27 октября 2009
1312

В декабре приезжает великий дирижер Марис Янсонс

Стало известно, что 22 декабря в Национальной опере Латвии состоится концерт по случаю 90-летия театра. В празднестве примет участие один из ведущих современных дирижеров в мире, латыш по происхождению Марис Янсонс - меломаны, ждите билеты в кассах театра!

Впрочем, когда именно поступят билеты в кассы Национальной оперы - пока что секрет. В дирекции театра говорят, что в конце октября. Но можно гарантировать, что билеты будут раскуплены за один день. Как это уже было пять лет назад, когда великий Марис приезжал с концертом и дирижировал амстердамским оркестром "Концертгебау", входящим, наряду с прославленными Берлинским и Венским оркестрами, в тройку ведущих симфонических коллективов в мире.



Как известно, сейчас Марис Янсонс руководит сразу двумя крупными оркестрами - вышеупомянутым "Концертгебау" и Баварским радиооркестром. На родину, где он родился в 1943-м, приезжает крайне редко. Из Риги он уехал еще в ранней молодости, когда его отец, знаменитый дирижер, народный артист СССР Арвид Янсонс уехал в Ленинград. Там Марис и начинал свою карьеру.



В последний свой приезд в Ригу с "Концертгебау" Янсонсу вручили орден Трех звезд и почетное гражданство. Взять у него интервью практически невозможно - даже на родине. Нижеследующее интервью с великим Янсонсом было взято у него 8 лет назад, в 2001 году, в Санкт-Петербурге, после репетиции с оркестром петербургской филармонии им. Шостаковича.



Его концерты в знаменитом зале петербургской филармонии им. Шостаковича, где 60 лет творил один из его учителей, великий Евгений Мравинский - не просто концерты. Это - настоящее паломничество. Огромное количество настоящих русских фанатов прорывается на петербургские выступления человека, которого весь мир знает под именем Mariss. У которого внешность голливудской суперзвезды и майки с портретом которого широко тиражируются за океаном.



Теперь, когда Янсонс сменил петербургский адрес, его еще более редкие выступления в Северной Пальмире стали брать настоящим штурмом. Но заканчиваются его концерты по-прежнему в высшей степени изящно...



За филармонические кулисы тихо, без единого слова, проходят десятки поклонников. Становятся в длиннющую, во весь закулисный зал бывшего Дворянского собрания, очередь у его кабинета. Дверь открывается, выходит Марис в сопровождении супруги-врача. И на полчаса разворачивается настоящая церемония, в течение которой каждый "очередный" пожимает руку бесконечно уставшему Марису Янсонсу. В полнейшей тишине слышны лишь негромкие слова: "Спасибо, г-н Янсонс!"; "Ваш Гайдн сегодня был великолепен"; "Благодарим вас"; "Мы вас любим, Марис"; "Когда вы вновь будете у нас?"



Я нигде больше не видел столь почтительного уважения русской публики к дирижеру, который и в прямом, и в переносном смыслах "заграничный". Который внешне вообще моложавый балтиец, но которому на самом деле уже 58 (примечание автора: напоминаю, интервью 2001 года, здесь и далее делайте поправку на даты). И который пережил инфаркт.



Он заслуживает безмерного почитания только уже за то, что в 97-м, когда в его родной Латвии случилась трагедия (в Талси погибли дети) он моментально исполнил в Петербурге "Реквием" Верди. Потом попросил зал встать в минуте молчания. Потом, конечно, не заезжая в Латвию, он уехал в США. Но, собственно, ему даже не обязательно приезжать специально на родину. Ибо лучшего посла Латвии во всем мире у нас ни за что ни в каком МИДе не сыскать.



- Господин Янсонс, на каком языке вы все-таки думаете - на русском, английском, латышском?

- На латышском. И мне очень приятно, что я беседую с человеком из Латвии. Надеюсь, будет приятно и вам - эдакая компенсация за то, что я некогда обещал приехать в Ригу, но... ну никак не могу это обещание выполнить. В отношении Латвии все время какие-то "ножницы". И мне очень неловко. Но рад, что по моей рекомендации сейчас латвийским симфоническим оркестром руководит замечательный Терье Микельсен, мой давний коллега из Норвегии.



- Сразу главный, интересующий меня вопрос: как в таком возрасте, когда за плечами уже и многочисленные успехи, и инфаркт, все-таки к чему-то постоянно стремиться?

- Ответ короткий: я просто не могу иначе. Все.



- Даже рядовой зритель, слушая ваш концерт, испытывает колоссальный эмоциональный стресс. Что же тогда испытываете вы, дирижер?

- Знаете, я обычно думаю о том, что у меня, увы, не было времени еще на одну репетицию, чтобы все свои интерпретации, музыкальные пожелания как-то выразить. Еще, безусловно, испытываю достаточно сильную усталость. Но, в принципе, это ведь уже вопрос тренировки. Тут закон прост: если хочешь работать с прежней энергией, год от года необходимо упражняться все чаще и чаще. Вплоть, возможно, до того, чтобы постоянно ходить пешком, плавать и даже на велосипеде кататься. А можно упражняться еще проще: ежедневно дирижировать с той самой энергией, которая, как вы говорите, приводит и зрителя, и меня к сильнейшим эмоциональным переживаниям. По-моему, эти эмоции прекрасны!



- Вы, пожалуй, один из немногих дирижеров мирового уровня, которые не стремятся к исполнению новаторских произведений. Напротив, вы полностью погрузились в великую классику - в Гайдна, Бетховена, Брамса, Респиги. Это принципиальная позиция?

- Просто я, видимо, сторонник того, что музыка прежде всего должна давать безграничное удовольствие, высочайшие эмоциональные переживания. То есть все то, что и дает как раз классическая музыка. А мне просто хочется дирижировать бесконечной романтикой. Современная музыка, которая очень даже интересна, может меня отвлечь от романтики. Современная музыка более интеллектуальна, менее эмоциональна. А я во время исполнения тянусь прежде всего к тому, чтобы эмоции бурлили и в моей душе, и в душах зрителей. А разве может существовать музыка без эмоций? Это же невозможно! Я... да, остаюсь преданным классике.



- И к симфониям Гайдна с английскими рожками...

- Да, и к ним, конечно, тоже. Без сомнений.



- Мне кажется, вы ничего специально не делаете, чтобы выглядеть голливудской суперзвездой. Вы задумывались, почему у вас такая обманчивая моложавая внешность?

- О, это я не могу объяснить. Я всегда выглядел молодо. Иногда из-за этого некоторым бывало даже неловко. Например, некогда со мной договорились о встрече и я сидел в "предбаннике" одного важного кабинета. И меня почему-то столь долго не приглашали, что я даже удивился. А потом всполошились: "Господи, это же Янсонс! А мы думали, какой-то молодой парень пришел!" Я счастлив, что меня воспринимают таким молодым.



- А я говорю не только о внешности, но и более важном: о прекрасном внутреннем состоянии...

- А это естественно: как бы там ни было, но внешность - зеркало вашего внутреннего самочувствия. Какие бы недуги вас ни преследовали, вы будете всегда прекрасно выглядеть, если у вас здорова душа. А мою душу лечат вовсе не врачи - музыка....



...Сейчас Марис Янсонс далеко от Латвии. Это немного обидно, но, в общем-то, нормально. Потому что этот самый настоящий латыш давно человек не латвийского, не российского и не американского масштаба. Это просто человек со всемирной историей, которая начиналась так: уезжая в Норвегию, он захватил с собой пакетик с бутербродами. Как и положено рядовому советскому человеку, в гостинице Осло положил пакет за окно. Утром его на месте не оказалось. Марис тогда подумал: "Неужто украли?" Кажется, это была его последняя советская мысль. Потому что тот пакет склевали мирные европейские чайки, прилетевшие со спокойного океана.

27.10.2009
ЖЗЛ.lv
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован