15 января 2002
140

ТРОСТЬ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Пистолет, который не стреляет

Андрей Смирягин

ПИСТОЛЕТ, КОТОРЫЙ НЕ СТРЕЛЯЕТ
(комедия положений в четырех частях)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

* * *


Студия фотографа.
Слева тяжелая бархатная портьера закрывает вход. Справа дверь в
проявочную комнату с табличкой `Посторонним просьба не входить`. На стене
висит портрет дедушки фотографа. Чуть в стороне во весь рост стоит чучело
египетского фараона. Прожекторы на треножниках направлены на белый экран,
перед которым стоит стул.
В студию входит, опираясь на великолепную трость с набалдашником в виде
золотого черепа, солидный старик. Оглядевшись и никого не обнаружив, он
громко восклицает:
- Это здесь работает лучший в городе фотограф?
Из проявочной комнаты, вытирая руки полотенцем, появляется фотограф:
- Мало того, лучший в городе фотограф здесь и живет.
- А как лучшего в городе фотографа кличут?- спросил посетитель.
- Иннокентий Карманов,- представился фотограф.
- А я Сократ Кубиков, или просто - папа Кубик. Слыхал о таком?
- Кх...- Иннокентий слегка закашлялся в смятении.- Признаться,
неожиданное посещение. Кто же вас, господин Кубик, не знает. Чем могу быть
полезен?
- Так вот, Кеша, мне нужны фотографии, как у старых мастеров. Ну ты
знаешь, чтобы интерьер, настроение, ну и так далее.
- Отлично вас понимаю.
- И потом здесь есть одна трудность, я тебе сейчас покажу дочку, но хочу
сразу предупредить, она у меня на один глаз кривовата.
- Ну что же, глазки подретушируем.
- Но она и немного лопоуха.
- Что ж, ушки отрежем.
- Но у нее и зубы не все.
- Можно и зубки подрисовать. Кстати, если не секрет, зачем вы ее вообще
фотографируете?
- Как зачем? Должна же быть у девушки свадебная фотография.
- Ах, у вас свадьба! Поздравляю. Значит, и жених будет.
- Будет, но позже. Сам понимаешь, трудно справиться с предсвадебным
волнением. Все-таки решение на всю оставшуюся жизнь. Золотце мое, Зулеечка,
заходи.
В свадебном платье в студию вошла Зулейка. Она села на стул перед
освещенным экраном и откинула вуаль. Кеша открыл рот и замер. В самом деле,
надо отдать должное родителям, невеста была страшна, как смертный грех. И
чтобы долго не распространяться, скажем о ее характере только одно -
вооружена и очень опасна.
Выйдя из немого оцепенения, Кеша произнес:
- Да, по всему видать, немного жениху отпущено. Бедолага!
- Ничего себе, немного,- сразу обнаружила голос невеста.- Машина,
квартира да загородная вилла. По-вашему мало?
- Я в общем-то не в том смысле.
Невеста невозмутимо задрала юбку, достала из подвязки чулка аккуратный
дамский пистолетик, поднесла его к носу Карманова и спросила:
- Или вы находите меня недостаточно красивой?
- А вы знаете, я поначалу как-то вашу дочь не разглядел,- косясь на дуло
пистолета, быстро заговорил в сторону папы Кубика Карманов.- А она, если
так сильно не прищуриваться, очень даже, я бы сказал, своеобразная. Такая,
знаете, асимметричная, в манере Пикассо.
- Какой еще Пикассо?- поднял брови папа Кубик.- Кеша, ты на что
намекаешь? Что моя дочь похожа не на меня, а на какого-то Пикассо?!
- Вы не поняли. Пикассо - это художник, а ваша дочь - просто вылетый вы.
Впрочем, и в том и в другом случае жениха остается только поздравить. Что
же этот счастливец на собственную свадьбу опаздывает?
- Ясно что, жениться не хочет,- наморщила носик Зулейка.
- С головой парень.
- Навряд ли,- заметил Кубик.- Его еще мои сыновья не уговаривали.
- Думаете, уговорят?
- Да нет, скорее убьют.
- Постойте, но тогда ваша дочь станет не невестой, а вдовой.
- Что ей, привыкать. Она уже двоих схоронила.
- Какой ужас!
- Да. Ты прав, Кеша. Несчастное дитя, не везет ей на мужей. Еще так
молода, а уже столько натерпелась от этих паразитов.

* * *

В студию два брата-громилы по имени Шип и Бык вносят безчувственное тело
жениха в наручниках.
Чуть-чуть информации о братьях.
Шип: старший сын папы Кубика. Соединяет в себе непомерное честолюбие и
страсть к надувательству всех без разбору, даже если это шло во вред самому
Шипу.
Бык: младший Кубик. Природа изрядно потрудилась, наделяя его неимоверной
силой, но зато как следует отдохнула на его голове.
В быту Шип ласково называл брата `животное противное`, на что Бык окликал
брата не менее ласково `тварь несносная`.
- Ну что, дети, неужели признался?- поинтересовался папа Кубик у сыновей.
- Да, отец, сознался, гад, что без памяти влюблен в Зулейку,- сказал Шип.
Зулейка, расталкивая братьев, бросилась к своему жениху.
- Папа, посмотри, что они сделали, он же без памяти.
- Так я и говорю,- пояснил Шип,- без памяти он и влюблен.
- Ну вот и умница,- благожелательно произнес папа Кубик.- А так долго
скрывал столь трогательный факт. Ну мы же не звери, правда дети, мы же
тонкие чувства тоже можем понять. Ну дай же я тебя, сынок, в обе щеки
расцелую. Кстати, снимите с него наручники и приведите в чувства, сейчас мы
будем делать фото в семейный альбом.
- Сознаться он, папа, сознался, но беда в том, что...- Шип почесал бритый
затылок.
- Ну в чем там еще дело?
- Сразу после этого, паразит, кажись и помер.
- Папа, опять!- завизжала Зулейка, после чего свалилась в обморок.
Карманов успел подхватить ее у самого пола, в то время как папа Кубик,
нахмурив брови, стал наступать на Быка и Шипа:
- Да я вас, говнюки, сейчас за это!..
- Извини, папа, малость перестарались,- забормотали, опустив головы,
братья.- Мы больше так не будем.
- А ну быстро, придурки, снимайте штаны,- строго приказал папа Кубик.
- Ну, папа, при чужих-то людях!
- Ша, уроды! На цугундер захотели?! Я что сказал, быстро снять штаны.
Бык и Шип с большой неохотой повиновались. Встав в ряд, они приспустили
штаны, после чего папа Кубик начал методично охаживать задницы братьев
своею тростью. Отметим, что во время короткой экзекуции братья вскрикивали
по-разному: Шип кричал `Ай!`, а Бык - `ОЙ!`.
- А теперь на пять минут в угол,- прикрикнул на них, закончив порку,
запыхавшийся папа Кубик.
В это время Иннокентий пытался привести в чувства Зулейку.
- Может, вызвать врача?- обратился он к Кубику.
- Еще чего,- фыркнул тот в ответ.- Для их задниц это даже полезно.
- Да, нет, я имел в виду для невесты.
- Это, Кеша, тоже лишнее. Бедная дочурка! Так любит стрелять, а как
покойника увидит, тут же на пол хлопается. Врачи ничего сделать не могут,
говорят, летаргический обморок.
- И когда же она прийдет в себя?
- Этого никто не знает. Может очнуться через пять минут, а может через
пять лет.

* * *

В студию, постукивая палочкой перед собой, заходит щуплый человек в
черных очках.
- Здравствуйте. Скажите, здесь фотографии для слепых делают?
- И для слепых, и даже для хромых,- оторвавшись от Зулейки, сказал Кеша.-
Но вам прийдется подождать, сейчас я занят с другими клиентами. Посидите, я
сейчас дам вам стул.
- Стоп,- поднял руку папа Кубик.- Я не люблю, когда мне мешают.
- Так это же больной человек, инвалид,- возразил Кеша.
- Тем более. Не люблю больных, все болезни, кроме перелома, заразны.
Ну-ка, Бык, Шип, покажите этому слепому, где здесь выход.
- Как же мы покажем, если он слепой?- в недоумении спросил из угла Бык.
- Сынок, поруководи операцией ты,- обратился Кубик к Шипу.
Шип толкнул Быка в бок и показал сначала на слепого, потом на выход, а
потом постучал брата по голове. Бык наконец понял, в чем дело, и постучал
себя по голове тоже.
- Простите, я не понял, так у вас делают фотографии для слепых?- повторил
вопрос ничего не понимающий слепой.
- Зачем? Для слепых у нас уже готовые фотографии есть,- саркастически
сказал Шип. Затем они вместе с братом подняли слепого под руки и ноги и
вынесли из студии. В отдалении послышался крик и грохот падающего тела.

* * *

Когда бык и Шип вернулись, папа Кубик миролюбиво произнес:
- Ладно, я вас прощаю. Сегодня вы мне еще пригодитесь.
Шип подтолкнул Быка в бок.
- Скажи ему.
- Ну, да! Что я - дурак. Ты затеял, ты и говори,- огрызнулся в ответ Бык.
- Ну, что там еще случилось?- услышал их препирательства папа Кубик.
- Па,- неуверенно начал Шип,- мы тоже жениться хотим.
- А! Вот оно что,- папа Кубик цинично ухмыльнулся.- В одном месте
зачесалось?
- Ага, батя, еще как,- стали ухмыляться в ответ братья.
- Запомните, придурки,- грубо оборвал братьев Кубик,- пока сестру замуж
не отдадите, о женщинах даже и не помышляйте.
- Ну, батя, что же нам теперь до смерти в девственниках ходить?
- Ладно, вот свадьбу отыграем, а там посмотрим.
- Какая же свадьба, батя,- воскликнул Шип,- жениха-то нет.
- И правда. Позор! Гостей сто человек пригласили... Хотя, стоп,
неразрешимых проблем не бывает. Дай сюда...- Кубик вынул из кармана Шипа
темные очки и указал на жениха.- Надень-ка, сынок, ему черные очки. Так,
хорошо. Конечно, для свадьбы жених несколько вяловат, но вы, придурки,
сядете рядом и будете поднимать его, когда гости начнут кричать `горько`.
- А невесту мы где возьмем?- спросил Бык.
- Придурок, ты забыл, что невеста - твоя сестра.
- Но она же в обмороке.
- Ах да, я и забыл. Впрочем, для невесты быть в обмороке от счастья во
время свадьбы - это нормально. И потом за вуалью все равно ничего не видно.
- А как же мы их обоих поднимать для поцелуя будем? - поинтересовался
Шип.- Гости могут заподозрить неладное.
- Да. Проблема. - задумался Кубик.- Вот видите, придурки, что натворили!
Впрочем, да и черт с ними.
- С кем, с гостями?- не понял Бык.
- Нет, с женихом и невестой. Сыграем свадьбу без них. Предположим, они
уехали в свадебное путешествие на Гавайи, остались одни свадебные
фотографии. Кеша, ты как, сумеешь? - обратился папа Кубик к ошеломленному
Карманову.
- Что сумею?- не понял Кеша.
- Ну, это, молодоженов сфотографировать.
- Так они же оба не шевелятся.
- Вот и замечательно. Что может быть удобнее для фотографа.
Неожиданно во внутреннем кармане пиджака Шипа зазвонил радиотелефон. Шип
быстро достал складную трубку:
- Ну, что там еще случилось?- подражая папе Кубику, начал он разговор.- А
это ты, Дыня... Сейчас дам... Батяня, это тебя. Старик Кубик взял трубку.
- Кубик слушает... Что! Убийца уже вышел на охоту. Спасибо, Дыня, что
предупредил, я твой должник. Как он выглядит? Щупленький, худенький,
дохленький. И все? Других особых примет нет? Что? Работает под инвалида.
Какого инвалида? Неизвестно. Ладно, разберемся.
- Что там, батя?
- Свадьба отменяется. На меня готовится покушение и мне прийдется на
время исчезнуть из города. Похоже, в свадебное путешествие на Гавайи вместо
молодоженов отправляюсь я. Шип, Бык, мы едем в банк, мне понадобится
некоторая сумма денег.
- А что делать с Зулейкой и ее супругом?- поинтересовался Шип.
- На обратном пути заберем их с собой, а Кеша пока все же сделает
фотографии.
- Но как же так...- начал было Кеша, но папа Кубик уже из дверей прервал
его.
- И не дай Бог, Кеша, жених на них не будет выглядеть живее всех живых. И
не надо медлить, мы не на долго.
После этих слов папа Кубик в сопровождении Шипа и Быка спешно покинул
студию.

* * *

- Вы видели такое!- В полном недоумении пробормотал Кеша.- Покойника и
безчуственной женщины на мою шею не хватало! Такого заказа у меня еще не
было. Интересно, что из всего этого получится.
И Кеша принялся за работу. Он усадил напротив фотоаппарата жениха с
невестой и попытался придать им естественные позы, которые принимают в
таких случаях новобрачные. Наконец, ему это удалось. После чего Кеша приник
к окуляру фотоаппарата.
- Внимание, сейчас отсюда вылетит птичка,- сказал он неизвестно кому и
нажал на спуск.
И здесь произошло невероятное. От мощной фотовспышки жених встрепенулся,
открыл глаза и огляделся вокруг. Увидев, кто сидит рядом, он в ужасе
отпрянул и упал со стула на пол.
Пока он поднимается, его краткая характеристика.
Родион: восходящая звезда модельного бизнеса. Неподражаемо красивый
молодой человек. Даже мужчины, глядя не него, начинали о чем-то
задумываться. При всем при этом Родион легко краснел. Когда его спрашивали,
почему он краснеет, он краснел еще больше и говорил, что жмут ботинки.
Кроме того, много о его характере говорит ящик с песком под кроватью, в
котором он, как водится у страусов, при приближении опасности зарывал
голову.
- Умоляю,- горячим шепотом обратился Родион к Карманову,- только не
выдавайте. Если братья узнают, что я живой, они точно меня прикончат.
- Так, может, тебе лучше и вправду жениться?
- Тогда меня прикончит невеста. Вы не знаете этой сумасшедшей. Она уже
двух мужей на тот свет отправила.
- Но за что?
- Видите ли, они ее не удовлетворяли.
- Как?
- Никак. У каждого одна и та же история: половая травма в первую брачную
ночь, и черепно-мозговая во вторую.
- Какой кошмар!
- И не говорите, если она на кого западет - пиши пропало. Живым ему не
бывать.
- Что же мне с тобой делать? Они скоро опять явятся. Тебе, парень, бежать
надо пока не поздно.
- Вы с ума сошли! Если я выйду отсюда живым, и она узнает об этом, мне
конец.
- Где же выход?
- Выход один - где-нибудь спрятаться, до тех пор пока она не выйдет
замуж.
- А если она останется старой девой?
Неожиданно до того неподвижно сидевшая на стуле Зулейка пошевелилась и
издала ноющий звук человека, которому сняться кошмары.
- Смотрите, она сейчас проснется! - с расширенными от ужаса глазами
зашептал Родион.- Умоляю, придумайте что-нибудь!
- Хорошо, я могу спрятать тебя в своей фотолаборатории.
- А что они скажут, когда увидят, что я исчез? Они тут же бросятся меня
искать. Нет, теперь мне в любом случае конец.
Кеша почесал затылок, затем его взгляд упал на стоящий в углу манекен
египетского фараона, оставшийся после недавнего заказа на рекламную съемку:
- Кажется, есть выход! Раздевайся.
- Вы с ума сошли! Как вы могли обо мне такое подумать!?
- Послушай, юноша, как тебя там...
- Родион.
- Так вот, Родион, мне не до шуток. И если тебе дорога жизнь, делай все,
что я скажу.
- Ну если без этого нельзя,- и Родион начал нехотя раздеваться.
Пока Родион снимал одежду, Кеша в свою очередь раздевал манекен. Когда он
снял с фараона маску, под нею вместо лица оказалась обмотанная бинтами
голова чучела.
- Ой, мне холодно!- вдруг пожаловался Родион.
- Возьми, одежду фараона и быстро вон в ту дверь. И чтобы я тебя там не
слышал!
- Я буду тише мыши,- обрадованно заявил Родион, входя в дверь с надписью:
`Посторонним просьба не входить`, и тут же с громким воплем выскочил
обратно.
- Ну, что там еще?- спросил Кеша.
- Кажется, мыши.
- Ну ты, Родион, даешь! - произнес Кеша, натягивая одежду Родиона на
оставшееся от фараона чучело в бинтах.- Тебе смерть грозит, а ты мышей
испугался. Нет там никаких мышей, это тебе в темноте померещилось.
- Правда, нет?
- Нет, нет. Кстати, а вот и твоя невеста, кажется, просыпается.
Больше сказать Родиону Иннокентий ничего не успел.

* * *

Как только Родион исчез в фотолаборатории, Зулейка начала приходит в
себя. Увидев Кешу, она вдруг игриво заулыбалась:
- Господин фотограф, а вы меня одну снимете?
- Сниму.
- На ночь.
- Нет, на пленку.
- Разве я вам не подхожу на ночь?
- Почему же, подходите. Ночью с вами можно не бояться ходить по улице.
- О ночь! Мое любимое время суток. Ночью я так сексуальна, что все
мужчины хотят совершить надо мною насилие. Я и по вашим глазам уже вижу.
- Что видите?
- Что вы хотите совершить насилие. Сделайте же скорее мне какое-нибудь
необычное предложение.
- Предложение?
- Да! И я даже не буду скрывать, что уже на все согласна.
- Ну хорошо, так и быть, я сделаю вам предложение.
- Какое, любимый?
- Отвяжись. А?
- Шалунишка. Зачем же с таким упрямством скрывать свои чувства? Пока нас
никто не видит, нате, берите меня!
- Постойте, постойте. А что скажет на это ваш отец?
- Вы что, при нем будете меня насиловать, извращенец?
- В общем-то, я и без него не собирался.
- Ой, вы такой отвратительный, что нравитесь мне еще больше.
- Хорошо, тогда я вам скажу такое, что никому никогда про себя не
говорил.
- Как интересно!
- Я, как бы вам это помягче сказать, ну, в общем не мужчина.
- Да, ну!
- Честное слово.
- Да, нет, никогда не поверю. Да, такого не может быть! Фотограф - и не
мужчина.
- Увы, но это так. Как говорится, у каждого в жизни своя трагедия.
- Послушайте, неужели и правда - женщина?!
- Кто женщина?
- Ну вы говорите, что не мужчина.
- Я не мужчина?! А! Ну правильно, я не мужчина, но не в том смысле, что
женщина, а в том смысле, что мужчина, но не до конца.
- Не до конца чего?
- Ну понимаете, не до конца и все тут.
- Что, с самого начала не до конца?
- Нет, с самого начала, может, и был мужчиной от начала и до конца, но в
самом конце выяснилось, что от начала, но не до конца.
- А! То есть, вы хотите сказать, что вы все-таки мужчина, но без... О
ужас!
- Нет, нет, очень даже с... но без... о Господи, как бы это объяснить
понагляднее. Вот, к примеру, возьмем пистолет.
- Что? Пистолет. А! Берем.
Зулейка достала свой дамский пистолетик и направила на Кешу:
- Уберите вашу `гаубицу` от моего лица, я имел ввиду в переносном смысле.
- Не поняла, куда?
- Не куда, а как наглядный пример. Вот смотрите, у пистолета есть ствол.
- Допустим, есть.
- Не допустим, а точно есть.
- Хорошо, есть.
- Следите за мною внимательно, у пистолета есть ствол, но он же не
дерево.
- Ха-ха-ха! Да, действительно, не дерево. Как интересно! Надо запомнить,
потом папе расскажу.
- Теперь ясно, что можно быть мужчиной со стволом, но при этом не быть
деревом.
- Чего?
- Хорошо, рассмотрим другую ситуацию. Следите за мною внимательно.
- Слежу.
- У дерева тоже есть ствол.
- Допустим, есть.
- Не допустим, а точно есть. Однако дерево же не стреляет!
- Не стреляет.
- Теперь ясно?
- А-а-а!
- Ну наконец-то.
- Значит, вы - дерево?
- Нет, дерево - это вы, а я мужчина со стволом, который не стреляет.
В это время в студию вваливаются братья Зулейки и с большим подозрением
осматривают каждый угол. За ними появляется папа Кубик.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

* * *

Как только папа Кубик вошел в студию, Зулейка бросилась к нему на шею с
жалобами:
- Папа, я сделала фотографу предложение, а он говорит, что он мужчина со
стволом, который не стреляет.
- Что ж, это плохо,- сказал папа Кубик и поставил небольшой чемоданчик, с
которым он вошел, на пол.- Это очень плохо, но не смертельно, по себе знаю.
В конце концов для семейной жизни это не главное.
- Но у меня куча других недостатков, - осознав всю серьезность положения,
заявил Кеша. - Например, я страшно храплю во сне.
- В этом смысле тебе, Кеша, с моей Зулейкой сказочно повезло. Она
практически глуха на оба уха. Бывало, крикнешь ей:
`Эй ты, мокрая курица! Ты можешь, наконец, закрыть свой рот и помолчать
хотя бы пять минут в день`. А она буквально ну ничегошеньки не слышит. Пока
не подойдешь и не треснешь ее по заднице, не уймется. Так что храпи в свое
удовольствие, ей это спать до двенадцати дня нисколько не помешает.
- А разница в возрасте? У нас же большая разница в возрасте.
- Не думаю, что она старше тебя больше, чем на год, - успокоил Карманова
Кубик.
- О Господи, сколько же ей лет?
- Сущие пустяки. По моим расчетам, еще и тридцати двух нет. Кстати, а
почему ты спрашиваешь?
- Клянусь - из чистого любопытства!
- Ой, хитрец! Я все вижу, все отцовским сердцем чувствую. Признавайся,
Кеша, ведь она тебе здорово запала в душу?
- Еще бы, уродина, каких не часто и встретишь, - сделал ремарку в сторону
Кеша.
- Что он сказал, папа?! - Зулейка потянулась к своему пистолету.
- Я говорю, ваша дочь очень даже ничего, - тут же поправился Кеша.
- Но знаете, господин Кубик, совсем не в моем вкусе. Нет, конечно, если
приглядеться внимательнее, она вполне даже может и в конкурсе красоты
участвовать, а может даже и первое место занять. Впрочем, извините, я в
женской красоте, кажется, абсолютный идиот.
- Это заметно! Кстати, ты женат? - поинтересовался у Карманова Кубик.
- Я? Конечно же...
- Впрочем, это не важно,- перебил его Кубик.
- Почему?
- У мусульман разрешено многоженство.
- Но я же не мусульманин.
- А тебе и не к чему. Достаточно, что мой дедушка был правоверным.
- Поверьте, я вашей дочери ну ни как не подхожу.
- А ее никто и не спрашивает?
- Неужели, вы, родной отец, хотите сделать дочь на всю жизнь несчастной?
- А ты хочешь на всю жизнь сделать несчастными всех остальных? Впрочем, я
не настаиваю. Договаривайся с нею сам. Я-то знаю свою дочь, если она на
кого западет, то в покое точно не оставит. Только хочу предупредить, на тот
случай, если тебе в голову придет глупая мысль ей возражать, у моей дочери
есть один маленький недостаток.
- Как, всего один?!
- Всего один и вот такой малюсенький, - показал папа Кубик недостаток
Зулейки между двумя пальцами.
- Вот такой? - переспросил на своих пальцах Кеша.
- Вот такой, - подтвердил Кубик. - С детства она у меня немножечко
нервная, и чуть что не по ее, сразу начинает стрелять.
- И только-то, да она в таком случае сущий ангел.
- Я знал, что она тебе понравится... сынок. Уверен, что вы с дочерью
договоритесь. Ну, а не договоритесь...- Кубик пожал плечами. - Кстати,
помнится, Кеша, мы у тебя труп предыдущего жениха на хранение оставляли.
- Ах, труп жениха, - скорчил через силу беззаботную мину Карманов.
- Так вот же он, голубчик, лежит. Я его для верности уже и запаковал,
чтобы вам время не терять.
- Это ты молодец, Кеша. Соображаешь. Ребята, взяли.
- Простите, господин Кубик, если не секрет, куда вы его?
- В семейный склеп, куда же еще. Родня все же, хотя и не состоявшаяся.
Да! И надеюсь, не надо предупреждать, что все, здесь произошедшее,
останется строго между нами.
- Могила.
- Вот именно. В противном случае можешь сразу сделать
высокохудожественную фотографию и для себя.
- Зачем?
- Чтобы украсить свой надгробный камень.
- Так я же еще живой!
- Это недоразумение легко исправить...
После этого замечания папа Кубик, Зулейка и ее братья со свертком в руках
покинули студию.

* * *

На ощупь в студию заходит клиент в черных очках. Мы видим этого человека
во второй раз, но пока сказать о нем решительно ничего не можем. Даже имя и
характерные особенности у него появятся в процессе развития событий.
Карманов подбежал к слепому и помог ему сеть на стул перед белым экраном,
после чего инвалид недовольно спросил:
- В прошлый раз я так и не понял, здесь делают фотографии для слепых?
- Конечно, делают, - ответил Карманов. - Для инвалидов даже предусмотрена
скидка.
- А вот скидок больше не надо, - нервно дернувшись, попросил слепой. - У
меня и так от вашей прошлой скидки вся задница в синяках.
- Прошу прощение за недоразумение с этими бандитами. Уверяю вас, мои
скидки - это совсем не больно.
- А что, - спросил слепой, - та бандитская семейка сюда еще вернется?
- Боюсь, что да. Наверняка они захотят забрать заказанные фотографии.
- Удивительное везение. То есть я хотел сказать, у-у, подонки! Обижать
инвалида!
- Может, в таком случае вам лучше зайти в другой раз?
- Нет, зачем же. Мне как раз срочно понадобились фотографии.
- Если не секрет, куда будем сниматься?
- Куда?.. Гм... Ах да, вспомнил. Понимаете, я давно хочу жениться, даже
вот в журналы знакомств обращался, а они просят прислать фотографию. Вот я
и говорю, нельзя ли меня снять для будущей избранницы как-нибудь
попривлекательней?
- Конечно, можно. Хотите, я вас сниму на фоне горного ущелья с кинжалом в
зубах?
- С кинжалом?
- Да. На фоне гор. Девушки любят, горячих и смелых мужчин.
- Я бы с радостью, но у меня от горных высот кружится голова.
- Хорошо, тогда я предлагаю снять вас в форме капитана на мостике корабля
дальнего плавания.
- Вы думаете, девушки больше любят капитанов кораблей дальнего плавания?
- Еще бы! Представляете, на что они способны после дальнего путешествия?
Слепой задумался.
- На мостике я бы с радостью, но меня от корабельной качки тоже тошнит.
Может быть, мне лучше взять в руки книжку и сидеть так задумчиво,
задумчиво?
- Книжку! Ха-ха. Вы же слепой.
- Кх...- закашлялся слепой. - Я имел в виду по Брейгелю, с выпуклыми
буквами.
- Сомневаюсь, что найдется дура, клюнувшая на книжку, да еще с выпуклыми
буквами. В руках надо держать что-нибудь чисто мужское, например, кинжал,
трость или подзорную трубу.
- Хорошо, если вы считает, что так будет лучше, то я, пожалуй, выберу
подзорную трубу.
- Однако, странный выбор для человека, живущего в полном мраке.
- Кх...- снова закашлялся слепой.- А что тут такого, я же не просто
подзорную трубу выбираю, а трубу с прибором ночного видения.
Кеша подошел к белому экрану и дернул сбоку за веревочку. С потолка
плавно опустился прекрасный вид на океан. Затем порывшись где-то позади
экранов с видами, Кеша достал подзорную трубу.
Протягивая ее слепому, Карманов, вдруг остановился, как громом ударенный
неожиданной мыслью:
- Постойте, постойте! Так вы и вправду хотите жениться?
- С рождения только об этом и мечтаю.
- Так. Дайте мне подумать... Скажите, а вы очень-очень хорошо ничего не
видите?
- Постыдились бы смеяться над человеком, живущем в полном мраке.
- Поверьте, мне сейчас не до смеха. У меня, кажется, есть для вас
великолепная партия.
- Вы серьезно?
- Какие уж тут шутки.
- А она хорошенькая?
- Как картинка с обложки журнала мод. Кстати, а вам-то какая разница?
Предупреждаю сразу, если вы еще не в курсе, все женщины устроены
приблизительно одинаково. Отличаются лишь детали, в темноте значения почти
не имеющие.
- Хорошо, но мне, как человеку высокообразованному, очень важно знать,
как у нее обстоят дела с интеллектом?
- Все в порядке, восстановлению не поддается.
- Ну поговорить-то с нею о чем-нибудь можно? Например, о разнице между
импрессионистами в живописи и сионистами в политике.
- Ну, а почему бы и нет, говорите себе на здоровье... А если и она
попробует что-нибудь вставить, можно и уши заткнуть. Жалко, что вы ко всему
прочему еще и не глухой. Как мужу вам бы цены не было.
- Что вы сказали? Повторите, пожалуйста, а то у меня со слухом чтото
стало неважно.
- Говорю, женитесь! - закричал в самое ухо слепому Кеша.- Вы же просто
находка друг для друга.
- И вы думаете, она будет мне хорошей женой?
- Запомните, плохих жен не бывает, бывает не худший вариант. Ну что, я
вас убедил?
- Ну, в общем-то я не против. Вот только, что скажет обо мне она?
- Вас что-то смущает, или вы сомневаетесь в своих мужских достоинствах?
- В общем нет, тем более, что применять мне их как-то еще не приходилось,
но... вы думаете, моя слепота ее не смутит?
- Запомните, друг мой, для женщины, общее состояние мужчины значения
почти не имеет. Более того, чем хуже, тем лучше. Вы будете смеяться, но они
верят, что какой-либо изъян в мужчине гарантирует их исключительное право
на обладание. Ха-ха-ха. Дуры, да?! И потом, некоторых женщин черные очки
даже возбуждают. Им нравится, что мужчина не может их как следует
разглядеть.
- Но я даже не знаю, как вести себя с женщинами.
- Задачу сделать из вас Казанову в черных очках я беру на себя. Начнем с
элементарного. Во-первых, вам надо выработать особый взгляд. Ах, черт!
Простите, совсем забыл, вы же слепой.
- Все равно любопытно узнать, что за взгляд такой?
- Особый взгляд, от которого женщины тихо кончают. Это, когда ты смотришь
на женщину не в целом: ноги, бедра, талия, грудь, лицо - а как бы по
отдельности: ноги... бедра... талия... грудь...лицо...
- Не понял, а в чем разница?
- Принципиальная! В первом случае, она будет знать, что вы хотите ее
взять целиком, а во-вторых, что вы заинтересованы лишь в отдельных ее
частях.
- Как интересно?!
- Идем дальше. На словах соглашайтесь с ней абсолютно во всем, но делайте
все по своему.
- Это как?
- Следите внимательно, показываю. - Кеша приблизился к слепому, -
Позвольте, - сказал он и снял с посетителя пиджак, после чего принялся
снимать рубашку.
- Ой, зачем вы расстегиваете пуговицы моей рубашки? - в недоумении
отпрянул слепой.
- Реакция правильная. Теперь запоминайте мои слова. `Дорогая, да с чего
ты взяла? У меня и в мыслях ничего подобного не было. С чего бы это я стал
расстегивать твою рубашку?`
- Ой, мамочки! Мне же щекотно. Куда я попал? Я хотел всего лишь сделать
фотографию. Осторожно, не помните рубашку. И вообще ее лучше повесить на
плечики.
- ...Просто великолепно, они обычно тоже об этом волнуются...- сказал
Кеша и двинулся дальше.
- Да вы с ума сошли?! Зачем вы расстегиваете мои брюки?
- Превосходно. Теперь я. `Твои брюки? Любимая, никогда и не думал
расстегивать изумительно подходящие к цвету твоих глаз брюки. Я всего лишь
интересуюсь их устройством`. Да не дергайте так своими костылями. `О,
любимая, какие оказывается стройные у тебя ножки`.
- С брюками тоже поосторожнее, мне еще возвращаться в них домой, -
потребовал слепой.
- Э-э, да вы, оказывается, весь диалог знаете. Посмотрите на него! А
прикидывался новичком.
- Мне холодно.
- Да! Нижнее белье у вас для Казановы слабовато. Ну ладно, так и быть,
одевайтесь...
Но вместо того, чтобы одеваться, слепой застыл с брюками в руках, вперив
взгляд под черными очками в сторону входа. Карманов обернулся и тоже замер,
приоткрыв рот.

* * *

На фоне бархатной портьеры, прикрывавшей вход в студию, стояла
необыкновенно красивая девушка, с большими, почти как у мухи, глазами. В
руках она держала дамский дорожный ридикюль из крокодиловой кожи.
Это была Маргарита. Дальше мы ее чаще будем звать просто Марго. О ее
внешности скажем так. Почти все мужчины в ее присутствии фатально глупели.
Даже те, которые блистали находчивостью в компании друзей, проявляли
недюжинные способности на работе, поражали воображение неожиданными
решениями в сложных ситуациях. Стоило на горизонте появиться Маргарите, как
большинство мужских лбов приобретало твердость необычайную. Можно было бить
этих несчастных киянкой по голове, водить перед зрачками свечкой,
прикладывать, наконец, зеркальце к губам - сколько-нибудь здоровой реакции
почти ни у кого не наблюдалось. Характер же ее был весь сосредоточен в ее
глазах, а они были печальны.
- Ой, простите! Кажется, я некстати, - сказала Марго и повернулась к
выходу.
- Стойте, стойте! - Закричал Карманов. - Очень даже кстати. Мы как раз
заканчивали. Вы хотели сделать фотографию?
- И даже несколько, но не буду вам мешать, - Марго указала на слепого без
штанов, - я лучше зайду в другой раз.
- Если вас беспокоит его нагота, то не подумайте ничего плохого. Клиент
просто зашел сняться на фоне пляжа. Сами понимаете, кто же на пляже гуляет
в костюме. Так что проходите и располагайтесь. (Тихо в сторону
остолбеневшего слепого). Продолжаем урок. Наблюдайте, как через пять минут
она будет моею. (И снова девушке) Так значит вы сняться хотите? Что же, как
говорится, наши желания в этом совпадают.
Марго поставила ридикюль к стенке и немного смущаясь начала объяснять:
- Понимаете, я только что с вокзала, еще нигде не устроилась, и первым
делом к вам. Мне сказали, вы можете помочь.
- Вам негде жить? - изумившись, спросил Кеша. - Что ж, я готов разделить
с вами мою скромную холостяцкую берлогу, но...
- Причем здесь жилье? - рассмеялась Марго. - Вы не поняли. Я приехала,
чтобы начать карьеру фотомодели, а для этого мне нужны фотографии, но не
просто фотографии, а как бы раскрывающие меня всю.
- Ах, вот вы о чем, - засмеялся в ответ Карманов. - Не беспокойтесь, вы
обратились точно по адресу. Я раскрою вас всю до последнего уголка.
Раздевайтесь.
Марго покосилась в сторону остолбеневшего слепого.
- А господин с пляжа нам не помешает?
- Что? Я сказал, что он с пляжа? Ха-ха. Это была шутка. Он всего лишь мой
ассистент, и раздевался для съемок в женский журнал. Вы не смотрите, что с
виду он полный дегенерат. Внутри это опаснейший сердцеед. У него даже
кличка такая... э-э-э... Казанова. Эй, Казанова, я пока подготовлю свою
аппаратуру, а ты займись общей уборкой студии. Слышишь, Козя? (Дает
застывшему слепому пинок) Козя, одень штаны, закрой рот и не смотри так на
девушку, ты же слепой.
Услышав последние слова, Казанова спохватился и быстро натянул штаны.
- Какой-то он у вас странный. Он что, немой? - спросила Марго.
- Мало того, он еще ничего не видит и не слышит. Но женщин это не
останавливает. В любви, как вы понимаете, эти органы играют далеко не
главную роль. Итак, приступим. Кстати, вам никто не говорил, что по фактуре
вы вылитый Ренуар.
- Моя фамилия не Ренуар.
- Само собою, но вы похожи на его произведение.
- На что вы намекаете?! Моя мать была приличной женщиной и никогда не
изменяла отцу, хотя он и бросил маму еще до моего рождения.
- Простите, я вовсе не хотел вас обидеть. Кстати, Иннокентий, -
представился Кеша.
- Маргарита.
- Какая прекрасная погода! Не правда ли, Маргарита?
- А?!- не поняла Марго.
- Ты так хороша, что я готов выполнить любое твое желание.
- А?!- еще больше опешила Марго.
- Хочешь, звезду с неба достану или дракона из соседнего леса завалю.
- Ой, вы так интересно говорите, но я ничего не понимаю.
- А чего тут понимать, люблю я тебя, - вдруг сделал необычное признание
Кеша, - с того самого мгновения, как ты вошла в эту студию.
- Вы меня любите?! - окончательно растерялась Марго.
- А что тебя удивляет? Разве ты не достойна любви?
- Достойна. Но вы же совсем меня не знаете.
- Вот это больше всего меня и привлекает. Настолько, что я готов сделать
тебе предложение. Будь моей женой!
- Что?!! Вы с ума сошли.
- Да, сошел, от любви к тебе.
- Вы что, нарочно все это говорите, чтобы поиздеваться над бедной
провинциалкой.
- Девушка из провинции - это же моя мечта. Теперь я от вас точно не
отвяжусь, ведь из провинциалок получаются отличные жены.
- Но я вовсе не собираюсь выходить замуж. Я всего лишь зашла сделать
фотографии, чтобы стать фотомоделью.
- Отлично, я сотворю из своей жены топ-модель. Только представь, ты
будешь блистать обворожительной улыбкой с обложек лучших журналов мира.
- А вы не врете?
- Честное слово. Весь свой талант и все свое трудолюбие я посвящу тебе
одной.
- Постойте, постойте, все это так неожиданно.
- Быстрее соглашайся. Считаю до трех. Раз...
- Мне надо подумать.
- Чего тут думать, второго такого случая не будет. Два...
- Но я вас совсем не знаю.
- Тем более не вижу причин для отказа. Три... Согласна?
- Нет... То есть... Боже, какая нелепица!..
- Согласна? - наседал Карманов.
- Хорошо, я дам ответ, если вы пообещаете выполнить одно мое желание. И
хочу сразу предупредить, оно может быть опасно для жизни.
- Да, я готов хоть сейчас за тебя умереть, любовь моя, не за свободу, не
за равенство, не за братство, а только за тебя.
- Ну хорошо, согласна, - наконец сдалась Марго.
Казанова, наблюдавший из угла эту сцену, от восхищения крякнул и забил в
ладоши.
- Умничка! - Воскликнул Кеша и приник к видоискателю фотоаппарата. - А
теперь скажи, что ты счастлива.
- Да я счастлива. Наконец нашелся человек в этом безумном городе, который
искренне желает мне добра. Можно я вас за это поцелую, - Марго со смущенной
улыбкой направилась к Карманову.
- Стоп, внимание, застыла!.. - вдруг закричал Иннокентий и быстробыстро
начал с разных точек снимать светящуюся от счастья Марго.
- Снято!.. Снято!.. Еще один отличный кадр. Работаем дальше.
- Что все это значит? - растерянно спросила Марго.
- Не обращай внимания. Это всего лишь мой метод работы с моделями.
Настоящие чувства на фотографиях получаются просто великолепно.
- Значит, вы меня не любите? Значит, все сказанное вами - ложь?
- Во-первых, о твоей красоте я и капли не приукрасил, во-вторых, на хрена
тебе старый пень, вроде меня, а в-третьих, этот старый пень еще нужен жене
и двум детям.
- Ах ты паразит!
- Какая убедительная ярость! Снимаю. Марго, куда же ты бежишь? Козя,
держи ее!
Казанова растопырив руки и расставив ноги, двинулся на Маргариту, в то
время как Кеша щелкал затвором фотоаппарата. В следующую секунду Козя уже
валялся на полу, корчась от боли.
- Марго, - укоризненно произнес Кеша, - а вот между ног мы бить не
договаривались. Впрочем, кадр выйдет просто великолепный. Козя, ты как?
Козя, пытаясь что-то сказать, несколько раз беззвучно открыл и закрыл
рот.
- Ничего, до свадьбы заживет. А тебя, Марго, - обратился Кеша к готовой
расплакаться Маргарите, - могу только поздравить. Великолепная работа перед
камерой! Ты настоящая модель.
- А вы паразит и ничтожество! - закричала в ответ в три ручья заревевшая
девушка.
- Хорошо, хорошо, успокойся. Потом сама меня будешь благодарить. Кстати,
кадр с ударом надо будет повторить, боюсь, было не в фо... Кх! Спасибо...
(от удара в пах глаза фотографа сходятся в одну точку) Теперь в фокусе.
Вся в слезах Марго выбежала из студии, даже забыв свой дорожный ридикюль.
Скорчившись на полу, Кеша, протянул руку к Казанове:
- Козя, возьми ее сумку и быстро догони девушку.
- Как же я ее догоню, если я слепой? - развел руками Козя.
- Ах, да, я и забыл, - поморщился Кеша. - А если на слух?
- Я и слышу плохо.
- Господи, нос-то у тебя есть?
- Есть!
- Тогда беги в шлейфе ее духов. Может, догонишь!
- Это я могу, - уже на ходу крикнул Казанова, схватил дамский ридикюль и
выбежал вон.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

* * *

В студию входит Зулейка.
В руках у нее дамский дорожный ридикюль из крокодиловой кожи, в точности
похожий на тот, что забыла Марго.
- Что здесь происходит, Кеша? Почему только что полураздетая девушка
выбежала из студии? Вы что, пытались ее изнасиловать? А как же я?
- Никто никого не насиловал. Я всего лишь делал фотографии для этой
фотомодели.
- Фотографии для фотомодели?.. Гм.. Ой, Кеша, хорошо, что напомнил.
Хочешь, я расскажу тебе о своей главной цели в жизни?
- Предупреждаю сразу, для этой цели я не подойду.
- Только ты и подойдешь. Я тебе заплачу, сколько потребуется.
- Ты думаешь, такого `сокровища` как ты будет недостаточно.
- Моя заветная мечта... Ой мне так стыдно. Моя самая заветная мечта...
стать фотомоделью. Представь только, мое лицо на обложке журнала мод!
- Представляю. Мимо такого точно не пройдешь не вздрогнув.
- Да. Все мужчины будут вздрагивать от желания, а женщины от черной
зависти. И ты, как фотограф и как мужчина, неравнодушный ко мне, просто
обязан мне в этом помочь.
- Детка, я фотограф, а не Господь Бог. Я не в состоянии переделывать все
ужасное, что до меня натворили. Хотя постой! Если на этом твои желания
заканчиваются, я сделаю из тебя супермодель. По крайней мере, это будет
что-то новенькое - безобразие, как эстетическая вершина!
- Ты меня совсем не любишь. Но я тебя прощаю, и даю одну минуту, чтобы ты
меня полюбил. Вот. Посмотри, что у меня для тебя есть.
Зулейка раскрыла сумку, заставив Карманова онеметь от изумления. Сумка
оказалась доверху забита долларами. - Только не говори, что это ты случайно
нашла у папы в кабинете и прихватила, чтобы нам было на что жить, -
сглотнув слюну, чтобы справиться с сухостью в горле, произнес фотограф.
- Угадал, любимый. Знаешь, сколько здесь?
- Думаю, больше, чем та мелочь, которую принято тырить у родителей из

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован