20 декабря 2001
147

ТРУДНО СТАТЬ БОГОМ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Вячеслав РЫБАКОВ

ТРУДНО СТАТЬ БОГОМ

(Рукопись, не найденная до сих пор)




ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

К добру ли, к худу - диалектически мысля, надлежало бы, конечно,
сказать: и к добру, и к худу, а к чему в большей степени, мне не узнать до
Страшного Суда, - но прочитанные в раннем детстве книги ранних Стругацких
воочию показали мне мир, в котором, по-моему, только и может полноценно
жить человек. Вероятно, некая неосознаваемая предрасположенность
существовала и прежде, но именно с того рокового момента реальный мир стал
мне чужбиной. Подозреваю, что и сами Стругацкие в молодости тоже ощущали
нечто подобное; в предисловии ко второму изданию `Полдня` они
проговорились об этом практически впрямую.
Да вот беда-то: испокон веку для российских прозревателей грядущего
мир желаемый, вожделенный, должный отличался от мира реального
принципиально. В каких-нибудь заштатных Североамериканских Штатах все
просто: банкоматов побольше, автомобилей поэкономичнее, преступников
поменьше - и готово светлое будущее. Желательные трансформации носят, лишь
количественный характер. Не то у нас. Если описываемый мир не отличается
от реального качественно - это и не будущее вовсе, а паршивая какая-нибудь
фантастика ближнего прицела. Вот когда социальная организация - по
возможности, в мировом масштабе - совершенно иная, идеальная, вот когда
человек мановением невесть чего полностью лишен комплексов, агрессивности,
лености, равнодушия... вот тогда, пожалуй, это - мир грядый.
Но тот, кто способен хоть сколько-нибудь честно и последовательно
мыслить, раньше или позже обязательно упрется в вопрос: а что же это за
барьер такой лежит между настоящим и будущим? Между миром реальным и миром
желанным?
Ссылки на общественный строй очень быстро стали не более чем мертвыми
звуками ритуального колокола или гонга, которые во всех религиях
сопровождают любую молитву. Действительно, строй давно уж был сменен на
более прогрессивный, но в 60-х и, тем более, в 70-х, вопреки этому
очевидному факту, светлое будущее с каждым прошедшим годом явно делалось
не ближе, а дальше; реальный мир полз к ХХI веку, а ситуация в стране
сползала куда-то в ХIХ... и теперь, к слову сказать, когда строй снова
сменился на снова более прогрессивный, уже совсем на пороге ХХI века
страна ухнула - вместо торжества гуманизма и полетов к звездам - вообще
куда-то век в ХIV, к феодальной раздробленности, бесконечным усобицам,
бесправию и беззащитности смердов, выклянчиванию ярлыков на княжение у той
или иной орды...
Проблема барьера между реальным и желаемым мирами стала одной из
основных тем в творчестве Стругацких. Очень быстро они переместили фокус
рассмотрения с взаимодействия хорошего от природы человека с хорошим по
устройству обществом на взаимодействие нехорошего от природы человека с
обществом, которое из-за таких вот нехороших людей не в состоянии стать
хорошим. Всей мощью своего таланта Стругацкие обрушились на мещанина.
А мещанин не поддался.
Поэтому фокус вновь постепенно стал смещаться - на нехорошее
общество, которое культивирует нехороших людей, ибо только опираясь на
них, оно способно существовать. Тоталитарная система паразитирует на
мещанине, поэтому она воспроизводит мещанина. И тогда Майя Тойвовна
закричала: `Долой тоталитарную систему! Даешь свободу личности!`
К сожалению, это была лишь очередная мечта о качественной смене
общественного строя, не более продуктивная, чем увядшая десяток лет назад
мечта `даешь коммунизм`.
Но в лучших из вещей, посвященных порокам не социума, а человека,
Стругацкие блестяще показали, почему так называемый мещанин столь
непробиваем. Почему не соблазнить его ни светлым будущим, ни
благодарностью человечества, ни радостями творчества, ни
головокружительными тайнами Вселенной...
Инстинкт самосохранения сильнее всех этих соблазнов. Больше, чем
творить, больше, чем открывать и разгадывать, больше, чем осчастливливать
внуков, любой нормальный человек хочет просто продолжать жить, и с этим
поделать ничего нельзя. А вековой опыт неопровержимо доказывает, что все
перечисленные соблазны неизбежно чреваты тем, что любой судмедэксперт
назвал бы травмами, несовместимыми с жизнью.
И вот тут уж только один шаг остается до рокового вопроса, со времен
Иова не дающего покоя всякому мало-мальски порядочному человеку: почему
праведный несчастен, а неправедный счастлив? В чем изначальный вывих
нашего мира? С какой стати подонки сплошь и рядом живут себе припеваючи, а
на честных, добрых, благородных, ранимых обрушиваются все кары земные и
небесные?
Для безоговорочно верующего человека тут нет противоречия; за тысячи
лет гениальные богословы сумели виртуозно отынтерпретировать все, что
нехристям кажется несообразностями. Возлюбленных чад своих Господь
испытывает всю жизнь в хвост и в гриву, чтобы с полной гарантией
забронировать для них номера люкс в раю, - а прочим гадам предоставляет
полную свободу грешить, разрушать, мучить праведников, чтобы впоследствии,
ежели гады так и не раскаются, безоговорочно низвергнуть их в геенну. Но,
ей-богу, даже при столь железобетонной умственной подпорке все ж таки и
сердце лучше иметь каменное, а то, неровен час, хоть изредка, а возропщешь
на заоблачного садюгу...
Можно, если религия не греет, давать научные, социологические
объяснения; я и сам таковые давал. Например: человечеству необходим
определенный процент этически ориентированных индивидуумов, и совокупная
генетическая программа вида предусматривает обязательное их появление в
каждом поколении, ибо они являются единственным естественным
амортизатором, при встрясках предохраняющим общество от поголовного
взаимоистребления; но сами эти индивидуумы, как и надлежит амортизатору,
всегда, всегда находятся между молотом и наковальней, и никуда им от этого
не деться, такова их биологическая функция.
Однако весь спектр подобных объяснений лежит либо в области
потусторонней, неприемлемой для атеистов, и в частности для атеистов
Стругацких, либо внутри мира людского, что для атеистов, конечно,
приемлемо, но для фантастов тесновато. Да к тому же, если принять что-либо
похожее на второй вариант ответа, остается совершенно непонятным, почему
эти самые честные-добрые-благородные-ранимые, повстречавшись, безо всякого
понуждения со стороны то и дело устраивают друг другу такую соковыжималку,
какую ни один сталин-гитлер не сумел бы. При чем тут социальная
амортизация?
А не наблюдаем ли мы здесь проявления некоей куда более общей,
космической, космогонической закономерности? Какого-то всеобъемлющего,
извечного закона природы?
Ведь в последние десятилетия мы все больше убеждаемся, что вид Хомо
живет не сам по себе, не изолированно от солнечных бурь и дыхания
Вселенной. Взаимодействие оказывается куда более тесным, многоплановым и
непрерывным, нежели вульгарные спорадические столкновения типа `идущий
человек раздавил муравья`, `упавшая скала раздавила человека`. Может быть,
и социальные закономерности суть лишь локальные преломления интегральных
законов мироздания?
Великолепная повесть Стругацких `За миллиард лет до конца света`
есть, насколько мне известно, единственная в современной нашей литературе
попытка на интеллектуальном уровне ХХ века поставить этот вопрос и
ответить на него... Отвратительно звучит, как в школьном учебнике
литературы. Скажем так: почувствовать его и почувствовать ответ на него.
Но как же скучно живому человеку, иметь в качестве неизбывного и
единственного контрагента мертвое мироздание, пусть даже Гомеостатическое!
Совершенно справедливо и, честное слово, очень по-человечески заметил
нобелевский лауреат Стивен Вайнберг: `Чем более постижимой представляется
Вселенная, тем более она кажется бессмысленной`.
Правда, он тут же оговорил: `Но... попытка понять Вселенную - одна из
очень немногих вещей, которые чуть приподнимают человеческую жизнь над
уровнем фарса и придают ей черты высокой трагедии`. Однако, боюсь, это
тоже своего рода фарс: снисходительно поглядывать на тех, кто не поднимает
глаз к беспощадному небу, и гордиться своим спокойным мужеством под
падающей вниз скалой, смеяться, думать, рожать и нянчить детей под нею, со
свистом летящей, - будучи уверенным, что лететь ей по крайней мере еще
пятьдесят миллиардов лет!
Неровен час, высокая трагедия поединка со Вселенной - поединка
невольного, нежеланного, но неизбежного и, конечно, без малейшего шанса на
то, что в животном мире считается победой, - гораздо ближе...
Попробуем сделать еще шаг.
Я учился на пятом курсе, когда в руки мне попал машинописный текст
тогда еще не опубликованного `Миллиарда`. Поскольку никто не брал с меня
слова никому его не показывать, я, естественно, не смог утерпеть - и три
человека с нашего курса, которые, как я знал, любили фантастику не меньше
меня, смогли его прочесть. Помню, Коля Анисимцев - кстати, японист, как и
Владлен Глухов, только на полвека более юный, - возвращая рукопись,
недоверчиво спросил: `Слушай, а это не ты сам написал?` Я только смущенно
замахал руками - а то был голос судьбы.
Желание есть, бумага есть; есть жестокий опыт лет, с неотвратимой
стремительностью танкового клина прогрохотавших по нам после опубликования
`Миллиарда`. Талант, увы, пожиже, чем у Стругацких, - но тут уж ничего не
поделаешь, остается разве лишь восклицать вслед за Новом:
`На что дан свет человеку, которого путь закрыт? Дни мои бегут скорее
челнока и кончаются без надежды. Не буду я удерживать уст моих; буду
говорить в стеснении духа моего, буду жаловаться в горести души моей.
Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в
тягость? Что Ты ищешь порока во мне и допытываешься греха во мне, хотя
знаешь, что я не беззаконник и что некому избавить меня от руки Твоей?
Если я виновен, горе мне! Если и прав, то не осмелюсь поднять головы моей.
Я пресыщен унижением; взгляни на бедствие мое!`
И пришли к Иову, сидящему на пепле его, три владетельных друга его:
Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин, и были с ним. В
великой скорби молчали они семь дней и семь ночей, а потом каждый в меру
собственного разумения вразумлял его...



3:23. На что дан свет человеку,
которого путь закрыт?
7:6. Дни мои бегут скорее челнока и
кончаются без надежды...
7:20. Зачем Ты поставил меня
противником Себе, так что я стал
самому себе в тягость?
17:6. ...Поставил меня посмешищем
для народа и притчею для него?
19:7. Вот, я кричу: `обида!`, и никто
не слушает; вопию, и нет суда.
21:7. Почему беззаконные живут,
достигают старости, да и силами
крепки?
16:21. О, если бы человек мог иметь
состязание с Богом!
9:19. Если действовать силою, то Он
могуществен; если судом, то кто
сведет меня с Ним?
10:2. ...Не обвиняй меня; объяви мне,
за что Ты со мною борешься?
10:3. Хорошо ли для Тебя, что Ты
угнетаешь, что презираешь дело рук
Твоих, а на совет нечестивых
посылаешь свет?
10:15. Если я виновен, горе мне! Если
и прав, то не осмелюсь поднять
головы моей. Я пресыщен унижением;
взгляни на бедствие мое.
13:22. Тогда зови, и я буду отвечать,
или буду говорить я, а Ты отвечай
мне.
10:21. ...Прежде нежели отойду - и
уже не возвращусь...
Книга Иова

10:24. ...Долго ли Тебе держать нас
в неведении? Если Ты Христос, скажи
нам прямо.
Евангелие от Иоанна

Кто же обогатился... вселением в него
Христа... тот по опыту знает, какую
получил радость, какое сокровище
имеет в сердце своем, беседуя с
Богом, как друг с другом.
Святой Симеон Новый Богослов


1

`...только посплетничать. Без печальной ностальгической усмешки и
вспомнить нельзя было, как лет десять-пятнадцать назад в пароксизмах
вечного интеллигентского мазохизма пересказывали друг другу выпады
юмористов: дескать, советские ученые на работу ходят только чай пить и в
курилках болтать. Действительно, над кем было в ту пору еще издеваться
юмористам: над нижним звеном торговых работников да над научными
сотрудниками. Уж эти-то сдачи не дадут.
Да какая там сдача! Сами же чувствовали, что продуктивность
низковата, надо бы работать побольше, но только вот система душит. Смешно
сказать: совесть мучила! Ах, сколько времени уходит на писание
соцобязательств! Ах, каждый винтик, каждую призмочку-клизмочку просто на
коленях вымаливать приходится! Ах, с этим не откровенничай; определенно я,
конечно, ничего не знаю, но поговаривают, он постукивает. Ах, бездарно
день прошел, треп да треп; ну, ничего, завтра наверстаю... Теперь совесть
мучить перестала. Недели вываливались, месяцы вываливались, как медяки из
прохудившегося кармана. Два часа до работы в переполненном, изредка
ходящем, да два часа с работы, поэтому на работе - никак не больше пары
часов, а то домой приедешь уже на ночь глядя. Покурили, чайку схлебнули,
развеяли грусть-тоску, вот и день прошел.
Темы, в общем-то, не очень изменились; политика - обязательно (`Ты за
кого голосовал? Ты что, с ума сошел?!`); отвратительные перспективы жизни
и работы - непременно, всегда с прихохатыванием, как и в застойные
времена; глупость дирекции и ее неспособность справиться с ситуацией -
разумеется, как обычно. Когда дадут денег и какую долю от теоретически
положенной получки эта подачка составит; вот это было внове, это было
веяние времени. Кого где убили или задавили, или ограбили, на худой конец;
тут собеседники всегда начинали напоминать Малянову правдолюбцев из
масс-медиа: кто пострашней историю оттараторил, тот и молодец, того и
слушают, ахая и охая, и уж не вспоминается даже, что и менее страшные, и
более страшные истории - как правило, правда. И еще - всплывало дурацкое
воспоминание: запаршивленная, чадная, вся в тазах, скатерочках и бодро
поющих невыключаемых репродукторах коммуналка на проспекте Карла Маркса
города-героя Ленинграда, ее сумеречные, таинственно загроможденные
коридоры и в коридорах они, коммунальные пацаны, до школы еще, кажется;
так хочется хвастаться чем-нибудь, гордиться, быть впереди хоть в чем-то -
и вот угораздило Кольку ляпнуть: `А у нас вчера клоп с палец вылез из
кровати...` Что тут началось! Все завелись: `А у нас во-от такой!`, `А у
нас - во такенный!!!` - и разводили, тщась потрясти друзей до глубины
души, руки пошире, пошире, на сколько у кого плечишек хватало...
Кто с кем и как - это стало поменьше. Постарели. Темпераменту не
доставало, чтобы реально с кем-то чем-то подавать поводы для сплетен, а из
пальца высасывать не слишком получалось. Старались некоторые, женщины в
основном, честно старались - но, хоть тресни, выходило неубедительно и
потому неувлекательно. Наверное, весь институт дорого дал бы тем, кто
что-нибудь этакое отколол бы да отмочил: развод ли какой громогласный, или
пылкий адюльтер прямо на работе, под сенью старых спектроскопов; по гроб
жизни были бы благодарны - но увы. А молодежь в институте не прирастала,
молодежь талантливая нынче по ларькам расселась вся.
Да нет, не вся, конечно, умом Малянов это понимал, и на деле
приходилось убеждаться иногда - но облегчения это не приносило. Как-то раз
занесло его по служебной надобности в спецшколу при некоей Международной
ассоциации содействия развитию профессиональных навыков. Неприметная с
виду типовая школа сталинских лет постройки на канале Грибоедова. Пришел и
через пять минут сладостно обалдел - будто вдруг домой вернулся.
Интеллигентные, раскованные, компанейские учителя - просто-таки старшие
товарищи, а не учителя. Детки - как из `Доживем до понедельника`
какого-нибудь, или из `Расписания на послезавтра`, или, скажем, из
стругацковских `Гадких лебедей` - гнусного слова `бакс` и не слышно почти,
только о духовном да об умном, все талантливые, все с чувством
собственного достоинства, но без гонора... Сладкое обалдение длилось ровно
до того момента, когда выяснилось, что в компьютерных классах даже для
малышатиков нет русскоязычных версий программ; вот на английском или на
иврите - пожалуйста. И сразу понятно стало, что этих чуть не со всего
города-героя Санкт-Петербурга выцеженных одаренных ребят уже здесь
заблаговременно и явно готовят к жизни и работе там. Ребятишки увлеченно
рассуждали о жидких кристаллах, о преодолении светового барьера, о том,
что корыстная любовь - это не любовь, и не понимали еще, что страна, в
которой они родились, их продала, продала с пеленок и, в общем-то, за
бесценок. Такие дети такой стране были на фиг не нужны - и она толкнула их
первому попавшемуся оптовику в числе прочего природного сырья. Никогда
ничего Малянов не имел ни против иврита в частности, ни, вообще, против
предпочитающих уезжать туда; но жуткое предчувствие того, что лет через
пять-десять здесь не останется вообще уже ни души, кроме отчаявшихся не
юрких работяг с красными флагами и мордатых ларьковых мерсеедов и
вольводавов - остальные либо вымрут, либо отвалят, накатило так, что
несколько дней потом хотелось то ли плакать, то ли вешаться, то ли
стрелять.
Больше всего, пожалуй, сплетничали о том, кто и как присосался к
каким грантам и фондам. Тайны сии верхушка институтской администрации
держала под семью замками, за семью печатями - но тем интенсивнее
циркулировали версии и слухи. И, разумеется, здесь тоже действовало общее
правило: кто погнуснее версию забабахает, тому и верят. Но ведь и впрямь:
нередко за соседними столами сидели, как и многие годы до этого, люди
одного и того же возраста, с одной и той же кандидатской степенью - но
один теперь получал сто семьдесят тысяч в месяц, а другой - восемьсот.
Получавшие восемьсот изображали дикую активность, бегали взад-вперед как
ошпаренные, сами зачем-то выкладывали на свои столы и не убирали неделями,
а иногда даже и не распечатывали, какие-то зарубежные письма себе; те, кто
получал сто семьдесят, пили чай и общались.
Мозги зарастали шерстью.
Порой, если никто не видел, Малянов доставал из ящиков свои бумажки -
уже не с гениальным чем-то, разумеется, просто с недоделанными плановыми
каракулями, которые еще пяток лет назад казались скучной рутиной и вдруг
нечувствительным образом обернулись пределом мечтаний; дописывал одну-две
цифирки, но тут же спохватывался: уже пора было спешить домой, иначе, как
пройдет час `пик`, автобусы-троллейбусы вообще, считай, ходить перестанут,
до полуночи не доберешься - и, засовывая бумажки обратно, с тоской ощущал:
никогда... уже никогда... Что - никогда? Он даже не пытался определить.
Все - никогда.
Институт тонул и, как положено утопающему, бился, пускал пузыри. Ни с
того ни с сего на парадных великокняжеских дверях, выходивших прямо на
величавую невскую набережную, бывшую Английскую, бывшую Красного Флота, а
теперь, наверное, опять Английскую, вызвездила, заслонив название
института, вывеска `Сэлтон` - фирма, которая, как сразу начали недоуменно
острить опупевшие астрономы, пудрит мозги не просто, а очень просто.
Впрочем, директор немедленно заявил на честно собранном через пару дней
общем собрании, что только благодаря этой субаренде администрация сможет
выплачивать сотрудникам зарплату, иначе - кранты; государственное
финансирование составляет в этом году двадцать восемь процентов потребного
и не покрывает даже тех сумм, которые институт должен вносить в городскую
казну за аренду здания.
Какое-то время от `мерседесов` и `вольв` к дверям было не
протолкнуться. По институту, всем своим видом резко отличаясь от
растерянно веселых пожилых детей со степенями, деловито, но не суетливо,
никогда не улыбаясь, заходили крутые и деловые, все - моложе тридцати.
Таинственно возникали в коридорах, сразу ставших похожими на сумеречные и
загадочные, как бразильская сельва, коридоры приснопамятной коммуналки,
импортно упакованные ящики со всевозможной электроникой, оргтехникой, пес
его еще знает с чем; время от времени пробегал слушок, что часть этих
драгоценных для любого ученого вещей пойдет институту, но ящики, постояв
неделю-две, так и исчезали нераспакованными. Назавтра на их месте
возникали другие.
Потом этим другим стало не хватать места; они принялись возникать и в
рабочих кабинетах, и в кабинете-музее великого Василия Струве, основателя
Пулковской обсерватории, - безвозвратно вытесняя оттуда как хоть и старое,
но все равно единственно наличное и потому до зарезу нужное оборудование,
так и, например, знаменитый письменный стол красного дерева, необозримый,
словно теннисный корт, со всем его антикварным письменным прибором.
Считалось, что именно за этим столом работал великий до переезда в
Пулково. Сей стол вкупе с прочим верные академическим традициям подвижники
уберегли и в революцию, и в блокаду - но наконец и он попал под колеса
прогресса. Скорее, конечно, не под, а на. Куда эти колеса его увезли - так
и осталось невыясненным; ни одной мало-мальски достоверной сплетни
Малянову услышать не довелось. Но, в конце концов, это была частность - по
большому же счету почти сразу стало ясно, что институт превратился в
перевалочную базу распределения чего-то интенсивнейшим образом
раскрадываемого. Продолжалось это долго. Но как-то в ночь нераспакованные
ящики в очередной раз полностью испарились, а на следующий день к вечеру
полностью испарились `мерседесы`, роившиеся у подъезда. Субаренда
исчерпала себя, осталась только быстро линявшая вывеска. Ни у кого руки не
доходили ее сковырнуть...
Последний пузырь назывался `Борьба с кометно-астероидной опасностью`.
Какой Сорос-Шморос кинул несколько десятков миллионов долларов на это
безумие, какая мафия свои кровные - то бишь кровавые - профиты отмывала,
народ разошелся во мнениях. Достоверно выяснить удалось только то, что в
международной программе по разработке методик предсказания и
предотвращения кометно-астероидных ужасов участвует не только Россия, так
что засветили сытные загранкомандировки за счет приглашающих сторон...
Опять же осталось невыясненным - хотя версиям не было числа, - кто и как
сумел на эту халяву выйти да еще настолько удачно к ней присосаться.
Возбужденно хохоча и жестикулируя так, что едва не слетали чашки со
столов, научные работники принялись измышлять и даже слегка инсценировать,
каким именно образом станет происходить отваживание астероидов, буде они и
впрямь вздумают таранить Землю. `Зам по АХЧ в плаще со скорпионами вылезет
на гору Синай и произнесет...` - `Да не на Синай, на Сумеру!` - `Точно!
Прямо из Шамбалы как гаркнет: властью, данной мне обществами с весьма
ограниченной ответственностью, повелеваю тебе, железо-никелевая гнусь, -
изыди!` - `А я могу рядышком с бубном плясать!` - `Зачем с бубном? Спляши
с Эвелиной Марковной, и немедленно! От нее звону больше, чем от любого
бубна...`
Рано возбудились. Назавтра выяснилось, что в разработках в рамках
программы участвует не весь институт. Очень далеко не весь. Наоборот,
всего лишь семь человек (по некоторым данным - восемь). Зато уж эти
семь-восемь могли считать себя обеспеченными людьми лет на пять. Остальным
в последний раз сунули после трехмесячного перерыва месячную зарплату и
вышибли в бессрочный неоплачиваемый...`


`...еще в ту пору, когда Иркина шутка `скоро получки будет хватать
только на дорогу в институт и обратно` звучала все-таки как шутка. Но
буквально за пару лет приработок стал заработком, а заработок -
воспоминанием. Конечно, прекрасное знание научно-технического английского
- не гарантия того, что сможешь выдавать на-гора один художественный
перевод за другим, и они поначалу просили подстрочники; но Боже ж ты мой,
что это были за подстрочники! И, судя по книгам, заполонившим лотки,
именно подобные сим подстрочникам тексты скороспелые издательства без
колебаний отправляли в набор. Поэтому скоро семейное предприятие Маляновых
перестало опасаться того, что `не дотянет`. Чрезвычайно редкими в наше
время качествами - обязательностью и добросовестностью, а также
готовностью работать чуть ли не задаром, по демпинговым ценам, - оно даже
снискало некоторую известность в соответствующих кругах.
Долго приучались писать слово `Бог` с большой буквы. Бога теперь
поминали всуе все, кому не лень, причем в переводах куда чаще, чем в
оригиналах - а Малянов никак не мог преодолеть своей октябрятской
закваски: дескать, если `бог`, то еще куда ни шло, а уж ежели `Бог` - то
явное мракобесие. В конце концов Ирка его перевоспитала совершенно
убойным, вполне октябрятским доводом, от которого у любого попа, наверное,
власы бы дыбом встали, возопил бы поп: `Пиши, как хошь, но не
святотатствуй!` `В конце концов, - сказала Ирка, держа дымящуюся сигарету
где-то повыше уха, - почему, скажем, Гога писать с прописной можно, а Бог
- нельзя? Чем Гога лучше Бога? Ну зовут их так!`
В подстрочники теперь заглядывали, только если хотелось от души
посмеяться. `Ну-ка, ну-ка, - вдруг говорила Ирка, отрываясь от иностранной
странички, - а что нам тут знаток пишет?` Она, похоже, женской пресловутой
интуицией чуяла, где можно набрести на особенно забавное безобразие, - и,
порывшись несколько секунд в очередной неряшливой машинописи, с выражением
зачитывала что-нибудь вроде: `Меня охватил невольный полусмешок. Из-под
леса ясно слышались индивидуальные голоса собак и кошкоподобный кашель
преследователя. Двигаясь на еще большей скорости, мой ум скользил по
поверхности событий`. С восторженным хохотом оба принимались
воспроизводить все упомянутые звуки, при этом жестами изображая скользящий
ум. Жесты иногда получались довольно неприличными, но, раз Бобка уже
дрыхнет и не видит, они могли себе позволить почти по-стариковски
поскабрезничать слегка; прошли, увы, прошли те времена, когда Ирка, чуть
что, краснела до корней волос и прятала глаза.
Нахохотавшись всласть, вытерев проступившие в уголках глаз слезы,
Ирка с неожиданно тяжелым вздохом страдальчески заключала: `Ох, ну и
муть...` - и закуривала - но через секунду не выдерживала: `А вот еще
перл, смотри! Корабли пришельцев, крейсируя между везде и всюду...` Дальше
прочитать не удавалось, потому что оба начинали хохотать снова, и, давясь
смехом и старательно грассируя, Малянов возглашал что-нибудь вроде: `Цар,
а цар! Ты где? - Я здесь между тут!`, или какую-нибудь иную подходящую к
случаю реплику из еврейских анекдотов, которые во времена оны, семь
геологических эпох назад, вдруг полюбил рассказывать Вайнгартен - видимо,
как они сообразили много позже, наперекор судьбе тщась быть не евреем, а
просто советским парнем. Они все учились тогда на третьем курсе, только на
разных факультетах, а Израиль воевал с арабами... И анекдоты-то
действительно, как правило, были смешными, и рассказывал их Валька, как
правило, мастерски - если только не был сильно пьян, пьяный он делался
занудным; и, скорее всего, он ни на волос не кривил душой, а действительно
был, как и многие еврейские мальчики той поры, стопроцентным советским
парнем и как умел демонстрировал презрение к тому, что, вместе со всем
советским народом, искренне считал плохим.
Он и в аэропорту, наклонившись к уху Малянова и жарко дыша
многодневным перегаром, - прощался он с Россией так, что жутко делалось,
казалось, человек умереть решил, - вполголоса отмочил что-то отчаянно
антисемитское и великолепно смешное, но Малянов не запомнил, к сожалению,
потому что чуть не плакал; отмочил, отхлебнул напоследок и, помахав
волосатой лапой, вместе со Светкой и детьми убыл в Тель-Авив.
`А вот еще перл, слушай сюда! - восклицала Ирка, отсмеявшись и оббив
о край пепельницы длинный мышиный хвост пепла с сигареты. И с выражением
произносила: - Она волновалась, ждала, не верила... За обедом она наспех
проглотила лишь несколько ложек!` - `Поутру, после первой ночи любви, из
сортира долго доносилось ритмичное позвякивание`, - уже от себя
подхватывал Малянов. И они опять долго смеялись.
Потом организующее мужское начало брало верх. `Ладно, все, - говорил
Малянов. - Надо работать`. - `Надо так надо, - уныло отвечала Ирка, давя
окурок посреди трухи предыдущих. - Работа делает свободным... Честное
слово, лучше тачку в концлагере катать, чем перелопачивать эту муть`. -
`Читают... - неопределенно говорил Малянов. - И, знаешь, не гневи Бога.
Сидишь чистенькая, свет горит пока, и вода из крана пока течет, что еще
нужно?` - `...Чтобы спокойно встретить старость...` - добавляла Ирка из
`Белого солнца пустыни`. `Масло в холодильнике есть`, - забивал Малянов
последний гвоздь.
Это были еще цветочки. Ягодки начались, когда им стали очень по
знакомству предлагать - а они, естественно, не отказывались, только спать
становилось уже совсем некогда - тексты с совершенно им неизвестных
языков. Например, с корейского. Баксы, блин. `Ну я не могу больше, -
рыдающим голосом говорила Ирка. - Давай откажемся!` - `Спокуха на фэйсе! -
бодро отвечал сидящий за машинкой Малянов. - Жрать хочешь? Бобке кроссовки
нужны? Диктуй, шалава!` - `Диктовать? - язвительно переспрашивала Ирка,
закуривая. - Пожалуйста! С удовольствием! - затягивалась. - Его голос стал
объемнее, чем его мысль, и от этого немного странно сотрясался воздух в
комнате. Только его глаза, не видные сквозь гнусное пространство, имели
неописуемое выражение. Хоть и страдая немного, но с задорным выражением
лица он продолжал: `Подумай о товарищах, с рассвета до заката работающих,
пачкая кофем станки! Подумай об их бледных лицах, собранных на пыльных
рабочих местах и работающих, как мулы!` - `┌!.. - озадаченно икал Малянов,
но вовремя осекался. - Что, так и написано?` - `Так и написано`. -
`Кофем?` - `Кофем!` - `Какое гнусное пространство...` - задумчиво
произносил Малянов, и вдруг, посмотрев друг на друга, они начинали дико
хохотать. Буквально ржать, едва не валясь со стульев. `Может... -
всхлипывая, выдавливала Ирка, - может... испачканный кофем станок... это у
них, в Сеуле... предел нищеты?`
`Кошмар, - удрученно произносил Малянов, отсмеявшись. - Что с русским
языком делается...` - `Да уж, - с готовностью подхватывала Ирка; время
ругани - время отдыха. - Даже дикторы, даже артисты уже не понимают,
скажем, разницы между `надел` и `одел`. Как скажет `одел калоши`, так я
сразу пытаюсь сообразить, что же он на них надел. Шляпу? Колготки?` -
`Представляешь, если и в обратную сторону путать начнут? - начинал мечтать
Малянов. - Про какого-нибудь заботливого банкира: он надевает жену с
иголочки!` - `Как жену надеваешь? - с хохотом подхватывала Ирка. - От
Диора!` - `А рекламки эти в метро, обращала внимание? Дизайн, цвет,
полиграфия... какие мощности задействованы, какие деньжищи угроханы - а
`Кристал` пишут с одним `л`. - `Фирма `Ягуана` через `я`, - подхватывала
Ирка. - Как будто в честь Бабы-Яги, а не ящерицы игуаны`. - `Да нет, -
вдруг хихикал догадливый Малянов. - Это они так представляются. Лицо
фирмы. Я, говорят, гуано. Гуано знаешь, что такое? Птичий помет, на
чилийских островах добывают. Удобрение - пальчики оближешь, сам бы ел.
По-испански гуано, а по-нашему говно. Так прямо сами и сообщают: я -
говно`.
И они опять смеялись.
`Ладно, - говорил Малянов потом. - Будем рассуждать логически. Что
хотел сказать автор? Полагаю, что пыльные лица на рабочих местах вкалывают
до потерн пульса. До посинения. До седьмого пота, во! Кровь из носу капает
на станки у них, а не кофей! Так и запишем... - И его пальцы начинали
проворно плясать над рокочущей и лязгающей клавиатурой раздрыганной
машинки. И он приговаривал: - От моих усилий тоже... несколько странно...
сотрясается воздух в комнате... А интересно... сколько платят тому, кто
нам... подготовил такой...` - `Ты не слишком далеко от оригинала
отходишь?` - озабоченно спрашивала честная Ирка, заглядывая ему через
плечо. `Ништо! - отвечал Малянов. - Думаешь, найдется идиот, который за те
же деньги полезет сверяться с подлинником? Диктуй дальше!` Ирка оббивала
сигарету и шустренько цапала следующую страницу, и лицо у нее
вытягивалось. `Он думал, - упавшим голосом читала она, - что трава,
колышущаяся по ветру за пригорком, одна трава - это трава целиком, а трава
целиком - это одна трава. Если не так, думал он, то ему, имеющему только
имя, нет причины умирать...` - `Е!..` - икал Малянов. `Ну я не понимаю! -
рыдающе восклицала Ирка. - Я вообще не понимаю, что хотел сказать автор! -
Она вчитывалась еще раз. - ...Одна трава - это трава целиком... а целиком
- это одна трава... Слушай, может, это связано с восточными философиями?
Дзэн, синто... что там у них еще... дао... Может, Глухову позвонить? Как
ты думаешь?` - `Я думаю одно, - отвечал Малянов, от обилия травы тоже
несколько стервенея. - В пятницу мы должны сдать чистовой текст.
Полностью. Иначе следующего заказа может вообще не быть. И так нам уже
дают понять, что к их услугам теперь масса настоящих профессионалов. А
насчет `не понимаю`... Великих авторов, - издевательски выговаривал он, -
всегда понять трудно. Вот дай-ка сюда `Крейцерову сонату`. Ирка
представить не могла, зачем Малянову вдруг понадобилась `Крейцерова
соната`, но послушно протягивала руку и снимала с полки графа Толстого.
Малянов брал у нее том. `Помнишь суть? - спрашивал он, листая. - Он едет
жену убивать из ревности... Ага, вот! - зачитывал: - Страдания мои были
так сильны, что, я помню, мне пришла мысль, очень понравившаяся мне, выйти
на путь, лечь на рельсы под вагон и кончить`. - `Что-о?! - чуть подождав
продолжения, но поняв, что это конец фразы, обалдело переспрашивала Ирка,
совершенно не ожидавшая от не читанного со школьных лет графа подобного
подвоха. Мгновение они смотрели друг другу в глаза, потом опять
взрывались. - Чертов извращенец! - выдавливала, задыхаясь от смеха, Ирка.
- Ну и кончал бы себе на рельсы - женщину-то зачем ножиком? Ой, слушай, а
может, и Анна Каренина под паровозом... того?..` И они опять очень долго
смеялись.
Если не хохотать до упаду по крайней мере раз в десять минут, от
унижения и тоски можно было спяти...`


`...пор, как истина открылась ему, жизнь превратилась в ад.
Нет, не происходило никаких страшных чудес. Не происходило ничего,
что можно было бы счесть характерно невероятным и конкретно остеречься,
как когда-то. И он остерегался по максимуму: ни с кем не говорил, ничего
не записывал, не пытался осмыслить и, тем более, привести в систему; он
вообще старался на эту тему не думать. В сущности, он старался не думать
вообще. Жизнь к этому располагала, год от года все больше, что правда, то
правда; но ведь совсем ампутировать мозги невозможно. Или приснится
что-нибудь, или мыслишка невольная нет-нет да и мелькнет - пока успеешь ее
выколотить из башки, выдавить, как гной из чирья, и заменить на что-нибудь
чистое, чисто бытовое, тоскливое, унылое, но безопасное...
Не смей! О чем угодно - о сроках сдачи очередной муры, о кроссовках,
о путче, о гипертонии, о Бобкиных оценках, о деньгах, и еще о деньгах, и
все время о деньгах; да мало ли тем! Не перечесть! Только не о главном!
Сначала он ничего не замечал. Потом делал вид, что не замечает. Потом
долго убеждал себя, что замечать нечего. Потом издевался над собою:
паранойя, старик, типичная паранойя! Псих из пары ничего не значащих
случайностей способен вывести железную закономерность и потом видеть ее
проявления во всем! Кончай дурить, неровен час, психушкой кончишь!
Не помогало.
Мелочи, мелочи, мелочи... Именно на него всегда наваливался в дороге
какой-нибудь лыка не вяжущий, зловонный и агрессивный алкаш. Почти
обязательно. В какое бы время ни перемещался Малянов по городу - утром ли,
днем ли, вечером, или совсем уж вечером - жди мурла.
В институтском буфете - пока в институте еще работал буфет - ему
всегда давали битый стакан. То колотый, то невероятным образом будто
обгрызенный кем-то, то с длинной свежей трещиной от края до середины
донца. Всегда.
Когда бы ни шел Малянов ко входу в собственный дом - или, наоборот,
от входа - в узости проходного двора на него обязательно выворачивал
грузовик; казалось, он целыми днями только и дежурит в ожидании, когда
Малянов пройдет под арку, но грузовики были разные, то `краз`, то `камаз`,
и уж во всяком случае разные у них были номера. И всякий раз нужно было с
каратистской скоростью припластываться к кирпичной стене, тычась носом в
гнусь и матерщину, и гадать, заденет или нет. Пока не задевало. Но кто
знает...
На почте ли, в кафе ли, в магазине - именно когда подходила его
очередь, продавщица, или кто там еще, отворачивалась поговорить о
чем-нибудь, вероятно очень срочном, или вообще отлучалась, ни слова не
сказав, в крайнем случае бросив: `Я на минутку...` - и могла отсутствовать
десять, пятнадцать, двадцать минут. И уж, разумеется, именно к Малянову,
честно и бессловесно оттрубившему эти пятнадцать-двадцать минут у окошка
или прилавка, с железной неизбежностью обращались старики, старухи,
увечные, больные и беременные с просительными голосами и требовательными
глазами. `Я очень спешу`. `Я очень плохо себя чувствую`. `У меня дома мать
при смерти`. `У меня ребенок дома один`. `Я вот-вот рожу`. И, разумеется,

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован