11 мая 2005
1281

`Условное название -- `таможня с человеческим лицом``

В феврале бывший начальник Северо-Западного таможенного управления Владимир Вьюнов подал в отставку, а на его место был назначен бывший первый заместитель начальника СЗТУ Павел Корчажкин. Аналитики говорят, что отставка бывшего пограничника Вьюнова не случайно совпала с административной реформой и что речь может идти о смене не только руководящей команды СЗТУ, но и об изменении идеологии ведомства. Об этом в своем первом интервью ПАВЕЛ КОРЧАЖКИН рассказал АНДРЕЮ ЦЫГАНОВУ.

--Какова сейчас кадровая ситуация в вашем ведомстве? Говорят, до сих пор не назначен ни один заместитель, ни один начальник таможни?
-- Действительно, сегодня утверждены только два заместителя начальника управления и начальники ряда служб СЗТУ. Ключевые фигуры пока не назначены, но это не наша проблема: сегодня в России назначены не более 30 начальников таможен. Все предложения по начальникам таможен мною уже подписаны и направлены в ФТС, сейчас мы согласуем начальников постов. Кстати, большинство кандидатур были определены еще в бытность руководителем СЗТУ Владимира Исаевича Вьюнова. В отношении вашей статьи о том, что в СЗТУ возвращается команда Владимира Шамахова (бывший руководить СЗТУ, ныне первый заместитель начальника федеральной таможенной службы РФ. -- Ъ), я вам там скажу так: вернутся профессионалы. Они получили приглашения и, возможно, будут востребованы -- если пройдут соответствующие собеседования в ФТС, МЭРТе и так далее.
-- Говорят, вашим первым заместителем может стать бывший заместитель Шамахова Игорь Тараторин...
-- Не исключаю. Но вообще с кандидатурой первого зама мы еще не определились. Это всегда самое сложное.
-- Кстати, а сокращать управление в связи с административной реформой не планируете?
-- Так уже же сократили (как сообщал Ъ, осенью прошлого года в СЗТУ была расформирована Тыловая таможня). Если по умному подходить, можно и еще сократить всякие вспомогательные службы.
-- С чего вы начали свою деятельность в качестве начальника управления?
-- Одно из первых совещаний я посвятил тому, что заставил каждого руководителя написать план мероприятий под условным названием "таможня с человеческим лицом". Это попытка изменить мнение о таможне и наладить нормальный диалог с участниками внешнеэкономической деятельности.
-- Кстати, ваш предшественник регулярно проводил консультационные советы с участниками ВЭД. Сохраните ли вы эту практику?
-- Конечно, я же все эти советы и проводил. Вот мы тут недавно собирались с участниками ВЭД, они спрашивали: что вам подарить на 15-летие СЗТУ (оно отмечается 10 мая). Я говорю: давайте лучше вместе в детский дом съездим и детям что-нибудь подарим.
-- Одной из первых инициатив Владимира Вьюнова была компания по сокращению складов временного хранения (СВХ). Как Вы к этому относитесь?
-- Искусственно ничего сокращать не будем. Количество СВХ будет сокращаться в связи с изменением таможенного законодательства. Сегодня есть возможность оформления на складе получателя, так что часть СВХ может просто оказаться невостребованными рынком. На мой взгляд, оптимальное соотношение: один таможенный пост -- один СВХ.
-- Как оцениваете плановое задание по сбору платежей на этот год? -- План у нас устанавливается поквартально исходя из реальной экономической ситуации. На первый квартал -- это 83 млрд рублей, на второй -- 96 млрд. Мы связываем это с ростом цен на нефть. По нашим расчетам, проблем быть не должно: внешнеторговый оборот в регионе развивается очень неплохо.
-- Что вы делаете для его увеличения. Например, как обстоят дела с контролем за таможенной стоимостью?
-- Это одна из главных наших задач. В первые же дни после назначения я встречался с начальником центрального таможенного управления Юрием Васильевичем Рыбкиным, и мы договорились, что будем еженедельно отправлять друг другу информацию о ценах на основные товары и выравнивать их. Такие сверки уже проводятся еженедельно, по понедельникам и вторникам, -- рынок это должен был почувствовать. Вообще, в ФТС с приходом новой команды изменился сам подход к работе. Сегодня многие вопросы решаются с точки зрения здравого смысла, а выравнивание стоимости в таких регионах, как Петербург и Москва, -- стало показателем работы таможни.
-- Кстати, о здравом смысле. Каково ваше отношение к приказам о местах растаможки отдельных товаров, каковыми, говорят, "грешил" ваш предшественник?
-- Большинство этих приказов уже отменены. Я рад, что позиция руководства ФТС состоит в том, чтобы сокращать и ликвидировать такие места. Это создает, мягко говоря, неудобства. И для нас, и для бизнеса.
-- Вы всегда считались сторонником информационных технологий: "зеленый коридор", предварительное электронное информирование, договоры с судоходными линиями об информационном обмене... Работает ли все это?
-- Пока все довольно скромно. С судоходными линиями мы пока не продвинулись дальше протоколов о намерениях. То же самое и с "зеленым коридором" -- по этой технологии работает всего 15 фирм, из которых российских -- единицы. А причина проста: и в том и в другом случае надо представлять подлинные сведения о товаре, причем ответственность за достоверность сведений несет таможенная служба страны-отправителя. Наши бизнесмены в массе своей к этому почему-то оказались не готовы. Что же касается предварительного электронного информирования (когда информация о грузе в электронном виде прибывает на пункт пропуска раньше самого груза, что позволяет инспектору не тратить время на заполнение компьютерной формы. -- Ъ), то определенные успехи у нас есть. Сегодня мы уже внедрили его на Кингисеппском направлении, в Себеже, в Выборге, и начинаем внедрять в Пскове.
-- Кстати, а что с инициативами Юрия Рыбкина о создании на Балтийской таможне единого досмотрового поста и аналитического центра?
-- Система специализации таможенных постов, к сожалению, себя не оправдала, и мы решили от нее отказаться. Недавно к нам приезжали представители ФТС, которые полностью поддержали эту позицию. Действующий Таможенный кодекс не подразумевает такой специализации -- в первую очередь потому, что происходит размывание ответственности. Если что-то случится, мне будет просто не с кого спросить, а на обычном посту за все отвечает начальник поста. Вот вам пример. Новый Таможенный кодекс позволяет подавать таможенную декларацию в один таможенный орган, а груз может находиться в другом таможенном органе. Так вот, осенью прошлого года на Балтийскую таможню пришел груз, а декларации выпускались в Твери. Наш пост предварительных операций, получив из Твери уведомление, выпустил 9 деклараций. А документы оказались поддельными. Если бы все работало по обычной схеме, я полагаю, начальник поста десять раз перестраховался бы, а тут доверились, как оказалось, мошенникам. Отказаться мы решили и от принципа случайных чисел. Вместо этой системы мы совершенствуем свою систему управления рисками, и сейчас уже реализуем 60-70 профилей рисков.
-- А как же видеокамеры и прочее оборудование, которыми за счет коммерсантов были оборудовали большинство зон таможенного контроля в зоне деятельности Балтийской таможни?
-- Система телевизионного наблюдение работает, и весьма эффективно, и мы будем ее развивать не только на Балтийской, но и на других таможнях, в первую очередь на Санкт-Петербургской.
-- Ваш предшественник Владимир Вьюнов поднимал проблему состояния приграничных территорий. Ъ писал об этом, и областное правительство кивало на вас -- что это таможня якобы не пускает бизнес в погранзону...
-- Не надо сваливать все шишки только на нас. Закон о государственной границе определяет, что размер погранзоны устанавливается законодательством субъекта (в данном случае -- Ленобласти), от 5 до 30 километров. А за режим в самом пункте пропуска отвечает федеральная погранслужба. Кстати, сейчас на той же Торфяновке, на "Бруснике" уже вовсю развивается сервисная зона.



САНКТ-ПЕТЕРБУРГ No83 от 11.05.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован