Эксклюзив
22 ноября 2012
3235

Уголовный кодекс на службе у Джеймса Бонда

Общественная волна возмущения принятым законом о расширении понятия государственной измены и шпионажа, по мнению председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрея Клишаса, связана с "непониманием юридической природы происходящих изменений".

"Моя позиция состоит в том, что любое уточнение признаков состава преступления направлено на то, чтобы дополнительно защитить права граждан, что в данном случае, и происходит", - заявил сенатор.

В то же время такое "уточнение" объективно ведет к росту числа деяний, которые подпадают под действие Закона и могут квалифицироваться как преступление, что приближает нас к присно памятной эпохе 37-го года.

При максимальном расширении сферы применения Закон не обеспечивает точечной настройки на критически важные области безопасности Российской Федерации, открывает дорогу промышленному шпионажу и неконтролируемой утечке сведений, составляющих государственную и военную тайну.

Карательный уклон "простых решений" проблем сохранения тайны и обеспечения безопасности увел законодателей от рассмотрения по существу содержания и нормативно - правовой базы указанных понятий.

Если говорить о тайне, то это понятие не может выходить за рамки словаря Ожегова - "нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет". Очевидно, что это есть полезное знание и опыт, правообладателем которого является государство. Оно же определяет степень полезности технологий для безопасности страны.

Основным нормативным правовым актом, определяющим критические области безопасности служит Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N 537 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года". Она является основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти, организаций и общественных объединений для защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения безопасности личности, общества и государства.
В соответствие с Указом должны представляться предложения по приведению нормативных правовых актов Президента РФ.

Создается впечатление, что Указ законодателями во внимание не принимался даже в вопросах технологической безопасности, которая считается одним из главных направлений развития всех сфер деятельности РФ на среднесрочную перспективу, где угрозой является несанкционированная передача за рубеж конкурентоспособных отечественных технологий.

При отсутствии в законодательстве РФ понятия "технология" мы вновь возвращаемся к событиям более чем 100 летней давности, описанным академиком А.Н.Крыловым, математиком и судостроителем, в книге "Мои воспоминания".

После войны с Японией, как и ныне, депутаты Госдумы озаботились утечкой секретов из Российской империи. Морскому министерству был сделан запрос о правомерности передачи фирме Виккерс чертежей пушки на заказанный строительством крейсер "Рюрик". Сведения о давно находящемся на вооружении орудии были опубликованы в Артиллерийском журнале за 10 лет до указанного запроса. Причем данных в журнале было больше, чем сообщено фирме Виккерс.

По мнению академика Крылова "секрет секрету рознь - ценность одних сведений ничтожна и оглашение их безвредно, оглашение же других сведений может принести непоправимый вред". Как пример он привел выдержки из одного, ставшего гласным и общедоступным официального документа, который раскрывал новый принцип бронирования, а также находящегося в разработке бронебойного наконечника и трубки взрывателя фугасного снаряда.

Приведенных данных, считает академик, более чем достаточно, чтобы иметь полное суждение о наших фугасных снарядах, явившихся результатом опыта войны, так и трехлетних усиленных трудов, составляющих истинный, а не мнимый, государственной важности секрет. Документ, кроме того, "дает указания и об обучении наших комендоров, и притом о таком, которое у нас почитается вполне секретным", а также о революционном прорыве в использовании минного оружия.

В условиях конкуренции не менее тяжелые последствия для отечественных заводов имело разглашение добытых секретных сведений о критических технологиях, применяемых в производстве торпед Уайтхеда.

По свидетельству А.Н.Крылова доклад в Госдуме вызвал ярость у председателя комиссии обороны А.И.Гучкова, который заявил следующее: "Мы не можем знать, что в морской технике составляет секрет".

Ответ Крылова гласил: "Вот мне и нужно было, чтобы вы сознались в своем незнании и о том, чего не знаете, не говорили бы и зря не припирались".

С тех пор ничего к лучшему не изменилось. Абсурдный гриф секретности на результатах испытаний в СССР закупленных в Германии самолетов обезоружил наших летчиков перед противником и стоил многим из них жизни.

В конце 70-х годов секретились даже публикации из иностранных журналов, издаваемых миллионными тиражами. До сих пор гриф секретности стоит на отечественном оружии, которое закупают зарубежные страны.
Одновременно незапатентованные технологии беспрепятственно уходят за рубеж, чтобы вернуться в РФ в виде конечного рыночного продукта. Так будет продолжаться, пока Клишас и иже с ним, будут считать, что научный прогресс зависит от "юридической природы происходящих изменений".

Сегодня эта юридическая природа соответствует закону, открытому Алексеем Николаевичем Крыловым, который гласит: "Если какая либо нелепость стала рутинной, то чем эта нелепость абсурднее, тем труднее ее уничтожить".

Сергеев Олег Леонидович, эксперт всероссийского фонда образования, кандидат технических наук, полковник, ветеран РВСН и ГРУ ГШ
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован