20 декабря 2001
140

ТРУП


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Хлумов В.
САНАТОРИЙ

* * *

- Типичный отдыхающий, - сказал директор, рассматривая фотографию с
места происшествия. - Эка его скрутило. - Директор поморщился. - Кто на-
шел труп?
- Обходчик, - ответил Варгин.
- Т-а-а-ак, - директор пощелкал пальцами по столу. - Что говорят экс-
перты?
- Несчастный случай, - отозвался Варгин и удивленно добавил: - Что же
еще могло быть?
- А почему так переполошились на Санатории?
Варгин пожал плечами.
- Послушайте, Варгин, не заняться ли вам Санаторием?
- Мне?! - переспросил окончательно сбитый с толку Варгин.
- Вам.
- Правильно, мне - Санаторий, а Глушинскому - тему Варгина. Им двук-
рылов, нам пятипалых, - не выдержал Варгин.
- Постой, не кипятись, - директор перешел дипломатично на ты. - Пони-
маешь, по-моему, они зациклились с этим Санаторием. Пятнадцать лет роют,
а все мимо. Тут нужен свежий взгляд постороннего человека. Я не меняю
Глушинского. Более того, не думай, что я тебе дам на этом защититься.
Вообще, не воспринимай это как научную тему. Так просто съездишь, осмот-
ришься, понаблюдаешь, наконец, отдохнешь, как-никак санаторий, - скалам-
бурил директор.
- Ты специалист широкого профиля, - продолжал он. - Глушинский с его
отделом официально утверждены по этой теме. Они связаны по рукам и но-
гам: ничего, кроме статистики. А статистика, мягко говоря, удручающая -
полный застой. В общем, вот, ознакомься, - директор протянул кассету. -
Разберись, кто этот несчастный, - он показал на фотографию, - и главное,
что это за птица такая - Феликс Жижин?
- Веди себя смирно. Учти, связи никакой. Там, - он указал на кассету,
- все есть. Да, на Санаторий оформляйся сам, ты - лицо частное, турист.
`Научный`, - мысленно добавил Варгин, выходя из кабинета. В приемной
он столкнулся с Глушинским. На бурное приветствие последнего Варгин -
человек воспитанный - едва махнул рукой и прошел мимо.

* * *

На Санаторий Варгин попал только через две недели. Ему пришлось бук-
вально продираться через ворох бумаг и унизительный таможенный досмотр.
Оказывается, туристов тут не жалуют. Небольшая анкета из пятидесяти двух
пунктов, заполненная от руки, явилась лишь прелюдией к длинному списку
справок, заявлений, гарантий и проч. На фоне этого издевательством выг-
лядела гигантская вывеска, установленная при выходе из центрального вок-
зала: `Дорогие гости! Санаториум приветствует вас на нашей планете!`
Санаториум - это столица и притом единственный город на планете. Так
написано в справочнике, изданном отделом Глушинского `для служебногого
пользования`. В справочнике цитируются выдержки из рекламных приложений,
типа: `Санаторий - солнечная планета. Здесь не бывает дождей, но почва
необычайно плодородна, что объясняется ее высокой влажностью, обуслов-
ленной действием мощных подземных вод. Огромное число минеральных источ-
ников, разбросанных по всей планете, оправдывают ее необычное название.`
Там же в справочнике отмечается, что за последнее десятилетие Санаторий
резко сократил внешние связи. Так, число туристов, прибывших в последние
пять лет, составило тринадцать человек. Из них дюжина кропотов с потер-
певшего аварию пассажирского звездолета. Тринадцатого идентифицировать
не удалось.
На вокзале Варгину посоветовали остановиться в отеле `Улыбка Фибонач-
чи`. `Высший класс, - добавил служащий, - отдельные номера, великолепный
ресторан, раздельный санузел.` Знаем мы вашу рекламу, подумал Варгин. Но
он еще не знал, что это был последний не закрытый отель в городе.
В отель Варгин отправился пешком. Его приятно поразила чистота горо-
да. Все было буквально вылизано, никаких толп, улицы прекрасно организо-
ваны. Действительно, санаторий, подытожил Варгин, заходя в гостиницу.
Человек, зашедший в первый раз в свой номер, выглядывает в окно, а
потом ложится на диван.
Задрав ноги на спинку дивана, Варгин обдумывал свое положение. Что
может понять человек о планете за несколько недель? Ну, не о планете, -
о городе. Полуторамиллионный Санаториум и я, детектив-аматор. `Инициати-
ва рождает власть` - было написано на одном из домов привокзальной пло-
щади. Пожалуй, нужно начинать с трупа.
Варгин позвонил горничной и попросил принести свежих газет. Он начал
с `Санаториум таймс`. Газета открывалась передовицей под названием `Тру-
дись и не выдумывай`. Он два раза прочел статью, но ничего не понял.
Речь шла о каком-то нетривиальном прогрессе, об исторической миссии от-
дыхающих и еще о непринужденности и непредвзятости. Статья была подписа-
на инициалами `Ф.Ж.`. Следующие десять страниц пестрели рекламой. Здесь
было все: от `идеально прозрачных бюстгальтеров фирмы Чирога` до послед-
ней модели домашнего бинокуляра с `отличным часовым механизмом на акка-
муляторе`. К бинокуляру прилагалась книга З.Дигеля `Прогулки под звезд-
ным небом`.
Варгин внимательно просмотрел все заметки под рубрикой `Новости и
происшествия`, но ничего интересного в них не нашел. Он позвонил и поп-
росил принести подшивку газет за последний месяц. Но и там ничего не бы-
ло. Поразительно, подумал он, поднять такой шум на Земле и ни одного
слова в своей прессе. Только в седьмое управление поступило пять запро-
сов с просьбой передать труп Ремо Гвалты на Санаторий. Бред какой-то:
зачем им труп? Личность потерпевшего установлена, соболезнования прави-
тельству и родственникам покойного выражены, труп, как этого и требуют
традиции Санатория, кремирован. Царство ему небесное.
Газета пестрела от лозунгов и статей в защиту окружающей среды. Сооб-
щалось об `удивительных успехах по борьбе с загрязнением, замутнением,
расточительством и головотяпством`. Настораживало еще одно странное обс-
тоятельство - полное отсутствие информации о событиях вне Санатория.
Вернее, информация была, но вся она сплошь состояла из сообщений о раз-
личных природных катаклизмах, происшедших на планетах, входящих в содру-
жество. Часть информации выглядела настолько фантастичной, что возникало
сомнение в ее подлинности. Более того, в качестве главной причины описы-
ваемых катастроф выдвигался тезис о якобы допущенных правительствами со-
ответствующих планет стратегических просчетах, а в ряде случаев - о це-
ленаправленной злой технократической воле.
Все это очень странно, подытожил Варгин и снова мысленно вернулся на
Землю. Произошел несчастный случай, это очевидно. Бедняга выпал из гон-
долы канатной дороги. Конечно, ему не повезло. На Кавказе уже никто не
помнит, чтобы такое когда-нибудь было. Непонятно только, зачем этот Ремо
Гвалта полез в горы?
Варгин набрал номер справочной.
- Сообщите, пожалуйста, номер телефона Ремо Гвалты.
Из трубки ответили:
- Возраст?
- Примерно тридцать пять.
В трубке хмыкнули.
- Рост, вес, коэффициент надежности?
- Не знаю точно, - ответил Варгин.
- Не знаю, не знаю, - передразнили в трубке. - Что же вы знаете?
- Место работы.
- С этого и надо начинать. А то - Ремо Гвалта. Знаете, сколько у нас
таких Ремо Гвалта. Провинция...
- Фабрика-прачечная номер сто сорок семь, - перебил Варгин.
После небольшой паузы трубка стала говорить изменившимся голосом:
- Абонент номера не имеет.
- Как не имеет? Какой же он абонент, если у него нет номера? Алло,
алло!
Трубку повесили. Варгин снова набрал номер справочной.
- Алло. Добрый день.
- Добрый день.
- Вы не могли бы дать мне телефон Кэтрин Гвалта?
- Могли бы. Возраст?
- Место работы: женская гимназия пятого района. Больше у меня ничего
нет.
- Минутку, - ласково сказали в трубке.
Через минутку Варгин знал номер телефона сестры погибшего. Это уже
кое-что.
Днем звонить бесполезно, Кэтрин Гвалта, скорее всего, на работе. Вар-
гин решил спуститься в ресторан.
Народу было немного, но официант провел Варгина к столику, за которым
уже сидел посетитель. Официант вежливо извинился и взял у Варгина заказ.

Его сосед был явно приезжий, по-видимому, из провинции.
- Да, я из провинции. А вы землянин? - сказал тот, прожевывая теляти-
ну. - Был у вас лет двадцать назад. Я фермер, или, как это по-вашему,
эсквайр...
- Крестьянин, - поправил Варгин. - А впрочем, может быть, и эсквайр.
Сосед явно был расположен к беседе и Варгин, у которого было нес-
колько часов свободного времени, всячески этому потакал. Для начала Вар-
гин поинтересовался у фермера, как у него с запчастями.
- С запчастями? - удивленно переспросил сосед. - В каком смысле?
- В смысле достать, - пояснил Варгин.
- А-а, молодой человек, пардон, не знаю, как вас...
- Варгин, Игорь Варгин.
- Очень приятно. Доктор Фарбер. - Лицо соседа озарилось самой искрен-
ней улыбкой. - У нас, мистер Игор, с запчастями хорошо. У нас с урожаем
плохо.
- Что так?
Доктор Фарбер вдруг резко изменился - опустил голову и начал ковы-
ряться в тарелке. Подошел официант. Принес минеральной и тарелку щей.
Варгин поблагодарил официанта и попросил дополнительно квасу пару буты-
лочек. Когда официант удалился, он повторил свой вопрос. Фарбер ответил:

- Понимаете, отходы трудно реализовывать. Собственно, этим я и зани-
маюсь. Дело-то новое. Специалистов нет. Нетривиальный прогресс - это вам
не шутка. Да что я вам про наши проблемы. Как вам город? Хорош?
- Я еще мало видел. Но то, что видел, понравилось.
- Санаториум - гордость планеты. Вот только стал я замечать, как-то
пусто стало на улицах. Да и приезжих мало. И еще, - Фарбер наклонился к
Варгину, - совсем не стало научной литературы. Я раньше физикой занимал-
ся. Иногда тоска заберет - пойдешь в библиотеку `Физикал Ревью` почи-
тать, душу отвести. А теперь нету - не выписывают. Да и наших журналов
не сыщешь. Ну, а впрочем, это все чепуха. Хандра у меня. Всегда так,
осенью после уборки как-то пусто внутри становится.
Официант принес телятину и квас. Варгин предложил Фарберу. Тот с удо-
вольствием согласился. Квас на отдыхающих действует однозначно: после
первого стакана Фарбер повеселел.
- Первое время, как в провинцию попал, я все пытался сеялку усовер-
шенствовать, - рассказывал Фарбер. - То крылья приделаю, то гусеницы.
Сунулся я со своими изобретениями туда-сюда. Меня послали. Я им кулаком
по столу: `Какой-такой, трам-тарарам, нетривиальный прогресс? Вы зачем
меня сюда агитировали?` Физики-теоретики им нужны, мать их трам-тарарам.
Потом-то мне объяснили, озадачили.
Варгину определенно нравился долговязый доктор. Чувствовалось, что он
не равнодушен к тому, о чем говорил. Рассказывая, он жутко жестикуляро-
вал, дрыгал конечностями, постоянно наступая на ноги.
- Понимаете, мистер Игор, - сглотнув еще кваску, продолжал Фарбер, -
в чем вся загвоздка? Загвоздка в зерне. Нет, не в зерне вообще, а в зер-
не. В ма-а-а-аленьком зернышке. Ведь оно, зараза... - Фарбер запнулся, -
она... А, черт...
Варгин весело наблюдал, как собеседник пытается выкрутиться и поддер-
жать свое реноме. Фарбер помахал рукой, будто стирая что-то в воздухе.
- Вот простейший эксперимент, мистер Игор. Весной мы сажаем зернышко
в количестве одна штука. Почву не удобряем. Ставим пугало, чтобы вороны
не склевали. Делаем ограду, чтобы отдыхающие не затоптали. Водой не по-
ливаем - естественное увлажнение. Что же мы имеем осенью в ответе?
Видя, что Варгин не собирается отвечать, Фарбер продолжал:
- Осенью мы имеем семь зернышек, да еще и стебелек, он же силос. По-
нимаете, мистер Игор, из одного зернышка и из грязи появилось семь! Пов-
торив этот эксперимент несколько раз, получаем мешок зерна. Приехали.
Возникает ряд вопросов: что делать? Кому жаловаться? Некому, вот и бьем-
ся уже сколько лет. Конечно, слава богу, есть засуха, есть наводнения,
но это же не надежно.
Вся эта смешная галиматья отвлекла Варгина от своих проблем. Как-то
незаметно разговор перешел в другую плоскость. Фарбер предложил прошвыр-
нуться вечерком кое-куда, но Варгин вежливо отказался. Закончив трапезу,
Фарбер расплатился за обоих - спорить с ним было бесполезно.
Варгин взял фермера под руку и они вышли из ресторана. По дороге Фар-
бер не переставал бубнить. Речь его приобрела ассоциативный характер. Он
подмигивал встречным женщинам, объясняя, что от них все зло, чуть не
свалил фикус в конце коридора и стал рассказывать про то, какие бывают
лошади. Когда они зашли в лифт, Фарбер тоскливо стал оглядываться по
сторонам, заметил на стенке неприличное слово и громко его прочел. Выг-
лядело это, однако, совершенно пристойно. Физическое образование сказы-
вается, подумал Варгин.
- Вот что такое социальная психология, - сказал Фарбер, проезжая мимо
своего пятого этажа. - Мистер Игор, представьте себе два совершенно
идентичных лифта. Вот этот, - он погладил стенку, - и соседний. Вся раз-
ница между ними только в одном: в этом лифте непристойность на стенке
намалевана, а в соседнем кто-то скромно нацарапал: `Все фальшь`. Какой
же, спрашивается, ответ? Тот лифт отключили, чтоб не смущать детей. -
Фарбер рассмеялся.
Наконец он заметил, что едет не туда. Варгин любезно препроводил Фар-
бера в его номер. Они жарко распрощались. Фермер сказал, что он должен
отдохнуть, а после пусть мистер Игор приходит, и они отправятся кое-ку-
да.
Вернувшись в номер, Варгин решил сразу позвонить сестре погибшего. Он
достал бумажку с телефоном и набрал номер:
- Алло, могу ли я поговорить с Кэтрин Гвалта?
- Да, я у телефона.
Ну и голосок, подумал Варгин, как у скрипучей двери.
- Добрый вечер.
- Вечер добрый, - в голосе явно прослеживались деловые нотки. - С кем
имею честь?
- Моя фамилия Варгин. Я с Земли, - Варгин на ходу выбирал линию
дальнейшего поведения.
- Ну и... - голос стал еще суше.
- Я бы хотел поговорить с вами о вашем брате. Если это удобно, конеч-
но, - заискивающим тоном сказал Варгин.
- Да, но он...
- Мои соболезнования.
- Спасибо. Собственно, я о нем знаю мало. Последние годы мы редко ви-
делись.
- Все же, если можно, - настаивал Варгин.
- Ладно, но не представляю, где бы мы могли встретиться. У вас есть
идеи? У меня дома неудобно, - кокетливо сдавались на том конце провода.
Чертова кукла, подумал Варгин и сказал:
- Великолепный вечер. Мы могли бы просто погулять. Может быть, встре-
тимся... - взгляд его упал на рекламные проспекты, лежащие на столике, -
на площади городской ратуши? У фонтана.
- Погулять? - разочарованно переспросила Кэтрин Гвалта.
Варгин затаил дыхание. На том конце шла напряженная работа и важно
было не вспугнуть и не пережать.
- Хорошо. Ровно в семь.
- Спасибо, - едва успел поблагодарить Варгин.
Он раскрыл карту города, купленную на вокзале. К счастью, площадь ра-
туши оказалась почти рядом с гостиницей.
Выйдя на улицу, Варгин почувствовал, как было жарко и душно в гости-
нице. Вечер был действительно хорош. Конец бабьего лета. Листья находи-
лись в самом начале своего пути с веток на землю. Природа способствует,
подумал Варгин и тут же расстроился, потому что вспомнил скрипучий голос
Кэтрин Гвалта.
Отдыхающих на улице стало больше. Появилось много частных автомоби-
лей. Варгин пытался разглядеть лица прохожих. Они были все как-то сосре-
доточены, по сторонам почти не глазели. Те же, кто замечал его, не могли
скрыть вначале своего удивления, но через мгновение отворачивались и
убыстряли шаг.
На площади городской ратуши в самом деле бил фонтан. Варгин посмотрел
на часы. Оставалось еще десять минут. Он подошел к киоску и купил `Ве-
черний Санаториум`. Просмотрев на всякий случай рубрику `Происшествия` и
убедившись, что там ничего нет интересного, он сложил газету вчетверо и
сел, подложив ее на гранитный бордюр фонтана. `Зажглись первые звезды
чужого неба`, - вспомнил он цитату из одного пошлого романа.
В четверть восьмого на площади появилась молодая женщина весьма соб-
лазнительной наружности. Она быстро пересекла площадь, не обращая ника-
кого внимания на многозначительные взгляды группы молодых шалопаев, и
подошла к Варгину.
- Добрый вечер. Я Кэтрин Гвалта. У меня очень мало времени.
На голове у нее была черная траурная накидка.
- Добрый, еще раз, - ответил удивленный Варгин.
- Давайте уйдем отсюда. Здесь полно знакомых.
Они прошли совсем немного и очутились в темном скверике.
- Я вас слушаю, мистер...
- Варгин, - напомнил он. - Дело в том, что я в некотором смысле кол-
лега вашего брата...
- Вы тоже работаете в прачечной? - спросила она.
- Нет. Я имею в виду то, чем занимался ваш брат раньше - математичес-
кую экономику. Я читал его работы. Почему он переменил род занятий?
- Не знаю, по-моему, его уволили. О, в этом нет ничего удивительного,
у него был ужасный характер, - ответила Кэтрин и спохватилась: - ах, что
я говорю. Он был удивительный человек. Правда, я его очень плохо знала.
Ведь он был намного старше меня. Жили порознь, встречались редко и ни-
когда не понимали друг друга.
- Как вы узнали о случившемся?
- Мне позвонили, - она задумалась. - Да, именно позвонили и спросили,
не появлялся ли у меня Ремо.
- Когда это было?
- Пятого сентября, - уверенно ответила Кэтрин.
- Извините, я вас перебил. Вам позвонили второй раз?
- Да, откуда вы знаете?
- Догадался, - ответил Варгин.
- Мне позвонили на следующий день и сообщили, что он погиб.
- Кто звонил?
- Капитан городской ячейки УНП.
- Чего, чего? - не скрывая удивления, спросил Варгин.
- Унии Нетривиального Прогресса.
- Бред какой-то, - вырвалось у Варгина.
Кэтрин резко встала и ледяным тоном сказала:
- Я прошу избавить меня от ваших выпадов. Я как член Унии предлагаю
вам впредь... - ее буквально трясло, - ...не употреблять. Мало того, что
я пришла на встречу с землянином. Только по просьбе капитана, он про-
сил...
- Как по просьбе? - спросил Варгин. - Вы сообщили о нашей встрече?
- Конечно, - уже совершенно успокоившись, говорила Кэтрин. - Меня
специально предупредили на этот счет.
Сестричку второй раз вытягивать будет накладно, подумал Варгин и ска-
зал:
- Прошу меня простить, если я невольно задел ваши чувства. Это от не-
ожиданности, я же на Санатории в первый раз.
- В первый раз? - Она снисходительно посмотрела на Варгина. - Так вы
совсем отстали от жизни. Вы же ничего не знаете. Для начала вам нужно
посетить наш музей, театр, сходить на открытое собрание, - в ней прос-
нулся учитель гимназии. - Почитайте на худой конец нашу периодику.
- Спасибо за дельный совет. Я обязательно займусь этим. - Варгин по-
махал `Вечерним Санаториумом`. - Кстати, у кого могут быть бумаги Ремо?
- Понятия не имею.
- Ну, были же у него друзья...
- Наверно, но я ничего о них не знаю. Вы извините, уже темно, а я
ужасно боюсь темноты.
- О, я вас провожу.
- Не сочтите за труд.
Пока они ехали в такси, Варгин пытался расшевелить ее память. Спраши-
вал о детстве, о родственниках. Поговорили о гимназии, о воспитании под-
растающего поколения в духе непринужденности и непредвзятости, но она
так ничего и не вспомнила о своем брате и его друзьях. Эта совершенная
непредвзятость к своему брату страшно разозлила Варгина. Особенно его
раздражало то, что все это развивалось на фоне ее неоспоримых женских
достоинств.
Когда они прощались, Варгин все же не выдержал:
- Так вы говорите, первый раз вам звонили пятого?
- Да, - подтвердила она. - А что?
- Дело в том, что сообщение о гибели Ремо Гвалты поступило на Санато-
рий второго. Прощайте. - Он сел в дожидавшееся его такси.
На обратном пути Варгин заметил преследователей на черном лимузине.
Когда, в сопровождении почетного эскорта он подъехал к гостинице, из ли-
музина выскочил отдыхающий и побежал наперерез. Так, начинаются страс-
ти-мордасти, подумал Варгин и поспешил в отель. Все же его быстро догна-
ли и взяли под руку.
- Мистер Варгин? - вежливо спросил детина. - Игорь Михайлович?
- Да, - покорно подтвердил Варгин.
- В двадцать три ноль ноль вам будет звонить президент. Постарайтесь
быть в номере.
От удивления у землянина отвисла челюсть.
- Всего-то? А гонки с преследованием зачем?
Отдыхающий замялся, не зная, что ответить - видно, был не уполномо-
чен.
- Да и что это за президент? Президент, собственно, чего? - напирал
Варгин.
Детина окончательно сконфузился и попятился назад.
- Эй, постойте, куда же вы? Скажите хоть, как его зовут?
Но тот бухнул в авто и был таков.
Что я люблю в незнакомых городах, так это ненавязчивость, подумал
Варгин и поймал себя на том, что стал размышлять в стиле `Санаториум
таймс`. Он посмотрел на часы. До разговора с президентом оставалось пол-
часа. Может, Фарбер что-нибудь прояснит?
Фермер, утомленный квасом, спал. Но по деревенской своей привычке
спал чутко и проснулся от первого стука в дверь.
- Кого там нелегкая... - ничего не разбирая спросонья, проворчал Фар-
бер.
- Это я, Варгин.
- Вар-Вар..? А! Мистер Игор. Минутку, минутку, - он открыл дверь. - О
боже, что за вид?
Варгин стал осматривать себя.
- Это я о себе, - засмеялся Фарбер. - Как петух, переспавший ночь в
чужом курятнике, оставшемся без предводителя. Мне снилась ферма - я с
женой и детишками. Да, я вам не рассказывал, у меня двойняшки...
- Доктор Фарбер, я очень спешу, мне сейчас должны позвонить.
- О, понимаю, понимаю, - подмигнул Фарбер.
- Да нет, не то, - перебил Варгин. - Мне будет звонить президент.
- Сам?! - воскликнул Фарбер.
- Сам, - на всякий случай подтвердил Варгин.
- А президент чего? - спросил Фарбер.
Варгин обиделся.
- Ну ладно, ладно, не обижайтесь, мистер Игор. Что за президент?
- Вот об этом я и пришел спросить. - Варгин рассказал ему все, что
знал о президенте.
- Не нравится мне это, - сказал Фарбер. - Черт знает что происходит в
этом городе. Ну, поговорите с этим президентом. Не упрямьтесь.
От Фарбера нечего было больше ждать и Варгин, попрощавшись, пошел к
себе в номер.
В двадцать три ноль ноль в номере раздался пронзительный рев телефо-
на. Варгин даже вздрогнул, - ну и звонки у здешних телефонов, - и подож-
дал второго звонка. Когда звонок прервался, он поднял трубку.
- Алло, я слушаю.
- С вами будет говорить президент Чирога, - произнес женский голос,
которым объявляют победителей денежно-вещевой лотереи.
В трубке что-то затрещало.
- Мистер Варгин, я вас приветствую на нашей гостеприимной земле.
- Добрый вечер, - только и успел вставить Варгин.
- Я буду рад, если представитель Земли посетит наш скромный товари-
щеский ужин, - речь сопровождалась треском, - посвященный юбилею общест-
ва `Земля - Санаторий`.
Треск кончился и трубка снова заговорила приятным женским голосом:
- Ужин состоится завтра. За вами пришлют вечером автомобиль. Форма
парадная.
Трубку положили. Разговор окончился. Остался неприятный осадок ка-
кой-то предрешенности. Ну и манеры, подумал Варгин и лег спать.

* * *

`Не спать, не спать, не спать`... - голосом человека, уставшего от
своих слов, кричал коридорный. Голос приблизился и стал еще невыносимее.
Хлыщ приподнялся с кушетки и крикнул:
- Заткнись, собака!
Скрипнул замок. Дверь открылась. На пороге стоял коридорный.
- Встать!
Невыспавшиеся, озлобленные, дикари нехотя слезали с кушеток.
- Желудя поднимите, - приказал коридорный.
- Его-то хоть оставь, - нерешительно заступился Корень. - Сам ведь
знаешь - вредно ему не спать.
- Вредно?! - коридорный ехидно посмотрел на заступника. - Вон Хлыщу
пусть спасибо скажет. За его `собаку` будете до утра уголь разгружать.
Подняли Желудя. Тот, ничего не понимая, моргал глазами. Дикари
кое-как построились.
- Руки за спину, наполеоны! В котельную шагом марш!
Строй из четырех дикарей двинулся по коридору.
- Ну-ка, повторяй за мной! - крикнул коридорный. - Не спать! По счету
`раз` громче. Раз!
- Не спа-а-ать, - дурным голосом завопил Желудь.
Все остальные промолчали. Коридорный махнул безнадежно рукой. Весь
день он работал и ему очень хотелось спать. Он уже проклинал и Хлыща за
то, что тот не выдержал и огрызнулся, и себя за то, что заставил дикарей
идти в котельную и сам был вынужден идти за ними.
Дикари проснулись окончательно и начали цыкать на Хлыща.
- Ты тоже хорош, - сказал ему Корень. - Мог и потерпеть. Не так уж
громко орал коридорный. Ему приказано, вот он и орет. Проорал бы свое да
и спать пошел.
- Не знаю, как я сорвался, - начал оправдываться Хлыщ. - Он мне сон
такой перебил. - Хлыщ показал, какой сон.
- Сон, сон, - передразнил Серый. - Всегда из-за тебя...
- Не нуди, - сказал Корень. - Видишь, он уже раскаивается.
- На кой мне его раскаяние? Кто мне эти часы вернет? - не унимался
Серый. - Господи, когда-нибудь это кончится или нет? Дадут они когда-ни-
будь выспаться?
- Не нуди, - повторил Корень. - Скоро все кончится.
- А, знаю эту басню, про белого бычка называется. Не верю я в это.
Фикция все это, фата-моргана. Пока от вашего Бычка одни неприятности. А
я так и думал, что ничего не выйдет. Я же говорил - безнадега. Вы, тоже
мне, подпольщики, заговорщики, союз смычка и шариковой ручки, технократы
отпетые. Я предупреждал его: не надо, этого, Бычок, делать.
- Нуди потише, - попросил Корень. - Коридорный услышит.
- Пусть слышит, все равно всем тут крышка, - тихо буркнул Серый.
Коридор, казалось, был бесконечно длинным. Собственно, конца, по слу-
хам, у него вообще не было, так как он был замкнутый. Но он был разбит
на зоны, которые отделялись друг от друга санитарными шлюзами. Группа
дикарей под надзором коридорного приблизилась к шлюзу. Часовой пропустил
их к грузовому лифту. Когда поднялись на поверхность, коридорный взял
дополнительно санитара и отвел дикарей на пустырь за котельной. К пусты-
рю подходила узкоколейка на которой стояло несколько открытых вагонов с
углем. Оставив дикарей с санитаром, коридорный пошел в подсобку за лопа-
тами.
Недалеко от котельной была насыпана куча шлака. Дикари расселись на
ее склоне. Желудь вообще разлегся, закинув руки за голову, и изрек:
- Сик транзит глориа мунди.
- Начинается, - прокомментировал Хлыщ и поднялся. - Зачем его разбу-
дили?
Он полез вверх по сыпучему склону. Поднявшись метров на пять, съехал
обратно. Отчаянно сплюнул и подсел к санитару, который сидел здесь же на
куче шлака.
- Послушай, любезный, угостил бы табачком, - попросил Хлыщ. - Недели
три, как не нюхал. Хреново мне без табачку. Опять же, уснуть могу.
Санитар молчал. Дым от его сигареты сносился ветерком прямо на Хлыща
и вызывал внутри того отчаянный зуд. Хлыщ опять заскулил:
- Дай хоть разок потянуть, - но видя, что санитар никак не реагирует,
дал волю чувствам: - Ах ты, накопитель недоношенный, сервер шелудивый.
Чтоб тебе процессор оборвало, чтоб у тебя интерфейсы поотсыхали...
Санитар, казалось, по-прежнему не обращал внимания на Хлыща. Он доку-
рил сигарету, затушил окурок, а потом тщательно растер. Появился кори-
дорный с лопатами. Санитар подбежал к нему, помог снять лопаты с плеча и
сказал, указывая на Хлыща:
- Вот этот оскорблял при исполнении.
- Этот может, - подтвердил равнодушно коридорный. - Что же он, ругал-
ся?
- Да, страшно ругался, и унизительно.
- А как ругался, нецензурно?
Санитар смутился.
- Он меня этим, интер...ин...фе...рейсом.
- Да нет, сервером, наверно, - поправил коридорный.
- Во-во, и этим тоже, - подтвердил санитар.
- Хлыщ, - крикнул коридорный, - ко мне!
Когда тот подошел, коридорный вручил ему лопату побольше. Хлыщ повер-
тел ее и спросил:
- А штыковой нету?
- Иди, иди, - послал его коридорный.
Дикари поднялись и разобрали лопаты.
- Вот вам, молодчики, вагончик угля. До утра справитесь? Не слышу.
Ладно, у меня время есть, не успеете к утру - будете до вечера тут ман-
тулить.
Коридорный приказал санитару следить в оба.
- Эти, - сказал он, - переведены на строгий режим. Я скоро приду. Че-
рез час сделаешь перекур. На, - он протянул пачку сигарет, - дай им по-
курить, а то уснут.
Дикари принялись за работу. Работали молча. Трое загружали тележку.
Серый отвозил ее к приемочному окну. Вначале ему тоже дали лопату, но он
начал требовать справедливости, объясняя, что ему вредно работать рядом
с Желудем. Когда возвращался с пустой тележкой, начинал зудеть, что,
мол, они пусть не стоят, пока он ездит туда-сюда, а пусть уголь подгре-
бают поближе. Никто ему не возражал. Хлыщ пытался спать на ходу, вызывая
тот самый сон, который перебил коридорный. Снился ему большой универси-
тетский компьютер в диалоговом режиме. Он за дисплеем, а рядом моло-
денькая лаборантка, наклонилась к клавиатуре, слушает его внимательно и
так странно касается его плеча. Он ей нашептывает: `Милая моя, известно
ли вам, что киберы не спят, не нуждаются они в этом? Вот вы наверняка не
можете без сна. Да и кто без него может обойтись? Как хорошо плюхнуться
в свою постель! Знаете, милая, я люблю, когда белье чистое, чистое, но
облеженное, такое оно помягче. Ляжешь, разбросаешь свои конечности по
отдельности, пусть каждая спит как знает и другой не мешает, пусть каж-
дая наслаждается, и об этом мне докладывает, а я уже сравню, подправлю:
руку протяну, колено согну, или еще чего. Но главное, главное, милая моя
девочка, это голова. Упаси боже, если низкая подушка, или слишком мяг-
кая. Только не перина! Нет, под себя - пожалуйста. Но под голову ни в
коем случае. Некоторые говорят, на левом боку вредно спать. А я и на ле-
вом люблю, и на правом. Вот на спине не могу уснуть только. К одеялу то-
же повышенные требования, как и к комнате. В комнате должно быть тепло.
Я люблю, когда тепло, одеяло лучше пусть будет тоже теплое. С таким оде-
ялом легче поддерживать оптимальный режим в течение сна. Ах, милая моя,
вы только вслушайтесь в эти слова: течение сна. Словно сон - это такая
жидкость...`
- Хлыщ, кончай филонить, - сквозь сон послышался голос Серого.
Хлыщ подналег на лопату. У него уже не осталось даже сил огрызнуться.
Кисловатая угольная пыль пробиралась внутрь и мешала дышать носом.
Немного погодя санитар объявил перекур и выдал желающим по сигарете.
Курили все, кроме Желудя.
- Курите, курите, - сказал санитар. - Только коридорному ни слова.
- Что это ты раздобрел? - подозрительно спросил Хлыщ.
Дикари опять расселись на шлаковой горе. Хлыщ обратился к Желудю:
- Взял бы сигарету, Желудь. Я бы не отказался, да и общество тоже.
- Не приставай, - вступился за Желудя Корень.
Желудь опять разлегся, закинув руки за голову.
- Сейчас изречет что-нибудь такое-эдакое, - благосклонно сказал Хлыщ,
раздобревшим от сигареты голосом.
Действительно, Желудь сказал:
- Не отчаивайся на достигнутом.
- Это он тебе, - засмеялся Хлыщ, тыкая на Серого.
Тот выискивал в куче шлака камешки покрупнее и швырял их, стараясь
попасть в покосившийся телеграфный столб. В сумраке не было видно, куда
они летят, и попадание можно было установить только по звуку. По звуку
было ясно, что Серый все время мажет. Сделав еще несколько попыток, Се-
рый не выдержал, загреб побольше шлака и этой шрапнелью запустил в сто-
рону столба.
- Прекратить! - крикнул санитар, доставая что-то из-за шиворота. -
Вот я вам! - он потряс карабином.
- Ну ты, камнеметатель, - упрекнул Хлыщ. - Человек закурить нам дал,
а ты... И вообще, откуда у тебя сил на это хватает? Видно, ты не
очень-то устал с тележкой бегать. Будешь теперь лопатой грести, обормот.

Серый затравленно посмотрел на телеграфный столб и непонятно кого
спросил:
- Что же делать? Что делать?
- И как жить, - добавил Хлыщ. - Вон Желудя спроси, он тебе расскажет.

- Все мы скоро свихнемся, - сказал Серый.
- Ты не свихнешься, - возразил Хлыщ, - нечем тебе. Вообще, я удивля-
юсь, глядя на тебя - ты же безвредный. Ну ноешь, недовольство изобража-
ешь, недостатки выискиваешь. Так это даже хорошо. Такие даже просто не-
обходимы, для контраста, так сказать. Тебя нормальный человек послушает
- все равно что пирамидону съест. Целебный ты человек, Серый. Может, те-
бя как подсадную утку к нам? А мы удивляемся, не понимаем, отчего это
сплошные провалы. Корень, слышь, Корень, надо бы ему процессор раскуро-
чить или задницу проперфорировать...
- Да кончайте вы, - прикрикнул на них Корень. - Подождем еще немного.
Раз Бычок сказал - ждать, так и будем ждать.
Санитар докурил:
- Встать.
Серому дали лопату и он с Хлыщом и Желудем полез на вагон. Работа шла
медленно. Под утро пришел коридорный. Дикари валились с ног. Они не ус-
пели разгрузить и половины того, что им положил коридорный. Ему даже
стало жалко их, почерневших и покорных. Он отвел дикарей обратно в блок
и разрешил поспать до утренней поверки.

* * *

С утра Варгин решил заняться поисками фабрики-прачечной номер сто со-
рок семь. Но эти поиски как-то сразу зашли в тупик. По справочному теле-
фону ответили, что прачечной с таким номером в Санаториуме нет. Он выс-
казал предположение, что, возможно, прачечная находится в провинции, но
ему ответили, что в провинции прачечных, а тем более фабрик-прачечных в
принципе нет. Как ни боялся этого Варгин, но история принимала детектив-
ную окраску. Что же было думать, если в кармане погибшего Ремо Гвалты
была найдена личная карточка с указанием фабрики-прачечной номер сто со-
рок семь как постоянного места работы.
В тот момент, когда мысли Варгина кружились в высоких сферах обслужи-
вания отдыхающих, в дверь постучали.
- Входите, открыто, - пригласил он.
В дверях появилась тощая фигура Фарбера.
- Я не рано, мистер Игор?
- Нет, входите.
- Вы завтракали? Нет? Ни в коем случае не заказывайте завтрак в но-
мер, - заговорщическим тоном предупредил Фарбер.
- Почему? - настороженно спросил Варгин.
- Вас могут соблазнить за завтраком, - Фарбер рассмеялся.
Варгин махнул рукой. Он не успел еще привыкнуть к специфическим шут-
кам доктора Фарбера.
- Ну, раз вы здесь, - сказал Варгин, - я могу быть спокоен за себя.
Он заказал себе и Фарберу кофе.
- Что же это за таинственный президент названивал вам вчера?
- Я толком не понял. Какой-то президент Чирога.
Фарбер присвистнул.
- Человек известный. Можно сказать, власть предержащий. Что же он хо-
тел?
- Пригласил на банкет. Куда, правда, ехать - не сказал. Автомобиль
пришлют.
Фарбер встрепенулся.
- О, мистер Игор. Вы намекните ему, вам это ничего не будет стоить,
насчет научной литературы. Иначе мы эту проблему с урожаем и за десять
лет не решим. Объясните ему, что нужны лаборатории, оборудование, жела-
тельно импортное, с передовой технологией. Например, с Земли. Пусть они
там в правительстве решат. Я не говорю конкретно о себе - боже упаси
упоминать мое имя...
- Хорошо, хорошо, - перебил Варгин. - Но объясните толком, что тут у
вас вообще происходит?
В этот момент постучалась горничная. Она поставила кофе и сказала:
- Доктор Фарбер, вас ждут внизу.
Фарбер извинился и сказал, что скоро вернется.
Прошло полчаса. Кофе остыл. Варгин наконец почувствовал что-то нелад-
ное и спустился вниз. Внизу Фарбера не было. Администратор сказал, что
`вроде как мистер Фарбер и еще два человека уехали в автомобиле`. Варгин
поехал на пятый этаж и на всякий случай постучал в номер Фарбера. Никто
не ответил. Он вернулся к себе и позвонил горничной. Ответил мужской го-
лос. Варгин бросил трубку.
Звонить в полицию глупо. Найдите человека, которого я встретил вчера
и который поехал по своим делам. Стоп, а ведь это мысль - позвонить в
полицию. Небольшой эксперимент.
Варгин оделся, вышел из гостиницы, пересек площадь и зашел в кабину
телефона-автомата. Он набрал номер полиции.
- Полиция, центральный пункт, - ответили в трубке.
- Сообщаю: Ремо Гвалта, фабрика-прачечная номер сто сорок семь, нахо-
дится в отеле `Улыбка Фибоначчи`. - Варгин повесил трубку.
Он вышел из будки, прошел в небольшой скверик напротив и выбрал ска-
мейку так, чтобы был виден вход в отель. Наблюдая, он старался не про-
пустить ни одного человека, входящего в отель. От усердия правый глаз
начал слезиться. Через несколько минут послышался вой сирены. К отелю
подлетело три машины. Из них выскочили одетые в униформу отдыхающие. Ос-
тавив двоих у входа, остальные исчезли внутри. Минут через десять из
отеля вывели троих под руки. У входа скопилась небольшая кучка прохожих.
Они молча проводили взглядами арестованных и после того, как машины
отъехали, быстро разошлись.
Варгин встал и пошел по аллее бульвара, фальшиво насвистывая популяр-
ную песенку: `Когда ты приедешь за мной?`.
Что же мы, как говорит Фарбер, имеем в ответе? Крайне обостренную ре-
акцию органов правопорядка на личность Ремо Гвалты. Этих троих, конечно,
отпустят с извинениями. Надо думать. Варгина начали одолевать сомнения.
Что же это я делаю - троих взяли, Фарбер исчез, теперь это ясно почти
наверняка. Ах ты, детектив-аматор, надо же поосторожнее. С таким `све-
жим` подходом можно пол-Санатория пересажать. Ну, а кто же мог ожидать?
- принялся оправдываться Варгин. Шеф, я думаю, и тот не мог ожидать. Са-
наторий! Санаторий! Триста солнечных дней в году! Живописные парки, ми-
неральные воды. Подумаешь, прирост валового продукта понизился. Прирост
понизился, а голодающих нет. Все счастливы, взрослые сосредоточенно хо-
дят на работу, дети... Хм. А, собственно, где они, эти дети? Варгин ос-
тановился и начал оглядываться по сторонам. Чепуха какая-то. Вот лопух,
не заметил, что вокруг нет ни одного ребенка. Впрочем, вон же, у Фарбера
двойняшки. Так еще вопрос. Спрашивается, можно ли решить проблему, бес-
конечно увеличивая число вопросов? Можно, если пропорционально увеличи-
вать число ответов.
Варгин вдруг заскучал по дому. Сначала по дому, потом по институту,
по работе. По своим двукрылам. Перед тем самым историческим разговором с
директором возникла хорошая идейка, как смоделировать полет двукрыла.
Проблема, над которой он бился последний год, состояла в том, что двук-
рылы летали без крыльев значительно лучше, чем с крыльями. Зачем, спра-
шивается, им крылья? Отчаянные головы, правда, утверждали, что в этом
состоит диалектика эволюции, так сказать, создавать с запасом, на всякий
случай. Известно же - аргументировали они - что если человеку пустить
кровь, так он даже лучше себя чувствует. Некоторые знатоки истории ут-
верждали, что в древности кровопусканием лечили страшную болезнь -
грипп. Ну ладно, эксперимент проведут ребята. Слава богу, аэродинамичес-
кую трубу я успел заказать. А вот в какой трубе `продуть` Санаторий? Са-
наторий вступил в содружество тридцать семь лет назад. Но в отличие от
других повел себя странно. То есть вначале все было как обычно: обмен
информацией, идеями, людьми. Участие в совместных проектах и т.д. Но вот
лет десять назад, никто и не заметил, как это произошло, Санаторий начал
самоизолироваться. Очень постепенно и незаметно. Отдел Глушинского, ко-
торому сам бог велел все знать про Санаторий, заметил изменения лишь че-
рез несколько лет. Да и кто мог ожидать? Цивилизация, так и не войдя в
полный контакт с содружеством, стала выходить из него. Конечно, дело хо-
зяйское. Принципы невмешательства соблюдены. Как говорится, насильно мил
не будешь. А все же явление неординарное. В довершение ко всему гибель
отдыхающего на Земле. Теперь совершенно ясно, этот Ремо бежал. Сел на
первый попавшийся звездолет. Приземлился в Терсколе. Его, по-видимому,
преследовали. Бежал, куда глаза глядят, наткнулся на канатную дорогу. С
непривычки вывалился. Падение с двадцати метров. Непонятно только, если
он преступник, так сообщите на Землю. Возьмем в лучшем виде. Не нужен он
им в лучшем виде, а нужен, как говорил поэт, `в трупном виде`. Но даже в
таком виде он их волнует.
Теперь детишки. Их не то чтобы совсем нет. Варгин вспомнил подростков
на площади городской ратуши. Как-то их мало. Вон и детские площадки сов-
сем пустые. Ну, это просто выяснить. Он начал рыться в карманах в поис-
ках клочка бумаги, на котором был записан телефон Кэтрин Гвалта. Раз
есть учитель гимназии, значит, есть дети. А впрочем, это еще ничего не

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован