Умом Россию не понять, или готовящиеся похороны российских сил ядерного сдерживания

"...Что же касается до упрочения дружественных отношений России 
с Соединенными Штатами, то можно сказать положительно, 
что сочувствие к нам американцев будет проявляться до тех пор, 
пока оно их ни к чему не обязывает или пока это для них выгодно; 
жертвовать же своими интересами для простых убеждений 
американцы никогда не будут" 

П.Н. Головин, капитан-лейтенант Российского Флота, 1861г. 

Эти слова нашего славного земляка - русского моряка и патриота - из далекого прошлого снова приходят на ум, когда слышишь заявления российских чиновников различного ранга о готовности вести переговоры с США о дальнейшем сокращении отечественного ядерного потенциала. Не успел новый президент США Обама чихнуть в Вашингтоне, а из Москвы уже звучит: Будь здоров! О чем идет речь? Дело в том, что из американской столицы намекнули (пока еще только полуофициально) о сокращении на 80% ядерных арсеналов России и США. Вдруг, после ряда лет, в течение которых США, отказавшись от "ядерных" переговоров, лишь усиливались, а Россия - лишь слабела, Америка выступает с инициативами о возобновлении переговорного процесса. Недолго рассуждая, ответственные чиновники российского правительства, в частности бывший министр обороны, а ныне заместитель премьера, Сергей Иванов расценил это как приглашение к "честному и доверительному" разговору. 

К относительно честным переговорам по сокращению ядерных потенциалов двух стран можно отнести лишь те, которые велись еще во времена СССР. Впервые США пошли на переговоры с СССР об ограничении стратегических вооружений на рубеже 60-х и 70-х годов. 26 мая 1972 года Р.Никсон и Л.Брежнев подписали "Временное соглашение... о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений". В совокупности с договором по противоракетной обороне ПРО-72 его называют "соглашениями ОСВ-1". Однако произошло это вовсе не по доброй воле, а лишь потому, что за счёт мощных усилий СССР ракетно-ядерное превосходство США быстро сокращалось, сложился паритет в вооружениях с Америкой, а в перспективе Советский Союз мог иметь в них даже количественный и качественный перевес. Только поэтому Америка начала говорить об обоюдном прекращении наращивания вооружений. Но и тогда США стремились обеспечить себе превосходство. 18 июня 1979 года Л.Брежнев и Д.Картер подписали в Вене то, что называют договором ОСВ-2, то есть - "Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении стратегических наступательных вооружений", который должен был действовать до 31 декабря 1985 года. США так и не ратифицировали это Соглашение под различными предлогами. Они тогда уже почувствовали, что в СССР могут произойти кардинальные перемены. И они дождались этого с приходом к власти М.Горбачева. 

31 июля 1991 года Горбачев, уже накануне своей отставки, и Буш-старший подписали "Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений" - СНВ-1. Через год, 17 июня 1992 года, Ельцин и Буш-старший подписали Рамочную договорённость, а 3 января 1993 года они же подписали Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, который развивал Рамочную договорённость и который назвали СНВ-2. 

Но уже СНВ-1 в условиях начинающегося ослабления СССР был объективно для СССР неприемлем. После же развала Советского Союза России надо было тут же отказываться от СНВ-1, максимально сохраняя своё главное оборонительное средство - ядерные вооружения. Однако предательская команда Ельцина пошла на ратификацию еще более невыгодного для России договора СНВ-2, уничтожающего ударную составляющую наших стратегических ядерных сил сдерживания (СЯС) - тяжелые ракеты с разделяющимися головными частями (РГЧ). Это оружие, против которого практически невозможно выстроить эффективную противоракетную оборону. 

Россия, не дожидаясь ратификации СНВ-2 американской стороной, принялась его выполнять, нанеся непоправимый ущерб обороноспособности страны. США так и не ратифицировали этот договор. Когда в Кремле спохватились, было уже в значительной мере поздно, дело было сделано: ракеты порезали (слава Богу, не все), шахты взорвали, заряды разобрали, а оружейный уран за бесценок отдали американцам. 

Так почему Америка вдруг заспешила? Формально поводом является исчерпание сроков договора СНВ-1. Почему-то все вдруг "забыли", что 24 мая 2002 года Путин и Буш-младший подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов, который был весной 2003 года ратифицирован обеими сторонами и остаётся в силе до 31 декабря 2012 года. Договор СНП крайне расплывчат и даёт определенные преимущества США, но он хорош тем, что, в отличие от СНВ-2, сохраняет оставшиеся российские межконтинентальные баллистические ракеты с РГЧ. Это официально действующий договор, определяющий суммарный потолок стратегических ядерных бое-зарядов в 1700-2000 единиц. 

Скорее всего, США сочли ситуацию созревшей для нового наступления на ядерный статус России. При этом в общественный оборот запускаются слухи о чуть ли не 80%-ном сокращении зарядов. Не для того ли, чтобы когда в официальном обороте появится цифра, например, 50%, все облегченно вздохнули? Мол, это - приемлемо. Но для России, с её концепцией ответного удара по агрессору, непреходяще важно то, какими средствами доставки боезарядов она может располагать для организации такого удара, а не тем, сколько в её ядерном арсенале находится неких невнятно привязанных к носителям или вообще к ним не привязанных боезарядов. Подсчёт ядерных вооружений по количеству зарядов был выгодным и остаётся выгодным лишь США. 

В данном случае не ясно, чьё количество боеголовок берется за основу подсчётов: наше или американское? Иначе говоря, какой стороне придётся сокращать больше, а какой - меньше? Не всё ясно и в вопросе о тактическом ядерном оружии, например о ядерных боеголовках крылатых ракет с дальностью полёта в несколько тысяч километров. Представим себе ситуацию: подводные лодки типа "Огайо", несущие по несколько десятков крылатых ракет, выходят на боевое дежурство в Баренцево, Охотское и Японское моря и сразу берут под прицел все позиционные районы российских войск стратегического назначения (РВСН), пункты базирования морских ядерных сил и стратегической авиации. По "Тополям" грунтового базирования, аэродромам, командным пунктам стратегических ядерных сил и другим, слабо защищенным объектам инфраструктуры этих сил, по шахтным пусковым установкам вполне возможны удары с применением боеголовок, оснащённых малогабаритными ядерными зарядами. Не ясно так же идет ли речь и об авиационно-стратегической компоненте? 

Очень важно понимать, что все предыдущие договоры об ограничении и сокращении стратегических вооружений ОСВ-1, ОСВ-2, СНВ-1, СНВ-2, о ракетах средней и малой дальности (РСМД) базировались на Договоре об ограничении противоракетной обороны (ПРО) 1972 г. Именно после его вступления в силу начались переговоры по СНВ. То есть стороны тесно увязали воедино наступательный и оборонительный потенциалы, выровняв начальные условия. Сегодня американцы выводят ПРО за скобки, скорее всего туда же выведут и стратегические крылатые ракеты. А поскольку Россия по этим компонентам кардинально уступает США, то и видимые одинаковые количественные показатели сокращения боезарядов, как условия для переговоров, для нас далеко не равные. 

Американцы мощно развивают многоэшелонированную систему национальной ПРО, подтягивая её к уровню способности уничтожить до 600 носителей ядерного оружия и до 300 прорвавшихся боевых блоков. Россия этим не располагает. То есть они заведомо получают переговорное преимущество. 

А ведь роль стратегических наступательных вооружений (СНВ) с ядерной компонентой довольно специфична. Начиная с 70-х годов они перестали быть оружием боевого применения, потому что ни одна из сторон не могла его применить без опасности получить ответный удар по собственной территории. Подоплека договоров СНВ-1 и СНВ-2 - гарантированное взаимное уничтожение, но меньшим числом ударных средств. Именно возможность взаимного уничтожения сдерживала и пока сдерживает применение ядерного оружия и вообще предотвращало вооруженный конфликт между СССР (Россией) и США. Поэтому важно не число оставшихся зарядов, а сколько боезарядов при любом развитии ситуации российская сторона может гарантированно донести в качестве ответного "подарка" до американской территории? И сможет ли вообще ответить, чтобы предотвратить крупномасштабную военную агрессию против России? 

Идя на переговоры с США по такой сложнейшей и архиважной с точки зрения национальной безопасности теме как сокращение ядерного потенциала, не стоит обольщаться "честным и доверительным" намерениям американских партнеров. Надо иметь в виду, что, ведя переговоры о разоружении, США на прицеле имеют наши природные богатства и ресурсы, без которых они в ближайшем будущем могут столкнуться с непреодолимыми трудностями. Пора нашей власти осознать, что она ответственна за судьбу России, и избавиться от иллюзий дружбы и братства между капиталистами. Ими движут другие интересы. Садиться за стол переговоров можно только в том случае, если предварительно будет достигнуто согласие по целому ряду принципиально важных моментов: 

1. Все новые структуры ПРО США, которые имеют отношение к широкомасштабной национальной противоракетной обороне США, должны быть физически ликвидированы и восстановлен режим Договора ПРО-72, как и сам Договор. США должны отказаться от размещения элементов ПРО на территории Европы. При этом разрешается создание любых систем защиты стартов стратегических носителей как средства, гарантирующего ответный удар; 

2. США соглашаются вести переговоры не только по сокращению зарядов, но и по всем носителям, включая крылатые ракеты, способные нести ядерные заряды; 

3. США готовы рассмотреть возможность отказа от морской компоненты СЯС; 

4. США в качестве предварительного условия для новых переговоров должны ликвидировать своё военное присутствие в Европе. 

Вот тот минимум разумных условий, выполнение которых может подтвердить серьезность намерений США на устранение ядерной угрозы уничтожения земной цивилизации. 

Когда-то поэт сказал: Умом Россию не понять... Мы должны и себе, и всему миру доказать, что у нас с умом все в порядке и не позволить кому-либо обвести нас вокруг пальца, заставив похоронить наше грозное оружие возмездия. 

И.Никитчук, 
сотрудник Российского Федерального Ядерного центра 
(РФЯЦ-ВНИИЭФ), г.Арзамас-16 в 1969-1995 гг., 
депутат Государственной Думы РФ 2 и 3-го созывов, д.т.н. 
www.nasledie.ru 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован