09 июня 2003
1615

Теория права в зеркале российских проблем

По поводу книги Н.И. Матузова "Актуальные проблемы теории права".
Саратов: Изд-во Саратовской академии права, 2003. - 510 с.

Давно уже известно, что без права и юридического инструментария не может быть реализована даже самая разумная государственная политика. Поэтому каждое новое фундаментальное исследование по проблемам права должна становиться общественно значимым событием. Рецензируемая монография, несомненно, относится к числу подобных работ. А если к тому же добавить, что она написана одним из наиболее выдающихся современных правоведов, то повышенный интерес к ходу рассуждений и выводов, содержащихся в ней, и вовсе объясним. Подчеркнем еще одно обстоятельство: нельзя успешно работать в юридической науке, не имея устойчивых политических и нравственных убеждений. Читая эту книгу, нетрудно убедиться, что Н.И. Матузову далеко не безразличны интересы рядового гражданина России, судьбы страны. Каждое теоретическое построение, предлагаемое им, прямо или косвенно направлено на решение нелегких проблем, связанных с совершенствованием государственно-правового механизма нашего общества.
Автор начинает свое исследование с анализа возможностей права, которые подразделяет на абстрактные и реальные. Современное право, справедливо отмечает он, "усеяно" абстрактными возможностями. Конституционные права - это тоже лишь "юридически закрепленные, формальные возможности, и не более того" (с. 21). Но именно они статьей 2 Конституции Российской Федерации объявлены высшей ценностью. Из контекста рассуждений автора вытекает вывод, что такие права могут стать высшей ценностью лишь тогда, когда они закрепляют не абстрактные, а реальные возможности. Между тем, как отмечается в монографии, многие из этих прав и свобод грубо нарушаются как криминальным миром, так и самой властью, и становятся в силу этого как бы виртуальными. Поэтому по своему содержанию они нередко воспринимаются как заклинания или простые декларации. Им не хватает конкретности, материального жизненного содержания. Ученый видит важнейшую социальную проблему в том, что чудовищный разрыв между теорией и практикой прав человека, между их формальным законодательным закреплением и невозможностью воспользоваться ими не только не сокращается, но и с каждым днем увеличивается. Автор считает, что уже при подготовке ныне действующей Конституции было очевидно, что реализовать записанные права невозможно, что это "лишь фасад" (с. 22). Тогда не думали об оплате векселей. Теперь же выяснилось, что государство- банкрот как в материальном, так и в моральном отношениях. Н.И.Матузов предлагает изменить существующий порядок эволюционным путем, начиная с изменения Конституции, политико-правовой системы, с усиления социальной ориентированности реформ ит.д. (с. 24-25). В книге сделан принципиально значимый вывод о том, что юристы должны анализировать реальный характер правовых возможностей уже на стадии правотворчества и даже предправотворчества, чтобы избежать проявлений популизма и демагогии в правовой сфере.
В соответствии со сложившейся в юридической науке традицией право рассматривается в монографии с позиции его соотношения со свободой и ответственностью индивида. По характеру права всегда можно судить о сущности и широте свободы, допускаемой государственной властью (с. 41). Вместе с тем свобода, особенно если она отливается в правовые формы, требует деликатного обращения, иначе легко переходит в собственную противоположность, во вседозволенность. Автор справедливо выступает против распространившейся в некоторых кругах общества фетишизации свободы слова, противопоставления ее другим свободам.
Вполне закономерно, что проблема свободы трактуется в работе в тесной связи с вопросами юридической ответственности субъектов права. В книге поставлен актуальный для любого демократического общества вопрос об ответственности лидеров государства, которые оказались у кормила власти и нанесли непоправимый вред государству. Поэтому Н.И. Матузов солидарен с теми юристами, которые выступают за введение особой конституционной ответственности.
Тщательному анализу в работе подвергается формула "не запрещенное законом дозволено". В отличие от ряда ученых, считающих ее глубоко ошибочной, автор выступает как против ее форсированной реализации, так и против полного отрицания. Не только теоретическую, но и практическую значимость имеет выдвинутый им тезис о том, что данная формула разумно осуществима только при определенных условиях. Например, если закон еще не принят, то руководствоваться этой формулой - значит поощрять произвол. Предложена более совершенная теоретическая конструкция: разрешено все, что не запрещено законом и не порицается моралью (с. 429).
Одной из ключевых проблем юриспруденции остается исследование взаимосвязи политики и права. Такая взаимосвязь имеет множество аспектов. Общепризнанно, что влиянию политики подвержены не только право, но и многие производные от него явления. Исходя из этого положения, Н.И.Матузов справедливо отвергает идею, что правительство России, учитывая его конституционный статус, может стоять вне политики. Он считает, что "у нас в стране фактически два правительства - одно законное, конституционное, другое - неформальное, но реальное, в лице администрации Президента. Из сугубо вспомогательной структуры, какой она по идее должна быть, президентская администрация давно превратилась во всевластный надправительственный орган с широкими управленческими полномочиями в различных сферах жизни общества, и прежде всего - политической" (с. 235). Вполне обоснованно предлагается слить Администрацию Президента с составом Правительства в один орган, оставив при Президенте лишь малочисленную канцелярию, которая не будет фактическим правительством.
Значительное место в работе занимают вопросы, связанные с исследованием правового нигилизма и правового идеализма. Правовой нигилизм рассматривается как разновидность социального нигилизма, то есть тотального ниспровержения всего, что было, и в этом смысле - как пиковое проявление тоталитарного мышления. Он выражается в крайне негативном отношении к праву, в подходе к нему как к второстепенному явлению в шкале ценностей. Главную причину нигилизма в нынешнее время автор справедливо видит в системном кризисе общества (с. 156). Именно с этим кризисом связана утрата доверия к власти. Распространено мнение, что власть не способна или не желает отстаивать интересы граждан. В книге обстоятельно рассматриваются формы выражения правового нигилизма: от криминальных до легальных, от парламентско-конституционных до митингово-анархических, от верхушечных до бытовых. Автор убедительно доказывает, что страна нуждается не только в социально-экономической и политической стабилизации, но и в правовой. Одним из источников правового нигилизма в российском обрамлении выступает правовой идеализм, наивная вера части населения в магическую силу права. На право возлагаются несбыточные надежды, но ожидаемые результаты не наступают. Пора прекратить массовое производство законов, которые обречены на бездействие - такой вывод следует из рассуждений автора.
Правовой нигилизм закономерно обусловил выдвижение властями идеи диктатуры закона. Автор, однако, предостерегает от того, чтобы возобладала при этом идея неправового закона или чтобы диктатура закона превратилась в произвол чиновников, толкующих его вопреки интересам граждан. Парадокс нынешней ситуации и в том, что лозунг диктатуры закона слабо осуществляется. Ученый выступает в связи с этим не только за сохранение, но и за укрепление прокуратуры, которая является мощным средством обеспечения диктатуры правового закона, усиления ее роли в поддержании законности.
В книге ставится немало других проблем, адекватно отражающих политические и правовые реалии. Например, дается оригинальное толкование понятий сильного государства, правовой политики, правовой системы. Ученый выступает за отмену моратория на смертную казнь, которая в сегодняшних условиях не исчерпала положительной роли.

Нельзя не отметить и наличие дискуссионных моментов. Остановимся на некоторых из них.
Неизвестно откуда в нашу литературу проникло мнение, что основной особенностью российского менталитета является не свобода, а справедливость. Автор тоже разделяет такую позицию (с. 47 и сл.). Но так можно было говорить, если бы кто-то доказал, что в России больше свободы, чем справедливости. На самом деле и то, и другое в необыкновенном дефиците. К тому же ни одно общество не отказывается, по крайней мере теоретически, ни от свободы, ни от справедливости. Российское общество не является исключением. Мы считаем, что на деле утверждения о противопоставлении в российском менталитете свободы и справедливости служат, в зависимости от ситуации, решению двух противоположных задач: для русофобов доказательством того, что Россия никогда не сможет стать подлинно свободной страной, а для отечественных сторонников самобытного пути страны - обоснованием тезиса, что России и не нужна свобода, потому что ей достаточно справедливости. То, что для большинства россиян, например, свобода слова сейчас - дело второстепенное, вовсе не значит, что оно останется второстепенным и при изменивших обстоятельствах. Больному обществу, как и больному человеку, в первую очередь нужны, конечно, лекарства, исцеляющие недуг. Но когда оно станет здоровым, то будет нуждаться и в удовлетворении других потребностей. Свобода для здорового общества - необходимое условие его успешного развития. И вряд ли нам следует поддерживать мнение о том, что России достаточно справедливости, тем более что ее никогда в достаточной мере и не было. Утверждение справедливости без свободы невозможно. Но и свобода без справедливости мало чего стоит.
Автор выделяет два вида юридической ответственности: ретроспективную и проспективную. С нашей точки зрения, правильнее говорить не о двух видах ответственности, а двух этапах в ее развертывании. Нельзя не заметить, что ретроспективная ответственность выражается в последствиях, которые наступают вследствие совершения виновным тех или иных действий. В свою очередь, проспективная ответственность - это не что иное как предупреждение о возможности такой ответственности. Ретроспективная ответственность не наступает, если ей не предшествует проспективная ответственность. Сначала субъекта предупреждают о возможности наступления для него неблагоприятных последствий в результате возможного неправомерного его поведения, и лишь затем возлагают на него эти последствия, если он нарушил норму.
Спорным является и суждение о том, что в основе юридической ответственности лежит правонарушение, а в основе моральной - долг, совесть, причинение зла (с. 55). Долг и совесть, по нашему мнению, в равной мере влияют на фактическую ответственность и в сфере права, и в сфере морали. Стоит, вероятно, задуматься и над тем, насколько правомерно употребление автором термина "неправовые мысли" (с. 162).
Рецензируемая работа доказывает, что актуальные теоретические проблемы должны увязываться с практическими действиями властей и граждан. Как показано в книге, даже столь внешне отвлеченная тема, как общерегулятивные правоотношения, может рассматриваться с позиции того, должно ли государство нести ответственность перед физическими лицами за свои неправомерные действия. При исследовании этого вопроса (впрочем, как и остальных) автор стремится избежать политической конъюнктурщины, выступает за взвешенный, профессиональный подход.
Характеризуя в целом содержание рецензируемой книги, скажем: она наглядно доказывает, что величайшая в истории нашей страны драма о взаимоотношениях власти и закона, общества и права, индивида и правопорядка продолжается. Но все же - кто постановщик и режиссер этих событий?

Анисим Иванович ЭКИМОВ
д. юр. н., проф., заслуженный юрист Российской Федерации, проректор РГТЭУ
Олег Петрович САУЛЯК
к. юр. н., доцент

www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован