02 июля 1992
1931

В.Л. Иноземцев. Страсти по бюджету

На прошлой неделе в комитетах и комиссиях Верховного Совета Российской Федерации рассматривался представленный правительством бюджет на 1992 год. Прохождение законопроекта через Верховный Совет началось в весьма неблагоприятной обстановке: депутатам еще помнится легкость, с какой в первом чтении 27 марта ими был отклонен проект бюджета на второй квартал и год в целом, а последние дни конфронтация законодателей и правительства по большому кругу вопросов приняла беспрецедентно широкие масштабы.

Но что же представляет собой сам правительственный проект и насколько обоснованными являются его основные показатели? Нельзя не отметить, что в нем учтены многие прежние ошибки и предприняты попытки их исправить, хотя все же к составителям бюджета остается еще очень много вопросов.

Наиболее очевиден сдвиг в сторону реализма при оценке инфляционных процессов. Так, в послании президента от 10 марта отмечалось, что совокупные доходы бюджета за первый квартал должны составить 382 млрд. руб., а плановые их величины на второй квартал и год в целом определены в 443 и 1716 млрд. руб. соответственно. По отдельным видам доходов бюджетные поступления во втором квартале должны были составить около четверти общегодовых, а по налогам на добавленную стоимость и прибыль оказывались даже выше - 25,3 и 28,3%. В целом же на первый квартал приходилось 21% годовых поступлений, на второй - 24,3%, итого по первому полугодию - 44,3%. В силу того что бюджетные выкладки составлялись в текущих ценах и при этом не предполагалось кардинально пересматривать шкалу налогообложения, очевидно, что проект был построен исходя из гипотезы и полном отсутствии каких бы то ни было инфляционных процессов, хотя реальные темпы инфляции составляли в первой половине года не менее 25-30% в месяц.

Данное обстоятельство, делавшее мартовский вариант совершенно нереалистичным, учтено в новом проекте бюджета. Предполагаемые поступления налога на добавленную стоимость и акцизов увеличены в номинальном выражении на 95, подоходного налога - на 128, а налога с прибыли - на 152%. В результате доходная часть бюджета определена в объеме 3,8 трлн. руб., что ровно в десять раз превышает доходы казны в первом квартале. Подобная оценка, ориентирующаяся на ежемесячную инфляцию в 23-25%, кажется близкой к оптимальной.

В бюджете со всей определенностью сохранен и прежний курс на повышение роли налога на добавленную стоимость и акцизных платежей. На них приходится 52,6% всех поступлений, а еще четверть обеспечивается налогами с прибыли. Отчисления от доходов населения составляют лишь 8% всех поступлений. Предложенная схема, хотя она отличается от прежних правительственных ориентиров довольно незначительно, представляется адекватной современной состоянию российской экономики.

Однако существуют обстоятельства, ставящие под сомнение возможность исполнения бюджета в его нынешнем виде. Прежде всего к ним относится проводимая более решительно, чем ранее, линия на устранение бюджетного дефицита. Если в документе от 10 марта дефицит в 287 млрд. руб. достигал 13,6% всех бюджетных расходов, то в новом проекте почти 400-миллиардный дефицит составляет по отношению к ним 9,2% (правительство часто упоминает в тексте бюджетного послания и иную цифру - 7%). По отношению к валовому национальному продукту его объем не должен превысить 2,3%, хотя в первом квартале достигал 5-6%. Все эти обстоятельства заставляют серьезно усомниться в безгрешности проекта, который с каждым новым провалом политики сокращения бюджетного дефицита становится все более бездефицитным, а также противоречит многочисленным заявлениям российского руководства о том, что после первых месяцев шоковой терапии жесткая финансовая политика может быть несколько смягчена.

Двойственное отношение вызывают также расчеты, свидетельствующие о неудачах на пути создания самовоспроизводящейся рыночной экономики, которая являлась стратегической целью действующего кабинета. В частности, все мы хорошо помним о том, что реформа цен и все новые и новые "либерализации" расценок на энергоносители обосновывались необходимостью интеграции этих отраслей в нормальные рыночные отношения, когда отпадает необходимость государственного регулирования цен на их продукцию. Однако проект нового бюджета свидетельствует о том, что такие надежды пока не оправдались. Если в первом квартале возмещение разницы в ценах на уголь потребовало средств, равных 2,2% доходов бюджетной системы, а на продовольствие - 1,4%, то данные показатели увеличены в нынешнем документе соответственно до 3,9 и 1,6%, причем по первому направлению затраты в расчете на год в целом в 16 раз превосходят средства, фактически использованные в первом квартале, то есть растут быстрее доходов бюджета. Поэтому, с одной стороны, возникает целый ряд вопросов о степени осуществленности на нынешнем этапе реформы декларированных ранее ее целей, а, с другой стороны, нельзя не признать большую адекватность используемой в бюджетном проекте информации и определенную самокритичность его составителей.

Анализ представленного документа свидетельствует о том, что правительство стремится ограничить и сдержать нарастание кризисных явлений, обуздать инфляцию (именно с этой целью создается специальный фонд ценового регулирования), укрепить национальную валюту. Но в то же время правительственные расчеты косвенно показывают, что реального оздоровления экономики в ближайшем будущем ожидать все же не приходится. И эти два момента представляются нам весьма существенными: ведь совсем недавно акценты были совсем иными. Раньше правительство ориентировалось на фактическое отсутствие инфляции и не жалело оптимистических заверений. Сегодня оно пытается учесть инфляционный фактор в своей программе и крайне сдержанно говорит о достигнутых успехах. Подобный поворот, на наш взгляд, свидетельствует о том, что в правительственной стратегии произошли безусловно позитивные перемены, хотя руководство Российской Федерации до сих пор не может решиться на главную меру - на кардинальную перестройку структуры народного хозяйства, которая одна только способна изменить структуру цен, послужить снижению затрат на производство конечной продукции и способствовать насыщению потребительского рынка.

Новый бюджет, скорее всего, несовершенен, как несовершенна и экономика, развитие которой стремятся отразить ее авторы. Безусловно, объявленная сумма дефицита не окажется окончательной. Как только будет осуществлена в полном объеме необходимая для нормализации наличноденежного обращения эмиссия, цены вновь быстро пойдут вверх, превращая в ничто налоговые поступления и при этом одновременно увеличивая самые необходимые расходы. Понятно и то, что значительная часть бюджетного дефицита была и будет искусственно скрываться правительством, причем самыми различными способами - от сбора налога на добавленную стоимость за счет кредитования промышленности, обеспечивающего движение продукта по производственной цепочке до взимания налогов с начисленной, но не выплачиваемой из-за отсутствия наличности заработной платы.

Но при всех этих обстоятельствах представленный правительством Верховному Совету на прошлой неделе проект бюджета, в отличие от предшествующих, достоин высокой оценки как отражающий крайне важные позитивные сдвиги в системе бюджетного планирования. И напротив, усилия депутатов по его торпедированию вряд ли могут быть признаны совпадающими со стратегическими целями оживления находящейся сегодня в глубочайшем кризисе российской экономике.


Владислав ИНОЗЕМЦЕВ, эксперт правления Народной партии "Свободная Россия"

Деловой мир. 2 июля 1992 года. С.1
http://www.postindustrial.net/content1/show_content.php?table=newspapers&lang=russian&id=43
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован