15 января 2002
111

ТОТ, КТО УМЕЕТ ЛЕТАТЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Vlаdimir Моnаhоv 2:5059/9 24 Маr 98 16:48:00

Сказка, открытая для критики. ;-) Ошибки, всякого рода - гарантируются.




Тот, кто умеет летать.


Ждите твари внизу,
пока на крыльях моих
растает воск.

...и когда последний дракон был побежден, вернулся Непобедимый в свой
родной город. И пошел он в храм Христа, и вознес молитву Господу.
- Силой твоей, Господи, дарованной мне для защиты людишек грешных и
недостойных, сразил я все поганое племя врагов твоих извечных. Тяжко в бою
мне было, но осознание присутствия Твоего постоянного, укрепляло мой дух, и
направляло мою волю. Ни один гад летающий, и ни один гад ползующий, не
смогли устоять против оружия Тобой дарованного, и всегда помогала мне земля
Тобой созданная, в самую тяжелую минуту. И теперь, когда последняя тварь
уничтожена, и Воля Твоя исполнена, возвращаю я Тебе силу твою, как и было
Тобою условленно.
Вспыхнуло вдруг, ярко солнце над храмом Христа, и зазвенели сами собой
колокола на башне. Но не тревожным был их звон, как ранее, а был этот звон
торжественным. И возрадовались люди города, и пали все ниц, ибо сам Творец
почтил город своим присутствием. Но лишь один Непобедимый удостоился
великой чести узреть Христа и услышать речь Его. С икон храма обратился
Творец к коленоприклонному Победителю Драконов. И речь его была
торжественна, но сурова.
- Воистину величайший из героев людских стоит предо мною. Более не
родился еще человек, способный, даже с помощью силы моей, победить племя
драконье. Однако хитры твари темные, хитры и умны. Все они пали от меча
твоего, даже самые сильные и самые умные. Но одна тварь, та что была правой
рукой самого Золотого Короля, сумела спастись. Говорят, немногие, даже из
самых Древних, могли бросить вызов твари этой, твари, имя которой - Мет.
Говорят, так же, что самым хитрым был Мет в драконьем племени, а может и
самым умным. Одно известно точно: увидав смерть сородичей своих, поклялся
дракон по имени Мет, что отомстит он человеку, ставшему причиной гибели
племени его.
- Но, Спаситель, - воскликнул тогда Непобедимый, гордо подняв голову,
- десяток драконов сразил я, и разве не сам Золотой Король принял смерть от
руки моей?! Так неужели один трусливый дракон, способен скрыться от меня?
- Ты силен Смертный, - ответил тогда Творец, - и ты неуязвим силой
моей. Но злая ложь, порой может принести много горя тому, кто честен. Так
слушай же совет мой: не заводи себе ничего, что бы ты любил, пока не
уничтожишь ты злобную гадину по имени Мет. И силу свою оставляю я тебе до
скончания века твоего. Не сможет Мет победить тебя в поединке, но
попытается он всячески навредить тебе и сжить тебя со свету. Не властен я,
на беду, над Древним Племенем и более не смогу помочь тебе. Так запомни же
слово мое.
- Я сам найду мерзкую гадину, Спаситель, и очищу землю Твою от
скверны, - вскричал Непобедимый, и глаза его сияли.
Но раздался вдруг в храме злобный хохот, от которого вздрогнули святые
на каменных фресках. Обернулся Непобедимый на источник святотанства и
выхватил меч из ножен. Прямо среди белого дня, в самом сердце святого
храма, в центре пылающего круга возвышалась огромная черная тварь.
- Оставь нас, повелитель неполноценных! - Закричала тварь скрипучим
голосом, от которого потрескались цветные витражи на окнах. И услышали этот
крик все жители города, и содрогнулись. Кривой, острый как нож, коготь
указывал в направлении иконы с ликом Творца.
- Негоже мне долго находиться рядом с тобою, воплощение лжи, -
ответствовал тогда Спаситель и покинул храм.
И зашипела черная тварь, обращаясь к Непобедимому:
- Не придется тебе долго искать меня, смертный. Ибо я - здесь!
- А тебе, не придется более никого обманывать, - воскликнул Непо-
бедимый. И бросился с мечом на тварь, которая была черным драконом.
И закипела битва.
Весь остаток дня и всю ночь длился бой. И когда взошло солнце
обрушились стены святого храма на черного дракона по имени Мет и навсегда
похоронили под собой его ядовитую ложь. И зажили после этого люди
счастливо, и стал Непобедимый, носивший имя Всеслав, королем среди них.


Я отложил в сторону пухлый том истории Олчинска и зевнул. Безымянный
историк, странным образом действовал на нервы, своей манерой письма. С
минуту я разглядывал кожаный переплет рукописи и замысловатый узор на
обложке, затем стал изучать комнату.
Приемный покой королевы был невелик, но обставлен с большим вкусом.
Взгляд, в первую очередь, конечно же притягивал к себе трон королевы: Очень
красиво вырезанное из черного дерева кресло с украшением из драгоценных
камней и золота. Рядом стоял изящный столик для бумаг с тонкой вязью на
вычурных кривых ножках. Диван для посетителей, на котором я сидел, был
покрыт настоящим китайским шелком и находился как раз по другою сторону
столика. Дальняя стена комнаты терялась во мраке - свет свечи не доставал
туда, но я знал, что она закрыта бархатной портьерой. Н-да, в каждой вещи
здесь ярко отражалось невероятное, просто сказочное богатство хозяев.
Ольги все не было и я старался не думать, о возможных причинах ее
задержки. Однако мысли сами собой постоянно возвращались к ней. Все ли я
сделал правильно? Как правило я не ошибался, и может поэтому, всего за три
года, я стал одним из первых советников короля Всеслава.
Я еще раз прикинул возможные варианты на случай осложнений или
провала. Вроде все в порядке! Хотя, честно говоря, эти самые осложнения и
делают, пожалуй, жизнь интересной.
...Мою жизнь, как минимум.
Я блаженно вытянул ноги, откинулся назад и вдохнул полную грудь
воздуха. Жизнь - хорошая игра! Даже сейчас в этой комнате, освещенной всего
одной свечой, которая воняла воском и какими то благовониями, даже здесь, в
этом крохотном мирке, я чувствовал опьяняющее дыхание жизни. Со мной так
всегда: или депрессия, или вот такое беспричинное счастье. Третьего не
дано, ...да и не надо.
После трагической и таинственной смерти королевы, сюда, в ее приемные
покои, редко кто захаживал. Поэтому, когда я услышал легкие шаги в соседней
комнате, я мог вполне уверенно предположить, что это Ольга. Пришла таки!
Это действительно была Ольга. Она уже переоделась в дорожное платье и
даже захватила с собой сумку. Я молча рассматривал ее те секунды, пока она
привыкала к полумраку комнаты после ярко освещенного коридора. Все же, что
и не говори, но она очень мила и красива. Я даже почувствовал определенного
рода гордость, что именно я тот человек с которым она собралась бежать.
Наконец глаза Ольги привыкли к темноте, и она разглядела меня.
- Опять спрятался в самую тень. Я почти подумала, что тебя еще нет. -
Ее высокий голосок с наигранно-капризной интонацией вывел меня из состояния
созерцания.
- А меня и не было, когда ты вошла, - серьезно сказал я.
- И где же ты был? - Ольга подошла к трону королевы и уселась на
подлокотник.
- Я был впереди нас. Наверно я грезил, а может я видел грядущее. - Я
постарался заглянуть ей в глаза, насколько это было возможно в полумраке.
Она картинно зевнула и небрежно бросила:
- И что там, в грядущем, гм, показывают?
- Нас. - Я улыбнулся одними глазами.
- Фи, - сказала она надув губки, - впереди нас показывают нас же. Как
это безфантазициозно.
- Безфантази... Эээ... Как ты сказала? - Я вопросительно поднял брови.
- ...циозно, - пояснила она улыбаясь. - Это когда бедно с фантазией.
- А, - сказал я, - ну да! Вот только, почему бы не предположить, что
нас показывают с фантазией?
- Это как? - Она деланно оживилась.
- Скользкая тема... - дипломатично ответил я.
Ольга смутилась.
- Ах да! Иногда я забываю, что с юмором у тебя проблемы.
Сказать на это мне было нечего, и я улыбнулся ей одной из своих самых
добрых улыбок.
- Прости, - сказала она с легким раскаянием в голосе, - я не хотела
тебя обидеть. Просто голова занята нашим предприятием, вот я и несу всякую
чушь.
- Мне нравится, когда ты несешь чушь, - вновь улыбнулся я. - И кстати
насчет нашего `предприятия`: Тебе не кажется, что ты делаешь из этой
маленькой шалости целый спектакль?
- Ты о чем? - Она очень натурально нахмурилась.
- Я о твоем маскараде. Похоже, во всем Олчинске, только твой отец, еще
не знает нашу сегодняшнюю тайну.
Думаю здесь уместно отметить, что дорожное платье на Ольге - это
совершенно неординарное явление. В дополнение она еще умудрилась заплести
волосы в косу, что тоже может показаться странным, учитывая существующие в
этом обществе традиции.
Ольга только хмыкнула в ответ.
- Просто прекрати философствовать, и соизволь, наконец, оторваться от
дивана. Если мы выйдем побыстрее, то когда отец узнает - будет уже поздно,
- небрежно пожала плечами она.
- Тогда в путь, - сказал я поднимаясь с дивана. - Трубить в трубы не
будем, тишина прикроет нас своим спасительным крылом! Где то впереди
будущее, позади - прошлое, настоящее - не в счет!
- Ждите нас с победой! - Ольга высоко подбросила свою сумку с
рассчетом, что бы поймал ее уже я.
Пропустив Ольгу вперед я молча вышел из покоев королевы. Я мог бы
сказать, что сразу двум вещам из последней ее реплики сбыться не суждено,
но зачем ей знать свое будущее? И вообще... зачем будущее принцессе?

Из замка мы выбрались без происшествий. Город в эти утренние часы еще
спал и мы быстро миновали несколько тесных улиц с обшарпанными двухэтажными
домами. Цокание подков наших лошадей эхом отражалось от каменных стен по
обе стороны дороги и уносилось вперед пугая голубей.
Ночью было прохладно, но теплый плащ хорошо защищал от утренней
свежести. Перед въездом на городскую площадь, дорогу нам перебежала черная
кошка. Ольга перекрестилась и поглядела на меня. Я усмехнулся, но тоже
очертил в воздухе крест - мне не сложно, а Ольге - спокойнее.
Стражи у городских ворот даже не взглянули в нашу сторону, когда мы
проезжали мимо. Осложнений так и не возникло. Уж не знаю хорошо это или
плохо... Пожалуй было бы интереснее пробиваться хитростью, использовать
переодевания, грим и всякие обманные ходы. Можно было бы, конечно,
искусственно создать нужную обстановку, но для этого я, пожалуй, слишком
ленив. Главное - основная линия сюжета в колее, остальное - дым.
К обеду мы остановились на отдых в березовой роще довольно далеко от
ближайших поселений. Погода стояла на редкость хорошая: солнце в безоблач-
ном, синем как море, небе и легкий южный ветерок. Не холодно, не жарко.
Пока Ольга суетилась с приготовлением обеденного стола, я напоил лошадей и
улегся в траву, закинув руки за голову. Давненько я уже не лежал вот так
глядя в небо и ни о чем не думая! Сколько? Не помню, да и неохота
вспоминать. Память - вот она, на ладони. Возьми, вспомни...
Много ли в моей жизни было вот таких приятных моментов?
Много! В моей жизни приятные моменты чередуются с интересными
моментами. Всегда. Но только с сиюминутной точки зрения. Я хорошо помню,
что во время `интересных моментов` - все по другому. Тогда вся жизнь
кажется огромной мусорной ямой...
Тогда! Но сейчас все в порядке, сейчас светит солнце, и приятно
холодит легкий ветерок. Сейчас, вообще кажется странным, что может быть
иначе. Но так и должно быть. Уж я то знаю!
Состояние спокойствия. Даже думать лень, даже вспоминать. Думать
вообще то надо всегда. Тогда будем вспоминать...
Запах крови. Почему это вспомнилось первым? Звон оружия... Я не люблю
оружие. Почему то, еще лезет в голову, что тогда все небо было в тяжелых
серых, почти черных, тучах. Шел ли дождь? По моему - нет. Дождю было
противно падать на изуродованные трупы людей и животных.
Память вообще вещь веселая. Был ли тот момент `приятным`? Нет, он был
`интересным`... Плохой юмор. Говорят - `ирония судьбы`. Но я не верю в
судьбу.
Стоп! Похоже настроение портится. Хватит воспоминаний.
- Тим, кушать подано!
Я с облегчением оторвался от цепочки ассоциаций, которые должны были
загнать меня в депрессию. Это личный талант Ольги: отвлекать меня от самого
себя.
Хороший талант.
Я поднялся и оглядел обеденный стол: Скатерть, постеленная на траву, а
на ней все мои запасы съестного.
Выглядит не плохо, но...
- А ты взяла что-нибудь на ужин? - Спросил я, прекрасно зная ответ.
- Ну, это уж твоя забота! - Обиделась Ольга.
- Прости, - сказал я улыбаясь, - не смог удержаться от риторического
вопроса.
- Слушай, - вспылила она, - я тебе кухарка что ли?!
Мы чуть-чуть помолчали глядя друг-другу в глаза.
- Знаешь, - сказал я примирительно, - расскажу ка я тебе сказку.
И не дожидаясь возражений я начал:
- Жила-была на свете принцесса, которая никогда в жизни не накрывала
на стол. Жила она, жила, и в один прекрасный день сбежала с прекрасным
принцем. (Ольга хмыкнула, но перебивать не стала). Что уж там этот
Прекрасный Принц в этой Принцессе Которая Не Умела Накрывать На Стол нашел,
не знаю, но сказка не об этом. А о том сказка, что долго они ехали или
коротко, но приехали они к распутью. Камень стоял на том распутье, а на
камне сидела ворона. И тогда сказал Прекрасный Принц мужественным голосом -
`Избушка, избушка! Повернись к лесу задом а ко мне передом`. И издохла
ворона на камне после этих слов...
- От хохота издохла, - ввернула Ольга.
- Ну может и от хохота. ...Так вот: ворона издохла, а Прекрасный Принц
ее изжарил в лучах полуденного солнца.
- Принцессу или ворону? - Спросила Ольга нахмурившись.
- Ворону, - сказал я, - в принцессе желчи слишком много было и была
эта принцесса от этого совершенно не съедобна. И не перебивай. В общем
изжарил он ворону и попросил Принцессу подать ее нашпигованную кореньями к
обеду. Но Принцесса так и не смогла накрыть на стол. И тогда Принц в порыве
праведного гнева убил Принцессу. А потом зарезался сам, потому что капелька
желчи испачкала его новую рубашку. Вот такая вот грустная сказка.
- Ясно, - насупилась Ольга, - ты мне аппетит хочешь испортить.
- Нет, просто мораль в том, что надо быть добрее. И знаешь... давай
выпьем за то, что эта сказка не про нас. - Сказал я, разливая вино по
чашкам.
Мы рассмеялись и отпили вино.

Следующий привал мы устроили только под вечер. На этот раз мы
облюбовали красивую полянку среди молодых сосенок с видом на заходящее
солнце. Ольга довольно неплохо ездила верхом, но к таким длинным прогулкам
она совершенно не привыкла. Сейчас она была очень уставшая и чертовски
красивая. Мы с ней сидели под сосной на бревнышке и наблюдали закат.
- Ты прав Тим, - сказала Ольга заглянув мне в глаза, - не в деньгах
счастье. Вся эта роскошь в которой я привыкла жить не стоит и часа
сегодняшнего дня. Я сегодня устала, очень устала, но я счастлива как
никогда. Спасибо тебе Тим, что ты увез меня от дворцовой паутины, от этих
слюнявых напудренных ухажеров, которые видят во мне только власть и
богатство.
Я погладил ее по щеке.
- Власть - да, - улыбнулся я, - но не богатство. Даже я богаче короля.
Помнишь? Мои имения огромны, мои серебряные рудники приносят больше
государственной казны, но я богат не этим. Я богат тем, что у меня есть ты.
Пафос конечно, но похоже, ей приятно было это услышать.
- Ты специально забываешь о Тайнике Всеслава? - Ольга хитро прищури-
лась.
Я улыбнулся.
- Но мы то с тобой знаем, что это всего-лишь красивая сказка,
придуманная для укрепления власти короля?! И кстати... Мы кажется, ушли от
темы: - `Не в деньгах счастье`, а сами о деньгах. Посмотри какое небо!
- Нет постой! - Похоже Ольгу задело, что я не верю в красивую сказку
об ее отце. - Но это правда! Тайник существует на самом деле.
- Никто его не видел, - нахмурился я, - вот я и подумал... Поверь, я
совершенно не хотел бы тебя обидеть. Существует и ладно. - Я улыбнулся,
как улыбаются маленькому, нетерпеливому ребенку.
- Я и не обиделась. - Она нахмурилась. - Знаешь, отец просил никому не
рассказывать об этом. Но, думаю, тебе можно... В общем я была там, в
тайнике. И я видела все эти богатства из сказки. Помнишь скалу у мертвого
озера? Там есть пещера. Это и есть тайник.
- Тогда зачем твоему отцу понадобилось скрывать свое состояние? - Я
снова перевел свой взгляд на умирающее, в багряном свете, солнце. Тем самым
как бы давая понять, что дальнейший разговор мне, собственно, не интересен.
- Это случилось из за смерти мамы. Ты ведь знал ее да? Говорят ты был
ее советником? Я этого совсем не помню. - Ольга взяла мою руку.
- Это правда. Я был советником королевы. Тебе тогда было всего восемь
лет. А после ее смерти на пять долгих лет я ушел в добровольное изгнание.
- Ты знаешь что-нибудь о ее смерти? Отец мне об этом не рассказывал.
- Не знаю. Я тогда уезжал посланцем королевы в Киев. Убийца хорошо
выбрал момент. Я бы много отдал, что бы этого не допустить.
- Не кори себя, Тим, ты ничего не мог сделать. Ты не виноват.
- Будь я здесь, - вздохнул я, - все бы могло быть иначе.
- Перестань. - Она вытерла глаза. - В общем после смерти мамы все ее
драгоценности пропали. И ничего потом не нашли. А их было много. Потом
кто то вспомнил, что после битвы отца с последним драконом никто так и не
видел побежденного. Тогда отец решил, что черная тварь выжила, и она убила
маму из мести, а драгоценности забрала. И отец построил тайник и спрятал
там все драгоценности, а на вход в тайник наложил Охранную Печать. Не зная
Ключа в пещеру войти не возможно. - Ольга понизила голос до шепота. - А
Ключ знаем только мы с отцом. Расчет его был на жадность дракона, ведь
Ключ Охранной Печати можно передать только добровольно. Отец неуязвим для
дракона, а меня дракон не станет убивать, пока я единственная его надежда
узнать Ключ. Так считал отец. Но похоже дракон давно мертв.
- Я читал, - сказал я тихим голосом, - что Ключ к Охранной Печати
состоит минимум из девяти строк на языке драконов. И что не зная языка ключ
запомнить не возможно. Ты знаешь древний язык?
- Нет, но отец составил Ключ по последним десяти строкам Книги Древних
Пророчеств, написанной на языке драконов. Мне достаточно только прочитать
их вслух. - Ольга чуть-чуть помолчала и задумчиво добавила. - Теперь и ты
знаешь тайну Ключа. Видишь - я верю тебе.
- Спасибо, - сказал я улыбнувшись, - что ты веришь! А тем более
спасибо, что ты веришь мне. С Ключом мы разобрались, одно мне не ясно...
- И что же? - Кажется Ольга немного растерялась.
- Не ясно почему этот разговор произошел именно сегодня, а не завтра и
не через неделю. Именно сегодня и именно перед ужином. Наверное это и есть
эта самая ваша судьба. Судьба перед ужином, или ужин после судьбы...
- Ты же говорил, что ужина у нас сегодня не будет. - Похоже Ольга
приняла мой монолог за мои обычные чудачества. - Мы же все скушали на обед.
Или ты что-нибудь припрятал?
- Я припрятал тебя, - серьезно произнес я. - Можно я тебя съем?
- Только поосторожнее, - улыбнулась она.
- Хорошо, - сказал я и начал трансформацию.

Закат.
Это мое любимое время. Невозможные цвета в полнеба. Это смерть дня, а
смерть, как и жизнь - прекрасна. Смерть и жизнь. Жизнь и смерть. Я много
раз слышал, что все остальное лишь составляющие этих двух начал. Наверное
так оно и есть, а может и нет... Мне все равно. Одно я знаю наверняка: я
еще не настолько устал от жизни, что бы принять смерть. А значит я буду
жить еще один момент времени, один такт часов, один удар сердца. Потом еще
и еще. Но жизнь требует жертв, и каждый раз все новых и новых... И если
отказать ей в этом, то она уйдет и прийдет смерть. Вы не согласны? Но я то
говорю о себе!
Закат.
Это мое любимое время. Свет заходящего солнца кровавыми бликами играет
в черных чешуйках на моих крыльях. Я умею летать, вы - нет. Я лечу на
запад, туда, где возвышается одинокая скала возле мертвого озера. Я один на
один с закатом.
Все живое завидев меня прячется. Все живое боится меня или не
понимает. Какая разница. Живое...
Тишина. Лишь ветер гудит в моих крыльях. Но я один не могу совсем
прогнать тишину. Не могу прогнать и память. Когда то, вот так же на закате,
я летал над огромным городом, и такие же, как я, приветствовали меня. Тогда
я улетел прочь.
Время - странная штука. Я это хорошо знаю. И когда-нибудь все
повторится. А может и нет. Не все ли равно.
А пока я буду приносить времени новые жертвы.

Я умею летать,... но я не умею ждать.


1995г.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован