01 сентября 2006
1452

Цемент от Штернфельда

Не так давно в конгресс-зале администрации президента России в рамках III Всероссийского конгресса лучших менеджеров страны состоялась церемония награждения Национальной общественной премией имени Петра Великого. В номинации ?За значительный личный вклад в успешное решение социально-экономических проблем региона Российской Федерации? она была вручена президенту ОАО ?Штерн Цемент? Владимиру ШТЕРНФЕЛЬДУ. С президентом компании, выпускающей 25% российского цемента, беседует наш корреспондент Олег Вадимов. - Акционерное общество названо в вашу честь? - Так захотелось моей команде, и я не стал возражать. Тем более ?штернов? много, мы ведь не только цемент производим. Свою команду я ценю превыше всего. Нынешние олигархи, абсолютно уверен, недолговечны. Нельзя же жить постоянно только на каких-то личностных связях. Сколько денег ни нахапай, не имея команды единомышленников, не опираясь на мощный экономический фундамент, долго не протянешь? Но это лирическое отступление. Предприятие наше исторически вышло из принадлежавших Госснабу СССР Московских цементных элеваторов, где я был генеральным директором. В крупных городах цемент с заводов поставляют на элеваторы, а уже с них грузовиками развозят на растворо-бетонные узлы и предприятия ЖБК. Кстати, в США точно такая же схема. Впоследствии мне подсоединили еще базу Госснаба СССР, которая занималась строительными материалами. Когда распался Союз, что лично я расцениваю как очень печальное и разрушительное для страны событие, мы вышли из состава Госснаба и в 1991 году перешли в ведение московской мэрии, сначала как ?Промстройматериалы?, потом акционерным обществом ?Росштерн?, а затем ?Штерн Цемент?. 65% нашего капитала - российские, 35% дали инвесторы из США. В 1996 году американские партнеры предоставили порядка 15 миллионов долларов, на которые мы подкупили цементные заводы, чтобы нормально существовать и развиваться. Образно говоря, деловые люди из США вселили в нас уверенность в собственных силах. Раз они вложили 15 миллионов, значит, не зря. Кстати, прежде чем дать деньги, они направили в Россию специальную комиссию, возглавляемую экспертами Мирового банка, которая проверила экологическое состояние производства. Оно их удовлетворило, что опровергает все разговоры о нашей якобы плохой экологии. Несмотря на то, что американские партнеры являются не стратегическими, а портфельными инвесторами, мы по-прежнему работаем дружно и созидательно. При этом подыскиваем новых энергичных партнеров с хорошим капиталом... - Чем вы занимались в Госснабе - ясно. Цемент был едва ли не главным стратегическим сырьем, которое распределяли на уровне государства, а вы этот процесс доводили, так сказать, до места. В чем сегодня заключается ваша задача? - Да фактически в том же, только безо всякой стратегической предразверстки, на обычных рыночных и вполне конкурентных условиях. Обеспечиваем цементом предприятия Москвы и ряда регионов России. За время существования компании мы приняли в свой состав 8 новых заводов, в том числе 3 мощных цементных. Теперь каждая четвертая тонна цемента, производимая в России, - наша. Если, как ожидается, страна в 2001 году произведет 32 миллиона тонн цемента, то 7 миллионов будут носить марку ?Штерн Цемент?. В Москве у нас есть растворобетонные узлы, завод по изготовлению сухих смесей. - Что-то цифры не очень впечатляют? - Так ведь сколько лет катились под откос! Да, СССР когда-то производил 120 миллионов тонн цемента, Россия - 90 миллионов. А сегодня мы с радостью говорим о 32 миллионах. Правда, за последний год объемы выпуска приросли на 13-15%. С 1985 года в отрасль не было вложено ни рубля. Немудрено, что производительность труда российских и американских производителей цемента разнится минимум в 7 раз. Не в нашу пользу, конечно. Энергоемкость нашего производства втрое выше японской. Технологическое оборудование на грани остановки. Но цемент нынче востребован, так что перспективу я вижу. Мы нужны, и это самое главное. Значит, заработаем и найдем силы вылезти из кризиса. Многое уже сделали, внедряем новые технологии, закупаем сепараторы в ФРГ, вкладываем немалые средства в технику, чтобы и труд облегчить, и от приличных экологических параметров не отойти, и производительность труда поднять. Но денег, как и всем, не хватает. Замечу еще, что мы организовали массовое производство фасованного цемента в 25- и 50-килограммовых мешках для населения, пользующихся большим спросом. В месяц готовы выпускать до 200 тысяч тонн. Выпускаем и сухую смесь. - Думаю, не ошибусь, если предположу, что денег за тонну вы получаете поменьше американцев. - Абсолютно точно. На мировом рынке цемент стоит 60-80 долларов тонна, на внутреннем - 25 долларов. При этом стоимость щебня и песка, которые нам приходится покупать, практически сравнялась с мировой. И повысить цены на цемент фактически нельзя - слишком много конкурентов в России, готовых занять наше место. Им хоть бы за копейки, но продать. Нас во многом спасает Москва, которая не имеет сезонности в строительстве - и летом, и зимой цемент нужен. - За счет чего же вы живете? - И меня, и ту команду, что меня окружает, наши учителя научили работать. У нас дважды в сутки проходит селекторное совещание, на котором директора отчитываются за произведенное. Филиалы докладывают, как у них идут продажи. Мы контролируем продвижение вагонов - это целая индустрия, в день отправляем до 350 - 400 вагонов. У компании 18 представителей в разных регионах европейской части России, которые торгуют цементом, минуя всех посредников. Отвлекусь от техники и технологии. Члены нашей команды согласились со мной, что не вся радость в деньгах. Главное - люди, с которыми работаешь. Мы восстановили все пионерские лагеря, теперь они называются оздоровительными. За лето в нашем лагере в Брянске, в чистейшем месте в лесу, отдыхают 1000 детей. 200 детей за счет фирмы отправляем на отдых в Словакию. Другие едут в Крым. Все они для нас - дети ?Штерн Цемента?. Цементный завод обычно является поселкообразующим. Поэтому на каждом предприятии строим дом, чтобы не было проблем с квартирами. В том же Брянске, где находится самый крупный в Европе цементный завод, возводим два дома. Там же идет строительство оздоровительного комплекса, который по уровню профилактического лечения будет соответствовать мировым стандартам, со спортивными сооружениями, бассейном и т.д. Сейчас строятся лечебный корпус и новое здание для отдыхающих. В Липецке сооружаем 27 коттеджей для сотрудников, в Рязани - 180-квартирный дом. Такова наша социальная политика. Следует отметить, что заработная плата на наших предприятиях в 2 - 2,5 раза выше, чем в регионах, где они располагаются. - Послушать вас - благоденствуете, да и только... - Да нет, до благоденствия еще немало предстоит поработать и побороться. - С кем, за что? - Мы - развивающееся предприятие среднего бизнеса. Но нам не дают нормально работать естественные монополии. Наша идеология проста: мы существуем для наших потребителей. Не на словах, на деле считаем, что клиент всегда прав. Но производители электроэнергии, нефти, газа, транспортных услуг забывают, что мы тоже являемся их клиентами! Только за газ и электричество платим почти 3 миллиона долларов в месяц. И каждый раз возникают какие-то трудности. Вдруг говорят: у вас кончился лимит на газ. Помилуйте, какой лимит, мы вам деньги платим! Вы обязаны нас обслуживать! Ведь нам газ взять больше негде! Но они - монополисты, чем и беззастенчиво пользуются. Во всем мире действуют доверительные отношения между бизнесменами. У нас никто никому не верит, даже клиенту, который ни разу за 10-15 лет не подводил. На первое число месяца сальдо положительное, на конец месяца - тоже. Но никакого внимания на это не обращается. Так нельзя работать в бизнесе. Внутри месяца и у нас, и у монополистов, и у банка могут возникнуть трудности - давайте доверять друг другу. Да и какие-либо технические сбои, например в учетных компьютерных системах, - вещь возможная, но вы же нам из-за этой мелочи производственный процесс нарушаете! Вот на что уходят силы и энергия. Простите, невольно приходится вспоминать райкомы и обкомы КПСС, куда можно было пожаловаться. И вопрос решался в государственных интересах, а не так, как нравится тому или иному олигарху. Сейчас ?жаловаться? некому, надо больше опираться на коллектив. Вместе с тем я боюсь разрушения монополий. Мы уже убедились, что революционное разрушение ничуть не слаще революционного созидания, может быть и страшнее. Но как-то проблему нужно решать. В связи с этим мне кажется мудрым решение о создании института представителей президента на местах - быть может, хоть они помогут. Ведь у среднего бизнеса нет возможности выйти на самый верх, чтобы решать свои вопросы. В то же время я уверен, что Россия даже при низкой производительности труда, низких внутренних ценах, на устаревшем оборудовании готова давать 40-45 миллионов тонн цемента. Нам нужно удержать отрасль, так как политика мировых фирм отнюдь не благоприятна. Недавно западные цементные короли фактически уничтожили эту отрасль промышленности в Румынии. Они просто купили все заводы, поставили их на длительную реструктуризацию - на 20-25 лет и стали ввозить свой цемент. Ясна перспектива? Проблема непроста. Цементное производство очень капиталоемкое. Поэтому нам нужно найти средства для модернизации, не отказываясь, конечно, и от повышения внутренних цен. Они в любом случае пойдут вверх, как только подорожают газ, другие виды топлива, как только начнет рушиться оборудование и его нужно будет менять. Увы, никуда от этого не уйти.

http://www.knm.ru/index.php?a=news&b=74376
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован