04 апреля 2006
911

В Москве разворачивается борьба с привилегиями на дорогах




Эфир ведет Нателла Болтянская

Н. БОЛТЯНСКАЯ - В нашей студии депутат ГД, один из авторов законопроекта о сокращении числа машин с мигалками - Валерий Зубов. Здравствуйте, Валерий Михайлович. Но прежде чем мы с вами поговорим о мигалках, я бы хотела чуть вернуться к теме, которую мы обсуждали в предыдущем часе, это тема встраивания мэров в вертикаль власти. Законопроект об усилении зависимости мэров от губернаторов. Вы как бывший губернатор Красноярского края, как вы считаете?

В. ЗУБОВ - Я считаю, что это, конечно, будет ошибка. Ограничение полномочий мэров в любой форме. Либо прямым изъятием, либо изменением формы их появления во власти. Причина очень простая - это неэффективно. Когда работы хватает на территории, когда действительно решаются важные задачи, то тогда не остается времени для каких-то склок, препирательств, интриг и губернатор свою работу делает, и, слава богу, чтобы он делал ее. А мэр - свою. А попытка натянуть на себя дополнительную ответственность, это же не только возможность, это же и ответственность, это означает, что у кого-то из губернаторов не хватает работы. Поэтому естественно такие депутаты, как я будут голосовать против попыток ущемить права граждан в выборе своего мэра или сокращении тех полномочий, которые они доверили мэру.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Но помилуйте, ведь коль скоро человек, например, возникает конфликт между мэром и губернатором, каждый из них отстаивает собственные интересы, и действительно у губернатора больше полномочий. Более того, в рамках этого законопроекта у него будет и еще больше полномочий.

В. ЗУБОВ - Вы знаете, я не жаловался на количество полномочий, когда работал губернатором. Хватало. И со мной работали два мэра. Один работал мэром, но на выборы не пошел, второй избирался, был избранным мэром с высокой степенью поддержки, он до сих пор мэр г. Красноярска Пимашков Петр Иванович. И ничего, обходились без конфликтов. Точнее они были. Но для этого есть служебный кабинет, где мы выговаривали друг другу, что мы думаем, как. А разводил нас всегда закон. И те задачи, которые мы должны были решать. Я лично всегда был благодарен и Валерию Позднякову, который был и Пимашкову, который сейчас мэр, за то, что они с меня как с губернатора снимали большую часть работы по столице региона. Хватало других проблем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Скажите, пожалуйста, только честно. Вы говорите: брито, а Пимашков вам говорит: стрижено. Кто победит? Ну, честно скажите.

В. ЗУБОВ - Губернатор побеждал. У нас был один конфликт, я вспомнил, вы сейчас сказали, как раз по тарифам на жилищно-коммунальные услуги, это 1995 год. Был серьезный разговор, и мэр в такой конфликтной ситуации признал, что все-таки большая ответственность лежит на губернаторе, и он уступил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Собственно, что и требовалось доказать. Вы понимаете. А тут еще все это закрепят законодательно. Правда?

В. ЗУБОВ - Вы знаете, есть закон, есть формально прописанные нормы, а есть еще ощущение, вы как работаете как команда, или не как команда. Вы же люди. И вот в критической ситуации умные люди находят решение. Не только как губернатор и мэр, а как люди.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Но опять же посмотрите, одних назначают, других выбирают, и уже в этом есть конфликт интересов.

В. ЗУБОВ - Ну, год с лишним назад этот конфликт был заложен, но его решать надо по-другому. Об этом мы с вами уже говорили не один раз.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - А теперь к тем самым мигалкам, о которых так много говорили большевики. Вот сколько на ваш взгляд нужно спецсигналов?

В. ЗУБОВ - Начать нужно с нуля. То есть сначала надо вспомнить о том, что Конституция делает нас всех равными и вообще-то это главное условие для нормального развития общества, когда каждый граждан считает, что он такой же, как его сосед или даже такой же, как его оппонент. Мы все равны. Из этого исходить. А потом надо смотреть, что требуется для работы. Я думаю, что в нашей ситуации те 8 высших должностных лиц, которые сегодня символизируют государство...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Давайте перечислим. Президент, премьер-министр, глава парламента.

В. ЗУБОВ - Руководители судов. Руководители двух парламентов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Судов Конституционного, Верховного...

В. ЗУБОВ - И Арбитражного.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Руководители двух палат парламента - 7. И прокурор.

В. ЗУБОВ - Точка. Представлены все ветви власти...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Класс, я представляю себе заседание кабинета министров, на которое вовремя приезжает только премьер-министр, потому что пробки.

В. ЗУБОВ - Вы знаете, закон, вообще-то говоря, не только о мигалках. Это повод для более широкого разговора.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну-ка.

В. ЗУБОВ - Но я бы начал с самого последнего по мере усложнения, то есть с самой легкой проблемы. Мы-то с вами помним, что 16-15 лет назад, сколько ни пытались с помощью талонов, спецраспределителей, учета особых заслуг наладить простое снабжение населения продуктами питания, - не получалось. И только когда все это отменили, пришлось пойти, конечно, на болезненные меры. Но теперь вы заходите в магазин и не надо вам искать знакомого директора магазина, или продавца на худой конец, не надо искать черный вход, мы забыли, что это такое. Если у нас потребность в самых необходимых продуктах, в любых продуктах, вот останавливаемся на дороге и, пожалуйста, заходим и покупаем. Решили. То есть без вот этого спецраспределителя, без его вывода, то есть его уничтожения как класса, проблема пробок, проблема парковки, проблема разборок, когда возникают аварии, не решается. И не имеет перспективы решения. Вот это первое, с чего мы начинали, когда считали, что такой закон необходимо все-таки...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Вы знаете, мне только что пришла в голову грустная мысль, что даже если предположить, что мигалки будут сняты, то помимо мигалок останется документное право. Вот останавливает человек, например, гаишник за превышение скорости, а ему показывают соответствующий документ, и он связываться-то не будет - себе дороже. Правда? Более того, сама не пользовалась, но где-то слышала, что если усиленно надо перекрыть движение и проехать по очищенной полосе, все имеет свою цену. Давайте мы продолжим эту жизненно важную тему сразу после выпуска новостей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Еще раз повторюсь, что если завтра сократится количество мигалок, то наверняка усилится документное право, должностное право.

В. ЗУБОВ - Не факт. Но сразу скажу, что один закон не может решить все проблемы. И важно через последовательное принятие законов приходить к ситуации, которая все подобные казусы убирает. Может быть, этот закон и не решит, может быть, то, о чем вы говорите, будет иметь место. Ну что же. Тогда будем возвращаться к этому вопросу. Но почему я говорю: не факт - потому что сейчас, когда вы едете, знаете, у меня есть право ехать, я как депутат, у меня есть такое удостоверение. Я мог бы иметь на своей машине спецномер. Но в силу своих причин у меня нет этого номера. Вы останавливаетесь сейчас, никто не знает, какое удостоверение кто покажет. Может он действительно входит в число тех 4,5 тысяч автомобилей, у которых есть такое право. На сегодня 4,5 тысячи примерно. Но когда у вас будет закон, который говорит: таких людей всего 8, причем тех людей, которых все знают в лицо, то остановка такого автомобиля, это же автоматически понятно, что при этом произойдет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Валерий Михайлович, во-первых, Елизавета из Москвы считает, что к упомянутым должностям нужно добавить еще должность министра чрезвычайных ситуаций Сергея Шойгу. И возможно она права.

В. ЗУБОВ - Знаете, ведь закон состоит из двух частей. В нем прямо написано, что спецавтомобили, которые выполняют спецзадания, которые оборудованы соответствующим образом, вот он реанимобиль, вот милицейская машина раскрашены соответствующим образом. У него будет. Если у министра по чрезвычайным ситуациям будет такой автомобиль и будет решено, что он... Я думаю, что она права. И это ко второму чтению предмет для обсуждения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - То есть теоретически получается вот что. Если все проходит, по-вашему, то в России образовывается ровно 8 автомобилей со спецсигналами.

В. ЗУБОВ - Или 9, если примется предложение, высказанное слушательницей.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - То есть вы, ребята во власти, как хотите, так их и пользуйте. Сами монетку бросайте, кому сегодня нужнее, президенту или кому другому.

В. ЗУБОВ - Нет, они сегодня в законе прописаны. Именно так: президенту, премьеру и так далее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну хорошо, вот мы тут на Новом Арбате частенько видим кортежи, в том числе и президентские. Знаете, сколько машин едет в президентском кортеже? Сами знаете.

В. ЗУБОВ - Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - И все едут на бешеной скорости.

В. ЗУБОВ - Не точно, но представляю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - И сами понимаете, что вокруг одной машины с спецсигналом будет еще 187 машин сопровождения. Скажем так, на ваш взгляд речь идет об упорядочении дорожных ситуаций или об истинной демократии, простите за ложный пафос.

В. ЗУБОВ - Начнем, конечно, с упорядочения. Давайте все-таки решать проблемы, которые более конкретные. А потом к более таким фундаментальным, но все-таки абстрактным. Конечно о порядке. Об этом я первое сказал. Что пока спецраспределитель - товаров нет, отмена - появляется. Когда вы лишены возможности ехать по спецполосе, когда вы обязаны соблюдать все правила движения, когда ради вас не останавливают, а это тысячи было, то тогда эти тысячи людей начинают думать: елки-палки, когда все-таки с этими пробками разберутся. Елки-палки, мы принимаем бюджет, давайте все-таки проконтролируем, проверим, выделим, в конце концов, дополнительные деньги на эти дороги. Почему у нас такая проблема с парковками, неизвестно кто собирает с нас деньги. Давайте решим эту проблему. То есть все начинают думать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - А вот посмотрите, Валерий Михайлович. Алексей из Москвы пишет, что существуют бумажки, которые не позволяют сотруднику ГАИ досматривать тех, кто находится в машине, досматривать багаж, например, службы внешней разведки и некоторые другие такого рода службы. То есть, условно говоря, человек едет так, как ему удобно, и если его пытаются остановить и призвать к порядку, он демонстрирует удостоверение, и дальше продолжает ехать ровно так, как ему удобно. Вот я несколько дней назад ехала домой вечером и меня с мигалкой обгоняет милицейская машина. Я ее пропускаю, но только через 3 метра она сворачивает к сауне.

В. ЗУБОВ - Вы знаете, на этот счет есть простые совершенно механизмы. Очень простые. Любой, который ехал рядом, как вы сейчас в данном случае вы же спокойно сможете снять трубку, позвонить своему, к примеру, депутату, и сказать: слушай, вот такая ситуация, сделай, пожалуйста, запрос. Машина номер такая-то. В такое-то время у нее там кто сидел, имел право или тот милиционер как-то создал ему это право, спроси, пожалуйста. Никто не отменял депутатский запрос. Я вам навскидку сразу предлагаю одно из решений.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Понятно. Ну, вы меня подрежете, а я тут же позвоню своему депутату и скажу: ну-ка, проверьте-ка Зубова, как он себя ведет.

В. ЗУБОВ - Да, согласен. Теперь давайте мы перейдем ко второй части. Вот движение ли это действительно к большей демократизации общества. Да, конечно. Но опять же можно, я еще вторую причину назову, почему мы именно сейчас вводим этот закон. Статус автомобилиста изменился в нашем обществе за последние 15 лет. Вот 15 лет назад еще, когда самым дефицитным товаром был автомобиль, и автомобили получали как по должности или по блату, или за какие-то очень большие заслуги. Даже имея деньги, просто так вы не могли купить. Я не говорю про "Волгу"...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Да ладно. 15 лет назад уже можно было купить.

В. ЗУБОВ - В 1988 году нет, нельзя было. Хорошо я не буду спорить про два года. По крайней мере, мы это захватили. И тогда тот, кто имел автомобиль, он уже как бы стыдился перед всем обществом, что он его получил.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Да ладно.

В. ЗУБОВ - Не надо. И общество вправе было на него посмотреть немножко косо. Не на всех, но на кого-то. Сегодня ситуация радикально другая. Сегодня не 4% автомобилистов в стране, а уже 30% семей имеют. Это люди действительно вот тот средний класс, это люди новой страны со всеми правами, и они ни к кому не ходили, ни в каких очередях не стояли, никому не обязаны, никого не ущемляли, они заработали и купили машину. И почему, сев в машину, он должен чувствовать себя ущемленным. Это вторая причина, почему мы вносим этот закон. Автомобилист полноправный житель нашей страны сегодня. Все. И последняя причина. Действительно мы должны стремиться к равенству. Вот идеология: наши, не наши - опасна. Она опасна во всех своих проявлениях. Мы в своей стране убедились, что такое классовая борьба. Что такое происхождение непролетарское. Это все было. И к чему это привело, мы тоже знаем. Вот спецмигалки для спецлюдей, которые в законе не прописаны, никто не знает, на каких основаниях они получили эту привилегию. Это из этой оперы. И поэтому конечно как общий принцип мы должны все-таки стремиться к тому, что мы все равны. Поэтому общедемократическое начало этот закон несет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Хорошо я бы попросила вас прокомментировать законопроект, который был предложен "единороссами". Речь идет о тысяче мигалок. Видите ли вы в нем зерно?

В. ЗУБОВ - Вы знаете, то, что "единороссы" задумались на эту тему - хорошо. Хотя здесь есть два момента. Сначала отклоняется два закона, ведь три недели назад Комитет по безопасности рассматривал наши два закона. Этот уже объединенный. И, в общем, все добрые слова, правильные слова были сказаны членами комитета, членами фракции "Единая Россия". Я когда защищал свой закон, я сказал, что по существу я не могу добавить к той аргументации за мой закон, которую сделали уважаемые мною коллеги-депутаты, такие как Гуров, Куликов, Васильев. Я их действительно искренне уважаю. Но когда после хорошей аргументации принимается решение отклонить, а через два дня появляется закон за подписями членов "Единой России", что-то в этом не совсем так хорошо. Это первое. И второе. Вы знаете, вы говорите тысяча, две тысячи. Да как я это проверю. А если там 7 тысяч. Я не проверю. То ли там тысяча, то ли 800, то ли 7 тысяч. Это не проверяемо. По какому принципу это будет. Это все равно товарищ сержант кого-то внес в список. В этом принципиальная разница. Наш закон все-таки прозрачный. Вот они 8 или 9 человек, мы знаем, почему, мы знаем, для чего и мы с этим согласны. А если вы тысячу говорите, то это...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Хрен проверишь, извините.

В. ЗУБОВ - Это значит, имитация и одна из попыток примазаться к идее, но чтобы в жизни эта идея не реализовалась.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Как вы думаете, какова будет судьба?

В. ЗУБОВ - Как всегда. Сначала отбивается впрямую. Потому что затяжная борьба, потом с компромиссами, не в чистом виде, а с какими-то изъянами, с потерей времени, с некоторыми скандалами и будет принято.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - То есть вы уже знаете, что не победите.

В. ЗУБОВ - Всегда побеждаем. Но позже, чем надо было бы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Это вы знаете, слабое оправдание для нас, ваших избирателей. Правильно?

В. ЗУБОВ - А вы избирайте нас по-другому. Вы избирайте других. И все будет быстрее. И вовремя.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Вот что, например, пишет наш пейджер. "У оперативных автомобилей ФСБ, например, тоже не будет право на спецсигналы? Как же они шпионов будут ловить?", - спрашивает Павел.

В. ЗУБОВ - Я честно скажу, что если они будут заниматься такой ловлей шпионов, как последний инцидент с камнем, то не надо давать спецсигналы. Надо вообще сократить те должности, которые занимали те люди, которые придумали всю эту, в общем, стыдную историю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Алексей просит извинения, "но вы действительно думаете, что депутатский запрос произведет воспитательные действия на нарушителей за рулем машины?"

В. ЗУБОВ - Добрые правильные законы, правильные решения они всегда оказывают нормальное воспитательное влияние. Всегда. Не на 100%. Жизнь идет, это же процесс. Но оказывают. Курочка по зернышку.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - "Попросите Валерия Михайловича назвать тех депутатов, которые проголосуют за закон против себя".

В. ЗУБОВ - А зачем называть. Это всегда опубликовано. Это опубликовывается на сайтах, почти все депутаты ведут такой подсчет. Партии публикуют в своих средствах, изданиях, и это официально в ГД после каждого голосования. Никакого секрета нет. Не надо никаких секретов выдавать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Но опять-таки, Валерий Михайлович, вот у меня лично нет вопросов, например, к президенту гипотетически. Нет вопросов к премьер-министру и возможно министру чрезвычайных ситуаций. Что касается всех остальных, нарисуйте, пожалуйста, ситуацию с неотложными делами, которые позволяют человеку пользоваться перекрытым движением, создавать дополнительную нагрузку на и без того загруженные магистрали, например, Москвы.

В. ЗУБОВ - Вы знаете, я бы..., во-первых, можно об этом поспорить после первого чтения. Если концептуально принимается закон, то во втором чтении можно решить, 4 или 9 или 12. Это вопрос второго чтения. Но я, честно говоря, оставил бы из принципа спецномер и спецрегалии у судей. Нашему обществу не хватает пока еще уважения к закону, и хотя бы через такие внешние атрибуты снова привлекали бы внимание, что судья в обществе это особая фигура. Для уравновешивания оставил бы прокурора и оставил бы руководителей двух законодательных палат. Но это мое мнение. Поэтому я и подписался под тем законом, где это внесено.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Адвокатов. Ну да, если уж прокурорам, то и адвокатам.

В. ЗУБОВ - Где-то надо останавливаться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Вот вечно вы останавливаетесь на прокурорах. Напомню, что в нашей студии Валерий Зубов - депутат ГД РФ, один из авторов законопроекта о сокращении количества машин с мигалками. Через несколько минут мы продолжим обсуждать эту тему.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Итак, вопрос, который мы обсуждаем с помощью электронного голосования, дорогие слушатели "Эхо Москвы". Как вы считаете, для чего нужны мигалки: для решения реальных проблем или для обозначения собственного статуса.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Как вы понимаете, мы не говорим об экстренных службах. Во надо сказать, что депутат Зубов высказал желание прокомментировать новость, которая появилась только что. Речь идет о том, что парламент Томской области принял обращение к президенту и премьеру по поводу перерегистрации компании "Сибнефть" в Санкт-Петербурге.

В. ЗУБОВ - Знаете, я как сибиряк и человек, который очень уважает Санкт-Петербург, меня резануло это движение. Меня резануло, почему петербуржцы согласились с этим. Как сибиряк я просто представляю ситуацию там. Это еще один шаг в сторону потери Сибири. Вы как хотите, сегодня народ уезжает из Сибири. У нас проблема сохранить Сибирь. А вы предлагаете, чтобы там добывали нефть, а доходы от нее делили в другом месте. Надо задуматься над этим решением еще раз, несмотря на всю категоричность, с которой высказал это решение председатель правления "Газпрома".

Н. БОЛТЯНСКАЯ - А мы возвращаемся к истории с мигалками. Сейчас я попрошу нашего гостя надеть наушники, и мы послушаем, что думают те, кто готов нам звонить в прямой эфир. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте. Меня зовут Артем. Я из Подмосковья. Я думаю, это просто для их личных в основном...

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Понятно. У вас была возможность в этом убедиться?

СЛУШАТЕЛЬ - Вы знаете, очень часто. Я хотел добавить. Мне кажется, вопрос надо решить не просто мигалки, ксивы, вот эти пропуска. Надо глобальней подойти. И просто отменить все служебные машины.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Отменить служебные машины - такая версия прозвучала у нас в эфире. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте. Меня зовут Ирина. Петербург. Я конечно за то, что подтверждения их статуса. А можно вопросик?

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну попробуйте.

СЛУШАТЕЛЬ - А зачем президенту-то мигалка. У него такой сумасшедший эскорт.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Валерий Михайлович, зачем президенту мигалка? Вы послушаете нас по радио?

СЛУШАТЕЛЬ - Да конечно.

В. ЗУБОВ - Я думаю, что все-таки у президента стоимость одной минуты очень дорога для общества. И в сегодняшней ситуации пока пойти на предельно радикальный вариант и отменить вообще все мигалки или отменить все служебные автомобили, это, значит, довести идею до абсурда.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Понятно. В конце концов, извините, пожалуйста, в случае, например, с президентом. Ведь по рации может быть передан приказ перекрыть движение и в случае полного отсутствия мигалок.

В. ЗУБОВ - Я бы нормально отнесся к тому, если бы президент нашей страны, как и президент США, стал бы пользоваться вертолетом, для того чтобы перемещаться из Кремля в те точки, например, за город.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Итак. Идет голосование. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ - Здравствуйте. Меня зовут Полина. Я из Москвы. Безусловно, это для подтверждения статуса, это даже не обсуждается. Это вообще такой большой стыд для нашей страны. И когда езжу по центру, я становлюсь свидетелем таких выездов торжественных, меня передергивает внутри. Такой просто плевок в сторону остальных людей. Но я просто удивляюсь, почему ваш гость выступает на "Эхо Москвы". Мы же все аудитория знаем прекрасно, такая же точно позиция. Мы же все эти документы прекрасно знаем. В новостях их передавали. Почему не пойти на этот чертов Первый канал, в программу того же Познера.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Полина, вы знаете, анекдот такой: съесть-то он съест, да кто же ему даст.

СЛУШАТЕЛЬ - Нужно пробиваться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Валерий Михайлович, как насчет пробиваться?

В. ЗУБОВ - Я не откажусь от приглашения на Первый канал по этому вопросу.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Как аккуратненько сформулировал. И Первый канал не обидел и тут же обозначил, что существуют некоторые проблемы. Электронная часть нашего голосования завершилась. Нам позвонила не золотая "эхомосковская" тысяча, а 1009 человек. Валерий Михайлович, как вы полагаете, как разделились голоса?

В. ЗУБОВ - 95% - против мигалок и 5% - за.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ошиблись. 95,6% против мигалок.

В. ЗУБОВ - С ума сойти.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - И 4,4% за мигалки. Это программа "Рикошет". Но я должна вам сказать, что у меня такое впечатление, что вам все равно не повезет. Что законопроект в том виде, в котором вы рассчитываете его увидеть, увидеть вам его не удастся.

В. ЗУБОВ - Я надеюсь, что вы ошибетесь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Понятно. "Господа, сейчас каждая блоха и каждый таракан ездит на персональной машине. Еще каждый из них хочет иметь мигалку. Считаю, что это преступление". Это Владимир. "Мигалки необходимы чисто конкретным пацанам, - считает Алексей, - кроме того, если вы замечали, мигалка у президента отсутствует совсем. Мигалки ставятся на машине сопровождения". Наверное, так и есть. Валерий Михайлович, а как вы полагаете, со своей стороны помимо законопроекта, например, господин президент может принять ответственное решение?

В. ЗУБОВ - Запросто.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Сказать: так, ребята, с завтрашнего дня.

В. ЗУБОВ - И послезавтра все будет решено.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Что касается вопроса, связанного с вертолетом. Я так понимаю, что речь идет о безопасности, поэтому я думаю, что это решение если будет принято, то будет принято не завтра.

В. ЗУБОВ - Вы знаете, мы все-таки движемся в сторону все более высоких технологий, в том числе транспорта, я думаю, что крупные наши города должны готовиться к тому, что будут летать вертолеты, маленькие самолеты. Это как раз будет нормально. Ведь конечная цель, чтобы все мы могли от дома до работы, до отдыха добираться как можно быстрее и безопаснее.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Ну, в крупных городах в основном конечно речь идет о Москве, хотя...

В. ЗУБОВ - Сегодня да, хотя пробки уже повсеместно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Я однажды стояла около полутора часов в пробе в Санкт-Петербурге, как выяснилось, проезжал кортеж супруги президента. Между прочим. Вот испытано, что называется на собственной шкуре.

В. ЗУБОВ - Не надо трогать женщин.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Почему?

В. ЗУБОВ - Давайте поговорим о мужчинах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Если 8 машин с мигалками, то 8 машин с мигалками, вы же сами говорите. Вы лукавите, Валерий Михайлович.

В. ЗУБОВ - Хорошо, хорошо вот в этой части отступаю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ - Вот испугался меня депутат Зубов, хоть он и депутат ГД и один из авторов законопроекта о сокращении числа машин с мигалками в 500 раз. Ну что же, спасибо вам, Валерий Михайлович. Я благодарю вас.



"Эхо Москвы"

Нателла Болтянская

4 апреля 2006




http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован