20 декабря 2001
123

УЧИТЕЛЬ ФЕХТОВАНИЯ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Александр ДЮМА
УЧИТЕЛЬ ФЕХТОВАНИЯ




- Бог ты мой! Что за чудо! - воскликнул Гризье, увидев меня на пороге
фехтовальной залы, где он задержался после ухода наших друзей.
В самом деле, с того самого вечера, когда Альфред де Нерваль
рассказал нам историю Полины, я ни разу не заходил в дом ╥ 4 на
Монмартре.
- Надеюсь, - продолжал наш достойный учитель С той отеческой
заботливостью, которую он всегда проявлял к своим ученикам, - что вас
привело сюда не какое-нибудь скверное дело?
- Нет, дорогой мэтр! Я пришел просить вас об одолжении, - ответил я,
- однако оно не из тех, какие вы оказывали мне прежде. - Я к вашим
услугам. В чем дело?
- Дорогой друг, вы должны помочь мне: я в затруднении.
- Если в моих силах вам помочь, считайте, что это уже сделано.
- Спасибо. Я никогда не сомневался в вас.
- Говорите, я жду.
- Представьте себе, я только что заключил договор со своим издателем,
а мне нечего дать ему.
- Черт возьми!
- Вот я пришел к вам. Не поделитесь ли вы со мной своими
воспоминаниями?
- Я?
- Именно вы. Я не раз слышал, как вы рассказывали о своей поездке в
Россию.
- Не спорю.
- В какие годы вы там были?
- В 1824, 1825 и 1826-м.
- Как раз в наиболее интересное время: конец царствования императора
Александра I и восшествие на престол императора Николая I.
- Я был свидетелем похорон первого и коронования; второго.
- Я же говорил!
- Поразительная история!
- Как раз то, что мне нужно.
- Представьте себе... У меня в самом деле есть кое-что. Вы
терпеливы?
- Вы спрашиваете об этом у человека, который только и делает, что
дает уроки.
- В таком случае, подождите. Он подошел к шкафу и вынул оттуда
какую-то толстенную папку.
- Вот то, что вам требуется.
- Рукопись, прости господи!
- Это путевые записки одного моего коллегии который был в Петербурге
одновременно со мной. Он видел то же, что видел я, и вы можете
положиться на него, как на меня самого.
- И вы даете эту рукопись мне?
- В полную собственность.
- Но ведь это же сокровище!
- Сокровище, в котором больше меди, нежели серебра, и больше серебра,
нежели золота. Словом, вот вам рукопись и постарайтесь употребить ее с
наибольшей для себя пользой.
- Дорогой мой, сегодня же вечером засяду за работу и через два
месяца...
- Через два месяца?
- Ваш друг проснется утром и увидит свое детище напечатанным.
- Правда?
- Можете быть спокойны.
- Честное слово, это доставит ему удовольствие.
- Кстати, рукописи недостает одной мелочи.
- Чего же именно?
- Заглавия.
- Как, я должен дать вам еще и заглавие?
- Дорогой мой, не делайте добрых дел наполовину.
- Вы плохо смотрели, заглавие имеется.
- Где же?
- Вот здесь, на этой странице. Взгляните: `Учитель фехтования, или
Полтора года в Санкт-Петербурге`.
- Ну что ж, раз оно есть, мы его оставим.
- Так как же?
- Заглавие принято.
Благодаря этому предисловию читатель примет в соображение, что ни
одна строчка книги не принадлежит мне, даже ее заглавие.
Впрочем, речь ведет друг мэтра Гризье.

Глава 1

Я переживал еще пору иллюзий и владел капиталом в четыре тысячи
франков, который казался мне неисчерпаемым богатством, когда услышал о
России, как о настоящем Эльдорадо для всякого мастера своего дела. Я
верил в свой талант и потому решил отправиться в Санкт-Петербург.
Сказано - сделано. Я был одинок, семьи у меня не было, долгов -
также. Стало быть, мне требовалось только запастись несколькими
рекомендательными письмами и паспортом, что не отняло много времени, и
спустя неделю я уже ехал в Брюссель.
В столице Бельгии я пробыл два дня. В Льеже - один день. Здесь в
городском архиве служил мой старый школьный товарищ, и я не хотел
проехать мимо, не повидавшись с ним. Я рассказал ему о своем желании
посетить крупнейшие города Пруссии и места известных сражений. Но он
рассмеялся, говоря, что в Пруссии останавливаются не там, где хотят, но
там, где это угодно вознице, в полном распоряжении которого находятся
все пассажиры. Действительно, по пути из Кельна в Дрезден, где я имел
намерение остаться на три дня, нам позволяли выходить из нашей клетки
лишь для того, чтобы поесть, на что уделялось ровно столько времени,
сколько нужно, чтобы насытиться. После трех дней такого вынужденного
заключения, против которого никто из пассажиров не протестовал -
настолько это было обычно в королевстве его величества
Фридриха-Вильгельма, - мы прибыли в Дрезден.
Не стану подробно описывать, как я добрался до России. Начиная от
Вильны я уже ехал по тому самому пути, по которому двенадцать лет тому
назад Наполеон шел на Москву.
Я хотел было осмотреть Смоленск и Москву, но для этого нужно было бы
сделать крюк верст в двести, что было для меня невозможным. Проведя один
день в Витебске и побывав в доме, в котором две недели прожил Наполеон,
я сел в повозку, в какой разъезжают курьеры в России. Она называется
здесь `перекладной`, потому что лошадей перекладывают на каждой почтовой
станции.
В эту повозку была впряжена тройка. Одна из лошадей, коренник, бежала
молча, высоко подняв голову, а обе пристяжные ржали на бегу, так низко
опустив головы, словно собирались вцепиться зубами в землю. Отметим, что
по этой же дороге совершала некогда свое путешествие в Тавриду
Екатерина.
На другой день вечером я уже прибыл в Великие Луки. Дороги были
настолько плохи, а мой экипаж - такой тряский, что я намеревался
остановиться здесь, чтобы хоть немного отдохнуть, но решил ехать дальше:
мне оставалось до Петербурга не более ста семидесяти верст. Бесполезно
говорить о том, что во всю эту ночь я не сомкнул глаз: я катался по
повозке, как орех в скорлупе. Много раз я пытался уцепиться за
деревянную скамейку, на которой лежало нечто вроде кожаной подушки
толщиной в тетрадь, но поминутно скатывался с нее и должен был снова
взбираться на свое место, жалея в душе несчастных русских курьеров,
которым приходится делать тысячи верст в этих ужасных повозках.
Во всяком другом экипаже я мог бы читать. И надо сказать, что
измученный бессонницей я не раз пробовал взяться за книгу, но уже на
четвертой строчке она вылетала у меня из рук, а когда я наклонялся,
чтобы поднять ее, больно стукался головой или спиной, что быстро
излечило меня от желания читать.
Вначале следующего дня я был в небольшой деревеньке, Бежанице, а в
четвертом часу дня - в Порхове, старом городе, расположенном на реке
Шелони. Это составляло половину моего пути. Меня искушало желание
переночевать здесь, но комната для приезжих оказалась так грязна, что я
предпочел продолжать путь. Кроме того, ямщик уверил меня, что дальше
дорога пойдет лучше: это и заставило меня принять столь героическое
решение.
Дальше мы поскакали галопом, и меня еще больше бросало и швыряло во
все стороны. Ямщик на облучке тянул какую-то заунывную песню, слов
которой я не понимал, но грустный мотив ее как нельзя лучше
соответствовал моему печальному положению. Скажи я, что мне удалось
заснуть в эту ночь, никто бы мне не поверил, да и я сам не поверил бы
себе, если бы не проснулся, больно ударившись лбом обо что-то твердое.
Повозку так тряхнуло, что ямщик чуть не вылетел со своего сиденья. Тут
мне пришло в голову обменяться с ним местами, но как я ему ни толковал
об этом, он не мог понять меня. Впрочем, он, может быть, боялся
согласиться, так как думал, что в таком случае не исполнит своего долга.
Мы поехали дальше: ямщик продолжал свою песню, а я - свою невольную
пляску в повозке. Около пяти утра мы прибыли в село Городец, где
остановились позавтракать. Слава богу, отсюда до цели моего путешествия
оставалось не более пятидесяти верст.
И вот я снова в своей повозке. Я спросил ямщика, нельзя ли поднять ее
верх, на что он охотно согласился.
В Луге мне пришла в голову другая, не менее блестящая мысль: снять
сиденье, настлать в повозку побольше соломы, а под голову вместо подушки
положить свой плащ. Благодаря этому я получил возможность ехать
сравнительно сносно. В Гатчине ямщик указал мне на дворец, в котором жил
Павел I во время всего царствования Екатерины. Затем в Царском Селе я
увидел дворец, где и поныне живет император Александр, но я так устал с
дороги, что удовольствовался созерцанием этих дворцов издали, дав себе
слово осмотреть их более основательно, вернувшись сюда в экипаже
получше.
За Царским Селом в дрожках, которые ехали впереди меня, сломалась
ось. Хотя экипаж и не перевернулся, но сильно накренился. Из него
выскочил какой-то высокий, худощавый господин, держа в одной руке
цилиндр, а в другой - небольшую карманную скрипку. Он был в черном
фраке, какой носили парижане в 1812 году, в коротких панталонах, в
шелковых черных чулках и туфлях с пряжками. Очутившись на дороге, он
начал топать сперва правой, затем - левой ногой, потом прыгать,
очевидно, желая удостовериться, что ничего не сломал себе. Я счел
невозможным проехать мимо, не остановившись и не спросив его, не
случилось ли с ним какой-нибудь беды.
- Никакой, сударь, - отвечал он, - если не считать, что я пропущу
урок. А за каждый урок я получаю по луидору. Ученица моя - красивейшая
женщина Петербурга, мадемуазель де Влодек. Послезавтра она должна
изображать Филадельфию, одну из дочерей лорда Вартона с картины
Ван-Дейка на празднестве, которое дается при дворе в честь герцогини
Веймарской.
- Простите, сударь, - отвечал я, - мне не совсем понятны ваши слова,
но это ничего не значит, раз я могу вам быть полезен..
- Не только полезны, но вы можете прямо-таки спасти меня. Представьте
себе, что я только что давал урок танцев княгине Любомирской, на ее
даче, в двух шагах отсюда. За этот урок я получаю два луидора - меньше я
там не беру. Я пользуюсь известностью и извлекаю из этого выгоду. Все
это понятно, так как других французов, учителей танцев, кроме меня, в
Петербурге нет. А экипаж княгини, в котором меня отвозят в город, как
видите, сломался. К счастью, я дешево отделался.
- Если не ошибаюсь, сударь, - сказал я, - то я могу оказать вам
услугу, предложив место в своей повозке.
- О, милостивый государь, это было бы огромным одолжением для меня,
но я не осмеливаюсь... - Как! Между соотечественниками?
- Стало быть, вы француз?
- И также артист.
- Вы артист? Ах, сударь, Петербург скверный город для артистов!
Особенно для учителей танцев. Надеюсь, вы не учитель танцев?
- Но ведь вы мне только что сказали, что вам платят по луидору за
урок. Это, мне кажется, весьма изрядная плата.
- Совершенно верно, но теперь, знаете ли, не то, что было прежде.
Французы все здесь испортили. Так вы не учитель танцев? Нет?
- А мне между тем рассказывали о Петербурге как о замечательном
городе для любого мастера своего дела.
- Совершенно верно, так оно и было прежде. Какой-нибудь жалкий
парикмахер зарабатывал здесь еще недавно по 600 рублей в день, а я с
трудом выколачиваю 80. Скажите, сударь, вы действительно не учитель
танцев?
- О нет, дорогой соотечественник, - отвечал я, тронутый его
беспокойством, - вы можете смело сесть в мою повозку, не боясь, что я
окажусь вашим конкурентом.
- С удовольствием принимаю ваше приглашение, сударь, - сказал мой
собеседник, усаживаясь в повозку рядом со мною, - теперь благодаря вам я
поспею вовремя к уроку.
Ямщик погнал лошадей, и три часа спустя, то есть уже вечером, мы
въехали в Петербург через Московские ворота. Мой спутник оказался весьма
милым и любезным собеседником; убедившись, что я не учитель танцев, он
посоветовал мне остановиться в Лондонской гостинице, на углу Невского и
Адмиралтейской площади.
Мы расстались. Он сел на извозчика, а я направился в указанную им
гостиницу.
Нечего говорить о том, что, несмотря на все желание поскорее
ознакомиться с городом Петра I, я отложил это дело до следующего дня. Я
был буквально разбит и едва держался на ногах. С трудом добрался я до
своего номера, где, к счастью, оказалась хорошая постель, чего я был
лишен в пути начиная от Вильны.
Проснувшись на другой день около двенадцати часов дня, я первым делом
подбежал к окну: передо мной высилось Адмиралтейство со своей длинной
золотой иглой, на которой красовался маленький кораблик. Адмиралтейство
было окружено деревьями. Слева находился сенат, а справа - Зимний дворец
и Эрмитаж. Между ними виднелись изгибы Невы, показавшейся мне широкой,
как море.
Одевшись, я наскоро позавтракал, тотчас же выбежал на Дворцовую
набережную и добрался до Троицкого моста, длиною в 1800 шагов, откуда
мне советовали посмотреть на город. Должен сказать, что это был один из
лучших советов, данных мне в жизни.
Не знаю, есть ли в мире вид, который мог бы сравниться с
развернувшейся перед моими глазами панорамой.
Справа, неподалеку от меня, стояла крепость, колыбель Петербурга, как
корабль пришвартованная к Аптекарскому острову двумя легкими мостами.
Над ее стенами возвышались золотой шпиль Петропавловского собора, места
вечного упокоения русских царей, и зеленая крыша Монетного двора. На
другом берегу реки, против крепости, я увидел Мраморный дворец, главный
недостаток которого заключается в том, что архитектор как бы случайно
забыл сделать ему фасад. Далее шли Эрмитаж, великолепное здание,
построенное Екатериной II, Зимний дворец, привлекающий внимание скорее
своей массой, чем формой, своей величиной, чем архитектурой, и
Адмиралтейство с двумя павильонами и гранитными лестницами. К нему ведут
два главных проспекта Петербурга: Невский, Вознесенский и Гороховая
улица. Наконец за Адмиралтейством виднелась Английская набережная с ее
великолепными зданиями, которая упирается в Новое Адмиралтейство.
Прямо передо мной находились Васильевский остров, биржа, модное
здание, построенное - не знаю почему - между двумя ростральными
колоннами. Две ее полукруглые лестницы спускаются к самой Неве. Тут же
неподалеку расположены всякие научные учреждения - Университет, Академия
наук. Академия художеств и там, где река делает крутой изгиб, - Горный
институт.
С другой стороны Васильевский остров, обязанный своим названием
одному из приближенных Петра I по имени Василий, омывается Малой Невкой,
отделяющей его от Вольного острова. Здесь, в прекрасных садах, за
позолоченными решетками цветут в течение трех месяцев, что длится
петербургское лето, всевозможные редчайшие растения, вывезенные из
Африки и Италии; здесь же расположены роскошные дачи петербургских
вельмож.
Если встать спиной к крепости, а лицом против течения реки, панорама
меняется, по-прежнему оставаясь грандиозной. В самом деле, неподалеку от
моста, где я стоял, находятся на одном берегу Невы Троицкий собор, а на
другом - Летний сад. Кроме того, я заметил слева от себя деревянный
домик, в котором жил Петр I во время постройки крепости. Около этого
домика до сих пор сохранилось дерево, к которому на высоте десяти футов
прикреплен образ богоматери.
Когда основатель Петербурга спросил у кого-то, до какой высоты
поднимается вода в Неве во время наводнения, ему показали этот образ
божьей матери, и он был готов отказаться от своего грандиозного плана
основать здесь столицу. Дерево и прославленный домик окружены каменным
строением с аркадами для защиты их от влияния времени и от
разрушительного действия климата. Сам домик поражает своей удивительной
простотой. В нем всего три комнаты: гостиная, столовая и спальня. Петр I
строил город и не имел времени построить для себя дворец.
Дальше и по-прежнему слева от меня лежал старый Петербург с Военным
госпиталем и Медицинской академией, а за ним деревня Охта и ее
окрестности. На противоположном берегу, правее кавалергардских казарм,
были расположены Таврический дворец под изумрудной крышей,
артиллерийские казармы и старый Смольный монастырь.
Трудно сказать, сколько времени я оставался на мосту, восхищаясь этой
дивной панорамой. Правда, при более внимательном рассмотрении всех этих
дворцов и садов они кажутся оперной декорацией: колонны, производившие
издали впечатление мраморных, были на самом деле кирпичными, но на
первый взгляд вид их был так восхитителен, что он превосходил все, что
можно себе представить.
Пробило четыре часа, а меня предупреждали, что табльдот в гостинице
начинается в половине пятого. Поэтому, к крайнему своему сожалению, я
должен был вернуться домой. Назад я шел мимо Адмиралтейства, чтобы лучше
рассмотреть колоссальный памятник Петру Первому, который раньше видел
только издали, из моего окна.
При беглом знакомстве население Петербурга отличается одной
характерной особенностью: здесь живут либо рабы, либо вельможи -
середины нет.
Надо сказать, что сначала мужик не вызывает интереса: зимой он носит
овчинный тулуп, летом - рубашку поверх штанов. На ногах у него род
сандалий, которые держатся при помощи длинных ремешков, обвивающих ногу
до самых колен. Волосы его коротко острижены, а борода - такая, какая
ему дана природой Женщины носят длинные полушубки, юбки и огромные
сапоги, в которых нога совершенно теряет форму.
Зато ни в какой другой стране не встретишь среди народа таких
спокойных лиц, как здесь. В Париже из десяти человек, принадлежащих к
простому люду, лица пяти или шести говорят о страдании, нищете или
страхе. В Петербурге я ничего подобного не видел.
Другая особенность, поразившая меня в Петербурге, - это свободное
передвижение по улицам. Этим преимуществом город обязан трем большим
каналам, по которым вывозят отбросы и доставляют продукты и дрова.
Быстро несутся дрожки, кибитки, брички, рыдваны; только и слышишь на
каждом шагу:
`Погоняй`. Кучера чрезвычайно ловки и правят лошадьми отлично. На
тротуарах никакой толчеи.
Среди жемчужин Петербурга первое место занимает памятник Петру
Первому, воздвигнутый благодаря щедрости Екатерины II. Царь изображен
верхом на коне, взвившемся на дыбы, - намек на московское дворянство,
укротить которое ему было нелегко. Для завершения аллегории памятника
скажу, что стоит он на дикой гранитной скале, которая должна указывать
на те затруднения, какие пришлось преодолеть основателю Петербурга.
Часы пробили половину пятого, когда я в третий раз обходил решетку,
окружающую памятник; мне пришлось оторваться от созерцания этого шедевра
нашего соотечественника Фальконета, иначе я рисковал бы оказаться без
места за табльдотом.
...Весть о моем прибытии распространилась чуть ли не по всему городу
благодаря моему попутчику, который, однако, не мог ничего сказать обо
мне, кроме того, что я путешествовал на почтовых и не был учителем
танцев. Эта новость должна была причинить беспокойство всей здешней
французской колонии, члены которой боялись встретить во мне конкурента
или же соперника.
Мое появление в столовой отеля вызвало шушуканье среди почтенных
сотрапезников, почти сплошь французов, и каждый из них старался по моей
фигуре и манерам определить, к какому кругу общества я принадлежу. Но
разрешить эту задачу было нелегко. Я сделал общий поклон и занял свое
место.
За супом к моему инкогнито, благодаря скромности первого
произведенного мной впечатления, относились еще с некоторым уважением,
но уже за жарким, долго сдерживаемое любопытство прорвалось у моего
соседа.
- Вы, вероятно, приезжий, сударь? - спросил он, протягивая мне свой
стакан.
- Да, я приехал вечером, - ответил я, наливая ему вина.
- Вы наш соотечественник? - спросил мой сосед слева с наигранной
сердечностью.
- Вполне возможно, я прибыл из Парижа.
- А я из Тура, из этого сада Франции, где, как вы знаете, говорят на
самом чистом французском языке. Я приехал в Петербург, чтобы стать здесь
учителем. Вы, вероятно, приехали не для этого? В противном случае я дал
бы вам благой совет немедленно вернуться во Францию.
- Почему?
- Потому что последняя ярмарка учителей в Москве оказалась весьма
плохой.
- Ярмарка учителей? - переспросил я в изумлении.
- Да, сударь, разве вы не знаете, что несчастный Ле Дюк потерял в
этом году половину своих клиентов? - Сударь, - обратился я к своему
соседу справа, - не откажите в любезности, объясните мне, кто этот Ле
Дюк?
- Чрезвычайно почтенный ресторатор, который содержит одновременно
контору учителей. Они живут у него на полном содержании, и он оценивает
их согласно достоинствам. На пасху и на рождество, когда все знатные
русские обыкновенно съезжаются в столицу, он открывает контору,
подбирает места для своих учителей и таким образом возвращает все
расходы по их содержанию да еще получает комиссионные. Так вот, сударь,
в этом году треть его учителей осталась без места, и, кроме того, ему
вернули шестую часть тех, которых он отправил в провинцию. Бедный
человек совсем разорился.
- Вот как?!
- Вы сами видите, сударь, - продолжал учитель, - что если вы явились
сюда в качестве гувернера, то выбрали плохой момент, так как даже
туренцам, которые говорят на лучшем французском языке, и тем с трудом
удалось устроиться.
- Можете быть вполне спокойны на этот счет, - ответил я, - у меня
другая профессия.
Затем сидевший против меня господин, акцент которого изобличал в нем
уроженца Бордо, обратился ко мне с такими словами:
- Со своей стороны, должен вас предупредить, сударь, что если вы
торгуете вином, то здесь - это жалкое занятие, которое может вам
обеспечить разве только достаточное количество воды для питья.
- Вот как? - удивился я. - Неужели русские всецело перешли на пиво,
или, может быть, они завели где-нибудь собственные виноградники,
например, на Камчатке?
- Пустяки! Если бы так, с ними еще можно было бы конкурировать, но
дело в том, что настоящие русские баре покупать-то покупают, но платить
- не платят.
- Я вам очень благодарен, сударь, за ваше сообщение. Что же касается
моего товара, я уверен, что не обанкрочусь. Вином я не торгую.
Какой-то господин с сильным лионским акцентом, одетый, несмотря на
жаркое лето, в немецкий сюртук с меховым воротником, вмешался в нашу
беседу. - Во всяком случае, - обратился он ко мне, - я вам посоветую,
если вы торгуете сукном и мехами, приобрести лучший наш товар для себя:
вид у вас не очень здоровый, а климат здешний для слабогрудых
чрезвычайно опасен. За прошлую зиму здесь умерло пятнадцать французов.
Именно на это я хотел обратить ваше внимание.
- Я буду осторожен, сударь. Я и в самом деле рассчитываю стать вашим
покупателем и надеюсь, что вы отнесетесь ко мне, как к
соотечественнику...
- Разумеется, и с превеликим удовольствием! Я сам родом из Лиона,
второй столицы Франции, и вы знаете, конечно, что мы, лионцы, пользуемся
репутацией крайне добросовестных людей. Но раз вы не торгуете ни сукном,
ни мехами...
- Да разве вы не видите, что наш дорогой соотечественник не желает
говорить, кто он, - произнес сквозь зубы господин с завитой шевелюрой,
от которого так и несло жасмином, - разве вы не видите, - повторил он,
отчеканивая каждое слово, - что он не желает открыть нам свою профессию?
- Если бы я имел счастье обладать такой прической, как ваша, сударь,
- ответил я, - и если бы она испускала такой же тонкий аромат, почтенное
общество, вероятно, нисколько не затруднилось бы отгадать, кто я.
- Что вы хотите этим сказать, сударь? - вскричал завитой молодой
человек.
- Я хочу сказать, что вы парикмахер.
- Милостивый государь, вы, кажется, желаете меня оскорбить?
- Разве это оскорбление, когда вам говорят, кто вы?
- Милостивый государь, - продолжал молодой человек, повышая голос и
доставая из кармана свою визитную карточку, - вот мой адрес.
- Прекрасно, - сказал я, - но ваш цыпленок остынет.
- Вы отказываетесь дать мне удовлетворение?
- Вы желали знать мою профессию? Так вот, моя профессия не дает мне
права драться на дуэли.
- Вы трус, милостивый государь!
- Нисколько, милостивый государь! Я учитель фехтования. - О! -
произнес завитой молодой человек и опустился на свое место.
Наступила тишина; мой собеседник пытался, но безуспешно, отрезать
крылышко от своего цыпленка.
- Быть учителем фехтования, - сказал мне бордосец, - превосходная
профессия. Я занимался немного фехтованием, когда был помоложе и
поглупее.
- Эта отрасль искусства мало культивируется здесь, - сказал один из
сотрапезников.
- Совершенно верно, - заметил, в свою очередь, лионец. - Но я
посоветовал бы господину профессору надевать во время уроков фланелевый
жилет и меховое пальто.
- Уверяю вас, дорогой соотечественник, - сказал молодой завитой
господин, который не мог сам разрезать цыпленка и поручил сделать это
своему соседу, - уверяю вас, дорогой соотечественник, ведь вы, кажется,
изволили сказать, что вы парижанин...
- Да.
- Я тоже... Так вот, вы избрали великолепную профессию, ибо здесь,
видимо, нет ни одного настоящего учителя фехтования, если не считать
некоего престарелого актера. Вы увидите его, вероятно, на Невском
проспекте. Он учит своих учеников всего четырем приемам. Я тоже начал
было брать у него уроки, но с первых же шагов заметил, что он скорей
годится мне в ученики, чем в учителя. Я тут же прервал эти уроки,
заплатив ему половину того, что беру за одну прическу, и бедняк был этим
очень доволен.
- Я знаю, сударь, кого вы имеете в виду. Как иностранец и француз, вы
не должны были бы так говорить: негоже унижать соотечественника.
Позвольте вам дать этот небольшой урок, за который никакой платы мне не
следует, даже и половины того, что вы получаете за прическу. Как видите,
я довольно щедр.
С этими словами я встал из-за стола, ибо мне успела наскучить здешняя
французская колония и захотелось поскорее от нее избавиться. В одно
время со мной поднялся какой-то молодой человек, ни слова не проронивший
за обедом, и мы вышли вместе с ним.
- Мне кажется, сударь, - обратился он ко мне, улыбаясь, - вам не
потребовалось долгого знакомства, чтобы составить себе мнение о наших
дорогих соотечественниках? - Совершенно верно, и могу вам сказать, что
это мнение не в их пользу.
- Увы, - сказал он, пожимая плечами, - вот по каким образцам о нас,
французах, судят в Петербурге. Другие нации посылают сюда лучших своих
представителей, а мы же, к сожалению, шлем худших. Конечно, это выгодно
для Франции, но весьма печально для французов.
- А вы живете здесь, в Петербурге? - спросил я его.
- Да, уже целый год. Но сегодня вечером я уезжаю.
- Неужели?
- Извините, но меня ждет экипаж. Честь имею кланяться.
- Ваш покорнейший слуга.
`Черт возьми, - подумал я, - мне определенно не везет: встретил
одного порядочного соотечественника, да и тот уезжает в день моего
приезда`.
В своем номере я застал мальчика, приготовлявшего мне постель. В
Петербурге, как и в Мадриде, принято отдыхать после обеда. Два летних
месяца здесь более жаркие, чем в Испании.
Мне и в самом деле нужно было отдохнуть, так как я все еще чувствовал
усталость после своего чудесного путешествия; кроме того, мне хотелось
поскорее насладиться великолепными петербургскими ночами, о которых я
так много был наслышан. Я спросил поэтому мальчика, не знает ли он, как
достать лодку, чтобы покататься вечером по Неве. Тот ответил, что лодку
достать легко, и если я дам ему на чай десять рублей, он это устроит. Я
уже умел разбираться в русских бумажных деньгах, дал ему красную бумажку
и велел разбудить себя в девять часов вечера.
Красная бумажка оказала свое действие: ровно в девять мальчик
постучался в дверь моего номера и сказал, что лодка готова.
Ночь была мягкая и светлая. Можно было легко читать и прекрасно все
видеть даже на большом расстоянии. Дневная жара сменилась вечерней
прохладой, воздух был насыщен ароматом цветов.
Весь город, казалось, высыпал на набережную. На Неве, против
крепости, стоял огромный баркас, на котором было более шестидесяти
музыкантов. Вдруг раздались звуки чудесной музыки. Я приказал своим двум
гребцам подъехать как можно ближе к этому прекрасному громадному
оркестру. Оказалось, что все музыканты играли на рожках. Впоследствии,
когда я ближе познакомился с русским народом, меня перестала удивлять
как роговая музыка, так и целые громадные деревянные дома, построенные
плотниками с помощью одних только пил и топоров. Но в тот момент я
слышал эту музыку впервые и был ею очарован.
Концерт на воде длился далеко за полночь. Уже было около двух часов
утра, а я все еще не отъезжал от баркаса, готовый и дальше слушать эту
чарующую музыку. Казалось, что концерт давался исключительно для меня и
что он больше не повторится. Мне удалось поближе рассмотреть эти
музыкальные инструменты. Они оказались обыкновенными рожками, из которых
извлекают разнообразные звуки.
Я вернулся в гостиницу, когда уже было светло, в восторге от белой
ночи, от превосходной музыки и широкой, как море, реки, отражавшей,
подобно зеркалу, все звезды и все фонари.
Петербург в действительности превзошел мои ожидания, и если он не был
парадизом, то, во всяком случае, чем-то сродни ему.
Я долго не мог заснуть. Музыка все еще раздавалась у меня в ушах. Я
лег в три часа, а в шесть уже был на ногах.
Я достал на родине несколько рекомендательных писем, но намеревался
вручить их не раньше, чем устрою публичный сеанс фехтования: мне не
хотелось давать о себе объявление. Из писем я взял только одно, которое
некий мой друг просил лично передать адресату. Письмо было от его
любовницы, обыкновенной гризетки Латинского квартала, на конверте стоял
адрес ее сестры, продавщицы в каком-то модном магазине:
`Мадмуазель Луизе Дюпюи, у мадам Ксавье. Магазин мод. Невский
проспект, близ Армянской церкви, против базара`.
Я предвкушал удовольствие, которое мне доставит передача этого
письма. Вдали от Франции приятно встретить молодую, красивую
соотечественницу, - а я знал, что Луиза молода и хороша собою. Кроме
того, она успела узнать Петербург, так как жила здесь уже четыре года, и
могла быть мне полезна своими советами.
Было еще очень рано, поэтому я решил прогуляться по городу и
вернуться на Невский только часов в пять пополудни.
Я позвал мальчика, но вместо него явился лакей. Лакеи здесь служат
одновременно и слугами и проводниками: они чистят сапоги и показывают
дворцы. Я позвал его для первой услуги, что же касается второй, то еще
во Франции я настолько изучил Санкт-Петербург, что знал о здешних
дворцах, во всяком случае, не меньше его.

Глава 2

Мне не приходилось беспокоиться об извозчике, как вчера - о лодке.
Как ни мало я знал Петербург, но успел заметить, что на каждом
перекрестке здесь имеются стоянки кибиток и дрожек. Таким образом, едва
я дошел через Адмиралтейскую площадь до Александровской колонны, как по
первому моему знаку был окружен извозчиками. Они наперебой предлагали
мне свои услуги. Таксы в Петербурге не существовало, мы сторговались: за
пять рублей извозчик будет в моем распоряжении весь день. Я велел ему
ехать прежде всего к Таврическому дворцу.
Извозчики в Петербурге - это обыкновенные крепостные, которые за
известную сумму денег, называемую оброком, покупают у своих помещиков
разрешение попытать счастья в Петербурге. Экипаж их - обыкновенные дроги
на четырех колесах, в которых сиденье устроено не поперек, а вдоль, так
что сидят на нем верхом, как дети на своих велосипедиках у нас на
Елисейских Полях.
В этот экипаж впряжена лошадь не менее дикая, чем ее хозяин, и
привезенная из родных степей нередко за тысячи верст. Извозчик относится
к своей лошади с чувством жалости и, вместо того чтобы ее бить, как это
делают наши французские извозчики, беседует с нею еще более ласково, чем
испанский погонщик мулов - со своими мулами. Лошадь для него - мать,
тетка, ребенок. Он сочиняет для нее песни, в которых называет ее самыми
ласкательными именами. И животное, чувствительное, по-видимому, к такому
обращению, безостановочно бегает по городу, останавливаясь только для
того, чтобы поесть из деревянных колод, устроенных на всех улицах.
Что касается самого извозчика, он очень напоминает неаполитанского
лаццарони: нет нужды знать русский язык, чтобы объясняться с ним - с
такой проницательностью он угадывает желания седока. Он помещается на
облучке между седоком и лошадью, а порядковый номер прикреплен к его
спине, дабы недовольный седок мог в любое время его снять. В таких
случаях достаточно отнести или отослать номер в полицию, и вы можете
быть уверены, что за свою вину извозчик понесет должное наказание. Такая
предосторожность, как это видно из дальнейшего, вовсе не лишняя, и молва
о происшествии, имевшем место в Москве зимою 1823 года, все еще
передается в Петербурге из уст в уста.
Некая француженка, г-жа Л., возвращалась к себе домой поздно ночью.
Она не хотела идти пешком и не желала, чтобы ее сопровождал слуга,
которого ей предлагали знакомые, где она была в гостях. Послали за
извозчиком, она дала ему свой адрес и уехала.
Кроме золотой цепи и бриллиантовых серег, извозчик успел заприметить,
что на г-же Л, была прелестная дорогая шубка. Пользуясь темнотою ночи,
окружающим безлюдьем и рассеянностью г-жи Л., которая, закутавшись в
шубу, не видела, по каким улицам едет извозчик, последний привез ее на
край города. Г-жа Л, увидела, что извозчик завез ее бог знает куда. Она
стала звать, кричать, но извозчик, вместо того, чтобы остановиться,
погнал еще быстрее. Тогда она сорвала с него номер и бросилась бежать.
Извозчик соскочил с козел и погнался за нею. Г-жа Л, добежала до
находившейся неподалеку открытой калитки какого-то кладбища. Ей
приходилось думать уже не о драгоценностях и шубе, а о спасении
собственной жизни. К счастью, ночь была так темна, что в двух шагах
ничего не было видно. Вдруг г-жа Л, почувствовала, что куда-то
проваливается. Она действительно упала в свежевырытую могилу,
приготовленную для завтрашних похорон. Она мигом сообразила, что эта
могила - ее спасение и молча притаилась в ней. Извозчик продолжал
бегать, искать ее, но безуспешно.
После долгих поисков он наконец уехал. Г-жа Л оставалась в этой
могиле, пока совсем не рассвело, а выбравшись из нее, тотчас же
доставила номер извозчика в полицию. В течение трех дней извозчик
укрывался в лесу под Москвой, однако голод и холод заставили его искать
убежище в одной из подмосковных деревень. Но его номер и приметы уже
были известны. Его схватили, наказали кнутом и сослали на каторгу.
Однако такие случаи редки: русский народ по природе своей добр, и
нет, пожалуй, другой столицы, где грабежи были бы так редки, как в
Петербурге. Более того, хотя русский мужик и склонен к воровству, он
боится совершить кражу со взломом. Вы можете смело доверить ему
запечатанный конверт с деньгами. Даже зная о них, он в целости доставит
это письмо по назначению.
Не знаю, был ли вором или нет мой извозчик, но он явно страшился быть
обворованным мною: недаром, подъезжая к Таврическому дворцу, он заявил
мне, что здесь есть два выхода, а потому должен я дать ему в счет
договоренных пяти рублей столько, сколько ему следует за проезд. В
Париже я бы с возмущением ответил на такое оскорбление. В Петербурге же
мне оставалось только рассмеяться, ибо такие вещи случаются здесь с
более высокопоставленными лицами, чем я, и даже они не обижаются на
извозчиков.
В самом деле, месяца два тому назад император Александр, по своему
обыкновению гуляя пешком по городу, был застигнут дождем. Он взял
извозчика и велел ему ехать в Зимний дворец. Приехав, царь стал искать
деньги в карманах и не нашел там ни копейки.
Тогда он сказал извозчику:
- Подожди, я вышлю тебе деньги.
- Ну, нет, - отвечал извозчик, - шалишь!
- Как это шалишь? - спросил государь удивленно.
- Да так.
- В чем дело?
- Вот что, барин, тут несколько выходов. Сколько раз я ни привозил
сюда господ, а они уходили через другие двери и мне ничего не платили.
- Вот как, да ведь это Зимний дворец.
- Да, да, только большие господа, видно, очень беспамятны. - Почему
же ты не жаловался на этих обманщиков? - спросил Александр, которого
очень забавляла эта сцена.
- Эх, барин, что же мы можем поделать с господами! С нашим братом, -
он указал на свою бороду, - это точно, справиться можно, а с господами,
которые бриты, - ничего не поделаешь. Ваше сиятельство, поищите-ка
получше у себя в карманах. Авось найдется, чем заплатить.
- Вот что, - сказал Александр, снимая с себя пальто, - возьми мое
пальто в залог. Человек вынесет тебе деньги, а ты отдашь ему пальто.
- Что правильно, то правильно, ваша честь!
Спустя несколько минут лакей вынес извозчику сто рублей: император
заплатил ему разом и за себя и за тех, кто ранее обманывал его.
Я дал своему извозчику все пять рублей, довольный тем, что могу
оказать ему больше доверия, чем он мне. Правда, я знал его номер, а он
моего не знал.
Таврический дворец с его великолепной обстановкой, статуями, озерами
с золотыми рыбками и прочим был подарен Потемкиным его могущественной
повелительнице Екатерине II в память завоевания страны, имя которой он
носил. Самой интересной была не пышность этого подарка, а строжайшая
тайна, в которой он готовился.
В столице совершилось чудо: Екатерина ничего не знала о постройке
этого дворца. Однажды Потемкин пригласил ее к себе на вечер, и
императрица вместо знакомых ей лугов увидела волшебный дворец,
окруженный садами, - дворец, как бы созданный феями.
Потемкин являл собой живой пример князя-выскочки, которых много было
в царствование Екатерины II. Но и сама императрица также была выскочкой.
Потемкин был унтер-офицером одного из гвардейских полков, Екатерина -
мелкой немецкой принцессой, и оба они стали знамениты. Случай свел их.
Первое время Потемкин мечтал о Курляндском герцогстве и даже о
польской короне, но потом оставил эти мысли. Впрочем, разве корона дала
бы ему больше могущества, чем то, которым он обладал? Разве придворные
не склонялись перед ним, как перед монархом? Разве на одной только левой
руке у него не было больше бриллиантов, чем на царской короне? Разве он
не имел специальных курьеров, которых посылал за стерлядями на Волгу, за
арбузами в Астрахань, за виноградом в Крым, за цветами - повсюду, где
имелись красивые цветы, и разве в числе других драгоценных подарков он
не подносил ежегодно императрице, в день Нового года, блюдо свежих
вишен, стоившее десять тысяч рублей?
Он беспрестанно создавал и разрушал, когда же не делал ни того, ни
другого, то всюду вносил смятение и вместе с тем биение жизни.
Ничтожество становилось чем-то лишь в его отсутствие, при нем же все
отступало в тень.
Принц де Линь говорил, что в Потемкине есть что-то великое,
романтическое и варварское. И он был прав.
Смерть его была также необыкновенна, как и жизнь, кончина так же
неожиданна, как и возвышение. Он провел целый год в Петербурге среди
бесконечных празднеств и оргий, полагая, что сделал достаточно для своей

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован