Треугольник стратегических культур

Особенности взаимоотношений центров силы в эпоху мирового беспорядка
Main 22 7 1 m

Схожесть взглядов на проблемы международной безопасности стала одной из причин активизации военного сотрудничества России и Китая. Фото с сайта www.news.cn

Сегодня значимое влияние на развитие военно-политической обстановки в мире оказывают взаимоотношения между центрами силы в глобальном «треугольнике» Россия–США–Китай. В этой связи высокий интерес представляет анализ стратегических культур (СК) данных государств. Дело в том, что важным свойством стратегической культуры является ее способность выступать в качестве своеобразной повторяющейся константы, которая наблюдается в критических для национальной безопасности государства ситуациях при принятии управленческих решений.

При этом в понятии СК следует выделить две важные для анализа составляющие. Первая объединяет общие представления общества об окружающей действительности: взгляды на мир, внешнюю политику, отношение к армии, войне, союзам и партнерству с другими странами, новым и старым угрозам и т.п. Вторая же носит более оперативный характер, определяя, что именно может считаться приемлемым к использованию для нейтрализации тех угроз и вызовов, которые представляются жизненно важными или требующими обязательного вмешательства со стороны властных структур.

Взаимовлияние и взаимодействие указанных составляющих придают СК статус важнейшего фактора, определяющего политику обеспечения нацбезопасности, и требуют углубленного изучения этого феномена в его международном и национальном измерениях.

В предыдущих публикациях автором были рассмотрены СК КНР и США, а в данном материале будет рассказано об особенностях СК России и выполнен сопоставимый анализ СК всех трех упомянутых держав.

ОТ ПЕТРА ВЕЛИКОГО ДО ВОЙНЫ В СИРИИ

В числе факторов, оказавших основополагающее влияние на развитие российской СК, следует упомянуть группу геополитических и социальных условий. Огромные территории, большие сухопутные и морские границы, отсутствие естественных препятствий, ограждавших нашу страну от набегов восточных и западных соседей, вынуждали Россию к созданию мощной армии и разработке принципов ее применения. Русский философ И.А. Ильин отмечал по этому поводу: «С первых же веков своего существования русский народ оказался на отовсюду открытой и лишь условно делимой равнине. Ограждающих рубежей не было; был издревле великий «проходной двор», через который валили «переселяющиеся» народы, – с востока и юго-востока на запад... Возникая и слагаясь, Россия не могла опереться ни на какие естественные границы. Надо было или погибнуть под вечными набегами то мелких, то крупных хищных племен, или давать им отпор, замирять равнину оружием и осваивать ее».

Отсюда проистекает принципиально важная особенность российской стратегической культуры, которая на протяжении многих веков предусматривала использование армии на рубежах нашей страны главным образом для отражения вторжений сухопутных сил противника.

Сегодня с появлением феноменов гибридной войны и цветной революции, развитием высокоточных систем поражения, действий в киберпространстве и в космосе характер противостояния агрессии приобретает многие качественно новые черты. Угрозу представляет разработанная Пентагоном стратегия, предусматривающая комбинированное использование технологий цветных революций и нанесение ударов высокоточным оружием по стратегическим объектам государства.

От армии, всех силовых и правоохранительных ведомств, от разведки требуется совершенствовать готовность не только отражать возможные враждебные действия наземных, воздушных или морских сил противника, но и вносить важный вклад в обеспечение стабильности в политико-административной, финансово-экономической и культурно-мировоззренческой сферах государства. С этой целью оснащенность и подготовка силовых ведомств должны позволять их эффективное участие в информационной войне, борьбе против международного терроризма, для срыва подготовки военизированных иррегулярных формирований, перекрытия каналов наркоторговли и незаконной миграции, пресечения выступлений националистических и псевдорелигиозных сил и пр.

Важной особенностью современной СК России является органичное сочетание военных достижений и тактики как восточных, так и западных соседей. Русский военный теоретик А.А. Свечин признавал, что русское военное искусство очень многим обязано монголо-татарам. «Мы, – подчеркивал он, – усвоили у Востока глубокое уважение к метательному бою, ведение боя из глубины, расчленение армий на большой полк, полк правой и левой руки, авангард и резерв (передовой и засадный полки), организацию легкой конницы, дравшейся как в конном, так и в пешем строю – своего рода иррегулярных драгун, большое внимание к разведывательной и сторожевой службе, своеобразную восточную дисциплину и методы управления, далеко превосходившие феодальный масштаб средневековья».

Изучая и перенимая зарубежный опыт, политические и военные руководители приходили к пониманию того, что слепое копирование иностранных образцов без учета национальной специфики России вряд ли способно привести к созданию войска, способного противостоять лучшим зарубежным армиям. Наивысшие успехи русского оружия связаны с развитием национальной стратегической культуры, важный импульс которой придали реформы Петра Великого. Практика показывает, что для вооруженных сил одинаково вредны как слепое копирование зарубежного опыта, так и его полное игнорирование.

Подтверждением правильности трансформации современной СК России стала военная операция в Сирии, где получили развитие лучшие традиции отечественного военного искусства. Солдатами и офицерами нашей армии были продемонстрированы многочисленные примеры самоотверженности, инициативы, способности действовать «не числом, а умением», хитрить и упреждать противника, добиваться непредсказуемости в действиях.

Важный вектор развития СК задается требованиями военной доктрины, в соответствии с которыми ВС РФ должны быть в состоянии решать широкий спектр задач по отражению комплексного применения противником военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций.

РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА

Сопоставительный анализ стратегических культур России, США и КНР базируется на изучении нескольких факторов, оказывающих важное влияние на формирование СК. В их числе: стратегии национальной безопасности, оценка внешних угроз, отношение к применению военной силы, отношение к новым технологиям, отношение к сдерживанию, терпимость к людским потерям во время войны, особенности общественного сознания.

В этой связи следует отметить, что для российской стратегии традиционно остается характерным защитный (оборонительный) характер, в соответствии с которым «стратегия активной обороны» предусматривает проведение комплекса мер по упреждающей нейтрализации угроз безопасности государства. Существенной угрозой нацбезопасности считается наращивание силового потенциала НАТО и наделение его глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам. Одновременно возрастает угроза провоцирования цветных революций с наращиванием возможностей для нанесения ударов по стратегическим объектам на всю глубину страны.

Единственным законным основанием для применения военной силы является решение Совета Безопасности ООН. Россия может вести военные действия без соответствующей санкции в рамках осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону в случае, если произойдет вооруженное нападение на нее или ее союзников.

Стратегическое сдерживание направлено на предотвращение применения военной силы в отношении России, защиту ее суверенитета и территориальной целостности. В рамках стратегии сдерживания разрабатываются и реализуются взаимосвязанные политические, военные, военно-технические, дипломатические, экономические, информационные и иные меры. Для российского народа характерна социальная устойчивость к жертвам во время войны, готовность к самопожертвованию. В общественном сознании сохраняется хрупкий баланс между коллективизмом и индивидуализмом.

В свою очередь, провозглашенная военно-политическим руководством США соревновательная стратегия в рамках современной СК с опорой на свою исключительность фокусируется на обнаружении, исследовании и использовании в интересах США уязвимостей и асимметрий в долгосрочном соревновании великих держав. Характерна ставка на тотальное противостояние, в ходе которого США должны убедить противников в своей способности и готовности одержать над ними верх и разгромить их в случае войны, а не просто наказать их за нападение.

Новая американская стратегия ведения военных действий заключается в комплексном применении военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам.

При этом самой серьезной угрозой для Соединенных Штатов считается российский ядерный потенциал.

Вашингтон исходит из того, что Китай и Россия вступили в эру соперничества с США, пытаясь отобрать геополитические преимущества и изменить международный порядок в свою пользу. Источниками угроз являются также Иран и КНДР.

Для США характерно стремление к неограниченному и быстрому применению военного насилия при предварительном ослаблении и дестабилизации государства – жертвы агрессии.

Вашингтоном делается неограниченная ставка на изменение и совершенствование новых военных технологий с целью сохранения неоспоримого превосходства над противником. Важное внимание уделяется ядерному и кибернетическому сдерживанию. Гибридные угрозы рассматриваются как инструменты стратегического неядерного сдерживания.

В то же время следует отметить, что у США наблюдается невысокая толерантность к потерям среди своих военнослужащих. Постоянно идет поиск возможностей провести войну без потерь. Характерной чертой американской СК является индивидуализм.

Стратегия Китая, напротив, внешне лишена элемента наступательности или навязывания, поскольку Китай искренне считает, что объективные законы развития мира совпадают со стратегическими интересами КНР. Налицо сдерживание войн и кризисов на основе принципа «пассивности и одновременно «мягкости» действий», использование кризисных явлений, которые формируются внутри атакуемых стран.

Стратегия активной обороны сводится к приверженности единству стратегической обороны и оперативно-тактическому нападению; приверженности принципам обороны, самообороны; а также приверженности позиции: «не атаковать, если не будешь атакован, но контратаковать в случае нападения».

В то же время велико желание создать мир, где Китай будет срединным государством, вокруг которого будет строиться вся мировая политика.

В обозримом будущем мировая война считается китайским военно-политическим руководством маловероятной и ожидается, что международная ситуация останется в целом мирной. Однако гегемонизм, политика власти и неоимпериализм создают новые угрозы. Усиливается международная конкуренция за перераспределение власти, прав и интересов. Террористическая деятельность становится все более тревожной. Вопросы горячих точек, такие как этнические, религиозные, пограничные и территориальные споры, являются сложными и нестабильными. В некоторых регионах периодически происходят мелкие войны, конфликты и кризисы. В конечном итоге мир по-прежнему сталкивается с непосредственными и потенциальными угрозами локальных войн.

Следует отметить, что Китай использует военную силу размеренно, не выходя за пределы необходимого. Каждое силовое выступление контролируется и никогда не применяется понапрасну, не допустима пустая демонстрация мощи.

В отношении КНР можно отметить также прагматизм в развитии военных технологий. Мировая революция в военном деле сегодня выходит на новый этап, в ходе которого осуществляется переход от информатизации боевых действий к системам «умного» оружия, а космическое пространство и киберпространство стали новыми главенствующими сферами в стратегической конкуренции между всеми сторонами.

КНР располагает сравнительно небольшими, но эффективными стратегическими ядерными силами. Планирует создание мощных модернизированных ракетных сил для усиления ядерных и обычных боевых инструментов Китая для «тотального боевого сдерживания», отказывается от ограничений в отношении ракет средней и меньшей дальности.

Конвенциональное сдерживание осуществляется путем размещения вооружений, преграждающих доступ к отдельным районам, представляющим жизненно важный интерес для американцев и их союзников, прежде всего в регионе западной части Тихого океана.

Особо следует отметить высокую социальную устойчивость китайского общества к жертвам во время войны, готовность к самопожертвованию, а также коллективизм.

ПРЕДМЕТ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ

Подводя итоги, следует отметить близость некоторых составляющих стратегических культур России и Китая, которая проявляется в оборонительном характере военных доктрин, в неприятии гегемонизма, в отношении к сдерживанию и внешним угрозам, к применению военной силы, к вопросам развития военной техносферы и трансформации проблем войны и военного искусства, в соотношении коллективного и индивидуального в общественном сознании и, наконец, в направленности патриотического воспитания молодежи в духе самоотверженности и преданности Родине. Перечисленные и некоторые другие факторы создают предпосылки для развития взаимовыгодных отношений двух стран в интересах совместного противостояния угрозам и вызовам современности, укрепления миропорядка. Однако для прогресса необходимо более плотное политическое сотрудничество, интересы которого нередко приносятся Пекином в жертву при продвижении китайских экономических инициатив в отношениях с США.

Сопоставительный анализ СК позволяет получить новое знание и научно обоснованные ответы на многие фундаментальные вопросы, относящиеся к сфере обеспечения национальной и международной безопасности, внешней и внутренней политики государства. В их числе: почему государство принимает определенные решения в области политики безопасности; как обеспечить самоидентификацию и строить работу по патриотическому воспитанию населения; как определять текущие цели внешней политики, разрабатывать стратегии национальной безопасности и военные доктрины; как добиваться смягчения противоречивых сценариев в действиях государств. При этом СК каждого государства носит стабильный характер и в силу достаточной жесткости не подвержена влиянию резких изменений политической конъюнктуры.

Сказанное выдвигает СК в число важных объектов изучения политиками, военными и дипломатами с целью практического использования нового знания для поиска адекватных решений в условиях неопределенностей и рисков, характерных для эпохи кризиса однополярного мира. 

НВО №22 (1050) от 28 июня-4 июля 2019 г. http://nvo.ng.ru/concepts/2019-06-28/1_1050_strategy.html

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован