26 ноября 2008
865

`В России не Linuх, а Windоws была бесплатной операционной системой`

Принято считать, что программное обеспечение с открытым кодом (т.е. находящиеся в открытом доступе бесплатные программные продукты, разрабатываемые программистским сообществом) обладает как минимум одним преимуществом -- оно бесплатно. В действительности это не так. Платить за использование Linux все равно придется, и не факт, что это будет дешевле, чем платить за Windows. Об особенностях альтернативной Windows операционной системы наш корреспондент беседовал с Инной КУЗНЕЦОВОЙ, директором IBM по Linux-стратегии.

-- Свободный софт сегодня уже не принципиально новая концепция разработки программного обеспечения, противостоящая рынку, а лишь еще один инструмент конкурентной борьбы IT-компаний. Linux не так уж и бесплатен, а исходные коды Windows не так уж и закрыты.

-- Linux так быстро развивался в последние десять лет, что вокруг этой операционной системы сложилось очень много мифов. Linux появился как бесплатная, простая, не очень надежная, не очень серьезная система. Потом Linux очень быстро развивался, и через пять-шесть лет стал фактически стандартом для web-серверов и серверов приложений. Но все равно многие продолжают думать, что популярность Linux в том, что он бесплатный.

Основная польза от Linux не в том, что он бесплатный. При равных стоимостях Linux и UNIX, или Linux и Windows, или Linux и Mac OS есть ситуации, когда Linux может предоставить заказчику больше возможностей.

Последние несколько лет Linux начинают использовать для приложений, которые критичны для бизнеса. Я вам приведу пример. У нас очень много заказчиков, таких, например, как Baldor Electric (крупнейший поставщик индустриального электрооборудования. -- Ред.), у которых вся IT-инфраструктура и все бизнес-приложения работают на Linux. У них много заводов, у них продажи в 40 странах. Все их производство -- планирование, отслеживание от материалов до производства и потом отслеживание продукции при помощи RFID-меток (чипы, позволяющие дистанционное считывание хранимой в них информации. -- Ред.) вплоть до продаж -- все это "сидит" на Linux, установленном на мэйнфрейме (класс высокопроизводительных компьютеров, предназначенных для централизованного хранения и обработки данных. -- Ред.). Это серьезная система, ее нельзя выключить на полдня. Понятно, что Baldor Electric заинтересовался Linux не потому, что он был бесплатный. Любая система такого уровня -- это большие затраты. Они выбрали Linux по другим причинам. Решили, что Linux -- это их стратегическое видение будущего. Они выбирали быстроразвивающуюся инновационную систему, над которой работает большое количество народа. Ведь над каждой версией ядра Linux трудится более 1000 производителей. Linux выпускает несколько новых версий ядра в год.

Понятно, что нынешний Linux сильно отличается от Linux, который десять лет был назад бесплатным принт-сервером.

В некоторых случаях Linux позволяет выиграть по деньгам за счет того, что основные траты переносятся на сопровождение.

Но по большому счету это не самый важный момент, ради чего стоит выбирать эту операционную систему.

Linux дает возможность, во-первых, быть независимым от одного поставщика оборудования. Linux работает на "железе" всех крупных производителей. Он поддерживается всеми серверами IBM, всеми серверами наших конкурентов. Есть возможность выбирать лучшее, что предлагается на рынке, и при этом не менять своей системы приложений, своей системы администрации. Во-вторых, очень многие компании используют "политику двух производителей". Им это позволяет улучшить цену, заставить поставщиков IT-систем конкурировать. Тем самым общим знаменателем, который позволит работать с разным "железом", с разным сервисом, но в рамках одной операционной системы, опять-таки является Linux.

-- Госструктуры любят Linux именно по причине бесплатности, разве нет?

-- Судите сами. В США строят эсминцы, использующие Linux для боевого управления. В частности, для управления ракетами. Для этого используется технология Real Time, которая есть у Linux, но которой нет у Windows и других систем. Она позволяет добиться фиксированного времени исполнения процессов. При управлении ракетой в режиме реального времени это критично важно. Эти же возможности Linux, между прочим, в финансовом мире используют на фондовой бирже, при торговле акциями, когда нужно закрыть сделку в ограниченное время. Не менее важно для государственных заказчиков, что, выбирая Linux, они меньше зависят от конкретной компании -- поставщика операционной системы.

В Китае тоже используют Linux, дистрибутив которого называется Red Flag. 30% рынка эта система имеет именно за счет государственного сектора Китая.

-- Раз Linux так хорош, почему IBM продолжает выпускать собственные операционные системы?

-- Когда меня спрашивают, всегда ли заказчику лучше Linux, мой ответ: нет. Есть ситуации, когда заказчику лучше работать на аппаратной и операционной системе одного производителя. Дело в том, что операционная система AIX всегда будет лучше оптимизирована под IBM Power, а Solaris -- под Sun SPARC просто потому, что в этих случаях и аппаратная платформа и софт принадлежат одному производителю.

С Linux не так. Там сообщество разработчиков решает, какие изменения могут быть приняты, а какие нет. Мы или, например, Hewlett-Packard можем инициировать те или иные предложения по разработке ядра операционной системы, но мы не можем влиять на то, будут ли они приняты.

-- А Windows?

-- Windows -- это не тот случай, когда операционная система и аппаратная платформа имеют одного и того же производителя. Windows оптимизирован под архитектуру Intel и AMD. Есть ситуации, когда у заказчика все приложения написаны под Windows, его разработчики и системные администраторы работают с Windows. Но если заказчик не выигрывает ничего от перехода на Linux -- по стоимости или по функциональности, то переход совершенно ни к чему.

Но бывают ситуации, когда заказчик может выиграть. Например, на настольных компьютерах -- как раз за счет цены операционной системы. Иногда заказчики выигрывают за счет того, что, перейдя на Linux, они могут использовать различное "железо". Иногда потому, что они могут получить функциональность Linux, которой нет у Windows. Очень редкий случай, но бывает и такое -- Linux дает выигрыш в защите данных.

Является система открытой или закрытой, для одних заказчиков более важно, для других менее. Сегодня мир не такой черно-белый, каким он был пять-шесть лет назад. Сегодня появляется очень много разных моделей бизнеса. Софт может быть платным, но при этом с открытым кодом. Он может быть бесплатным, но тогда деньги делаются на поддержке проектов. Как правило, наши крупные заказчики (а многих из них я спрашивала об этом) выбирают софт прежде всего в зависимости от его функциональности, степени защиты данных, уровня поддержки. Является ли продукт открытым, им неважно.

-- Программисты, разрабатывающие софт для Windows, зарабатывают больше.

-- Вопрос о заработке сводится к тому, можно ли сделать деньги на открытом софте, в чем тут особенности, и кому это удается, а кому нет.

Открытый софт доступен для всех. Можно ли делать деньги на том, что есть у всех? Вряд ли. В тех случаях, когда компания извлекает прибыль, используя открытый софт, она всегда привносит в него что-то дополнительное. Это может быть поддержка продуктов, их "упаковывание". Red Hat и Novell делают на этом очень успешный бизнес, вместе у них 91% мирового рынка дистрибутивов Linux. Но на рынке есть место для считанного числа таких компаний. В России, кстати, это рынок очень фрагментирован, и поэтому ни один из его участников не может набрать достаточного числа заказчиков.

Другой вариант -- дополнительное программное обеспечение, которое не находится в открытом доступе. Это модель IBM. У нас нет дистрибутива Linux и нет намерения его делать, но мы продаем "железо", на котором работает Linux, и программные продукты, которые работают на Linux. У нас более 500 таких продуктов, и код большинства из них закрыт. Мы получаем деньги за наши собственные технологии. Точно такой же моделью пользуются наши конкуренты -- Hewlett-Packard, Dell. Мы, как и HP, являемся членами платинового уровня в Linux Foundation (некоммерческая организация, цель которой состоит в содействии развитию Linux. -- Ред.). Мы вместе вносим свою лепту в развитие Linux, но конкурируем на рынке оборудования, работающего под Linux.

-- Не получается ли так, что такие крупные игроки, как HP и IBM, в своих интересах влияют на процесс разработки Linux?

-- Ваши израильские коллеги сформулировали тот же вопрос иначе. Они спросили: разве вы не можете позвонить Линусу (Линус Торвальдс, первый разработчик ядра Linux, ныне работает в Linux Foundation. -- Ред.) и сказать, чтобы ваши изменения он обязательно включил? Ответ: нет. По двум причинам. Во-первых, мы не сомневаемся в этической целостности Линуса и его команды. Любому, кто лично знает Линуса и историю Linux, ясно, что если мы станем вести себя как слон в посудной лавке, сообщество разработчиков Linux соберется и уйдет в другую лавку. Во-вторых, и это главное, мы не заинтересованы в такой тактике. Тогда мы потеряем главное преимущество Linux -- то, что он максимально оптимизирован для всех аппаратных платформ. Если нам не нравится, как Linux оптимизирован для нашей платформы, у нас есть прекрасный случай оптимизировать собственную операционную систему и продавать свой сервер не с Linux, а с AIX. Посмотрите, что происходит с проектом Open Solaris. Он устроен точно так же, как и разработка Linux. Там тоже есть сообщество, но ключевые позиции в нем занимают люди из Sun. А к такому проекту трудно привлечь лучшие умы.

-- Сравните, пожалуйста, рынок в России с другими странами, в которых вы работаете.

-- Продажи серверов с Linux сегодня -- это примерно треть продаж серверов с Windows. Но скорость роста для Linux -- 10% в год, а для Windows -- 6% в год. Рынок UNIX почти стабилен -- рост от 0 до 3% в зависимости от года. В России эти цифры очень отличаются от мировых. Огромный рост UNIX -- около 30% в год. Потом идет Windows, и только потом Linux. Это в корне отличается от мировых тенденций. Почему? Я могу лишь порассуждать на эту тему. Думаю, причина в пиратстве. Очень долго Windows, а не Linux в России была бесплатной операционной системой. Несколько лет назад это в корне изменилось, и компании стали платить за лицензии Windows. Ведь не так просто отказаться от привычной системы. Время Linux настанет позже.

-- Год? Полтора? Два-три?

-- В России по целому ряду причин сроки внедрения проектов отличаются от стандартных сроков в Германии, Америке, Англии по скорости принятия решений, получению финансирования, доступности кредитов, общей ситуации. Не возьмусь судить. Нет статистики.

-- Отсюда я делаю вывод, что в России проекты идут медленнее.

-- Думаю, да. Но в России многие проекты очень большие, это тоже надо принять во внимание. Просто в силу того, что страна очень велика.

Другой момент -- использование Linux для критичных для бизнеса приложений, как это делается, например, в Baldor Electric, Volkswagen, GAP. В России я такого не вижу. И совершенно нет Linux для настольных компьютеров, хотя в мире это стало проявляться -- не скажу как тенденция, но как явление. Сейчас меняется само понятие "десктоп". Настольную машину во многих случаях заменяет карманное устройство, а внутри у многих из них -- Linux. С этим меняется и представление о том, что всякий десктоп обязан иметь Windows-интерфейс. И последний фактор -- это, конечно, проблемы с Windows Vista. Из-за них компании обдумывают переход на другие операционные системы, на Linux в том числе.


26.11.2008

www.vremya.ru

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован