13 декабря 2006
2646

В последнее время в Российской академии наук, похоже, назревает новый конфликт


Речь идет о реформировании Института прикладной математики им. Келдыша (ИПМ) - ведущей организации РАН в области математического обеспечения космических, оборонных и ядерных исследований, системного программирования, суперкомпьютеров и информатики.

В январе этого года президиум РАН принял решение о присоединении к ИПМ еще двух институтов - Математического моделирования (ИММ) и Автоматизации проектирования (ИАП), началась работа по их объединению. Мнения о том, что произошло дальше, разнятся - представители ИПМ утверждают, что их институт вел подготовку к объединению по графику, а тормозило процесс Отделение математических наук РАН (ОМН), в отделении же считают наоборот - в постановлении бюро ОМН от 28 ноября говорится о "недостаточной активности руководителей институтов, участвующих в процессе". В итоге бюро, возглавляемое академиком-секретарем, известным математиком Людвигом Фаддеевым из Санкт-Петербургского филиала института им. Стеклова, в указанном выше постановлении предложило заменить формулировку с "присоединения" на "реорганизацию путем слияния". По новому плану предполагается расформировать три института и создать из них один, который будет называться, опять же, "Институт прикладной математики им. Келдыша". Согласно постановлению, директором новой организации должен стать нынешний руководитель ИММ член-корр. Борис Четверушкин.

Окончательное решение о судьбе институтов должен принять президиум РАН, который рассмотрит вопрос, скорее всего, уже в следующем году.

Коллективом нынешнего Института прикладной математики предложения отделения математики Академии были встречены в штыки. 5 декабря на заседании ученого совета принято обращение Юрию Осипову, в котором сотрудники высказывают возмущение решением о "ликвидации" и обещают, что "ИПМ не согласится с таким решением, и будет противодействовать ему всеми доступными средствами". Такая необыкновенная для академической среды формулировка ("мимо такого беспрецедентного и позорного акта не пройдет ... мировая общественность"), а также многочисленные выступления в СМИ сотрудников института, привлекли к ситуации повышенное внимание. Не до конца ясен также и вопрос с сокращениями ученых, о которых идет речь в статьях - в ИПМ вместо положенных 7% было предписано сократить 22%, или 150 человек, но вместе с тем, по имеющейся у нас информации, более 130 сокращенных ставок были пустыми.

Вместе с тем складывается впечатление, что решение о реорганизации институтов исходит как раз от высшего руководства РАН - об этом свидетельствует формулировка постановления бюро ОМН ("Академик Л.Д. Фаддеев информировал членов бюро об озабоченности руководства РАН низкими темпами проведения реорганизации ИМП..."). Кроме того, на нашу просьбу прокомментировать ситуацию ученый секретарь отделения Юрий Вишняков ответил отказом, на вопрос же, следует ли нам обратиться к акад. Фаддееву, он сказал: "Это скорее к руководству Академии, к Осипову".

До президента нам дозвониться не удалось, однако от Л. Д. Фаддева, а также от замдиректора ИПМ д.ф.-м.н. Г.Г. Малинецкого и предполагаемого директора создаваемого института, руководителя ИММ чл-корр. Б.Н. Четверушкина, мы комментарии получили и предлагаем их вашему вниманию. Уверены, что разобраться в сложившейся ситуации можно, только учитывая мнения всех сторон.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ: Решение о реорганизации ИПМ, мягко говоря, не продумано

Георгий Геннадьевич, кем было подготовлено предложение об объединении институтов?

Предложение внесено на заседании Бюро Отделения математических наук. Бюро и само Отделение возглавляет академик-секретарь Людвиг Дмитриевич Фаддеев. Бюро постановило обратиться в президиум РАН с просьбой заменить форму реорганизации с "присоединения" на "слияние". При присоединении юридическое лицо института Келдыша осталось бы прежним, сохранился бы статус, международное признание, орден Ленина, лицензии и т.п. Теперь же планируется создать совершенно новое учреждение, которое, естественно, уже не может ни юридически, ни морально носить имя Келдыша, поскольку Келдыш не имеет к новой организации никакого отношения.

Как Вы думаете, зачем было внесено такое предложение?

Мы хотели на Ученом совете выслушать аргументы руководства Отделения математических наук, но, к сожалению, руководство Отделения от диалога с трудовым коллективом и с Ученым советом уклоняется, никто из ответственных лиц к нам не едет.

Мне кажется, что в большой степени решение Бюро связано с недопониманием той громадной роли, которую играет в современном мире прикладная математика в целом и наш институт в частности. Только один факт: наш институт является одним из пятнадцати контрагентов новой ядерной программы России. В нее, насколько я понимаю, до 2020 года будет вложено 60 миллиардов долларов. Вы знаете, наверное, что у нас тяжелое энергетическое положение, по новой программе Росатома каждый год мы должны вводить в строй два энергоблока, это требует расчетов, математического сопровождения и математического обеспечения. Масса расчетов, которые делаются у нас в институте для этой программы, могут вестись сейчас у нас и нигде больше. Если же произойдет реорганизация, то у нас будет отозвана лицензия на проведение этих работ, и по крайней мере на год - полтора они остановятся. И это будет ошибка в масштабе не только Академии, но и всей страны. Еще более трагична и тяжела ситуация, связанная с оборонными работами, где лицензирование точно так же необходимо. Аналогично и с образовательной деятельностью.

Кроме того, об отношении к институту, видимо, о недопонимании роли, говорит такой факт: по Академии было спущено требование о сокращении численности работающих на 7% в течение трех лет. Так вот, наш институт сокращен в 2006 году не на 7%, а на 22,5%. Это было распоряжение сверху, сократились люди плюс ставки. Мы, по существу, потеряли возможность приглашать соисполнителей и преподавателей (в ИПМ действуют базовые кафедры Московского физико-технического института, Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана, Московского инженерно-физического института, имеются договорные отношения с механико-математическим факультетом и факультетом вычислительной математики и кибернетики МГУ, обучаются студенты из других ведущих вузов). Потеряли возможность привлекать молодежь, аспирантов. По институту нанесен тяжелейший удар.

По-видимому, Бюро Отделения математических наук не до конца понимает, насколько велика в современной жизни роль прикладной математики. Зайдите на сайт нашего института и обратите внимание, что он является одним из крупнейших научных и образовательных порталов в России. В день к нам приходит более шести тысяч человек. Посмотрите на книги, которые мы издаем - я регулярно посылаю их Президенту РАН академику Юрию Сергеевичу Осипову, он каждый раз меня в письменном виде благодарит. Мы недавно проводили III школу "Будущее прикладной математики", сейчас вступаем в тот период, когда есть масса интереснейших новых задач. В это время закрывать, ликвидировать такой институт странно. Это просто не вяжется со здравым смыслом, логикой и курсом, который намечен Президентом РФ сейчас на возрождение нашего оборонного комплекса, на инновационное развитие.

Это предложение целиком и полностью принято Бюро Отделения математических наук?

Окончательное решение должен принимать Президиум. Этот вопрос вынесен на 19 декабря. Если нам не удастся до Президиума убедить Президента и вице-президентов РАН в том, что это решение, мягко говоря, не продумано, то вероятно, институт в его нынешнем виде будет просто уничтожен.

Я был на нескольких заседаниях Президиума, где обсуждались похожие вопросы, обычно их где-то 15-20. Часто даже голосования не происходит. Обычно ситуация такая: "Возражения есть? Нет (ведущий не заметил поднятой руки). Тогда пошли дальше". Как правило, сплошь и рядом решения такого сорта штампуют. Но мы, естественно, сделаем все от нас зависящее, чтобы этого не допустить. Если же реорганизация все-таки произойдет, то Академии славы это не добавит ни в России, ни за рубежом. Сейчас наши зарубежные партнеры выражает крайнюю озабоченность ситуацией. У наших японских коллег, американцев из "Боинга" все это просто вызывает изумление.

Людвиг ФАДДЕЕВ: Никакого окончательного решения о форме объединения еще не принято, вся шумиха вокруг объединения преждевременна и непродуктивна

Людвиг Дмитриевич, как Вы можете прокомментировать ситуацию, складывающуюся вокруг объединения трех институтов возглавляемого Вами отделения? Каковы цели такой реорганизации?

Объединение трех институтов - вопрос решенный, речь здесь идет о совершенствовании процесса объединения их научного потенциала. Однако никакого окончательного решения о форме их объединения еще не принято, есть лишь постановление бюро ОМН, в котором президиуму предлагается провести реорганизацию в виде слияния. Говорить о том, когда президиум рассмотрит этот вопрос, пока преждевременно, но, думаю, это случится уже в следующем году. Поэтому вся та шумиха, которую развернули в Интернете представители института им. Келдыша, преждевременна и непродуктивна. А что касается составленного ученым советом ИПМ обращения Осипову, то употребленные в нем слова вообще не принадлежат лексикону ученого. Лишены основания и заявления о том, что ОМН избегает диалога с представителями ИПМ - я живу и работаю в Петербурге и узнал о планируемом Ученом Совете лишь по личному телефону. Я попросил академика Ю.И.Журавлева, который является председателем секции прикладной математики и информатики нашего отделения, присутствовать на этом заседании, но он, к сожалению, не сумел этого сделать.

Борис ЧЕТВЕРУШКИН: Главный вопрос сейчас - куда двигаться новому объединенному институту

Борис Николаевич, каково Ваше отношение к объединению ИММ, ИПМ и Института автоматизации проектирования?

Давайте исходить из послания президента В.В.Путина Федеральному собранию РФ, в котором говорится, что реорганизация научных учреждений должна проходить не формальным образом, а приносить ощутимые реальные результаты. Если в результате механического объединения институтов удастся сократить одну должность бухгалтера и две должности вахтеров, то такое объединение вряд ли имеет смысл. Другое дело, когда в результате объединения коллектив концентрирует силы на решение важных фундаментальных и прикладных задач. Таким примером успешного объединения является создание в 1953 г. Института прикладной математики, когда для решения важных задач объединились различные группы ученых.

Когда произойдет такое объединение, юридические лица трех институтов будут ликвидированы?

Да, наверное, но тут же возникнет новое юридическое лицо, причем с сохранением названия сегодняшнего ИПМ.

Наверняка возникнут проблемы с перезаключением всех контрактов, лицензиями и т.п.?

Я понимаю, что есть какие-то определенные технические сложности. Они могут быть достаточно серьезными, но если ставить их во главу угла, то вообще ни одного института РАН реорганизовать нельзя

Нас тоже лишают юридического лица, проходит аудит, особой радости это не вызывает. Ведь мы, в конце концов, такие же наследники Мстислава Всеволодовича Келдыша, вышли из ИПМ и не уронили этой марки. Наш институт получил за время самостоятельного существования международную известность. У нас две трети научных сотрудников моложе пятидесяти лет, а это не так просто для нынешнего-то времени! Мы продолжаем спокойно работать. Ну, а что там решит президиум - это уж в его компетенции. В таких случаях мой ученый секретарь говорит: делай, что должно, выполняй, что нужно, а дальше будь что будет.

Я звонил ученому секретарю ОМН, и он сказал, что с комментариями обращаться надо не к нему, а к руководству РАН, ее президенту. Как Вы считаете, на каком уровне принят вопрос об объединении?

Информации об этом не имею, но предполагаю, что с Юрием Сергеевичем Осиповым консультировались. Постановление об объединении принято бюро Отделения, его будет обсуждать и утверждать президиум РАН, какие-то шероховатости в итоге должны быть преодолены. Мне кажется, что сейчас главный вопрос - куда двигаться этому объединенному институту. Я вижу ряд направлений, которые сейчас являются действительно прорывными, где мы могли бы сыграть важную роль, во всяком случае, с нами пока в мире считаются. Если это обсудить и найти какую-то общую парадигму, тогда и станет ясно, что делать, а амбиции отойдут на второй план. Ученым всегда важнее, когда есть что делать, когда виден реальный результат. Для меня административная должность - абсолютно не главное. В конце концов, я лично пишу несколько статей в год, и, освободившись от административных волнений, с радостью занялся бы любимым делом. К должностям надо спокойнее относиться. Должна быть дискуссия именно о путях научного развития, это, мне кажется, важно.

То есть если, допустим, Вас назначат директором нового института, Вы поставите вопрос об изменении научных тематик?

Вы не совсем правильно меня поняли. Надо посмотреть, послушать ученых. Есть передовые темы, что называется - на острие атаки, а что-то пересматривается. Что-то усиливается, что-то менее важно. Это нормальный процесс в науке. У меня нет обыкновения действовать, не разобравшись. Не важно, кто будет директором новой организации - я, Ю.П. Попов, еще кто-то, - важно с учетом нашего объединения посмотреть, где мы будем более сильными.

Ученый совет ИПМ принял обращение к Осипову, которое заканчивается словами: ученый совет заверяет Вас, что Институт прикладной математики не согласится с таким решением (имеется в виду объединение и реорганизация), и будет противодействовать ему всеми доступными средствами. Как Вы можете прокомментировать это решение?

Я прочитал это обращение. Не хочу кого-то осуждать, но если и составлять обращение - то, наверное, в другом ключе. Я бы не выступал с какими-то угрозами, это не академический стиль. Внутри своего сообщества не надо искать врагов.

Мой призыв - к этому надо относиться спокойнее и переводить все в рамки научной дискуссии.

Если есть у вас желание где-то "застолбить" свое научное направление и сделать его превалирующим, сообщить, что вы - признанные лидеры - это нормальная дискуссия. Пусть даже под этим стоят личные амбиции, но это нормально, в этом ключе и надо вести диалог.

Я по собственной инициативе пришел на то заседание Ученого совета ИПМ (а я считал свом долгом прийти, потому что был единственным из участников заседания, кто был на бюро), и сообщил, что никто ИПМ ликвидировать не хочет. Я рассказал, что есть столько интересных задач, что я понимаю - страна сейчас поднимается, требуются квалифицированные специалисты в области прикладной математики и системного программирования, а нас уже мало, и каждый работающий на вес золота.

Хочу также отметить, что сейчас очень интересное время: прикладная математика и системное программирование находятся на пороге взрывного развития. Дело в том, что большие ЭВМ терафлопного диапазона во всем мире по сути дела используются очень плохо: есть проблемы с вычислительными алгоритмами, с параллельным математическим обеспечением. Мне кажется, что это одно из направлений, где важно сконцентрировать усилия. Тогда будет шанс добиться решающих результатов.





http://www.ras.ru/



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован