19 февраля 2007
2515

Ударная возгонка министра обороны

Перемещение Сергея Иванова на пост первого вице-премьера подавляющим большинством наблюдателей расценивается как несомненное повышение Сергея Борисовича и уравнивание его позиций с Дмитрием Медведевым в борьбе за почетное звание наследника Путина. Однако при более внимательном анализе происшедших перестановок вывод может быть прямо противоположный. Как представляется, Иванов не только потерял шансы стать преемником Путина, но даже не рассматривается больше в качестве возможного противовеса Медведеву в будущей системе власти.

Слишком уж настойчиво повторял Владимир Владимирович, объявляя о кадровых перестановках, что для Иванова новое назначение - повышение. Знатоки аппаратных нравов знают, что когда об этом так говорят такие люди, то сказанное верно с точностью до наоборот.

Говорят, что Путин освободил Иванова от непопулярной должности, которая мешала ему набирать рейтинг у избирателей. Но получается, что сделал он это слишком поздно. За оставшийся до президентских выборов год ассоциация между образом Иванова и непорядками в российском военном ведомстве вряд ли исчезнет в общественном сознании, несмотря на все усилия пропаганды. Ведь любому ясно, что за год новый министр ничего кардинального изменить не сможет, и та же "дедовщина", неудачи в испытаниях новых систем вооружения или вскрывшиеся хищения военного бюджета будут стойко связываться с ивановским наследием.

Да и даже формальным повышением пост первого вице-премьера для Иванова можно считать лишь с очень большой натяжкой. Ведь на должности министра обороны он напрямую подчинялся президенту и в этом отношении был как бы равен Михаилу Фрадкову. Теперь же Сергей Борисович, выходя из прямого подчинения Путина, оказывается, пусть формально, подчинен премьеру. К тому же весьма вероятно, что будущий преемник пойдет на выборы не с поста премьера, поскольку целесообразно сохранить фигуру Фрадкова как идеального зицпредседателя (один известный бизнесмен как-то сказал о Михаиле Ефимовиче: "Фунт еще тот!").

С Дмитрием Медведевым другое дело. Поскольку национальные проекты курирует непосредственно президент, то Медведев, как первый вице-премьер, отвечающий за нацпроекты, напрямую подчиняется президенту. Так что по статусу Дмитрий Анатольевич все равно остается выше Сергея Борисовича. Последнему же достался неблагодарный с точки зрения личного пиара военно-промышленный комплекс.

Из-за секретности слишком часто снимать посещение Ивановым заводов и лабораторий не рекомендуется. Вспомним, что тот же Лаврентий Берия гораздо больше общественной известности, причем не только отрицательной, имел в бытность главой НКВД, а не Спецкомитета, занимавшегося производством атомной и водородной бомбы. Такая потеря общественной известности была одной из причин его проигрыша в схватке за власть. Так же и у Иванова возможностей положительного пиара в роли министра обороны было гораздо больше: например, при сдаче нового жилого дома для офицеров.

Прежде Иванов находился в исключительно выгодном положении. Как министр обороны, он располагал большим военным бюджетом, а как вице-премьер, курирующий оборонку, определял, как его тратить, кому и сколько выделять заказов. Теперь же он лишен и контроля с обеих сторон над финансовыми потоками, и мощного аппарата Министерства обороны. Между тем на его конкурента Медведева работает и аппарат администрации президента, которую он еще совсем недавно возглавлял, и аппарат правительства.

Сейчас же преемник Иванова на посту главы военного ведомства, бывший руководитель ФНС, как раз и призван, очевидно, проверить, как обстоят дела с финансами в Министерстве обороны. И вряд ли сделанные им в этой сфере открытия будут работать на положительный имидж Сергея Борисовича. А раз так, то не стали бы назначать Анатолия Сердюкова, если бы Путин всерьез думал об Иванове как о своем преемнике на посту президента. Вероятно, Сердюков - фигура временная, до смены в 2008 году президентской администрации. Как знать, не какой-то ли пока скрытый от глаз общественности финансовый скандал и стал непосредственным толчком к отставке министра обороны. Скорее всего Иванова уже списали со счетов, а последние перестановки - ясный сигнал на этот счет чиновничьему люду, хорошо разбирающемуся в бюрократических хитросплетениях.

Новый же пост Иванова сам по себе большого значения не имеет. За ним остается лишь общая координация, причем без выделения точной сферы компетенции. В таких условиях наверняка будут возникать ситуации, когда одним и тем же людям будут считать себе вправе отдавать распоряжения и их контролировать и Медведев, и Фрадков, и Иванов, а в результате подчиненные будут поступать по собственному разумению. Так что вряд ли Сергей Борисович достигнет хоть каких-нибудь успехов, годных для тиражирования с телеэкранов, в оставшийся до выборов год. Вспомним, что в свое время падение Николая Ежова свершилось в тот момент, когда он лишился поста шефа НКВД. Причем для публики эта отставка была обставлена как шаг, вызванный необходимостью сосредоточиться на других обязанностях - кандидата в члены Политбюро, председателя КПК и наркома водного транспорта. И потом Николай Иванович еще несколько месяцев иногда мелькал на торжественных заседаниях, прежде чем сгинуть в родных лубянских подвалах. Вряд ли, конечно, Иванова ждет столь же печальная судьба, но реальной власти и влияния у него сегодня, наверное, не больше, чем было у Ежова после отставки из НКВД.

Думаю, что Путину надоело слишком частое мелькание Иванова на телеэкранах, когда он постоянно попадал в неловкие положения в связи со все новыми дикими случаями дедовщины и прочими непорядками в армии. Боеспособность вооруженных сил так и не повысилась, "булавы" по-прежнему не взлетают, надувать щеки в Мюнхене еще можно, а грозить треклятым натовцам опять-таки нечем. Главное же, у Владимира Владимировича могли возникнуть серьезные опасения насчет способности Сергея Борисовича удержать власть в случае назначения его преемником. А чтобы у того не возникло соблазна использовать в борьбе против выбранного преемника силовые структуры, президент и переместил его с повышением. Новый же президент без малейшего труда сможет убрать Иванова на какой-нибудь почетный пост для отставников - хотя бы секретарем Совета Безопасности - благо и эта должность Сергею Борисовичу хорошо знакома.

19.02.2007


Борис Соколов

Дословно :
Лоренс Питер (1919-1990)
английский сатирик
"А что вы скажете о повышении Уолта Затора? Он был безнадежно некомпетентен, тормозил все дело, а потому начальство решило выкинуть его наверх, чтобы убрать с дороги".

Мне приходится выслушивать такие вопросы довольно часто. Давайте же рассмотрим явление, которое я назвал ударной возгонкой. Разве Затор в результате повышения сменил место, где он был некомпетентен, на место, где он стал компетентен? Вовсе нет. Его просто перевели с должности, на которой он не приносил пользы, на другую, где он ее тоже приносить не будет. Возложена ли теперь на него большая ответственность? Нет. Делает ли он сейчас больше, чем прежде? Нет.

Ударная возгонка представляет собой псевдоповышение. Одни служащие - типа Затора - искренне верят, что они получили настоящее повышение, другие отдают себе отчет в истинном положении вещей. Однако в основном смысл псевдоповышения - обмануть тех, кто не входит в данную иерархию. Если эта цель достигнута, проделанный маневр можно считать успешным.

"Принцип Питера"

http://grani.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован