30 января 2009
2847

В Манеже открылась выставка Юрия Роста. Известному журналисту и фотографу исполняется 70 лет

Main rost3
Впервые я был на выставке, где люди стояли у стендов с фотографиями и читали. Сам видел, как однажды в приличной библиотеке парень взял том комиксов и с наслаждением принялся этот том листать, то есть он пришел в библиотеку не читать, а смотреть. А тут, на фотовыставке, читали.

И правильно делали. Поскольку Рост - единственный, кто одинаково хорошо и снимает, и пишет. Однако сказанное не дает полного представления о том, что это за явление - Рост. На мой взгляд, явление это характерно тем, что фотография и текст у Роста могут существовать только вместе, они дополняют, продолжают, объясняют друг друга, взаимодействуют, как вода и кислота в химической реакции, выделяя при этом немалое тепло. В данном случае - прошу прощения за трюизм - тепло его души.

Все фотографии Роста, снабженные текстами, черно-белые. И сам текст - черный на белом. Взаимодействие слова и изображения у него таково, что шрифт естественно становится продолжением изображения, а изображение возникает из буквенных атомов. Это абсолютно волшебное действие, производить которое в таких количествах может только талант Роста. Жанр того, что делает Юрий Михайлович, не поддается однословному определению. Термин отсутствует. Можно сказать, что это история с фотографией. Лично мне ближе другое, понятное и любимое с детства, - книжка с картинками. Хотите почитать книжку с картинками - идите на эту выставку.

О ком эта книжка? Об академиках Сахарове и Семенове, о танцовщице Улановой, об актрисе Нееловой, о журналисте Голованове, о политике Горбачеве, о гениальных чудаках, о талантливых крестьянах, о самостоятельных рабочих, о выдающихся спортсменах, о замечательных музыкантах, о людях, известных всем и не известных никому... Всех их объединяет одно, необходимое Росту, да и не только Росту, качество - неразменное человеческое достоинство. Господи, сколько же у нас, оказывается, прекрасных, думающих, талантливых, совестливых людей - так мало их: все уместились на одном этаже московского Манежа.

В какой-то момент, переходя от одной страницы этой книги к другой, я стал обращать внимание на тех, кто, как и я, ходил среди страниц его книги в зале Манежа. Великолепные, умные, добрые лица! Им было здесь вполне уютно и интересно. Я подумал, что эти замечательные люди, которые пришли к нему в книжку с картинками, этот читающий зритель - едва ли не главное достижение журналиста и фотографа Роста.

Однажды Ярослав Голованов сказал, что настоящая журналистская слава - это когда девушки шепчут твое имя в коридоре редакции. Свидетельствую: красивых девушек на выставке было много, мне показалось, даже слишком. Одна - просто выдающаяся красавица - долго читала текст, слегка шевеля губами. Не уверен, что она шептала имя Юрия Роста, но в любом случае тут даже дураку было понятно: у Юрия Михайловича все только начинается.

Юрий Лепский
Юрий Рост

Зуб болит

Тише, дети. Не о вас речь. Подрастете, все начнете понимать и станете такими же, как ваши родители, - честными, гордыми, терпимыми, принимающими чужую боль как свою, свободными и добрыми людьми.

Правда, они друг друга убивают там у вас, в горах Кавказа, но это не со зла. У убитого и убийцы нет личных счетов. Они друг друга не знают, раньше никогда не виделись и даже словом до смерти не перекинулись. Они, ваши родители, лишают жизни родителей других детей (или наоборот) и тех, кто еще не стал родителем детей, из чувства долга и еще за идею. Конечно, можно было бы поговорить, но они высоко ценят слово, эти взрослые. Они молча прицеливаются или безмолвно бомбят, не целясь, и совсем не имеют фантазии, чтобы представить результат своих увлечений: ну там безотцовщина, вдовство, хлопоты на похоронах, поминки, девять дней, сорок... Или другие печальные заботы, если другая вера, фотография в черной рамке, женщина в трауре.

А вокруг не воображаемая ими красота: каменные башни на фоне заснеженных гор или заснеженные горы на фоне синего неба... Убогий быт привычен, и будущая жизнь предопределена традициями ущелья. Ущелье и есть мир. Разрушенные временем крепости, которые больше не охраняют от врагов; замшелые склепы, куда старики, чтобы не обременять молодых, еще живыми уходили и ложились навсегда; незамерзающие горные реки с радужной форелью, лохматые лошади без седел и тропы, вытоптанные поколениями, но не ставшие от этого безопаснее, чем прежде.

И в мирные времена по ним ходили втроем. Если один сломает ногу, второй останется рядом, а третий пойдет за помощью. Лишнего груза не брали, чтоб не проваливаться в снег глубоко. Теперь, наверное, проваливаются: оружие весит немало.

Процесс убийства между тем обрастает удобствами: лазерные прицелы, подствольные гранатометы, всепогодные вертолеты, игольчатые и шариковые бомбы. Думают люди, раскидывают мозгами, как бы ухлопать незнакомца, обезглавить неведомую семью с наибольшим для себя коэффициентом действия.

Но девочка не понимает проблем взрослых людей, не видит, что они заняты важным делом. У нее - своя боль. Не в высоком смысле, а просто болит зуб. И она от этого страдает. И нам нечем оправдаться перед крохотной горянкой - ни дороговизной горючего для вертолета, ни убожеством дорог, ни войной, ни отсутствием врачей и лекарств. Ничем. Ей больно.

Девочка и не сердится на нас. Она просто не знает, что эту боль можно прекратить в десять минут.

Мы знаем. Но сейчас не до нее.

Тише! Да тише же. Не до тебя, девочка.

Юрий Рост


Юрий Лепский, Юрий Рост

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N4839 от 30 января 2009 г.

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован