21 декабря 2001
160

ТЕСТ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Гарри ГАРРИСОН и Марвин МИНСКИ
ВЫБОР ПО ТЬЮРИНГУ


ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Джулии, Маргарет и Генри, Мойре и Тодду - этот рассказ о вашем завтра

ТЕСТ ТЬЮРИНГА

В 1950 году Алан М.Тьюринг, один из основоположников компьютерной
технологии, задался вопросом, сможет ли когда-нибудь машина мыслить. Однако
очень трудно определить, что мы понимаем под словом `мыслить`. Поэтому он
предложил начать с обычной цифровой вычислительной машины и поставил вопрос
так: можно ли, увеличив объем ее памяти и быстродействие, а также снабдив ее
нужной программой, добиться того, чтобы она могла выступать в роли человека?
Вот его ответ:
`Я полагаю, что вопрос `Могут ли машины мыслить?` лишен смысла и поэтому
не заслуживает обсуждения. Тем не менее я уверен, что к концу нынешнего
столетия и в значениях тех слов, которыми мы пользуемся, и в мировоззрении
образованного человека произойдут такие перемены, что можно будет говорить о
думающих машинах, не встречая возражений`
(Алан Тьюринг, 1950).

Глава 1
ОКОТИЛЬО-УЭЛЛС, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ
8 ФЕВРАЛЯ 2023 ГОДА

Дж. - Дж.Бэкуорт, председатель правления компании `Мегалоуб индастриз`,
был озабочен, хотя воспитанная за многие годы выдержка не позволяла ему
проявить беспокойство. Это была еще не тревога, не страх - всего лишь
озабоченность. Он повернул свое вращающееся кресло к окну, за которым
открывалась живописная панорама заката в пустыне. Багряное небо на западе,
над хребтом Сан-Исидро, бросало красноватый отсвет на горы Санта-Роза,
тянувшиеся вдоль северного горизонта. От тощих кустиков фукерии и кактусов
тянулись по серому песку пустыни длинные вечерние тени. Обычно суровая
красота этих мест оказывала на него успокаивающее действие, но сегодня этого
не случилось. Тихий звонок переговорного устройства прервал его мысли.
- Ну что там? - произнес он.
Узнав его голос, аппарат включился, и секретарша сообщила:
- Здесь доктор Мак-Крори, он хотел бы поговорить с вами. Дж. - Дж.Бэкуорт
заколебался. Он знал, чего хочет от него Мак-Крори, и предпочел бы, чтобы
тот еще немного потомился в ожидании. Но нет, лучше сразу сказать ему, в чем
дело.
- Пусть войдет.
Зажужжал моторчик двери, и вошел доктор Мак-Крори. Большими шагами он
бесшумно пересек просторный кабинет - толстый ворсистый ковер поглощал все
звуки. Это был сухопарый, угловатый человек, казавшийся тощим как палка
рядом с коренастой, плотной фигурой председателя. Он был без пиджака,
галстук свободно болтался у него на шее - руководство компании `Мегалоуб` не
придавало большого значения формальностям. Но на нем был жилет с карманами,
из которых торчало множество ручек и карандашей, без которых не может
обходиться ни один инженер.
- Извините, что побеспокоил вас, Джей-Джей, - он нервно стиснул
переплетенные пальцы, не желая, чтобы его слова прозвучали упреком
председателю компании, - но к демонстрации все давно готово.
- Знаю, Билл, извините, что вам приходится ждать. Но тут возникли
кое-какие дела, я сейчас не могу оторваться.
- Если будет задержка, нам придется объясняться с охраной.
- Я это прекрасно понимаю.
Дж. Бэкуорт никак не проявил своего раздражения - он никогда не делал
этого в разговорах с подчиненными. Может быть, Мак-Крори просто не отдает
себе отчета в том, что председатель лично руководил проектированием и
установкой всех охранных систем компании. Он молча погладил свой шелковый
галстук - холодное молчание само по себе равносильно выговору.
- Придется немного подождать. На нью-йоркской бирже только что были
сделаны неожиданные и очень обширные закупки акций. Перед самым закрытием. -
Наших акций?
- Да. В Токио биржа еще открыта, она теперь работает круглые сутки, и там
как будто происходит то же самое. С финансовой точки зрения это лишено
всякого смысла. Нашу компанию основали пять самых крупных и самых
влиятельных электронных корпораций страны. Они полностью контролируют
`Мегалоуб`. Закон требует, чтобы определенная часть акций поступала в
открытую продажу, но о попытке перекупить компанию не может быть и речи.
- Тогда что это может означать?
- Я и сам хотел бы знать. Вот-вот поступят доклады от наших брокеров.
После этого мы сможем отправиться к вам в лабораторию. А что вы собираетесь
мне показать?
Билл Мак-Крори нервно улыбнулся:
- Я думаю, пусть лучше Брайан вам это объяснит. Он говорит, что это тот
самый решающий прорыв, которого он ждал. Боюсь, я сам не совсем понимаю, в
чем дело. Я ведь не так уж хорошо разбираюсь во всем, что касается
искусственного интеллекта. Мое дело - коммуникации. Дж. - Дж.Бэкуорт
понимающе кивнул. В последнее время в их исследовательском центре делалось
немало такого, что не было предусмотрено первоначальным планом. Компания
`Мегалоуб` была основана с единственной целью: догнать и, если удастся,
перегнать японцев в области ТВВЧ - телевидения высокой четкости. Оно
началось с широкого экрана и развертки более чем на тысячу строк. На этот
поезд Соединенные Штаты чуть было не опоздали. Только потом, убедившись, что
ведущие позиции на мировом телевизионном рынке уже захватили иностранные
производители, основатели `Мегалоуб` объединили свои усилия и привлекли к
делу Пентагон - да и это удалось лишь благодаря снисходительности
Генерального прокурора США, пока конгресс принимал поправки, смягчившие
антитрестовские законы и сделавшие возможным создание такого промышленного
консорциума нового типа. Уже в 80-х годах Министерство обороны, или, точнее
говоря, одно из немногих его управлений, занимавшихся новой техникой, -
Агентство по новым оборонным проектам (АНОП), - признало ТВВЧ не только
важным оружием в войнах будущего, но и перспективной технологией,
необходимой для индустриального прогресса. Поэтому, даже несмотря на то что
бюджетные ассигнования в последние годы сильно сократились, АНОП сумело
добыть деньги, нужные для исследований.
Как только проблемы финансирования были решены, в безлюдной
калифорнийской пустыне поспешно собрали лучших специалистов в разных
областях технических наук. Там, где раньше среди бесплодных песков стояло
лишь несколько крохотных ферм, пользовавшихся для орошения своих садов
подземными водами, вырос обширный современный исследовательский центр. Дж. -
Дж.Бэкуорт знал, что здесь разрабатывается много новых перспективных научных
программ, но суть некоторых из них представлял себе довольно туманно. В
качестве председателя он имел более важные обязанности - нес ответственность
за работу центра перед шестью разными ведомствами. Его мысли прервал красный
огонек, загоревшийся на телефонном аппарате.
- Да?
- На проводе мистер Мура, наш брокер в Японии.
- Соедините его со мной.
Он повернулся к видеоэкрану:
- Добрый вечер, Мура-сан.
- Вам тоже, мистер Джей-Джей Бэкуорт. Извините, что беспокою вас в такое
позднее время.
- Я всегда рад вас слышать. - Бэкуорт с трудом сдерживал нетерпение. Но
иначе с японцами нельзя: церемонии для них - прежде всего. - И вы, конечно,
не стали бы мне сейчас звонить, если бы у вас не было важных новостей.
- Насколько они важны, я предоставляю вашему авторитетному суждению. Я
всего лишь скромный служащий и могу только сообщить следующее. Волна закупок
акций `Мегалоуб` спала. Сейчас я должен получить последние данные - жду их с
минуты на минуту.
На какое-то мгновение изображение на экране застыло, губы брокера
перестали шевелиться. Это было первое напоминание о том, что на самом деле
Мура говорит по-японски и его слова автоматически переводятся на английский,
а мимику и движения губ компьютер подгоняет под звучание английских слов.
Кто-то протянул брокеру листок бумаги, он взял его, прочитал то, что там
было написано, и улыбнулся:
- Новости очень хорошие. Цена акций упала до прежнего уровня.
Дж. - Дж.Бэкуорт задумчиво потер подбородок:
- Как вы думаете, в чем дело?
- Должен с сожалением сообщить, что не имею ни малейшего представления.
Могу сказать одно: тот или те, кто этим занимался, потеряли что-то около
миллиона долларов. - Интересно. Ну, спасибо за помощь. Жду от вас подробного
доклада. Дж. - Дж.Бэкуорт дотронулся до кнопки, изображение на экране
погасло, и тут же послышалось тихое гудение стоявшего позади него воксфакса
- из машины поползла лента с распечаткой только что состоявшегося разговора.
Слова Бэкуорта были напечатаны на ней черным цветом, Муры - красным, чтобы
легче было разобраться. Программа-переводчик была неплохая: просмотрев
ленту, Бэкуорт заметил не так уж много ошибок. Теперь секретарша подошьет
эту распечатку к делу, а потом штатный переводчик компании проверит
правильность перевода, сделанного машиной.
- В чем же дело? - спросил в недоумении Билл Мак-Крори. Он прекрасно
разбирался в электронике, но тонкости работы фондового рынка оставались для
него полной тайной.
Дж. - Дж.Бэкуорт пожал плечами:
- Этого мы пока не знаем. А может быть, и никогда не узнаем. Возможно,
какой-нибудь предприимчивый брокер решил быстро заработать. А может, это
какой-нибудь крупный банк, который почему-то изменил свое решение. Во всяком
случае, теперь это неважно. Я думаю, мы можем посмотреть, что там придумал
ваш гений. Как, вы сказали, его зовут? Брайан?
- Брайан Дилени, сэр. Но я должен сначала позвонить, уже поздновато. За
окном стемнело. На небе показались первые звезды, и в кабинете автоматически
зажглись лампы.
Бэкуорт кивнул и указал на телефон, стоявший на столе в другом конце
кабинета. Пока инженер звонил, Джей-Джей вызвал на экран свой календарь на
сегодняшний день, убедился, что дел больше не осталось, и проверил, что
предстоит завтра. День обещал быть нелегким - как и любой другой. Он поднес
к терминалу свои часы с электронной памятью, на экране появилось слово
`ЖДИТЕ`, через секунду его сменило слово `ОКОНЧЕНО`: все встречи, намеченные
на следующий день, были переписаны в память часов. Вот и все. Каждый вечер в
эту пору, прежде чем уходить, он обычно выпивал рюмку шотландского ячменного
виски `Гленморанджи` пятнадцатилетней выдержки. Он взглянул туда, где
находился потайной бар, и слегка улыбнулся. Пока еще не время. Подождет.
Билл Мак-Крори нажал кнопку отключения микрофона и сказал ему: - Извините,
сэр, но лаборатории уже закрыты. Чтобы нам туда пройти, придется подождать
несколько минут. - Прекрасно, - отозвался Бэкуорт, поняв, о чем идет речь.
Существовало множество причин, почему исследовательский центр решили
построить здесь, в пустыне. Сыграли свою роль и чистый воздух, и низкая
влажность, но гораздо важнее был сам факт, что здесь пустыня. Первостепенное
значение имели соображения безопасности. Еще в 40-х годах, когда
промышленный шпионаж только делал свои первые шаги, некоторые не слишком
щепетильные корпорации обнаружили, что куда легче выкрасть чужие секреты,
чем тратить время, энергию и деньги на собственные разработки. С развитием
компьютерных технологий и электронного подслушивания промышленный шпионаж
превратился в одну из самых быстрорастущих отраслей. Первая и главная
проблема, с которой столкнулась компания `Мегалоуб`, состояла в том, как
обеспечить безопасность своего нового исследовательского центра. Как только
были выкуплены фермы и окружавшая их пустыня, вокруг всей территории центра
возвели глухой, непроницаемый забор. На самом деле не совсем забор и не
вполне непроницаемый - непроницаемых заборов не бывает: это была целая
система изгородей и стен, оплетенных колючей проволокой, увешанных датчиками
(немало датчиков было скрыто и под землей) и просматриваемых
голографическими мониторами. Поверхность забора была усеяна чувствительными
элементами, которые реагировали на давление и сотрясение, и разными другими
устройствами. Проникнуть за эту черту было почти невозможно - а если бы это
и удалось кому-нибудь, человеку или автомату, то его поджидали прожектора,
телекамеры, собаки и вооруженные охранники. Но даже после того как все это
вступило в строй, строительство здания центра не начиналось до тех пор, пока
не были выкопаны, проверены и выброшены на свалку все до единого провода,
кабели и канализационные трубы, которые здесь находились. При этом была
сделана одна неожиданная находка: на стройплощадке обнаружилось
доисторическое индейское кладбище. Стройку пришлось приостановить, пока
археологи со всей возможной тщательностью не раскопали захоронения и не
передали найденные предметы в музей индейской культуры в Сан-Диего. Только
после этого, под пристальным надзором, началось строительство. Почти все
сооружения заранее собирали на хорошо охраняемых площадках, опечатывали,
проверяли и снова опечатывали. После того как их доставляли на место в
запломбированных контейнерах, всю процедуру проверки повторяли. Этой
стороной строительства Дж. - Дж.Бэкуорт руководил лично. Без абсолютно
надежной системы безопасности вся затея лишилась бы смысла.
Билл Мак-Крори нервно поднял голову от телефона.
- Прошу прощения, Джей-Джей, но часовые механизмы замков уже запущены.
Теперь придется ждать полчаса, не меньше, прежде чем можно будет туда войти.
Не отложить ли все на завтра?
- Ни в коем случае. - Бэкуорт нажал несколько кнопок на своих часах и
сверился с расписанием дел на следующий день. - У меня целый день занят,
включая деловой обед в моем кабинете, а в четыре я улетаю. Или сейчас, или
никогда. Вызовите Тотта, пусть все устроит.
- Он, наверное, уже ушел.
- Ну, нет. Он приходит первым, а уходит последним.
Арпад Тотт возглавлял службу безопасности. Больше того, он присматривал
за сооружением всех охранных систем - казалось, больше ничто в жизни его не
интересовало. Пока Мак-Крори звонил ему, Бэкуорт решил, что уже пора. Он
открыл шкафчик с бутылками и плеснул себе на три пальца ячменного виски.
Потом добавил столько же минеральной воды - никакого льда, разумеется! -
пригубил и с наслаждением перевел дух.
- Налейте себе, Билл. Тотт был у себя, ведь верно?
- Спасибо, я только немного минеральной. Не просто у себя - он лично
будет нас сопровождать.
- Ему ничего больше не остается. Дело в том, что в нерабочее время мы с
ним оба должны набрать кодовый пароль, чтобы войти. А если кто-то из нас, по
ошибке или намеренно, наберет не тот номер, тут такое начнется!
- Я не знал, что меры безопасности у нас такие строгие.
- Вот и хорошо. Вам о них знать незачем. Каждого, кто входит в
лаборатории, не упускают из виду ни на секунду. Ровно в пять двери
запираются надежнее, чем кладовые государственного казначейства. После этого
еще можно выйти - ведь ученые любят работать допоздна, иногда даже всю ночь.
Вам тоже, наверное, приходилось. А теперь вы увидите, что войти в это время
почти невозможно. Вы все поймете, когда за нами явится Тотт. Было самое
время посмотреть новости. Джей-Джей нажал кнопку на столе.
Обои, покрывавшие дальнюю стену, и висевшая на ней картина исчезли, и
вместо них появилась заставка программы новостей. Телевизионные экраны с
разрешением в шестнадцать тысяч линий, разработанные здесь, в лабораториях
центра, давали такое правдоподобное изображение, что уже завоевали львиную
долю телевизионного, телеигрового и компьютерного рынка. Экран в кабинете
Бэкуорта состоял из десятков миллионов микроскопических ячеек, созданных
благодаря успехам нанотехнологии. Его разрешающая способность и качество
цветопередачи были потрясающими: до сих пор никто не мог догадаться, что
обои и картина представляют собой электронное изображение, пока Бэкуорт их
не выключал.
Прихлебывая виски, он смотрел новости. Кроме них - и притом только тех,
что его интересовали, - он никогда ничего не смотрел. Ни спортивных передач,
ни рекламы, ни рассказов о зверюшках или скандальных историй про эстрадных
звезд. Компьютер, встроенный в телевизор, выискивал и записывал, в порядке
их важности, только те сообщения, которые были ему нужны. Международные
финансы, состояние фондового рынка, котировка акций компаний по производству
телевизоров, курс валют, - а из новостей только те, которые имели отношение
к коммерции. За всем этим компьютер следил круглые сутки, непрерывно
обновляя информацию.
Когда вошел начальник службы безопасности, на стене снова появились обои
и картина. Серо-стальные волосы Арпада Тотта были так же коротко острижены,
как и в те времена, когда он служил в морской пехоте инструктором строевой
подготовки. В тот печально памятный для него день, когда ему предложили уйти
в отставку по возрасту, он сразу же перешел в ЦРУ, где его приняли с
распростертыми объятиями. С тех пор прошло немало лет и было проведено
немало тайных операций, прежде чем он разругался со своим новым начальством.
Джей-Джею пришлось нажать на все рычаги и воспользоваться связями компании в
военном ведомстве, чтобы узнать, из-за чего произошел скандал. Секретный
доклад об этом он уничтожил сразу после того, как прочел, но запомнил одно:
ЦРУ сочло, что некий план, предложенный Тоттом, потребует слишком больших
жертв. Это случилось незадолго до того, как оперативная служба ЦРУ была
ликвидирована и многие ее тогдашние операции были продиктованы отчаянием.
Компания `Мегалоуб` сразу же сделала Тотту весьма выгодное предложение -
возглавить службу безопасности запроектированного исследовательского центра,
и с тех пор он работал у них. Лицо его избороздили морщины, стальные волосы
поредели, но на его мускулистом теле не было ни грамма лишнего жира. Никому
не пришло бы в голову спросить, сколько ему лет, или предложить ему выйти на
пенсию. Тотт бесшумно вошел в кабинет и встал по стойке `смирно`. На лице
его застыла вечная угрюмая гримаса - никто никогда не видел, чтобы он
улыбался.
- Я готов, как только вы будете готовы, сэр.
- Хорошо. Пошли. Я не собираюсь тратить на это всю ночь. Дж. - Дж.Бэкуорт
повернулся спиной - им было незачем знать, что он носит этот ключ в
специальном кармашке на поясе, - потом пересек кабинет и подошел к стальной
пластине, вделанной в стену. Когда он повернул ключ, она откинулась, и в
открывшейся нише замигала красная лампочка. В его распоряжении было пять
секунд, чтобы набрать свой код. Только когда загорелась зеленая лампочка, он
сделал Тотту знак подойти и спрятал ключ. Начальник службы безопасности
сунул руку в нишу и, стараясь двигать пальцами так, чтобы это был незаметно,
набрал свой код. Как только он закончил и закрыл нишу, зазвонил телефон.
Бэкуорт устно подтвердил дежурному на центральном посту охраны, что идет
в лабораторию, положил трубку и направился к двери.
- Сейчас компьютер обрабатывает нашу заявку, - сказал Джей-Джей,
обращаясь к Мак-Крори. - Через десять минут откроется доступ к кодовым
замкам на входе в лабораторный корпус. После этого в нашем распоряжении
будет минута на то, чтобы войти, иначе вся операция будет автоматически
отменена. Пошли.
Если днем система охраны была незаметна, то теперь, ночью, она бросалась
в глаза. Чтобы дойти от административного корпуса до лабораторного,
достаточно было нескольких минут, но за это время им повстречались два
патрулировавших двор охранника, каждый со злой собакой, рвавшейся с поводка.
Всю территорию заливал свет прожекторов, телекамеры автоматически
разворачивались в их сторону, куда бы они ни шли. У дверей лабораторного
корпуса их поджидал еще один охранник, держа наготове автомат `узи`.
Несмотря на то что охранник знал их всех в лицо и на присутствие его
непосредственного начальника, он потребовал предъявить удостоверения
личности и только после этого отпер коробку, где находился кодовый замок.
Джей-Джей подождал, пока там не загорится зеленая лампочка, набрал нужный
код и прижал большой палец к специальной пластинке, чтобы компьютер мог
сверить отпечатки. То же самое сделал и Тотт, а потом, отвечая на вопрос
компьютера, набрал цифру, означавшую число посетителей. - Компьютеру нужен и
ваш отпечаток пальца, доктор Мак-Крори.
Только когда было проделано все, что полагается, в дверной коробке
послышалось гудение мотора и замок, щелкнув, открылся.
- Я провожу вас до лаборатории, - сказал Тотт, - но входить туда в такое
время я не имею права. Позвоните мне по красному телефону, когда соберетесь
уходить.
Лаборатория была ярко освещена. За дверью из толстого пуленепробиваемого
стекла появился худой, нервный на вид юноша лет двадцати с небольшим.
Поджидая их, он в волнении то и дело проводил рукой по растрепанным рыжим
волосам.
- Слишком молодо он выглядит для такой ответственной работы, - заметил
Дж. - Дж.Бэкуорт.
- А он в самом деле молод - но имейте в виду, что он закончил колледж в
шестнадцать лет, - сказал Билл Мак-Крори. - А диссертацию защитил в
девятнадцать. Если вы еще ни разу не видели живого гения, пользуйтесь
случаем. Наши вербовщики давно уже к нему присматривались, но он по
характеру одиночка, не хотел связываться ни с какой организацией и отвергал
все наши предложения.
- Тогда как же получилось, что теперь он работает у нас?
- Он переоценил свои возможности. Такие исследования недешево обходятся и
требуют много времени. Когда у него стали кончаться деньги, мы предложили
ему контракт, который удовлетворил бы обе стороны. Сначала он отказался, но
в конце концов у него не осталось выбора.
Прежде чем открылась последняя дверь, обоим посетителям пришлось
удостоверить свою личность еще на одном посту охраны. Тотт отступил в
сторону, а они вошли в лабораторию. Компьютер пересчитал вошедших, дверь за
ними закрылась, и они услышали, как щелкнул замок.
Дж. - Дж.Бэкуорт взял инициативу на себя, понимая, что чем более
непринужденной окажется атмосфера, тем быстрее он узнает все, что нужно. Он
протянул руку и обменялся с Брайаном крепким рукопожатием.
- Очень рад, Брайан. Жаль, что мы не могли познакомиться раньше. Я слышал
много хорошего о твоей работе. Прими мои поздравления - и спасибо, что нашел
время показать мне, что у тебя получилось.
Лицо Брайана, бледное, как у всех ирландцев, залилось краской от таких
неожиданных похвал: он к этому еще не привык. К тому же он был слишком плохо
знаком с нравами делового мира и не сообразил, что председатель сознательно
пустил в ход все свое обаяние. Так или иначе, это возымело нужное действие:
Брайан стал держаться не так напряженно и был готов отвечать на вопросы.
Джей-Джей с улыбкой кивнул.
- Мне сказали, что у тебя тут наметился важный прорыв. Это правда?
- Безусловно! Можете считать, что дело в шляпе - десятилетняя работа
закончена. Или, точнее, виден конец: еще много чего остается сделать.
- Насколько я понимаю, все это имеет какое-то отношение к искусственному
интеллекту?
- Да, имеет. Я бы сказал, что искусственный интеллект наконец-то у нас в
руках.
- Полегче, полегче, молодой человек! Я считал, что искусственный
интеллект создан уже несколько десятилетий назад.
- Разумеется. Уже существуют и используются несколько довольно-таки умных
программ, которые называют искусственным интеллектом. Но то, что мы имеем
здесь, куда серьезнее. Речь идет о возможностях, сравнимых с возможностями
человеческого мозга. - Он запнулся. - Простите, сэр, если это похоже на
лекцию. Но насколько вы знакомы с этой областью исследований?
- Откровенно говоря, ничего о ней не знаю. И пожалуйста, называй меня
Джей-Джей.
- Хорошо, сэр... то есть Джей-Джей. Тогда я вам кое-что объясню, если вы
пройдете со мной.
Он подвел гостей к лабораторному столу, сплошь заставленному внушительной
на вид аппаратурой.
- Это не моя работа, это то, чем занимается доктор Голдблум. Но как раз с
этого хорошо начать, если мы будем говорить об искусственном интеллекте.
Железо здесь не ахти какое, это старый `Макинтош` SЕ/60 с процессором
`Моторола 68050` и сопроцессором, который увеличивает его быстродействие
примерно в сто раз. А за основу начинки взята последняя версия классической
самообучающейся экспертной системы для диагностики заболеваний почек.
- Стоп, стоп, сынок! Об экспертных системах я кое-что знаю, но что такое
`самообучающаяся`? Если ты хочешь, чтобы я хоть что-то понял, тебе придется
вернуться к самому началу и отправиться из точки А.
Брайан невольно улыбнулся:
- Простите, вы, конечно, правы. Начнем сначала. Вы знаете, что экспертные
системы - это компьютерные программы, которые включают в себя базы данных.
То, что мы называем железом, - просто аппаратура вроде вот этой. Пока ток не
включен, она годится только на то, чтобы служить пресс-папье, правда,
довольно дорогим. А если включить ток, то в таком компьютере зашиты
кое-какие программки - они проверяют, правильно ли работает сам компьютер, и
готовят его к загрузке инструкций. Такие инструкции для компьютера и
называются начинкой. Это программы, которые вы в него вводите, чтобы
сообщить железу, что оно должно делать и как. Если загрузите текстовый
редактор, то сможете с помощью компьютера написать книгу. А если введете
бухгалтерскую программу, тот же самый компьютер будет с огромной скоростью
вести вашу бухгалтерию.
Джей-Джей кивнул:
- Это я пока понимаю.
- Прежние экспертные системы первого поколения могли делать только
что-нибудь одно - например, играть в шахматы, или диагностировать
заболевания почек, или конструировать компьютерные схемы. Но каждая такая
программа делала одно и то же снова и снова, даже если результаты получались
никуда не годные. Экспертные системы были первым шагом к искусственному
интеллекту, потому что они думают, пусть даже незамысловато и стандартно.
Следующим шагом стали самообучающиеся программы. А моя новая самообучающаяся
обучению программа будет, как я считаю, еще одним огромным шагом, потому что
она способна делать куда больше, не выходя из строя и не путаясь.
- Приведи какой-нибудь пример.
- У вас в кабинете есть лингвофон и воксфакс?
- Конечно.
- Тогда вот два прекрасных примера того, о чем я говорю. Вам часто звонят
из других стран?
- Да, частенько. Только что я говорил с Японией.
- Вы не заметили, что человек, с которым вы говорили, время от времени
как будто запинался?
- Да, пожалуй. Был такой момент, когда лицо у него словно застыло.
- Это потому, что лингвофон работает в реальном времени. Иногда
невозможно мгновенно перевести какое-нибудь слово, потому что нельзя
сказать, что оно означает, пока не увидишь следующего слова - ну, например,
`кот` и `код`. То же самое и с прилагательными - например `бедный` может
означать или `несчастный`, или `небогатый`. Иногда приходится дожидаться
конца фразы или далее того, что за ней последует. Поэтому лингвофон, который
воспроизводит мимику, иногда вынужден ждать окончания фразы, прежде чем
перевести японские слова на английский и изменить изображение, чтобы
движения губ соответствовали английским словам. Программа перевода работает
невероятно быстро, но все же иногда приходится останавливать изображение,
пока она не проанализирует звуки и порядок слов в поступающем сигнале и не
выдаст английского перевода. Только после этого воксфакс может начать
распечатку переведенного разговора. Обычный факс просто выдает копию того,
что вложено в аппарат на другом конце линии. Он принимает электронные
сигналы от того факса и в точности повторяет оригинал. Но ваш воксфакс -
совсем другое дело. Его нельзя назвать разумным, но он пользуется
аналитической программой, слушая перевод или английские слова, которые
произносит ваш собеседник. Он анализирует каждое слово, сравнивает со
словами, заложенными в его память, и устанавливает, какому из них оно
соответствует. А потом печатает это слово.
- Ну, это как будто несложно.
Брайан рассмеялся:
- Это одна из самых сложных задач, решению которых нам удалось научить
компьютеры. Система должна выделять каждый элемент японской речи и
сравнивать его с введенной в нее информацией о том, как употребляется каждое
английское слово, фраза или выражение. Понадобились тысячи человеко-часов
программирования, чтобы воспроизвести то, что наш мозг делает мгновенно.
Когда я говорю `хорошо`, вы мгновенно понимаете, что я хочу сказать, верно?
- Конечно.
- А вы знаете, каким образом вам это удается?
- Да нет, просто понимаю, и все тут.
- Вот это `и все тут` и есть первая проблема, с которой пришлось
столкнуться на пути к искусственному интеллекту. Теперь смотрите, что делает
компьютер, когда слышит слово `хорошо`. Не забудьте, что существуют местные
говоры и акценты. Это слово можно произнести `харашо`, или `храшо`, или как
угодно еще. Компьютер разбивает слово на отдельные фонемы, или звуки, потом
смотрит, какие еще слова вы перед этим сказали. Он сравнивает их со звуками,
взаимосвязями и значениями, заложенными в его память, потом с помощью
специальных схем проверяет, годится ли тот вариант, который первым пришел
ему в голову, и если не годится, то начинает все сначала. Правильные решения
он запоминает и возвращается к ним, когда возникают новые проблемы. К
счастью, он работает очень-очень быстро. Прежде чем напечатать `хорошо`, ему
может понадобиться проделать миллиарды арифметических действий.
- Это все мне пока понятно. Но я не понимаю, какое отношение имеет мой
воксфакс к экспертным системам. Ведь он как будто ничем не отличается от
текстового редактора.
- Нет, отличается - и вы попали как раз в самую точку. Когда я ввожу в
обычный текстовый редактор буквы `Х-О-Р-О-Ш-О`, он просто записывает их у
себя в памяти. Он может передвигать их из строчки в строчку, растягивать,
чтобы выровнять край текста, или распечатать, если получит такую команду, -
но он, по существу, постоянно следует жестким инструкциям. А ваши лингвофон
и воксфакс сами себя обучают. Стоит им сделать ошибку, как они ее
исправляют, пробуют новый вариант и при этом запоминают, что сделали. Это
первый шаг в нужном направлении - самокорректирующаяся обучаемая программа.
- Значит, это и есть твой новый искусственный интеллект?
- Нет, это только маленький шаг, который был сделан несколько лет назад.
Чтобы создать настоящий искусственный интеллект, нужно совсем другое.
- Что же?
Брайан улыбнулся:
- Это не так просто объяснить, но я покажу вам, что сделал. Моя
лаборатория вон там, подальше.
Он провел их в соседнюю лабораторию. Бэкуорт не увидел ничего особенного
- все те же компьютеры и терминалы. Уже не в первый раз он порадовался, что
занимается только коммерческой стороной деятельности компании. Многие
установки были включены и работали без всякого присмотра. Когда они
проходили мимо стола, на котором стоял большой телеэкран, Бэкуорт застыл на
месте.
- Боже! Это что - объемное телевидение?
- Да, - сказал Мак-Крори, недовольно поворачиваясь спиной к экрану. -
Только я не советовал бы вам долго разглядывать картинку.
- Почему? Это же перевернет вверх ногами весь телевизионный бизнес,
выведет нас на первое место в мире...
Он потер рукой лоб: кажется, начиналась головная боль, что случалось с
ним очень редко.
- Да, если бы оно работало идеально, так бы и случилось. На первый взгляд
оно и работает замечательно. Только стоит посмотреть его одну-две минуты,
как начинает болеть голова. Впрочем, мы надеемся устранить это в следующей
модели.
Джей-Джей отвернулся и вздохнул:
- Как там раньше говорили - придется начинать от печки? Но если вы
сумеете его усовершенствовать, мы овладеем всем миром!
Джей-Джей покачал головой и снова повернулся к Брайану.
- Надеюсь, то, что ты собираешься нам показать, работает лучше?
- Да, сэр. Я хочу показать вам робота, в котором устранены все недостатки
прежних систем искусственного интеллекта.
- Это тот самый, который может научиться новым способам обучаться?
- Именно так. Вон он стоит. Робин-1 - робот, наделенный интеллектом,
номер первый.
Джей-Джей взглянул в ту сторону, куда показывал Брайан, и постарался
скрыть разочарование.
- Где?
Он видел только рабочий стол, уставленный аппаратурой, и монитор с
большим экраном. Стол ничем особенным не отличался от других столов,
стоявших в лаборатории. Брайан указал на стойку с электронными приборами
размером со шкаф.
- Там находится большая часть управляющих схем и памяти Робина-1. Они
обмениваются сигналами в инфракрасном диапазоне с механическим
исполнительным устройством - вон тем телеуправляемым роботом.
Ничего подобного Джей-Джей еще не видел. На полу стояло что-то вроде
дерева, перевернутого вверх корнями, ростом не выше пояса. Сверху торчали
две руки, которые заканчивались металлическими шарами. Две нижние ветви
разветвлялись и разветвлялись снова и снова, становясь на конце не толще
спагетти. Однако особенно большого впечатления на Джей-Джея это не
произвело.
- Две металлические палки с парой веников вместо ног. Не понимаю.
- Это не веники. Перед вами последнее достижение микротехнологии. Здесь
преодолены почти все механические ограничения, свойственные прежним
поколениям роботов. Каждая ветвь - это манипулятор с обратной связью,
который позволяет управляющей программе принимать сигнал и...
- А что он может делать? - сердито спросил Джей-Джей. - У меня очень мало
времени.
Брайан стиснул кулаки, так что у него даже побелели костяшки пальцев, и
постарался сдержать раздражение.
- Прежде всего, он умеет говорить.
- Давай послушаем, - и Джей-Джей демонстративно взглянул на часы.
- Робин, кто я? - спросил Брайан.
На поверхности обоих металлических шаров открылось по отверстию, которые
до этого были закрыты диафрагмами. Послышалось гудение моторчиков, и шары
повернулись к Брайану. Потом диафрагмы снова закрылись.
- Ты Брайан, - послышался жужжащий голос из динамиков, установленных в
тех же шарах.
У Джей-Джея сердито раздулись ноздри.
- А кто я? - спросил он. Ответа не было.
- Он отвечает только тогда, когда его называют по имени - Робин, -
поспешно пояснил Брайан. - К тому же он вряд ли воспримет ваш голос, ведь до
сих пор с ним разговаривал только я. Дайте я попробую. Робин, кто это?
Человек, который стоит рядом со мной?
Диафрагмы раскрылись, шары повернулись. Послышался слабый шорох -
бесчисленные металлические щетинки зашевелились, и машина двинулась в
сторону Бэкуорта. Тот отступил на шаг назад, робот последовал за ним.
- Можно не двигаться, и бояться нечего, - сказал Брайан. - У оптических
рецепторов, которые сейчас на нем стоят, короткое фокусное расстояние. Вот
видите - он остановился.
- Объект незнаком. С вероятностью девяносто семь процентов это человек.
Фамилия?
- Верно. Фамилия - Бэкуорт. Инициалы - Дж. - Дж.
- Дж. - Дж.Бэкуорт, возраст шестьдесят два года. Группа крови - нулевая.
Карточка социального страхования номер 13518-4523. Место рождения - Чикаго,
штат Иллинойс. Женат. Двое детей. Родители...
- Робин, остановись, - приказал Брайан, и жужжащий голос оборвался, а
диафрагмы закрылись. - Простите, сэр. Но я тут занимался кое-какими
экспериментами по идентификации людей и получил доступ к личным делам в
отделе кадров. - Все это игрушки. И я не вижу в этом большого смысла. Что
еще может делать эта штука? Она может двигаться?
- Во многих отношениях лучше, чем мы с вами, - ответил Брайан. - Робин,
лови!
Он взял со стола коробку со скрепками, высыпал их на ладонь и швырнул в
робота. Все части машины мгновенно пришли в такое быстрое движение, что
зарябило в глазах. Тонкие щупальца, плавно развернувшись, превратились в
сотни крючочков, похожих на изогнутые когти. Они протянулись в разные
стороны, поймали одновременно все до единой скрепки и сложили их в
аккуратную кучку.
Это Джей-Джею понравилось.
- Хорошо. Думаю, что это может найти коммерческое применение. Но что там
насчет его интеллекта? Он думает лучше, чем мы? Может решать задачи, которые
мы решить не можем?
- И да и нет. Он совсем новый и еще мало чему научился. Обучить роботов
опознавать предметы и обращаться с ними пытались почти пятьдесят лет, и
только теперь мы имеем машину, которая способна этому обучиться. Прежде
всего надо было вообще научить ее думать. А теперь она очень быстро
совершенствуется. Больше того, мне кажется, что ее способность к
самообучению растет экспоненциально. Дайте я вам покажу.
Джей-Джей бросил на него заинтересованный, но недоверчивый взгляд и хотел
что-то сказать, но тут громко, требовательно зазвонил телефон.
- Красный телефон! - вздрогнув, сказал Мак-Крори.
- Я буду говорить, - отозвался Бэкуорт, взял трубку и услышал незнакомый
голос:
- Мистер Бэкуорт, случилось кое-что непредвиденное. Вы должны немедленно
прийти сюда.
- В чем дело?
- Эта линия не защищена от подслушивания.
Джей-Джей положил трубку и с досадой нахмурился:
- Там что-то случилось, не знаю что. Вы оба ждите здесь. Я постараюсь
разобраться как можно скорее. Если окажется, что мне придется задержаться, я
позвоню.
Его шаги замерли в коридоре. Брайан сердито молчал, не сводя глаз со
стоявшего перед ним робота.
- Он ничего не понял, - сказал Мак-Крори. - Он слишком мало знает, чтобы
понять, как важно то, что ты сделал.
Его прервал какой-то странный звук, похожий на кашель. Звук повторился
трижды, потом послышался громкий стон и грохот аппаратуры, падающей на пол.
- Что там такое? - воскликнул Мак-Крори, повернулся и сделал шаг в
сторону двери, которая вела в соседнюю лабораторию. Снова раздался звук,
похожий на кашель, и Мак-Крори вдруг повернулся вокруг своей оси. Лицо его
превратилось в залитую кровью маску. Он зашатался и упал.
Брайан пустился бежать. Он ни о чем не думал, не рассуждал - он хотел
только скрыться, спрятаться куда-нибудь, как привык за многие годы
издевательств и преследований, которые терпел от мальчишек постарше. Он
выбежал в дверь за мгновение до того, как пуля ударилась в косяк как раз на
уровне его головы.
Прямо перед ним оказался большой сейф для хранения пленок с запасными
копиями всех расчетов. Их складывали туда каждый вечер. Сейчас сейф был
пуст. Пуленепробиваемый, несгораемый, герметически закрывающийся сейф.
Чулан, где мальчик может укрыться от преследования, темное место, где он
может найти убежище. Брайан распахнул дверцу сейфа, и в этот момент слепящая
боль разорвала ему спину и швырнула его вперед, развернув в воздухе. От
того, что он увидел, у него перехватило дыхание. Он поднял руку, пытаясь
прикрыть голову, потянул к себе ручку сейфа и начал падать на спину. Но пуля
догнала его. Выпущенная в упор, она пробила ему руку, а потом голову. Дверца
сейфа захлопнулась.
- Вынь его оттуда! - выкрикнул чей-то хриплый голос.
- Замок защелкнулся. Но он готов, я видел, как пуля попала ему в голову.

***

Рохарт только что поставил автомобиль к обочине у своего дома, вылез и
собрался закрыть дверцу, как в машине загудел телефон. Он взял трубку и
нажал кнопку. В трубке послышался чей-то голос, но Рохарт не смог расслышать
ни единого слова - все заглушил рев вертолета. Он удивленно поднял голову и
зажмурился от яркого света прожектора. Вертолет садился прямо на его газон.
Когда пилот сбросил обороты, Рохарт смог разобрать кое-что из того, что

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован