11 августа 2004
92

В некоторых регионах до 80% подсудимых выбирают `народное правосудие`

На днях на подпись президенту ушел Закон `О присяжных заседателях` - спустя полгода с момента уже практически повсеместного введения в России `народного правосудия` (исключением до 2007 года будет оставаться только Чечня) законодатель наконец урегулировал технические детали процедуры формирования коллегии присяжных. До сих пор в регионах обходились подправленным Законом `О судоустройстве` советского образца, что решало далеко не все проблемы. А собрать коллегию присяжных в Верховном суде вообще было невозможно.

`До сих пор списки присяжных формировались ежегодно, и каждый год до февраля суд не мог начинать рассмотрение дел, потому что шел отбор, - рассказал `НГ` судья Верховного суда Алексей Шурыгин. - Теперь списки будут составляться на четыре года и при необходимости корректироваться. Введен порядок формирования списков присяжных для Верховного суда и для военных судов, которого до сих пор просто не существовало. Еще одна проблема, с которой мы столкнулись в первые полгода, - не был детально расписан порядок действий глав администраций, представителей исполнительной власти, которые занимаются составлением списков, и зачастую это делалось достаточно небрежно. Значительное число приговоров было отменено из-за того, что в присяжные попадали люди, которые туда просто не должны попадать. Кроме того, теперь конкретизирована ответственность должностных лиц, препятствующих исполнению обязанностей присяжного заседателя. А во время процесса на присяжного распространяются те же гарантии обеспечения безопасности, что и на судей...`

Теперь ежегодно около миллиона россиян - в силу случайной компьютерной выборки - получают шанс принять участие в реализации того самого вида правосудия, которое до последнего времени превозносилось как панацея от следственного произвола. И хотя пока общее количество дел, рассмотренных судами присяжных, составляет всего 9% от общего количества, спрос (если так можно выразиться) неуклонно растет. `За первую половину 2004 года в суды с ходатайствами о рассмотрении их дел в суде присяжных обратились 18% подсудимых, - отмечает Алексей Шурыгин. - Для сравнения - в прошлом году было около 14%. По отдельным регионам эта цифра заметно выше. В Ленинградском областном суде она достигает 82%. В Ивановской области - 70%, в Калмыкии - 62%. Но вот тут у нас есть интересная цифра - 23% от общего количества отказались от суда присяжных на стадии предварительного рассмотрения. Почему? Мы пока не анализировали`. Еще одна интересная подробность: особую популярность суды присяжных приобретают в тех регионах, где были только недавно введены. В тех девяти, где они действуют уже с добрый десяток лет, особого ажиотажа не наблюдается.

Между тем объяснение напрашивается: несмотря на то что суд присяжных у нас по-прежнему остается самым гуманным (в прошлом году он оправдывал каждого шестого), адвокаты, до сих пор горячо защищавшие `народное правосудие`, вдруг заговорили о том, что суд присяжных зачастую опасен для подзащитных и зачастую просто непредсказуем. Минувшей весной мы получили несколько наглядных иллюстраций - столичные присяжные вынесли `убийственный` приговор ученому Игорю Сутягину, признав его шпионом, и выпустили на свободу участников погрома в Ясенево - юные неонацисты отделались условными сроками. В быту же прочно укоренилось мнение, что заядлому преступнику легче избежать заслуженного наказания именно через суд присяжных.

`Проблема встраивания судов присяжных в российское судопроизводства как с самого начала, так и сейчас сталкивается с огромными проблемами, - считает сенатор от Республики Ингушетия и бывший следователь Генпрокуратуры с многолетним стажем Исса Костоев. - Об этом говорит и статистика. Если посмотреть, сколько вынесено оправдательных приговоров присяжными и обычными судами, разница разительная. Это очень плохо - судами присяжных рассматриваются тягчайшие преступления. Я убежден: оправдательные приговоры зачастую выносятся просто из-за отсутствия специальных знаний, которые просто необходимы для правильной оценки доказательств, материалов следствия. Если очевидный убийца уходит от наказания только потому, что присяжных заседателей не смогли убедить в его виновности, - я не считаю, что это демократия. А на Кавказе эта проблема не просто сложна, там сегодня прямо говорят: несчастный тот судья, который по заявлению подсудимых заявит о рассмотрении его дела в суде присяжных. Потому что с учетом национально-клановых отношений процесс подбора присяжных - это полная катастрофа. Найти человека, который при всех его родственных и прочих связях способен высказать независимое мнение в отношении личности подсудимого практически невозможно`.

Впрочем, независимое мнение - понятие во всех случаях относительное. Как показала практика, народный суд способен на непримиримую позицию по отношению к террористам и шпионам (вспомним приговоры, вынесенные Зареме Муджахоевой, которая должна была взорвать столичное `Мон-кафе`, и тому же Сутягину). И он же вполне терпимо отнесется к спецназовцам ГРУ, расстреливавшим мирных жителей в Чечне, или заигравшимся в неонацизм скинхедам. Адвокаты уже начали поговаривать об `оперативном сопровождении` процессов спецслужбами - с точки зрения многих специалистов, существует немало возможностей влиять на присяжных начиная с момента их отбора. Например, право отбора тех 20-50 человек, из которых уже с участием защиты и обвинения будет формироваться коллегия из 12 присяжных, остается за судом.

Но скорее всего дело все-таки в другом: присяжные являются носителями всех тех массовых стереотипов, что существуют сегодня в нашем обществе. По большому счету они столь же управляемы, что и российский избиратель (в конце концов ведь именно на основе списков избирателей и составляют списки присяжных). И каждый вердикт есть результат не только пресловутой состязательности сторон, явленной в зале суда, но и того манипулирования массовым сознанием, которое происходит за кадром. Впрочем, специалистам в области избирательных технологий хорошо известно, какие выдающиеся результаты могут принести довольно простые манипуляции со списками избирателей. Что будет происходить со списками присяжных, мы выясним в ближайшее время. Но уже сейчас можно обратить внимание на довольно примечательный ценз, установленный новым законом: если раньше в присяжные не могли попасть судьи, прокуроры, люди с психическими отклонениями и те, кто моложе 25 лет, то теперь этот список пополнили военные, госслужащие, лица, избранные в органы местного самоуправления, те, кому исполнилось 65 лет, и даже священнослужители.

Об авторе: Анастасия Валерьевна Корня - обозреватель `Независимой газеты`.
материалы: Независимая Газетаhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован