14 мая 2002
94

В России стихийно возник народный фронт борьбы с пьянством

Самых незаменимых работников мордовского сельскохозяйственного производственного кооператива `Воля` накануне посевной председатель Николай Одиноков отправил в наркологический диспансер - закодировать от алкогольной зависимости. Оплатил лечение колхоз. И это не первый случай, когда хозяйственный руководитель на свой страх и риск пытается бороться с повальным пьянством. Подобная инициатива отмечена в Башкирии, Оренбургской, Астраханской, Смоленской, Ленинградской областях - руководители пытаются как-то спасти своих работников от тяжелой болезни. Потому что, похоже, больше это никому не нужно: государство уже давно сделало пьянство статьей бюджетного дохода; политики, после провала горбачевской антиалкогольной кампании, более не видят в теме выгодных для имиджа ракурсов, а лечение алкоголизма из государственной медицины переместилось в коммерческую.

- Начали это в нашей МТС, там и руководитель вместе с работниками закодировался, - рассказал `Известиям` председатель Одиноков. -Думаю, почему бы и нам не попробовать? Ведь спились все, завалим посевную...

Первыми Одиноков отправил в диспансер самых ценных работников - пятерых механизаторов. Каждый обошелся `Воле` в 700 рублей. За ними намерены закодироваться еще несколько человек.

Россия пьет помногу и крепко, особенно деревня. Это, конечно, не новость. Правда, концы с концами у цифр официальной статистики и оценок специалистов почти не сходятся. Так, Госкомстат оценивает потребление чистого алкоголя в год в 7,5-8 литров на человека (включая грудных младенцев). Эксперты-оптимисты - в 11 литров, эксперты-пессимисты - в 15. Одни считают, что ежегодно страна теряет 150 тысяч человек по причинам, связанным с пьянкой, - от отравлений, травм, преступлений. Другие называют цифру в 750-800 тысяч смертей ежегодно. Известно почти точно, что число алкогольных психозов (`белой горячки`) за последние 10 лет выросло втрое. Но известно также и то, что нередко эти самые психозы лечат, в том числе и на дому, коммерческие клиники и частные специалисты, которые свою статистику никуда не сообщают. Этот разнобой тоже - своеобразное отражение сложности проблемы.

Советская власть пыталась бороться с пьянством в своем, директивно-принудительном стиле: постановлениями, запретами на продажу спиртного на селе во время посевной и уборочной, публичным позором для алкоголика и его семьи. Нынешняя не борется даже так. Более того, создает все условия для его роста и расцвета: спиртное стало доступнее хлеба, реклама пива льется с телеэкранов потоком, и двенадцатилетняя девочка, гуляющая с бутылкой этого самого пива в руках, уже не удивляет. Год назад шок у журналистов вызвало заявление министра здравоохранения о том, что рост потребления пива среди молодежи должен радовать: так, дескать, они меньше водки выпьют. Не выходит - пьют все и пьют все больше.

Из системы госопеки лечение алкоголизма перешло в сферу частной жизни: хочешь - лечись, не хочешь - помирай. Похоже, помирать все же не хочется. Наиболее популярно сегодня то самое кодирование, о котором взмолился мордовский председатель. Так, называют многие виды помощи: от психологического запрета, введенного в подсознание пациента в состоянии транса, до химического барьера - введенного под кожу или внутрь лекарства. Суть приема - поселить в человеке страх перед очередной дозой алкоголя. Метод не случайно расцвел именно в России. К нашему особому сознанию, нашей стихийной вере в чудо как нельзя кстати пришлось обещание вызволить из плена пьяной зависимости `за один раз`. Альтернатива - долгий и тщательный прием лекарств, беседы с психологом, занятия в группах взаимопомощи `Анонимные Алкоголики` - общепринята на Западе, но не по нутру абсолютному большинству россиян. Под `чудесные` исцеления мигом подстроилось и огромное количество всякого рода `целителей`. Некоторые из них имеют вполне приличный диплом врача, но ему-то многие верят меньше. К тому же кодирование гораздо дешевле курса лечения современными препаратами - только на один из них требуется более 4000 рублей в месяц, а принимать надо 3-4 месяца.

Куда более долгие и сложные пути решения проблемы - создание человеческих условий труда и быта, занятость, спорт, хорошие дороги и нормальный транспорт, доступность образования, возможность выбора профессии, занятия, досуга... А без всех этих скучных вещей бутылка остается единственным утешителем и отрадой. Хотя нет, теперь вот есть еще и кодирование, за которое стихийно голосует деревня. Может быть, это только начало.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

- Никто не хочет посчитать, сколько на самом деле мы теряем - от травм и аварий, разрушенных семей и брошенных детей, лечения болезней, вызванных пьянством, преступлений на пьяной почве, - говорит Алексей Магалиф, главный врач Московской клиники психологической адаптации. - Наркологи абсолютно уверены, что этот ущерб многократно превышает доходы от налогов и акцизов, на которые все время кивают как на важную статью экономики.

- Кодирование входит в арсенал практически любого нарколога, - рассказывает Андрей Бураков, заведующий отделением Ленинградского областного наркологического диспансера. - Довольно часто этот метод оказывается эффективен примерно у 4-5 пациентов из 10. Многое зависит от мотивации самого больного. В массовом порядке ни один метод в наркологии не работает. Это работа индивидуальная, непростая как для врача, так и для больного. Но иногда действительно возникает эффект `палочки-выручалочки`, особенно в глубинке, где нет системы наркологической помощи.

ПОДРОБНОСТИ

В глубинке возник народный фронт борьбы с пьянством

Мордовия

Председатель колхоза `Воля` Николай Одиноков сам не относится к числу пьющих. Но вступительную лекцию нарколога перед кодированием пятерых своих механизаторов прослушал внимательно. `Если бы пил, после этого точно закодировался бы`, - сказал он корреспондентам `Известий` Наталье Евстигнеевой и Наталье Полат. Так - с `ремонта` работников - здесь начали подготовку к весенней страде.

Заслышав о новом методе борьбы за трезвость, за опытом потянулись председатели соседних хозяйств. В ближайшее время его собираются повторить в селе Жаренка. А вот в республиканском Министерстве сельского хозяйства новость восприняли негативно.

- В том, что мужик, отпахавший три смены, хочет снять нервное напряжение стаканом водки, ничего зазорного нет, - считает заместитель министра Валентина Серебрякова. - Кодироваться идут слабовольные лодыри. Не кодировать их надо, а бороться с непроизводительными формами труда и самогоноварением.

Такая позиция тоже не редкость для руководителей разного ранга. Многие из них считают алкоголизм не болезнью, а распущенностью: захотел бы - бросил! Не верят они и в то, что этот недуг в принципе неизлечим, но долгая и даже пожизненная ремиссия возможна - при желании самого больного, грамотной медицинской помощи и поддержке окружающих.

Башкирия

Это понимает, к примеру, председатель Старобабичевского сельсовета Нурия Иштуганова, сообщает Ирина Бобкова. Правда, метод здесь нашли свой. Нурия-апа отправляет жителей своих деревень целыми бригадами к бабушке-знахарке в соседнюю Оренбургскую область. Сегодня в округе села Старобабичево `запойных` почти не осталось.

Сначала в идею мало кто верил: если и согласятся алкоголики, чтобы бабушка их `заговорила`, то поможет ли это? Осенью прошлого года Нурия-апа организовала первый рейс, повезла на прием 37 человек. Районные власти выделили автобус, дали горючее. На первой же остановке мужики побежали в лавку. Но не тут-то было: `таможня` у дверей автобуса застала их врасплох. `Достаю из рукава у одного бутылку и `нечаянно` роняю на асфальт, - смеется председатель. - Вторую, третью... Правда, страшновато было: это ведь их кровные деньги, могли и не посмотреть, что женщина...` Но Нурия Иштуганова не отступилась. После этого рейса председатель возила сельчан в Оренбургскую область еще раз. Затем желающие начали совершать `паломничества` в одиночку или в сопровождении участкового. Правда, сама Нурия Хасановна считает, что помогают вылечиться не столько молитвы знахарки, сколько вера в собственные силы. Так или иначе, но несколько мужиков, которых раньше только бомжами и называли, теперь обзавелись семьями и благополучно работают.

Астраханская область

- Весной, накануне путины, председатель колхоза привез к нам в диспансер рыбаков из поселка Бирючья Коса, - рассказал корреспонденту Галине Годуновой главный врач Астраханского областного наркологического диспансера Евгений Хомутов. - Мы их организованно и пролечили. К сожалению, многие руководители решают сейчас проблему иначе: алкоголиков попросту увольняют. Между тем проблема становится острее: несколько лет назад астраханцы в среднем выпивали 12-14 литров чистого алкоголя в год, а сейчас доза увеличилась литра на четыре. Но случай с рыбаками - пока единственный. Горячая пора у астраханских наркологов связана не с сезонными работами на селе, а с отдыхом тружеников. После праздников желающих пройти кодирование всегда больше.

Ленинградская область

Число обращений от желающих лечиться от алкогольной зависимости в последний год несколько выросло, рассказал `Известиям` Андрей Бураков, заведующий отделением областного наркологического диспансера. Одновременно снизилось число обращений от наркоманов. По мнению врачей, это связано с усилением работы правоохранительных органов по пресечению сбыта наркотиков. Они становятся менее доступными, поэтому некоторые наркоманы возвращаются к алкоголю. В районах области также отмечались обращения руководителей предприятий за наркологической помощью для работников. Но здесь стараются подобрать метод индивидуально, массовых сеансов кодирования не проводят. При индивидуальной работе эффективность лечения выше, считают наркологи.

Гайдар ГАЙДАРОВ, главный врач факультетских клиник Иркутского медицинского университета:

- Число жителей сельской местности, больных алкоголизмом, стремительно растет. Алкоголизация практически полная. Однако лечить некому и не на что. В нашей клинике есть наркологический диспансер, курс лечения стоит 3,5-4 тысячи рублей. Но у сельчан нет денег, а государство вряд ли примет специальную программу и выделит средства. Растет и пивной алкоголизм, особенно среди молодых. Молодежь спивается и даже не замечает этого.

Александр ПАРАЩЕНКО, главный психиатр Саратовской области:

- В области не практикуется массовое кодирование от алкоголизма. К методу отношусь скептически. Чтобы добиться результата, необходимо не меньше года. Не сказал бы, что этот метод дешевый. Чаще всего это чистая коммерция. Возможно, сначала даст результат, но потом все вернется на круги своя. Самое тяжелое - это сподвигнуть человека на серьезное и длительное лечение. Это большие затраты врача и пациента. И дело не в деньгах.

Николай КРАСЮКОВ, главный врач Волгоградского областного наркологического диспансера:

- За последние три года количество случаев `белой горячки` в области возросло вдвое. А во втором по величине городе области - Волжском нет наркологического стационара, в отдельных районах нет даже нарколога. Тем временем накануне майских праздников у нас отмечен своеобразный рекорд: `белая горячка` от пива. 25-летний волгоградец, проживающий рядом с пивзаводом, в течение двух недель выпивал в день по 7-10 литров пива. И не считал это пьянством.

Как бросить пить?

Олег КУЛИК, художник:

- Есть два выхода: начать курить марихуану или влюбиться. Другие способы не помогают. Закодироваться и бросить пить нельзя. Все мои знакомые, кто с собой подобное проделывал, плохо кончали - либо опять уходили в запой, либо вешались. А я сам никогда не пробовал ни одного из выше перечисленных способов, я вообще очень мало пью.

Марина АГРАЧЕВА, психолог, член Московского психоаналитического общества:

- Если бы был такой ответ, люди бы очень быстро излечились. Прежде всего хотеть. В принципе проблема алкоголизма не решается одним способом, нужна комплексная программа. Требуется зашивание или кодирование - кому что лучше, но потом обязательна психологическая реабилитация. Лучше всего действует программа `Анонимных алкоголиков`. Они, кстати, не используют `зашивания`, но процент людей излечившихся у них очень высок.

Виктор РЫБИН, солист группы `Дюна`:

- Как я. Я не знал, что придуманы многочисленные способы бросить пить, как, например, кодирование, поэтому просто взял и бросил. Если хочешь победить `зеленого змия`, надо всего лишь задуматься о своем здоровье.

Сергей ЗОЛОТУХИН, первый заместитель главного врача 17-й наркологической больницы г. Москвы:

- Для того чтобы бросить пить, надо пройти полное обследование и курс лечения. Так называемое `зашивание` может помочь только на какое-то время, но тяга к алкоголю не прекращается. Так что глупо считать `зашивание` панацеей. Главным является проблема патологической тяги к алкоголю. Это хроническое заболевание, и, как всякое хроническое заболевание, оно неизлечимо. Есть периоды ремиссии, они могут быть очень длительными, но то, что человек не пьет в течение долгого времени, не означает, что он вылечился.

Армен ДЖИГАРХАНЯН, актер:

- В основе всего, как бы это ни было примитивно, желание. Когда меня спрашивают о том, как бросить вредные привычки, я рассказываю историю, которая случилась с моим приятелем, живущим в Ереване. Он был принципиальным курильщиком и ни за какие деньги не бросил бы. Но однажды он наклонился поцеловать своего маленького внука, а тот сказал: `Дедушка, от тебя так плохо пахнет`. С этого момента приятель бросил курить. Я не поверю ни одному врачу, который говорит, что вредная привычка - это болезнь. Для меня как курение, так и алкоголь - это безответственность и распущенность. Не знаю, может ли помочь кодирование, хотя много историй слышал о том, что люди излечивались таким способом. Главное - захотеть бросить и быть ответственным, прежде всего перед самим собой, за свое здоровье.

Аркадий ГОЛОВИН, связист, член Клуба `Известий`:

- Думаю, лучший способ бросить пить - это вообще не начинать. В других случаях бороться с пьянством сложно, даже почти невозможно. Если человек не знает меры, никакие внушения и `зашивания` ему не помогут. Либо сорвется, либо с ума сойдет. Уж не знаю, что лучше.
А что Вы думаете об этом?




Татьяна БАТЕНЕВА
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован