19 июля 1992
2115

В.Л. Иноземцев. Конвертируемость рубля: достойная цель или новая иллюзия?


ДЕНЬГИ

В последнее время многие важные экономические проблемы оказались отодвинутыми на второй план изменения конъюнктуры валютного рынка. Страницы газет заполнились комментариями и графиками, читатели привыкли пристально вглядываться в таблицы действующих обменных курсов различных банков.

Безусловно, разворачивающийся в течение последних месяцев процесс, в результате которого рубль на Московской межбанковской валютной бирже поднялся более чем вдвое (с 230,1 руб./долл. 21 января до 112,5 руб./долл. 4 июня), заслуживает не только эмоциональных оценок, но и серьезного анализа. Что касается оценок, то весь их спектр заключен в интервале между восторженно произнесенными президентом Ельциным в его речи на VI съезде народных депутатов слова и о последовательном укреплении рубля и откровенно насмешливой реакцией со стороны зала. Что же до анализа, то и правительство, и его оппоненты, отмечающие, что курс доллара неоправданно высок, и стремящиеся к стабилизации рубля на уровне не ниже 80 руб./долл., на наш взгляд, игнорируют некоторые возможные последствия происходящего. Особенно это относится к правительству, одним из центральных пунктов программы которого является стремление "фактически немедленно ввести конвертируемость рубля по текущим операциям" и узаконить продажу всей валютной выручки государству "по рыночному курсу".

Возможно ли это и, что более существенно, необходимо ли? И если с сомнениями по поводу положительного ответа на первый вопрос еще можно иногда столкнуться, то второй обычно не задается вообще. Попытаемся рассмотреть только несколько аспектов введения конвертируемости рубля, вызывающих сомнения в своевременности осуществления подобной меры.
ОБЪЕМЫ ПРОДАЖ

В последнее время правительство уверенно проводило политику, направленную на установление контроля над операциями с валютой. С конца января, когда телеграммой Центрального банка России были запрещены валютные аукционы Всероссийского биржевого банка после масштабных операций по осуществлению валютного трансферта, и до конца мая, когда было объявлено о регистрации валютной биржи в Санкт-Петербурге, свободный рынок валюты был фактически ограничен Московской межбанковской валютной биржей (если н считать валютных бирж в государствах Балтии и операций коммерческих банков). Объемы продаж, непосредственно воздействующие на рыночный курс доллара, хотя и имеют устойчивую тенденцию к росту (в апреле на ММВБ было продано 47,56, в мае - 100,40, а за первую неделю июня - уже 59,64 млн. долл.), остаются в целом незначительными, на несколько порядков отличаясь от объемов экспортных поступлений.

Между тем в первом квартале происходило нарастание доходов от экспорта. Поступления в январе составили 2,2, в феврале - 3,8, а в марте - 5 млрд. долл., что составляет 11 млрд. долл. за весь квартал. При этом структура намеченного на текущий год платежного баланса и Государственного валютного резерва Российской Федерации свидетельствует о намерениях правительства приобретать в валютный резерв не более 20% общей суммы этих поступлений. Как известно, на осуществление внешнеэкономической деятельности в первом квартале было выделено более 220 млрд. руб., хотя позднее эта цифра была существенно скорректирована в сторону уменьшения.

Совершенно очевидно, что полная продажа валюты государству сегодня невозможна. Если вновь обратиться к примеру первого квартала, то окажется, что пересчет в рубли экспортной выручки при использовании среднего для этого периода рыночного курса дает цифру в 1,9 трлн. руб. Между тем представленные правительством данные о бюджетном дефиците в 64 млрд. руб., составляющем около 6% валового национального продукта, делают обоснованной оценку самого ВНП в первом квартале в размере 1 трлн. руб. Не говоря уже о парадоксальности ситуации, когда экспорт, выраженный в рублях, оказывается почти в два раза больше выраженного в этих же единицах ВНП, отметим, что покупка валюты на указанную сумму маловероятна, особенно если учесть, что все доходы бюджета не превысили за рассматриваемый период 300 млрд. руб. Даже при вожделенном курсе в 80 руб./долл., расходы на эти цели потребовали бы средств, втрое превосходящих доходную часть бюджета.

Вряд ли применима также и новая схема, разработанная в правительственных кругах: указ президента РФ, обязывающий предприятия продавать на свободном рынке половину своих валютных поступлений. Если в третьем квартале на валютный рынок будет выброшено 3 - 4 млрд. долл., то курс доллара при сохраняющемся платежном кризисе снизится настолько, что даже сама мысль об экспорте из страны товаров, ориентированном сейчас на соотношение 1 : 100/120, никому не придет больше в голову, и правительству останется надеяться лишь на новые прецеденты гуманитарной помощи.

Таким образом, планируемые мероприятия потребуют либо невиданной денежной эмиссии, которая дала бы государству средства для скупки валюты, либо снизит ее курс до уровня, парализующего экспортную деятельность. Вряд ли оба эти последствия являются сегодня желательными. Однако здесь рельефно возникает неотделимая от вопроса об объемах продаж
ПРОБЛЕМА ВАЛЮТНОГО КУРСА

Нынешний курс, не устают повторять все, нереален, но при этом следует признать, что он объективно сложился на рынке импортных товаров и позволяет довольно эффективно их реализовывать. Существует и разветвленная система валютной торговли, где цены, как правило, в несколько раз превосходят рублевые расценки в коммерческих киосках, торгующих импортными товарами. По сути дела, валютная торговля представляет собой отдельный сектор спроса, и сфера валютного обращения относительно обособлена от остальной экономики. Все это, однако, существует только при тех незначительных масштабах свободной торговли валютой, которые имеют место сегодня.

Что же произойдет с валютным курсом при объявленной политике скупки и введении конвертируемости рубля? На наш взгляд, возможны несколько вариантов в зависимости от технологии осуществления подобных мер.

Первый вариант. Немедленно по поступлении валютных средств на счета российских организаций в специализированных финансовых учреждениях (Внешторгбанк и Центральный банк России, Внешэкономбанк СССР и др.) производится их перерасчет в рубли, переводимые на обычные счета этих предприятий. Однако совершенно ясно, что само понятие "рыночного курса" при монопольной скупке оказывается демагогическим и государство устанавливает прикрытый рыночной фразеологией административный контроль за деятельностью экспортеров.

Второй вариант. Правительство обязывает предприятия в определенный срок выставлять полученную валюту на торги валютных бирж и через Центральный банк выступает крупнейшим ее покупателем. Результатом явится игра на повышение и наполнение каналов обращения огромной рублевой массой. Нарастание эмиссии начнет раскручивать маховик инфляции, тогда как значительная часть полученных государством валютных ресурсов будет расходоваться на выплаты по государственному долгу и другим внешним обязательствам.

Третий вариант. Государство обязывает предприятия продавать часть валютной выручки или всю ее через биржу друг другу. Чтобы не допустить падения курса, парализующего экспорт, будет развернута система перепродаж валюты друг другу через подставных юридических лиц, в результате чего валюта благополучно возвратится (за вычетом определенной суммы комиссионных) к ее прежним обладателям.

Между тем все три варианта приведут к росту дефицитности СКВ и усложнению операций с нею. Результатом этого будет естественный рост цены на дефицитный товар и расширение операций на "черном рынке", то есть то, против чего сегодня и выступает на словах наше руководство. Снижение же курса доллара и переход к мировой структуре цен ныне невозможны, так как российский рынок пока жестко сегментирован, товарные цены и их соотношение уже сложились, а продвижение в сторону мировой структуры цен может начаться только тогда, когда правительство достигнет хотя бы минимальных успехов на пути перестройки собственно экономической структуры в направлении стандартов индустриально развитых стран. Однако именно на этом направлении реальные результаты до самого последнего времени оставались наименее заметными. Поэтому, на наш взгляд, идея свободной внутренней конвертируемости не принесет успеха в тех формах, в которых российское руководство предполагает ее осуществить. Кроме этого, возможны многочисленные, при этом не всегда позитивные
ПОБОЧНЫЕ СЛЕДСТВИЯ

Всем известны последствия постепенной ликвидации своеобразной "стены", существовавшей ранее между наличным и безналичным рублевым оборотом. Они ощущаются и до сегодняшнего дня многократно возросшими ценами и нарастающей инфляцией. Попытка же устранить границу между валютным и рублевым секторами гораздо опаснее, во-первых, потому, что объемы валютного оборота превосходят (при пересчете по рыночному курсу) объемы рублевого более значительно, чем безналичная масса в 1985 - 1986 годах превосходила наличный оборот; и, во-вторых, потому, что объем валютных поступлений не контролируется правительством, обещающим осуществлять свободную конвертацию и для нерезидентов. Поэтому подобная мера вызовет резкую эскалацию инфляционных процессов.

Наиболее сильным окажется удар по тем отраслям экономики, которые ориентированы на импорт комплектующих; сырья и материалов - от хлебопекарной промышленности, в значительной мере работающей на привозном сырье, до текстильного производства, широко применяющего импортированные синтетические красители. Все это приведет к пяти-десятикратному удорожанию подобных товаров, следствием чего окажется соответствующий рост цен на отечественную продукцию, что также усилит инфляционные тенденции.

Инфляционно опасным окажется также перевод валютной торговли на рублевые расчеты. Ныне цены в валютных магазинах ориентированы на западные стандарты торговых издержек и затрат на обращение товаров; российские же коммерсанты, закупающие оптовые партии предметов потребления, зачастую более низкого качества, удовольствуются несколько меньшей нормой прибыли. В случае перехода валютных магазинов на рублевые цены резко возрастут расценки в коммерческих киосках, а затем и в государственной, но "коммерциализированной" торговле.

Между тем экономика станет открытой для западных инвестиций, которые будут осуществляться на крайне льготных основаниях, в то время как российские предприниматели уже сегодня теряют возможности получения валютных доходов. Так, например, операции по экспорту металлов становятся просто невыгодными, так как свободная цена на свинец на Московской бирже цветных металлов достигала в начале июня 668,4 долл./тонну при переводе ее рублевого эквивалента в валюту по рыночному курсу, тогда как его цена на Лондонской бирже металлов не поднималась выше 533 долл./тонну; цены на олово составляли соответственно 8177 и 6425 долл./тонну. Таким образом, свободная конвертация рубля улучшит позиции западных инвесторов и поставит российских в затруднительное положение.

Перечень негативных последствий можно продолжить, однако основным из них станет дестабилизация внутреннего денежного обращения. В таком случае возникает вопрос о том,
ЕСТЬ ЛИ ВЫХОД?

Не боясь показаться ретроградом в то время, когда все требуют лишь более радикальных реформ, мы отметили бы, что нынешнее состояние валютных операций, сложившееся достаточно естественным образом, должно быть сохранено. Имеется в виду практика открытия как рублевых, так и валютных счетов, добровольность принципов продажи валюты на биржах, система банковских операций с СКВ. Современная российская экономика совершенно не готова к переходу на иную систему валютных операций.

Гораздо целесообразнее было бы радикально усовершенствовать уже существующую систему: увеличить число валютных бирж и постепенно наращивать объемы операций на них, что является, видимо, единственной возможностью постепенно снижать курс ведущих западных валют, ввести инвестиционный курс рубля, от чего, похоже, уже отказались в правительственных кругах, и, что самое важное, развивать банковские операции с валютой.

В рамках последнего направления, на наш взгляд, было бы целесообразно расширить практику торговли валютными кредитами с их последующим погашением как в СКВ, так и в рублях по желанию клиента и страхованием от понижения или повышения курса рубля; осуществить привлечение в банки валютных накоплений населения на основе эмиссии валютных сертификатов и облигаций с высокими доходами по ним; активно способствовать кредитованию российских предприятий частными зарубежными инвесторами, развивать систему межбанковского кредитования между ведущими российскими и зарубежными финансовыми корпорациями. Подобные меры могут быть предприняты в рамках Ассоциации российских банков, крупных банковских объединений, специализирующихся на торговле кредитными ресурсами, такими, как недавно созданный Межбанковский финансовый дом (МБФД), а также отдельными банками, обладающими для этого надлежащими возможностями.

Если правительство твердо решило ориентироваться на вхождение в рынок и переходить к естественным рыночным отношениям, то следовало бы позволить и самому процессу нарастания рыночных тенденций осуществиться естественным путем, в том числе и в такой специфической области, как достижение конвертируемости рубля.



Независимая газета. 19 июня 1992 года. С. 4
http://www.postindustrial.net/content1/show_content.php?table=newspapers&lang=russian&id=40
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован