26 марта 2007
2455

В прямом эфире радиостанции `Эхо Москвы` лидер Аграрной партии России Михаил Лапшин (часть 2)

ВВ - Михаил Иванович, здравствуйте. Насколько я понимаю, Вы только что провели около часа в Белом Доме, где должны были обсуждать некие вопросы (как говорят, вопросы кадровые) с премьер-министром Сергеем Степашиным.

МЛ - Половина в Вашем вопросе правды: то, что мы с Сергеем Вадимовичем на самом деле провели почти часовую беседу. Но кадровую проблему мы обсуждали, знаете, в каком смысле? Все-таки я представляю партию, я - депутат Государственной Думы, у нас есть определенная точка зрения на подход и к кадровым вопросам, и к персоналиям. Осенью в Правительство Примакова мы делегировали нашего депутата, нашего аграрника Геннадия Васильевича Кулика. Это очень профессионально подготовленный человек, с большим жизненным опытом, реформаторски настроенный. Он отработал 8 месяцев в составе Правительства Примакова. Мы, анализируя работу не по каким-то идеологическим принципам, посчитали, что он и продолжит работу в новом кабинете министров. Я передал волю правления нашей партии, мнение Аграрной депутатской группы. Но, к великому сожалению для меня и для нас, аграриев, беседа по этому вопросу закончилась тем, что Сергей Вадимович высказал мысль о том, что он, анализируя работу Геннадия Васильевича и встречаясь с ним, когда он был членом кабинета, имеет о нем достаточно высокое мнение и на прощание выскажет ему максимальные слова благодарности.

ВВ - То есть Кулик не будет работать в новом российском Правительстве?

МЛ - Когда гостям говорят: "благодарим вас за то, что вы нас посетили, до следующей встречи", надо полагать, пора собирать вещи и покидать это помещение.

ВВ - Были ли высказаны какие-то конкретные претензии или вы можете только догадываться о том, почему представитель Аграрной партии (фракции) не будет работать в новом кабинете?

МЛ - Во-первых, у меня не было поручений как у председателя партии кого-то рекомендовать из нашей Аграрной депутатской группы. Мы совсем недавно рекомендовали Кулика. Мы, в общем-то, - народ более консервативный, устоявшийся: рекомендовали, человек работает, все делал для того, чтобы было как лучше промышленному комплексу России, и вдруг мы прибежали - ах, вы не хотите Кулика, - и мы подсовываем вам кого-то другого. Мы твердо: или Геннадий Васильевич, а дальше - сами берите на себя ответственность, сами выбирайте кандидатуру, сами утверждайте, спрашивайте, а мы будем смотреть.

ВВ - Насколько я понял, Сергей Вадимович Степашин не высказал никаких конкретных претензий к Кулику: "дескать, завалил сельское хозяйство, не будет у нас продовольствия, поэтому должен быть другой человек"?

МЛ - Я думаю, что Сергей Вадимович достаточно умный человек, чтобы понять, что, придя в конце сентября и работая до мая, практически невозможно что-то плохое сделать. Мы знаем, как постепенно в Правительстве Примакова, в том блоке, который возглавлял Геннадий Васильевич Кулик, начался медленный, постепенный разворот к нашему российскому сельскому хозяйству, к отечественному товаропроизводителю. Наша беседа с Сергеем Вадимовичем закончилась тем, что он подписал распоряжение о выделении 350 млн. рублей на поддержку сельского хозяйства в связи с тем, что ко всем бедам в России произошло еще одно большое несчастье: морозы до 10-12 градусов. В центрально-черноземной зоне погибли сотни тысяч гектаров. Жалко технических культур, особенно подсолнечных, масличных, сахарной свеклы. Нужно пересеивать, на эти виды затрат выделены ресурсы.

ВВ - К вопросам развития сельского хозяйства мы обязательно вернемся во второй части беседы, а сейчас я хотел бы вернуться к теме формирования российского Правительства, в частности того, кто будет руководить всем сельскохозяйственным комплексом. Как мы помним (и Вы об этом сказали), фракция Аграрной партии в Государственной Думе видит в качестве своего возможного представителя в Правительстве только Кулика, и вы не собираетесь предлагать кабинету министров никаких других своих кандидатов. Почему?

МЛ - Почему так было высказано? Здесь в какой-то степени моральные обязательства перед человеком, которого мы выдвинули и поддержали. Во-вторых, нужно отдавать себе отчет в том, что не все сейчас делается так, как нам бы хотелось. Поэтому насильно вбивать в Правительство из нашей фракции человека, который как бы мог оказаться чужеродным элементом, и начнется еще вокруг этого не очень-то добровольного назначения какое-то противостояние, - нам этого не нужно.

ВВ - То есть вам нужно, чтобы не просто в Правительстве был представитель Аграрной партии, а чтобы там работал настоящий профессионал?

МЛ - Да. Я высказал такую точку зрения: должен быть профессионал уровня Геннадия Васильевича. Что касается кадровых вопросов, на вопрос Сергея Вадимовича: "Если мы начнем сейчас сами интенсивно подбирать и обратимся к Вам с консультацией по данному вопросу, как Вы к этому отнесетесь - будете наотмашь ?", я высказал такую точку зрения: "Нет, мы наотмашь не отнесемся, и если это будут достойные кандидаты, мы скажем: да, это человек достойный". И сразу он назвал кандидатуру Савченко Евгения Степановича, белгородского губернатора. Он сказал: "в высшей степени достойный человек". Савченко - это достойная замена. Но на телефонный запрос: "Евгений Степанович, пойдете ли Вы в состав Правительства в качестве вице-премьера?", Евгений Степанович ответил отказом. Он слишком предан Белгородской области, людям, которые там работают, селу, и 30-го числа у него выборы. Человек не дрогнул, не стал метаться с одного места на другое. Поэтому Сергею Вадимовичу предстоит подумать.

ВВ - У Вас не создалось впечатление, что у нового российского Правительства, как в спорте говорят, оказалась короткая скамейка запасных, например, в той части, которая касается сельского хозяйства?

МЛ - Я не думаю, что слишком короткая скамейка. У нас есть ряд губернаторов, которые лицом развернулись к сельскому хозяйству, профессионально подготовлены. Есть вице-губернаторы, есть работники министерства сельского хозяйства. Но в данном случае какая логика? Я имею поручение прийти и принести готовые предложения, как лидер партии, как депутат? Я таких поручений не имею. Другое дело, если Правительство, лично сам Сергей Вадимович будет подбирать, если он обратится ко мне: "Как Иванов, Петров или Сидоров, кто из них более профессионально подготовлен?". Я всю жизнь занят сельским хозяйством, я многих знаю не по словам, а по делам, и я могу сказать, что "вот это - деловой человек, вы можете рассматривать, а этот человек - только имитатор". Для нас важно, чтобы действительно пришел профессионально подготовленный человек. Для меня сегодня суть беседы заключалась не в том, чтобы навязать какую-то волю. Я сразу высказал волю от имени партии и от имени Аграрной депутатской группы по Геннадию Васильевичу Кулику. Дальше для меня были важны принципы. Мы беседовали достаточно долго. Проблема в том, чтобы обычный стол в каждой квартире горожанина или жителя села накрывался, чтобы там были продукты. А после 17 августа наш российский житель интересуется уже не просто тем, чтобы стол был чем-то заполнен, а чтобы он был заполнен нашими отечественными товарами. Потому что как только наступает кризис, иностранные продукты прекращают поступать, и, в общем-то, неуютно становится.

ВВ - Здесь многое зависит не только от того, кто является вице-премьером по сельскому хозяйству, а от должности еще одного человека, который в Правительстве занимается этими проблемами. Это министр сельского хозяйства. Сейчас уже 8 или 9 месяцев работает Владимир Семенов, если я не ошибаюсь.

МЛ - Виктор Александрович Семенов.

ВВ - Вопрос о том, будет ли он дальше работать или кто-то новый придет на его место, вы сегодня со Степашиным не поднимали?

МЛ - О министре мы так договорились. Я достаточно хорошего мнения о Викторе Александровиче Семенове. Человек пришел непосредственно с производства. Многие видели в этом какую-то ущербность: с хозяйства сразу на высокий пост. Но человек достаточно быстро адаптировался. Существуют некие правила, когда подбирают вице-премьера: все-таки вице-премьеру в первую очередь работать с министром сельского хозяйства. Как только будет подобран вице-премьер, продолжит консультации после этого по тому, кто будет персональным министром сельского хозяйства.

ВВ - То есть Вы не исключаете, что у нас может быть новый министр сельского хозяйства?

МЛ - Да, я этого не исключаю, хотя я лично сторонник того, чтобы поменьше менялись кадры.

ВВ - А Степашин что об этом сказал?

МЛ - Сергей Вадимович сказал: "Я все-таки буду сосредотачивать самое главное внимание на подбор вице-премьера, и с ним, бесспорно, буду согласовывать".

ВВ - В первой части нашей беседы мы много говорили о кадровых, о персональных вопросах. Однако, наверное, стоит разобраться, что кто бы ни стал новым министром сельского хозяйства, новым вице-премьером по аграрным вопросам, самое основное - это то, чем эти люди будут руководить: что есть сегодня наше сельское хозяйство и осталось ли от него что-нибудь после все тех последних лет, которые мы пережили.

МЛ - Да, бесспорно, т.н. реформы как катком прошлись по селу. Весь парадокс заключается в том, что в конце 80-х годов наше село как никогда нуждалось в реформировании. Была какая-то застывшая форма хозяйствования, люди, создав огромное сельское хозяйство, огромный потенциал, жители села фактически ничем не владели: ни землей, ни средствами производства, ни правом распоряжаться своей собственной продукцией, и востребованность в реформах была очень велика.

ВВ - Появились новые формы, фермеры.

МЛ - Да. В конце 80-х, начале 90-х годов начали появляться фермеры. Первая, т.н. силаевская волна, была достаточно удачной: увлекались не количеством фермеров, не массовой фермеризацией (у нас страну губят массовые движения и течения), фермеры шли штучные, люди подготовленные, желающие, умеющие, при определенной разумной поддержке со стороны государства. А потом начался обвальный погром крупных коллективных сельскохозяйственных предприятий, реформирование ради реформирования: бесцельно, ради разгрома, уничтожения сложившегося строя, когда не строй был виноват. Когда началась обвальная, повальная фермеризация, когда выдвинута была идея, что сельское хозяйство - черная дыра, ему не нужно помогать, а стоит проложить прямую газовую трубу дополнительную на Запад и нефтяную трубу, и оттуда окорочками можно накормить наш народ, то тогда наше сельское хозяйство развалилось.

ВВ - Существует и другая версия, что зародившийся новый класс сельскохозяйственных работников с трудом выживает из-за того, что его губят налогами, (а закон о налогах принимает ваша Государственная Дума), что не удается ему нормально работать из-за того, что нет частной собственности на землю (а против этого опять же выступает Парламент). Как быть?

МЛ - Вы сразу задали мне столько вопросов... Отвечу на самый главный, самый идеологизированный вопрос, чтобы отмести. Конечно, собственность на землю - это очень важный фактор. Мы выступаем за то, чтобы земля была собственностью крестьян. Единственное, против чего мы (наша Аграрная партия) выступаем, - против попыток ввести как способ распределения и наделения землей куплю-продажу. Я считаю, что крестьянская земля должна крестьянину достаться бесплатно. Собственно, фермерство во всем мире существует и в условиях частной собственности, в условиях свободной купли-продажи, и в условиях государственной собственности. И это не очень влияет на результаты фермерского труда. Главная трагедия фермерства - даже не налоги, (потому что на несколько лет, на первые 3-5 лет фермер освобождался от налогов), а жесткие экономические условия хозяйств, в которых эти фермеры оказались. Село - везде любимое детище (в нормальных странах) государства. Селу и тому, кто трудится на земле, создают вначале элементарные условия. Первое и самое главное, что нужно и мне, как крестьянину (я всю жизнь проработал в крупном сельскохозяйственном государственном предприятии), чтобы мою продукцию ждали в городе и взяли, нашу продукцию высокого качества и недорогую по стоимости. А нам несколько лет подряд говорили: "Зачем ваша продукция? Мы с Запада все привезем", и отвернулись от нашей продукции.

ВВ - Кстати, у Вас есть данные, каково сейчас соотношение импортных продуктов и продуктов отечественного производства, которые мы потребляем?

МЛ - Данные есть, они, что называется, вилочные, в каком-то диапазоне. Называют 42% импортной продукции - мы завозим 48% импортной продукции. Называют данные по таким крупным городам, как Москва и Ленинград, до 75%. Называются еще более высокие, страшные цифры, но самое страшное, что ниже этих цифр никто не называет. Данные нашей таможни: Государственный таможенный комитет сообщает о том, что мы в прошлом году завезли на полтора десятка млрд. долларов продовольствия. Если пересчитать всю нашу доходную часть бюджета, в этом году она составляет всего-навсего 18 млрд. долларов. Сами таможенники говорят, что через таможню везут (контролируется) не более двух третей. Одна треть и больше безучетно проходит. Можно представить масштабы завоза импортного продовольствия в Россию. Сегодня с Сергеем Вадимовичем как раз и обсуждался вопрос, чья продукция будет выставляться на столе - наша российская или западная. Западная продукция до 17 августа хорошо шла, и казалось бы, уже многие горожане поверили, что без собственных крестьян можно обойтись (с Запада продукция идет, не очень высокого качества, но идет). А 17-го августа произошел финансовый кризис, обвал нашего рубля. Рубль обломился, подешевел, импорт стал невозможен, и мы встали перед той проблемой, перед которой мы были и в 91-м году: как накормить население своей собственной продукцией.

ВВ - Может быть, это звучит и парадоксально, но окончательно-то прилавки наших магазинов не опустели, и российские продукты лежат.

МЛ - Да, бесспорно. Это говорит о том, что тот потенциал, который заложен в российском крестьянстве, очень силен. Вы очень точно подметили, что наше еще осталось. И вот это зернышко, которое вы назвали, нужно всячески взращивать. Почему аграрники дали много голосов в поддержку Степашина, когда мы утверждали премьер-министра? Потому что на мой вопрос, на кого будет ориентироваться он как премьер-министр, Степашин четко и конкретно ответил: "Будем ориентироваться на отечественного сельхозтоваропроизводителя, на отечественного переработчика сельхозпродукции".

ВВ - А как в этих условиях смотреть на те решения, которые были приняты еще предыдущим кабинетом министров, где работал представитель Аграрной фракции Геннадий Кулик, в частности о поставках гуманитарной помощи, огромного количества продуктов питания из Европы, из Америки? Многие специалисты говорят, что этим мы помогаем не своим потребителям, а только их производителям.

МЛ - Вопрос острый, по существу, но давайте вспомним статистику. В позапрошлом году страна произвела 88 млн. тонн зерна. Это средний, достаточно приличный урожай в 1997 году. А в прошлом году случилась страшная беда: небывалая засуха (в последний раз такая засуха была в 1921 году), и страна собрала всего-навсего 47 млн. тонн, на 40 млн. тонн меньше. И вся та политика по разрушению аграрного комплекса привела к тому, что уже в конце августа симптомы голода стали появляться в отдельных городах. Поэтому появилась, к сожалению, потребность в том, чтобы определенное количество продукции взять. Мы же не можем ставить вопрос так: "берите только наше, если не возьмете, то дальше с голоду помрете". Гуманитарная продовольственная помощь была оказана, пришлось брать.

ВВ - Каков прогноз по урожаю на этот год?

МЛ - Существует два прогноза по урожаю на этот год. Первый прогноз - ведомственный, порядка 65-67 млн. тонн зерна. Но это прогноз в случае, когда все будет...

ВВ - Оптимистичный?

МЛ - Нет, среднеоптимистичный - это где 80-85 млн. тонн зерна. Существует прогноз довольно жесткий, есть известный агрометеоклиматолог в нашей стране, который прогнозирует значительный спад производства зерна. Ведь все зависит сейчас даже не от климата. Я все никак не перейду к той теме, почему и фермеру, и всему крестьянству в России стало плохо. Государство не только отвернулось от производимой продукции, но государство отвернулось и от святой обязанности обеспечивать село нормальными материальными ресурсами. Нужно, чтобы у крестьянина был трактор, был комбайн, плуг, сеялка и прочее. У нас же практически перестали работать эти заводы. Мы с Сергеем Вадимовичем обсуждали проблему, как сейчас ускоренными темпами реанимировать наше тракторо- и комбайностроение, чтобы к моменту уборки зерна тот урожай (это на самом деле может быть 65-70 тонн зерна) можно было убрать, не оставить. Для этого нужны простые комбайны. Ведь можно восхищаться мужеством каких-то солдат, которые без оружия грудью на амбразуру ложатся, но все-таки лучше армию вооружить современной техникой.

ВВ - То есть те российские заводы, которые сейчас выпускают танки, должны вновь вспомнить о том, что 5-10 лет назад они изготавливали тракторы и комбайны?

МЛ - Я думаю, что даже не нужно танковые заводы. У нас конверсия уже прошла, у нас достаточное количество тракторных, комбайновых заводов. Просто нужно создать условия, чтобы не супер-современную технику, а обычные "Доны", обычные "Нивы", "Енисеи", "ДТ-75", чтобы обычная техника пришла к крестьянам. Здесь очень много разговоров. У Сергея Вадимовича есть заблуждение, что комбайновые заводы заработают тогда, когда они модернизируются и будут в состоянии выпускать суперсовременную технику. А мне, крестьянину, не обязательно нужно суперсовременную. Дайте мне возможность купить любую технику (я хотел бы на "Мерседесе-600" кататься, но у меня ресурсы только на "Таврию"), чтобы я "Таврию" мог купить и проехать, чтобы я "Дон" мог купить и убрать урожай.

ВВ - Спасибо за участие в нашей программе, будем надеяться, что несмотря на коллизии как синоптического характера, так и политического, хлеб на нашем столе будет.

МЛ - Я думаю, что если те слова, которые произнес премьер-министр при его утверждении на этот высокий пост, те слова, которые он произносил в течение почти часовой беседы, начнут сбываться (а я в это верю), я думаю, что реальной угрозы голода не будет, мы это минуем. Если это пустые слова, то, бесспорно, нас ждут худшие времена.


Владимир Варфоломеев
21 мая 1999 года
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован