22 декабря 2001
110

ТОТ, КТО ПОЛЬЗОВАЛСЯ ВСЕЛЕННОЙ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Алан Дин ФОСТЕР

ТОТ, КТО ПОЛЬЗОВАЛСЯ ВСЕЛЕННОЙ




1

Старый добрый рэкет... Убийства, проституцию, взяточничество и ряд
других низменных явлений невозможно вылечить с помощью техники. Ведь
подобные пороки присущи и жителям развитых стран. Так что развитие техники
опережает развитие общества.
Как пороки, так и добродетели уходят в давние времена. Секс на
продажу существует дольше всей армии спасения, воровство всегда было более
популярным, чем работа. Общество, неспособное искоренить такие болезни,
неизбежно должно было научиться хоть как-то справляться с ними.
Правительства согласились с этим. Все, с чем можно справиться, можно и
оформить по всем правилам, а все, что оформлено, должно облагаться
налогом.
Вышло так, что Лу-Маклин обнаружил себя стоящим перед входом в
простенький магазин в коммерческом коридоре `В` стокилометрового
цилиндра, являвшегося городом Клария, и обдумывал, как убить свою первую
жертву.
Темные улицы были почти пустынны. Был конец дня, вернее сказать
вечер. Близилось время, когда магазины и разные деловые учреждения уже
закрывались. Слабый свет пробивался через прозрачную арочную крышу города.
Снаружи она была грязно-желтая. Это было следствием неконтролируемых
выбросов в атмосферу различных отходов, так называемых загрязнителей. Они
давно уже отравили воздух городов, глубоко проникали в почвенный слой,
покрывавший большую часть мира.
Внутри параллельных закрытых труб, заключавших в себе целые города,
воздух отличался удивительной свежестью. Создатели мощной промышленности
Ивенвейта уже очень давно бросили бороться с загрязнением атмосферы.
Оказалось проще и дешевле запихнуть каждый город внутрь длинного из стекла
и стали, червяка, которого жители окрестили `трубой`, чтобы заводы могли
выбрасывать свои ядовитые отходы прямо в небо, не причиняя никакого вреда
населению.
К несчастью, флора и фауна Ивенвейта не имела ни труб в качестве
убежищ, ни противогазов. За пределами труб поверхность превратилась в
усыпанную гравием пустыню с бесплодным кустарником. Свинцовое небо
нависало над землей с сорняками и слабыми животными. Даже насекомые
пострадали.
Но ничто не тревожило деловых людей Кларии. Бизнес шел хорошо, и у
всех было очень много дел. Ну и что из того, что нельзя выйти наружу?
Внутри тоже есть чем заняться.
Ни один из проходящих мимо пешеходов не обратил на Лу-Маклина
внимания. Парень как парень, в коричневой рубашке с пышными рукавами, в
потертом черном комбинезоне с лямками и такого же цвета кепке.
Издали он казался почти незаметным. Росту ниже среднего, но крепко
сколоченный, он внезапно становился очень впечатляющим, когда
поворачивался к кому-либо лицом и встречался с ним взглядом. Стоило
обратить внимание и на сотню килограммов мускулов, большинство которых
сконцентрировалось на груди и необычно длинных, массивных руках. Его
светлые волосы были пострижены коротко, поскольку в его профессии длинная
прическа грозила фатальными последствиями. Сонные голубые глаза смотрели
на мир из-под высокого лба. Парень казалось излучал глубочайшее
безразличие ко всем и ко всему на свете.
Но впечатление, это было только внешнее. Лу-Маклин впитывал в себя
все, что происходило вокруг. Он просто не хотел, чтобы мир знал, что его
интересует.
У него был очень маленький рот, нос, поломанный не однажды, и
странные голубые глаза, которые, казалось, никогда не открывались больше,
чем наполовину. Они светились диковинным цветом, почти бирюзовым, но самым
замечательным была царившая в них пустота.
Хорошо одетые мужчина и женщина, держась за руки, прошли мимо него
так, словно его вообще не существовало. Этот талант становиться частью
пейзажа Лу-Маклин шлифовал.
Ему было двадцать два года, и вот уже пять лет он имел регистрацию
нелегального.
Гражданство включало в себя сто классов, легальных и нелегальных.
Лу-Маклин относился к восемьдесят третьему нелегальному классу и в этом
статусе просуществовал два года. Он устал от этого. И любой
двадцатидвухлетний на его месте устал бы. Но Лу-Маклин имел терпение,
которым не мог похвастать ни один из его ровесников. Это было необходимо в
выбранной им работе.
Он начал делать себе имя в Волеа, маленьком полуаграрном городке на
юге Кларии. Рекомендация главаря банды, которую он заслужил, привлекла
внимание могучих подпольных фигур столицы. Два года он работал на один из
дюжины городских преступных синдикатов.
Лу-Маклин изучил методы деятельности крупного нелегального концерна,
изучил хорошо, несмотря на предупреждения коллег слишком не зарываться. Он
игнорировал подобные советы пока это не причинило ему неприятностей.
Хотелось быть как следует подготовленным, когда придет неизбежное
предложение о продвижении.
Он последовал за парочкой, оглядел улицу, затем засунул руки в
карманы и перешел через мостовую, потом Лу-Маклин набрал кодовую
комбинацию на доске, вмонтированной в дверь здания. Компьютер синдиката
сообщил ему код. Дверь скользнула в сторону, и он вошел.
Вдоль узкого магазина был только один проход. Каждая стена
представляла собой длинный, плоский видеоэкран, на котором
демонстрировались ювелирные товары.
Несмотря на захолустное расположение магазина, выбор производил
достойное впечатление. Некоторые из самых богатых граждан Кларии или их
представители приходили сюда за покупками. Настоящие же ювелирные изделия
хранились в специальном помещении где-то под уровнем улицы и поднимались
наверх только когда происходила продажа и кредиты клиента были
предварительно выяснены.
Система обеспечивала надежную защиту от грабителей, хотя совершенной
не была. Лу-Маклин мог не волноваться. Он пришел сюда не воровать.
Хозяин магазина оказался в задней комнате. Оставалось минут пять до
заката, и он торопился закончить рабочий день. Это был довольно высокий,
хорошо сложенный мужчина средних лет с уже заметной лысиной.
Увидев Лу-Маклина, хозяин магазина вытащил из левою глаза контактную
лупу ювелира и сунул серебряную пластинку в очищающий чемоданчик, который
постоянно с собой.
Лу-Маклин остановился перед вмонтированным в пол экраном,
изображавшим витрину. Руки из карманов он так и не вынул. Хозяин магазина
сидел напротив него.
- Привет, - тихо произнес Лу-Маклин. Он всегда говорил тихо,
поскольку еще никогда не сталкивался с ситуацией, которая заставила бы его
повысить голос. Никто не знал, что будет, если он по-настоящему
рассердится.
- Привет, горожанин, - хозяин магазина кивнул на дверь. - Если хочешь
что-то выбрать, поторопись. Через пару минут я закрываюсь. - Он оглядел
Лу-Маклина с головы до ног и добавил: - Дешевый товар в третьей секции,
правая стена, центр экрана.
- Я пришел не покупать, - сообщил ему Лу-Маклин. - Я здесь, чтобы
получить.
Брови хозяина магазина приподнялись. Он немного смутился и наклонился
вперед, положив руки на верхнюю часть экрана.
- Не помню, чтобы я был тебе должен. Я даже не знаю тебя.
- Это необязательно. Я здесь по поручению того, кого ты знаешь.
Хайрам Лал.
Хозяин вздохнул и поскучнел.
- Опять. Слушай, - устало проговорил он, - я говорил Лалу, что
прекрасно справлюсь сам. Вот уже полгода как не было ни одной попытки
вломиться сюда или в мое хранилище. Может, ему удастся напугать
какого-нибудь торговца на этой улице и заставить его платить за защиту, но
полиция в моей части трубы честная и расторопная, поэтому у меня нет
проблем. Уж лучше я заплачу полиции.
Хозяин магазина злобно усмехнулся, потом продолжил:
- Нет, не совсем так. У меня есть несколько проблем. Около месяца
назад пара больных на вид подонков ворвалась сюда и стала угрожать разбить
мои экраны, если я не уступлю твоему другу Лалу. Это было по-настоящему
смешно. Они принесли с собой алюминиевые трубы и, как только ударили по
одному экрану, я включил защитное поле. Два сопляка сгорели мгновенно.
Правда, целый час пришлось проветривать помещение, - его улыбка
расширилась. - Я нахожу странным, что Лал прислал еще одного подонка туда,
где провалились двое.
Лу-Маклин невинно пожал плечами.
- Я ничего не знаю ни о тех двоих, о которых ты говоришь, ни о твоих
отношениях с Лалом. Я знаю одно. Мне нужно забрать... Сотню кредитов за
шесть месяцев страховки и еще сотню за оставшуюся часть года.
Хозяин магазина рассмеялся и недоверчиво покачал головой.
- Вот еще одна характерная черта твоего босса. Он жаден так же, как и
глуп.
- Он не мой босс, - тихо произнес Лу-Маклин. - Я работаю на него.
- Разве это не делает его твоим боссом?
- Не обязательно, - ответил парень. - Это делает его моим
нанимателем. Понятие `босс` имеет совсем другое значение.
- `Другое значение`, - пробормотал улыбающийся хозяин магазина. - О,
я понял. Он посылает двух идиотов с алюминиевыми прутьями, чтобы избить
меня, а когда это не помогает, решает отправить ко мне лингвиста, чтобы
тот применил убеждение. - Он наклонился вперед над экраном. Выражение его
лица стало безобразным. - Мне не интересны твои разговоры. Я не боюсь
твоего босса, и меня не волнует, сколько подонков он еще пришлет ко мне!
Он может отправлять ко мне придурков убеждать или драться, но это не
заставит меня платить. Система безопасности в этом магазине очень
надежная, самая лучшая в Кларии и сравнима со всеми образцами, которые
можно привезти с Терры [Терра - Земля, (лат. Поэтому благодарю, но я
попробую обойтись без твоего босса. Передай ему, пусть катится к черту и
дурачит кого-нибудь другого. Меня ему не испугать. У меня тоже есть
друзья. Легальные. Они покупают у меня много товаров и чертовски
расстроятся, если с их поставщиком что-то случится.
Лу-Маклин дождался конца речи хозяина магазина и повторил терпеливо,
словно разговаривал с ребенком:
- Ты должен Хайраму Лалу сотню кредитов страховки и еще сотню за
оставшуюся часть года.
Том медленно покачал головой.
- Он прислал ко мне глухого лингвиста, не иначе.
Лу-Маклин вытянул правую руку.
- Ты можешь расплатиться наличными или чеком, но, пожалуйста, сейчас.
Ты просрочил долг.
Шутка, казалось, не дошла до сознания хозяина магазина.
- О, хватит. Я должен закрываться. Почему бы тебе не пойти, пока ты
цел, и не сказать подонку, на которого работаешь, что ему все обойдется
гораздо дешевле, если он оставит меня в покое?
- Если ты не заплатишь мне сейчас, - заявил Лу-Маклин, - я буду
вынужден убить тебя.
Фраза прозвучала так обыденно, так спокойно, что лицо хозяина
магазина перекосилось. Его улыбка превратилась в непонятную полугримасу, и
он выдавил ошеломленно:
- Правда? - его руки слегка задрожали. - Ты много людей убил?
Лу-Маклин покачал головой.
- Я никогда никого не убивал... до сих пор.
- Ну, тогда я могу тебе вот что сказать, молодой человек. Я
беспокоюсь, но беспокоюсь, только из-за того, что ты чувствуешь себя здесь
очень неловко и вызываешь во мне жалость. Ты замечаешь положение моих рук?
Глаза Лу-Маклина не отрывались от лица хозяина магазина.
- Я заметил, когда вошел. И что?
- А то, что у тебя не может быть крупнокалиберного оружия в карманах,
где спрятаны твои руки. Теперь слушай внимательно! Последние несколько
минут мои руки лежат на специальных клавишах, управляющих экраном,
находящимся между нами. Они связаны напрямую с устройством питания,
обслуживающим магазин, а то в свою очередь связано с Центральным
устройством питания трубы. Если ты наведешь на меня лазерное оружие, оно
не сможет поразить меня. Я упаду вперед, и мои руки прикоснутся к нижней
части экрана. По металлической западне, лежащей под полом прохода, сразу
потечет ток. Очень сильный ток, надо заметить, - он опустил глаза. - Вижу,
у тебя нет изолирующей обуви, - на лицо его вернулась неприятная ухмылка.
- Ты можешь убить меня, но я превращу тебя в кучку пепла, как тех двоих,
которых прислал ко мне твой босс. Только ты будешь танцевать подольше. Так
почему бы тебе не убраться отсюда прямо сейчас? - Одна рука медленно
поползла к управляющей части экрана. - Если я ошибусь или устану от нашей
маленькой беседы, - продолжал хозяин магазина, - у тебя не останется ни
одного шанса выжить.
- Почему ты считаешь, - с любопытством спросил Лу-Маклин, - будто у
меня в карманах нет оружия подходящей мощности?
- Дилетанты, - хмыкнул тот. - Это все, что можно было ожидать от
Лала. Дилетанты. Несчастный подонок, даже мне видно, что у тебя в руках
ничего нет. А если и есть, то, судя по карманам, размеры твоего оружия
невелики. Вытащив его, ты не сможешь быстро прицелиться в меня. Я уверен,
ты умеешь действовать резко. Физические способности обычно присутствуют
там, где нет духовных. Но я могу упасть вперед быстрее. Хочешь проверить?
- Нет, - ответил Лу-Маклин, едва заметно улыбаясь. - Не думаю. Это не
принесет мне ничего хорошего. Ты прав. У меня нет в карманах никакого
оружия.
- Я так и думал, - самодовольно произнес хозяин магазина. - Мне тем
более жаль тебя, глупый подонок.
Мышцы ею запястья напряглись под кожей, когда он приготовился
выбросить руку вперед.
Раздался негромкий, но резкий взрыв. Все произошло очень быстро.
Руки хозяина не сдвинулись вниз ни на сантиметр. На одну секунду он
замер, наклонившись над невидимым полем экрана, а затем оказался почти
вбитым в волокнистую стену позади, как бы зажатым между проекциями
ожерелий и тиар. Туда попала двенадцатисантиметровая ракета. Она вылетела
из толстой полой подошвы правого ботинка Лу-Маклина, которую тот наставил
на хозяина магазина с первого момента своего появления в кабинете. Ведь
вполне естественно, что невысокий парень носит обувь на платформе.
Выстрелить так было делом непростым. Требовалось верно рассчитать угол
выстрела. Но Лу-Маклин был пунктуальным человеком и тренировался долго. Он
считал, что человек должен в совершенстве знать орудия своей профессии.
Лу-Маклин обошел экран и осмотрел тело ювелира. Глаза трупа были
широко раскрыты, руки и ноги раскинуты, а стена приняла в себя тело,
словно удобное ложе.
Лу-Маклин взглянул на дыру в груди хозяина магазина. Он знал, что на
спине и в стене отверстия еще больше. Маленькая ракета была очень мощной.
Лу-Маклин не видел необходимости вытаскивать тело из стены и
проверять эффективность оружия, не видел необходимости прикасаться к
мертвому.
Компьютер синдиката имел подробную информацию об оборонительной
технике, используемой владельцами магазинов и жильцами в квартирах.
Лу-Маклин изучил все, что было известно о системе, установленной в этом
магазине, прежде чем решил, какое оружие выбрать.
Конечно, он мог просто войти и выстрелить, но чувствовал себя
обязанным попытаться получить деньги Лала другим путем, хотя Лал и не
настаивал на этом, желая, чтобы надменный ювелир послужил примером другим.
`Хорошая реклама`, - так назвал он эту операцию. Лу-Маклин развернулся и
вышел из магазина, осторожно прикрыв за собой дверь. Бросил быстрый взгляд
в оба конца пустой улицы. Следовало действовать внимательнее. Хозяин
магазина был прав, когда говорил, что в этом районе на редкость
расторопная полиция.
Толстые стены магазина поглотили звук от взрыва ракеты. Улица
оставалась пустой.
Лу-Маклин прошел немного вперед, нашел свободную машину и сел на
заднее сидение. Казалось, никто не заинтересовался им, когда он сунул
кредитную карточку в щель, сообщив таким образом свой адрес. Его квартира
находилась в нескольких километрах отсюда в двенадцатой трубе из тех
сорока, которые ровными рядами пересекали северную часть континента
Ивенвейт.
Когда машина плавно выехала на середину улицы, управляемая датчиками,
расположенными на ее брюхе, Лу-Маклин подумал о совершенном им убийстве.
Оно было неизбежным в той работе, которую он выполнял.
Он не чувствовал ничего особенного, как и ожидал. Лу-Маклин тщательно
изучил психологические аспекты и понял, что не относится к тем, кто
переживает по такому поводу.
Завершение дела должно было зафиксироваться компьютерной системой
подпольною мира на Терра, и это, вероятно, могло поднять ею статус по
меньшей мере уровней на десять. А возможно, ему удастся подпрыгнуть до
шестидесятых номеров. Удачное убийство считалось значительным достижением.
Теперь оставалось только незаметно скрыться.
Рядом ехала другая машина. Единственным ее пассажиром был оришианец,
огромный и неуклюжий. В тесной кабине ему пришлось съежиться. В ней не
были предусмотрены удобства для чужеземца двух с половиной метров роста,
для его многочисленных кривых ног с безвкусными, тщательно завязанными
лентами.
Очаровательные ребята эти оришианцы. Они очень общительны и легко
ужились с людьми после их первой встречи несколько сотен лет назад. Парень
в машине был самцом, что легко определялось по его ярко-красному кадыку
вдоль длинной шеи и по гребешку из перьев, сбегающему от лба к спине. У
нею было огромное множество сумок, и пальцы в перьях ощупывали содержимое
одной из них.
Машина умчалась дальше по главной улице. Лу-Маклин откинулся на
спинку сидения.
`Б-и-и-п` - издал мягкий звук маленький прибор в его левом кармане,
который показался хозяину ювелирного магазина оружием. Лу-Маклин достал
его.
Небольшая плоская пластинка была примерно в два квадратных сантиметра
и имела три кнопки: красную, желтую и малиновую. Сейчас вместе с сигналом
мигал малиновый огонек.
Лу-Маклин посмотрел на прибор, затем нажал на кнопку сбоку. Звук и
огонек пропали. Лу-Маклин на несколько минут задумался и нажал кнопку на
приборной доске машины. Загорелся сигнал `Готовность`.
Лу-Маклину пришлось свернуть и ненадолго остановиться перед
возвращением домой. Нужно было кое-что взять. Конечно, он допускал
возможность, что его могли выследить. А могло и ничего не случиться.
Учитывая оживленность улиц по вечерам, все-таки стоило соблюдать
осторожность. Брови Лу-Маклина сошлись над слегка прищуренными глазами. Он
не ждал новой угрозы, а просто надеялся держаться от нее подальше год или
два. Он должен был получше приготовиться к ней.
Конечно, всегда есть шанс, что тревога ложная. Если сейчас именно
такой случай, он сможет восстановить прошлое без особых трудностей, а
вероятность его опознания будет очень мала.


Его квартира находилась в двенадцатой трубе на втором из пяти
уровней. Это был дешевый район, заселенный в основном рабочими. За изящно
изогнутой наружной стеной открывался неплохой вид, однако ночью было видно
не больше, чем в туманный день.
Через светлую ночную дымку вокруг двух Ивенвейтских лун виднелось
несколько звезд. Небольшая рощица из защищенных от грязи деревьев,
специально привезенных с Терра, росла неподалеку. Растительность придавала
голому пейзажу какую-то видимость жизни. По ночам деревья блестели, словно
выделяли воду, чтобы смыть со своих листьев накопившуюся за день грязь.
Вблизи от Кларии выжить могли только растения, способные `потеть` таким
образом.
Лу-Маклин оторвал взгляд от окна и направился к панели,
контролирующей освещение.
- Забудь о свете, - произнес шипящий, низкий голос. - Войди. Руки за
голову.
Лу-Маклин сделал так, как было приказано, и вошел в комнату,
служившую ему гостиной. Спальные и туалетные принадлежности хранились в
маленькой комнатке слева.
Свет зажегся. Справа от Лу-Маклина стоял незнакомый человек. Он был
огромным, но не намного старше хозяина квартиры. Похоже, он очень нравился
сейчас сам себе.
На единственном приличном предмете обстановки (кушетка была сделана
из натурального дерева и кожи и обошлась Лу-Маклину в приличную сумму)
сидел смуглый парень. Лу-Маклин узнал его. Грегор держал в руке маленький
пистолет. Высокий оторвался от стены и показал точно такое же оружие.
Грегор взмахнул пистолетом. Лу-Маклин послушно двинулся в указанном
направлении пока, не уперся спиной в стену.
- Не понимаю, - тихо произнес он. - Я что-то сделал не так?
- Не мое дело говорить или знать, - ответил Грегор.
- Мне велели убрать ювелира, если он откажется платить. Он отказался.
- Лал знает, - сказал Грегор.
- Тогда почему вы здесь?
- Нам приказали избавится от тебя, - сообщил высокий.
- Заткнись, Висколайн.
Тот, казалось, обиделся.
- Я только...
- Я сказал, заткнись. Ему не нужно знать - почему.
- Думаю, нужно, - вмешался в разговор Лу-Маклин и слегка повернул
корпус, стараясь не отрывать руки от головы. - Я причинил Лалу
беспокойство, не так ли?
Грегор ничего не ответил.
- Я всегда беспокоил его, с тех самых пор, когда он вытащил меня из
общей камеры для своей программы обучения шесть лет назад.
- Я сказал, я ничего не знаю, - настойчиво повторил Грегор. - Понятия
не имею, почему он тебя боится.
В его голосе слышалось пренебрежение к новичку, пренебрежение
опытного, уцелевшего во многих переделках.
- Он боится, - с уверенностью заявил Лу-Маклин, - потому что не
понимает меня. Я не подхожу к привычному для него шаблону. Все шесть лет
он пытается вывести меня из себя, поскольку чувствует, что не может
держать под контролем того, чьи эмоции ему неясны. Но со мной ему не
удалось это ни разу. Вот почему он решил использовать меня именно в таком
деле, а потом избавиться. Управляемый убийца, верно? Он сообщит обо всем
властям, наберет перед ними дополнительные очки и таким образом выиграет
вдвойне от смерти ювелира.
Грегор нахмурился. Лу-Маклин был отличным физиономистом. Он сразу
догадался, что Грегор, личный палач Лала, знает, что это правда. Но тот
покачал головой и повторил:
- Говорю тебе, я не знаю. Я просто выполняю свою работу.
- Ты неплохой слуга Лала, Грегор, - сказал Лу-Маклин, - но мерзкий
лжец. Скажи, тебя я тоже тревожу?
- Не-а, - спокойно ответил тот. - Ты меня не тревожишь. Никто меня не
тревожит, а через минуту ты вообще будешь не в состоянии никого
потревожить, потому что умрешь.
Лу-Маклин сделал осторожный шаг в направлении двери, ведущей в
спальню и ванную. Пистолет Грегора поднялся, и Лу-Маклин остановился.
- Могу я по крайней мере пойти в сортир? Неохота помереть с мокрыми
штанами.
- Ну-у, - протянул Грегор, - неужели ты думаешь, что я собираюсь
позволить тебе прикоснуться к чему-нибудь?
Его палец на спусковом крючке напрягся. Молодой напарник мигом
оказался рядом.
Падая вперед на пол, Лу-Маклин не издал ни звука. Его руки несколько
секунд после выстрелов дрожали, но потом он заставил себя замереть. Грегор
поднялся с кушетки и подошел осмотреть тело.
- Не очень героическая смерть, да? - пробормотал Висколайн, глядя на
труп.
- Да. Я ожидал от него большего. Однако он был просто ребенком. Но
ребенком талантливым. Его ждало большое будущее в синдикате, но раз босс
говорит...
Висколайн нахмурился.
- Грегор...
- Что еще? - убийца спрятал пистолет в кобуру.
- Совсем нет крови, сэр.
Грегору было отпущено достаточно времени понять это перед тем, как
его голова разорвалась. Висколайн развернулся, поднял оружие, но не
достаточно быстро. Пистолет в его конвульсивно дрогнувших руках пробил
крошечную дырочку в дальней стене. Затем он рухнул, словно срубленное
дерево, рядом с бесформенными, обезглавленными останками Грегора.
Лу-Маклин молча осмотрел комнату и два тела. Оборонительное оружие,
которым он оснастил свою квартиру, мирно лежало на маленьком столике. Он
размышлял, что предпринять дальше.
Лу-Маклин давно хотел проверить, поможет ли ему копирование. Аппарат
человеческих копий обошелся ему в приличную сумму. На фирме, изготовившей
для него это копировальное устройство, любопытствовали, как заказчик
собирается пользоваться им. Большинство их продукции предназначалось для
продюсеров развлекательных шоу, поскольку правительство по-прежнему
хмурилось, когда демонстрировали настоящие убийства и другие виды насилия.
- Я собираюсь устроить сюрприз моим приятелям, - пояснил Лу-Маклин
служащим фирмы, и те понимающе кивнули. Копия, подсунутая в постель,
всегда вызывала много смеха.
Таким образом в течении всей сцены он просто стоял за пределами своей
квартиры, манипулировал кнопками управления, следя за происходящим через
хрустальные глазки и говоря с помощью искусственной гортани точного
воспроизведения, вмонтированной в стену.
Теперь было ясно, кто подослал убийц. Лу-Маклин всегда отлично знал,
почему Лал хотел убрать его. Он вздохнул. День начался с совсем
несерьезных вещей, с нескольких разбитых лиц. Но теперь же им уничтожены
сразу трое.
Последние двое причинили немного больше хлопот, чем ювелир, хотя
только с технической точки зрения. Эмоционально они совсем не задели его.
Теперь следовало убрать трупы и почистить комнату. Обычно в подобных
ситуациях обращаются к организациям, предлагающим такие услуги, но сейчас
Лу-Маклин не доверял никому. Мир нелегальных был полон жестокой борьбы, но
равные Лалу являлись все же его союзниками, а не врагами. Они скорее
помогли бы боссу мощного синдиката, чем непредсказуемому зеленому юнцу.
Тела нужно было убрать надежно и аккуратно, предварительно расчленив,
поскольку мусоропровод в квартире не принимал больших предметов. Кроме
того, Лу-Маклину приходилось выполнять эту отвратительную задачу одному.
Нет, он не доверится ни одному из коллег Лала. Лу-Маклин не доверял людям
с тех пор, как помнил себя...



2

Его мать была добровольной шлюхой. Она получала от своей работы
удовольствие, или, точнее, купалась в удовольствиях. Воспитанная женщина,
которая могла бы добиться гораздо большего, она, очевидно, смаковала
бесконечные и неподражаемые разновидности деградации, обеспечиваемые ее
клиентами. Это был редкий случай полного соответствия профессии и
состояния души.
Отец Лу-Маклина навсегда остался для сына неизвестным лицом,
вероятно, по обоюдному согласию родителей. У мальчика не было ни сестер,
ни братьев. Вырастив его до шести лет (достаточный возраст, чтобы
понимать, что с тобой происходит), мать преспокойно вышвырнула сына на
улицу.
Лу-Маклин понятия не имел, где она сейчас, жива или умерла. Да ему
было и наплевать на это. День в опекунском офисе ярко запечатлелся в его
памяти. По крайне мере, по той причине, что тогда он плакал последний раз.
Лу-Маклин обладал хорошей памятью, и разговор ему хорошо запомнился.
- Вы уверены, мадам, - спросил клерк с осунувшимся лицом, - что не
хотите попытаться вырастить ребенка сами? Кажется, у вас есть возможности.
И духовные, и финансовые.
Лу-Маклин стоял в углу. Это было наказанием за то, что он взял
дорогие часы, посмотреть как они работают. Факт возвращения их на место в
рабочем состоянии не смягчил приговора. Мальчик мог повернуть голову и
увидеть свою мать, разговаривающую со странным маленьким уставшим
человечком, но это грозило побоями. Поэтому он смотрел вниз и
прислушивался, понимая, что решается что-то очень важное и относящееся к
нему.
- Слушайте, мне не нужен этот маленький подонок, - проговорила его
мать. - Я вообще не знаю, почему провозилась с ним так долго. В общем, я
отправляюсь в путешествие с одним джентльменом, и он не хочет больше
никого брать с собой. Я тоже.
- Но, мадам, когда вы вернетесь...
- Да, конечно, когда я вернусь, - раздраженно ответила она, - тогда и
посмотрим.
Лу-Маклин помнил аромат ее духов, доносившийся до его угла, приятный,
роскошный, дорогой.
- Может, кто-нибудь и сможет помочь ему. Я неспособна быть матерью.
Выяснив, что прозевала предельный срок, я хотела подать в суд на
химическую компанию, выпускающую эти пилюли.
- Если вы не хотели растить его, зачем ждали до сих пор?
- Думаю, я была пьяной, когда принимала решение, - ответила мать с
громким смешком, отлично запомнившимся Лу-Маклину. Он был пронзительным,
напоминал звук флейты или электронный сигнал, но только еще более
бесчувственный.
- В общем, это не имеет значения. Он здесь. Я знаю, что надо было
избавиться от него раньше, но у меня постоянно дела. Бизнес, знаете ли.
Занимает почти все мое время. Короче говоря, однажды я обнаружила, что
мальчишка все время вертится у меня под ногами. Это маленький орангутанг
без длинных волос.
Отвращение в ее голосе совсем не задело Лу-Маклина, насколько он мог
помнить. В офисе его расстроило что-то другое. Мальчик начал тихо рыдать.
Странное ощущение: теплые слезы катились по щекам.
Клерк прокашлялся.
- Это ваш выбор, как легальной горожанки, мадам.
- Ага, я знаю, это мой выбор. Поэтому давайте вместе составим
документ. Я возьму отпечатанную копию. Мой корабль скоро отправляется.
Чертовски не хочу опоздать.
Потом мать встала и сказала клерку:
- Теперь он ваш.
И ушла.


Лу-Маклин моргнул и посмотрел на жужжащий мусоропровод. Он почти
закончил с останками тела Грегора. Висколайн пошел первым. От второго
убийцы осталась только одна нога.
Лу-Маклин достал маленький топорик, еще один инструмент из своего
личного арсенала, разрубил ногу пополам чуть ниже колона и бросил верхнюю
часть в люк. Послышался легкий гул; когда плоть отделялась от кости. Затем
кость раздробилась и отправилась в городскую канализационную систему. На
стойке в тех местах, к которым прикасались пальцы Лу-Маклина, остались
темные пятна. Его руки слегка дрожали. Он заставил себя успокоится,
стараясь дышать ровнее.
После окончания мерзкой работы он убрал в комнатах, а потом позволил
себе принять горячий душ.
Лу-Маклин надел эффектный, серебряный с голубым, спортивный костюм и
открыл запечатанный шкаф, просунув руку в соответствующее гнездо.
Раздался щелчок, и двойная панель скользнула в сторону. Внутри шкафа
лежали аккуратно сложенные орудия нынешней профессии Лу-Маклина. Он
собирал их уже семь лет. Они блестели, словно хирургические инструменты.
Выбрав наиболее подходящие по его мнению, Лу-Маклин закрыл шкаф,
побрызгал в комнатах дезодорантом и вышел из дому.


Лал был маленьким человечком, но относительно крупные размеры важны
только для социальных дикарей, чье мнение формируется их невежеством.
Аелмосская ящерица, например, всего три дюйма длиной, а укус ее убивает за
две минуты.
Волосы шефа синдиката подернулись серебром. Это ему шло, придавало
солидный вид, как и от электрический бархатный костюм, чье мерцающее поле
поднималось на четверть сантиметра над поверхностью ткани. Дорогая
электростатическая одежда свидетельствовала о богатстве и положении в
обществе. Лал принадлежал к нелегалам двенадцатого класса: довольно
высокое положение для мира типа Ивенвейт. Он не рассчитывал получить
однозначный номер, но надеялся на это. Его огромное частное владение
состояло из множества зданий, соединенных в трубах надежно защищенными
проходами. В тот вечер у него собрались мужчины и женщины разных статусов,
от шестидесятых до десятых номеров, легалы и нелегалы.
В отличие от большинства своих коллег по подпольному миру, Лал
стремился к респектабельной жизни, но как нелегал не мог надеяться достичь
в этом идеала. Однако, внешнее впечатление оставалось для него очень
важным. Он давно решил, что если не можешь чего-то заполучить, то можешь,
по крайней мере, создать видимость обладания. Сегодняшняя вечеринка
предназначалась именно для этого.
Чья-то рука легла Лалу на плечо. Он обернулся и увидел лицо своей
любовницы Жанин. Она была легальной тридцать второго класса, отличалась
редкой красотой, но больших амбиций не имела. Ее вполне устраивала
нынешняя роль. Инвестиции в легальные корпорации делали эту женщину весьма
состоятельной.
Через несколько лет она, вероятно, оставит Лала и начнет вести
легкую, спокойную жизнь. Этот факт шефа синдиката не беспокоил. Он понимал
ее так же хорошо, как и себя. Кругом было много других женщин. А власть и
деньги для них весьма привлекательны.
- Что-то не так, дорогая?
- Нет.
Она наклонилась, и Лал с привычным наслаждением почувствовал плечом
тепло ее груди.
- Там молодой элегантный джентльмен...
- С усами?
- Нет, рядом с ним.
- О, кажется, это Ао Тайлмет. Его отец относится к двенадцатому
уровню и является президентом Группы по редким металлам. Они работают на
Боурлт Терминус на юге. Хочешь познакомиться?
Жанин провела рукой по тонким волосам Лала.
- Мне никогда не нужно ничего говорить тебе, дорогой, правда?
- Нет, милая. Мы с тобой и так прекрасно понимаем друг друга.
- Ты расстроен?
- Конечно, нет.
Он улыбнулся ей, направляясь к группе разговаривающих молодых людей.
- Завтра вечером я расстроился бы.
- Завтрашний вечер твой, дорогой. И послезавтрашний тоже. И потом. Но
сегодня, если не возражаешь...
- Довольно, дорогая, - голос Лала перешел в шепот, когда они подошли
к гостям.
- Я сделаю тебя величайшим открытием со времен Морильо Скрин,
дорогой.
- Если ты так считаешь, то так и будет, - согласился он.
- И это еще не все, - улыбнулась она.
Лал представил гостям Жанин и стал с восхищением наблюдать, как она
ловко увела молодого промышленника в сторону от группы из нескольких
женщин. Легальные дамы крутились вокруг Тайлмета весь вечер, но им было
трудно тягаться с Жанин.
Умная девочка, подумал Лал. Нужно время от времени напоминать ей о ее
положении, понижать уровень. Но действует она великолепно. И
интеллигентно. Он любил такую манеру.
В отличие от того скрытного парня... Как, черт побери, его имя? Ах
да, Киис ван Лу-Майкмин... Нет, Маклин. Его дела плохи. Он подавал большие
надежды. Но странно, странно... никогда не проявлял никаких эмоций, а
теперь мертв, словно земля снаружи.
Если человек никогда не проявляет своих чувств, трудно судить о его
верности. Злится он на тебя или остается невозмутимым, понять его
невозможно. Лу-Маклин никогда ни на что не злился, подумал Лал. Никогда не
кричал, никогда ни во что не вмешивался.
Так действовали роботы, но они имели, по крайней мере, одно
достоинство: предсказуемость. Лал считал их более понятными, чем
Лу-Маклина.
Он посмотрел на свои часы, исключительно точный прибор, носимый им
обычно на розовом пальце. Они показывали не только время и относительную
статистику, в его городе но и время на Терра и Реставоне.
Еще их дисплей был связан с главным компьютером и представлял данные
по работе синдиката.
Лал оставил на минуту своих гостей, чтобы узнать, как обстоят дела с
расширением его операций с наркотиками в южных городах Трей и Алесвейл.
Цифры замелькали перед ним: производство возросло на двадцать четыре
процента, доход до ста тридцати двух кредитов за первую декаду года.
`Нужно проверить, - подумал Лал, - кто работает в шестьдесят третьем
квадрате в западной части Трей и Алесвейла. Этот человек заслуживает
поощрения`. Все новые данные он ввел в память машины.
В восточном квадрате повышение на сорок пять процентов... Там был
Майлс Унматурпа, вспомнил Лал. Хороший парень. Кое-где производство
создало дефицит в сорок две тысячи кредитов за первые полгода операции...
Нормальное явление. Лал знал, что начало всегда требует затрат. Взятки,
конструктивные затраты около двадцати тысяч кредитов... `Ты скоро умрешь,
Хайрам Лал`... Расширение к южным трубам Алесвейла...
Лал в недоумении остановил поток информации, нахмурился, вернул назад
несколько строчек и запустил их снова, но в два раза медленнее. Компьютер
Синдиката в трубе А надежно оберегался от доступа посторонних. Или кто-то
из программистов сыграл одну из самих несмешных шуток со своим боссом (в
этом случае в нем будут больше дырок чем в перфокарте), или...
Лал сделал подзывающий жест. Два огромных `джентльмена`, которых
допустили к гостям, оставили свои посты у входа и стали энергично
пробираться сквозь смеющуюся, болтающую толпу. Ожидая, когда они подойдут,
Лал просмотрел бесцеремонную строчку в третий раз.
`...затраты около двадцати тысяч кредитов... Ты скоро умрешь, Хайрам
Лал... Расширение к южным...`
Нет, такого он не мог себе представить.
- Что-то не так, сэр? - спросил смуглый мужчина в коричневом костюме,
оказавшийся рядом.
Лал пальцем указал на дисплей, подчеркнул нужную строчку.
- Что ты об этом думаешь, Тембия?
Двое мужчин обменялись взглядами и пожали плечами.
- Ничего не понимаю, сэр. Какой-то сбой в программе.
- Может быть. А может, идиотская шутка, - Лал на мгновение задумался,
потом взглянул на второю гиганта. - Олин, Грегор доложил тебе о
результатах?
- Нет, сэр, пока нет.
Человек, к которому Лал обратился, достал свой информационный
дисплей, более громоздкий и не такой совершенный, как у Лала. Экранчик
блеснул на его руке.
- Нет. От него ничего.
- Под твою ответственность, - сказал Лал. - Почему ты не сообщил об
этом раньше?
Мужчина занервничал.
- Я не думал, что дело такое важное, сэр. Грегор обещал доложить мне,
как только закончит работу.
- Думаешь, он не закончил?
- Простите, сэр, - произнес Тембия, - но задержка кажется мне
чересчур длинной. Непохоже, чтобы этот мальчишка Лу-Маклин, если его
привычки так предсказуемы, как я слышал, внезапно взбрыкнул и исчез на
целый день. Хотя такое возможно. Особенно в день его первого убийства.
Если это тот случай, парня носит где-нибудь. Грегор со своими громилами
слоняется по его квартире и ждет. Лу-Маклин может остывать в каком-то
тихом местечке после такого шипения в жилах.
- Только не он, не Лу-Маклин, - пробормотал Лал. - Он не того типа.
Почему, по-твоему, я решил убрать его?
- Никогда об этом не задумывался, - послушно ответил Тембия. - Это не
входит в мои обязанности.
- Знаю, знаю, - Лал нервно отмахнулся. - Говорю тебе, этот парень
ужасен. Почти не человек. Так можно было бы подумать, если бы я не знал
наверняка, что он все же человек. Я наблюдаю за ним уже несколько лет и
никогда не видел его интересующимся чем-нибудь, кроме самого себя. Ни
наркотиков, ни спиртного, ни каких-либо других стимуляторов. Держит себя в
руках. Думаю, он и с женщиной-то был раз или два. Он без отклонений. И ни
во что не вмешивается. При одной мысли о нем у меня мурашки по коже
бегают. Пытаешься скрыть это, но не получается. За шесть лет так и не
смог. И еще он очень умен.
- Что прикажете, сэр? - тихо проговорил Олин.
- В общем, - ответил Лал, - отыщи Грегора, выясни, где он сейчас,
застрял ли на квартире у парня или гоняется за ним по улицам. Я хочу
знать. Скажи ему, что не нужно никаких хитростей. О последствиях буду
беспокоиться я. Но мне нужно, чтобы ЭТО было сделано.
- Хорошо, сэр.
Внимание Лала переключилось на другого человека.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован