному, но весьма удачливому войску Кортеса
внезапно не повезло и ему так и не удалось завоевать ацтеков...
Или что Россия передумала продавать Америке Аляску...
Или что Чарльз Мартель потерпел поражение в битве при Тyре в восьмом веке
и войска мусульман ворвались в Европу. Случись так, и, возможно, мы бы
сейчас изучали Коран, а не Библию...
А могла бы вообще начаться атомная война, и никого бы не осталось в
живых...
Или представим, что не было Крестового похода и самих крестоносцев...
А что было бы, если бы последний ледниковый период продлился чуть дольше
или, наоборот, - закончился раньше? Или если люди развили бы в себе
совершенно иные возможности - не те, что у них есть сейчас? К примеру,
выучились не считать, а колдовать...
А вот если предположить, что все эти возможности уже существуют - так же
как и другие, о которых мы даже не подозреваем? Что, если где-то есть целый
мир, в котором все устроено именно так? Даже много миров, которые существуют
параллельно, вместе, бок о бок. И в каждом из этих миров поворотные моменты
истории заканчивались по-разному.
А дальше представим, что существует некое устройство для перемещения в
эти миры и можно запросто покрутить ручку настройки и поймать другую
реальность, а потом и переместиться в нее - прямо в параллельной мир. Если
их так много, этих миров, то наверняка хотя бы в одном из них - а может, и
не в одном - изобрели такое устройство.
Допустим, что это случилось здесь, у нас, - скажем, в эпоху Возрождения.
И уже тогда стало понятно, что открытый доступ в другие миры означал бы крах
для всей цивилизации. Зато доступ ограниченный открывал чудесные
возможности...
Просто представим себе это. Пусть в каждом таком мире будет лишь
маленькая горстка посвященных в тайну перемещения. Скажем, по одной семье на
отдельно взятую реальность. Им одним будут доверены средства для
перемещения, и им придется поддерживать связь между мирами. Разумеется,
из-за необходимости содержать все в тайне им приходится выдавать себя за
обычных людей, а свои базы - маскировать под научные институты и банки
идей...
Вам, конечно же, сразу придет в голову, что с годами все эти избранные
семьи должны породниться между собой - ведь они будут часто видеться друг с
другом.
Так вот, скажу вам больше: принято даже нечто вроде программы по обмену
студентами - для детей.
Заметьте, я сказал - предположим.
Барри явился к нам из ну о-очень крутого местечка. Моя сестренка Бекки -
я уже говорил - ведьма. Братец Дейв сейчас проживает в замке. А еще у меня
есть дядя по имени Джордж, который просто оборотень.
Что касается меня, то мне уже много где довелось побывать. Правда, пока я
еще не принимал участие в студенческом обмене. Вот вернется Дейв - тогда
придет и моя очередь.

Глава 3

Параллельные миры мы называем обычно зонами - так проще, когда
настраиваешь транскомп на определенное поле перемещения. Кстати, название
`транскомп` происходит от слова `транспорт`, что означает перемещение, и
слова `компьютер`. В свое время компьютеры изрядно облегчили все связанные с
перемещением процессы. Должен заметить, что у нас он появился еще задолго до
начала в нашем мире всеобщего компьютерного бума, поэтому названием
`транскомп` пользуются уже несколько поколений.
Вообще-то не только одни компьютеры в других зонах изобрели раньше, чем
здесь. Голли тоже пришел к нам из другой зоны - той, что издавна славилась
своими неповторимыми андроидами, то есть роботами, созданными по образу и
подобию людей.
Со множеством миров нас связывают теплые и давние отношения. Такие у нас
называются белыми зонами. Но есть и другие - там мы ограничиваемся лишь тем,
что имеем своих постоянных наблюдателей. Большинство из них открыты недавно,
и мы еще недостаточно их изучили, чтобы понять, можем ли мы чем-нибудь
помочь. Либо же они явно находятся на такой стадии развития, что
сотрудничество принесет больше вреда, чем пользы. Такие мы называем серыми
зонами.
Кроме того, есть несколько миров, в которых дела обстоят совсем уж
неважно - там попросту не осталось никого в живых. Эти у нас называются
мертвыми зонами. Впрочем, о таких зонах тоже полезно знать - чтобы впредь не
делать ошибок. Особенно тем, кто живет в серых зонах. А вообще мы очень
строго следим, чтобы миры не `заражались` друг от друга ничем дурным.
И последняя категория - черные зоны. Таких всего три. А раньше вообще
была только одна. Обитатели таких миров не гнушаются грубым вмешательством в
ход развития других зон, эксплуатацией их жителей и ресурсов, кражей
технологий. Очень может быть, что именно им обязаны своим появлением мертвые
зоны. И это, как ни странно, замкнутый круг. Ведь первая черная зона
появилась благодаря стараниям зон белых. Они так рьяно взялись помогать
молодой, неокрепшей цивилизации, что буквально забросали ее новыми
технологиями - включая технологию перемещения. Последствия этого оказались
ужасными - неразвитая культура просто не вынесла такого натиска. История с
появлением черной зоны послужила уроком для всех остальных. С тех пор мы
стараемся быть очень щепетильными в подобных делах.
Что касается меня, то мне приходилось бывать и в серых, и в мертвых, и
почти что во всех белых зонах. Подобные посещения являются обязательными для
нашего образования - я говорю конкретно о семьях вроде моей Кроме того, мы
изучаем историю каждого из миров - вот почему я так гладко рассказываю,
когда дело касается каких-нибудь поворотных исторических моментов или
развития параллельных миров. Нет, вы вдумайтесь: историю даже одной страны
выучить - это вам не фунт изюма съесть, а тут приходится заучивать их
пачками! Самое ужасное, что часто они до смешного похожи одна на другую Вот
когда выучиваешься жонглировать фактами из прошлого!
Врать не буду: в черных зонах мне не приходилось бывать ни разу Но это
вполне естественно - наш мир не поддерживает с ними никаких отношений.
Впрочем, думаю, тайная агентура работает как у них, так и у нас.
Как раз об этом мы говорили на кухне после того, как Барри выслушал наш
взволнованный рассказ о происшедшем. Первое, что пришло в голову: во всей
этой истории замешана какая-нибудь черная зона. Возможно, им удалось
подключиться к нашим приборам и дождаться их запуска. Барри предположил, что
они могли захватить где-нибудь в белой зоне оператора по перемещениям и
выпытать у него технические сведения о связи с нами. Барри также не исключал
возможности, что отец стал невольным пленником `черных`.
На мое возражение, что они не могли забрать его с собой, потому что
установка вышла из строя, Барри ответил, что похититель мог иметь при себе и
переносное устройство для перемещения. В этом случае ничто не мешало ему
повредить наш транскомп и переместиться вместе с пленником, используя свой
собственный прибор Таким образом похититель получал `фору`, временно лишив
нас связи с белыми зонами.
А ведь об этом я и не подумал. Наши прошлые догадки попросту меркли перед
этим страшным открытием.
Ясно было одно: все эти происки, если они существовали, были направлены
не против конкретного человека, а против нашей зоны в целом. Ведь такие
попытки предпринимались и раньше. Тем не менее у меня немного отлегло от
сердца - все-таки легче сознавать, что твой папа не умер, а просто пропал.
Всегда остается надежда его разыскать, хотя я и не представляю, как это
сделать, если он попал в плен в какую-нибудь черную зону...
Все время, пока мы разговаривали, я, не переставая, ел. Понимаю, это
звучит чудовищно, но ничего не могу с собой поделать Иногда у меня
становится прямо какой-то зверский обмен веществ - сейчас как раз такой
случай.
- Значит, что мы имеем? Либо он воспользовался нашей установкой, либо
нет. Барри кивнул.
- Если нет, тогда нам нипочем не догадаться, где он, - продолжал я.
- А если он все же воспользовался ею, тогда на индикаторе должна остаться
зона! - радостно воскликнул Барри.
- Если, конечно, ее не сдвинули при поломке, - вставила Бекки. - Не ты ли
объяснял мне недавно, какая там чувствительная настройка?
Я кивнул.
- Но ведь зоны редко располагаются близко друг от друга. Если поблизости
со стрелкой окажется какая-нибудь четко выраженная частота, этого будет
достаточно.
- И все же некоторые зоны расположены подряд, - возразил Барри.
Я бросил в мусорное ведро пластиковый подносик. Наконец-то мне удалось
хоть немного утолить голод.
- Больше разговоров, - проворчал я. - Не проще ли будет пойти и
посмотреть?
- Ну так давайте пойдем и посмотрим, - живо отозвался Барри и потянулся к
бумажному пакету на столе.
- Пусть сначала Голли закончит обход, - сказал я.
- Да я и сам не побоюсь туда пойти.
- Не сомневаюсь, - уверил его я. Удивительно, как только ему до сих пор
не надоело изображать из себя этакого мачо с волосатой грудью. Скоро будет
уже пять месяцев, как он живет у нас, и все это время так и ищет, с кем бы
подраться. - Послушай, в конце концов это его работа, а кроме того, я все
равно должен идти звонить миссис Делл. - Я снова потер подбородок. - Да и

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован