28 марта 2007
1710

В русском человеке много души

Андрей Иванович, в последние годы страна жила без военной доктрины. То есть была старая, которую давно моль скушала, а до новой, видимо, не доходили руки. Потом военные неоднократно заявляли, что полным ходом идёт разработка новой концепции. Но вот совсем недавно о том, что военная доктрина у нас наконец есть, объявил избранный Президент России Владимир Путин. Ну, а как быть с военной реформой, идёт она в армии или остаётся только на бумаге?

- Во-первых, я бы хотел сказать, что реформа в том виде, в каком она должна была проводиться в государстве, которое заинтересовано в качественном изменении своей военной мощи, у нас, безусловно, не проводилась. И даже не планировалась. В основном всё свелось к известному тезису, который озвучил сначала Грачёв, потом нынешнее руководство Министерства обороны. В частности, идеологом этого тезиса был бывший секретарь Совета Обороны Кокошин. Звучал он примерно так: цель военной реформы - оптимизация Вооружённых Сил и приведение их в соответствие с финансово-экономическими возможностями государства. Думаю, что подобная оптимизация - не цель военной реформы, а скорее адаптация армии к тем условиям, в которых оказалось государство. Цель же военной реформы может быть определена политикой - а политика до сих пор фактически перед нашими Вооружёнными Силами новых задач не сформулировала. Для определения необходимой военной мощи, которая бы обеспечила нашу безопасность, необходимо ответить на ряд вопросов, связанных с возможными потенциальными угрозами для России. Этого сделано не было.

Вам известен тезис, что у нас врагов нет, никто на нас не собирается нападать и не посягает на наш суверенитет. Никому, дескать, наши природные богатства не нужны и никто не хотел бы расчленить Россию, как расчленили Советский Союз. Эти рассуждения стали базой для того, чтобы у нас появилось желание сократить Вооружённые Силы. Но ведь сокращение Вооруженных Сил не цель военной реформы, а инструмент, с помощью которого избавляются от избыточного количества техники, вооружения, военнослужащих, если нам столько нецелесообразно иметь. Нельзя иметь армию без задач. Значит, надо их определить. Здесь важно учитывать ещё один момент - военная реформа обязательно ориентирует на качественные изменения в военной системе государства, которые охватывают все области - экономику и политику, социальную сферу, науку. Это, наконец, и духовное отношение самого общества к делу защиты и обороны своего государства. Но ориентирует не только на сегодняшний день, но и на будущее. Есть, например, какой-то определённый этап военного строительства. Это как выкладывать стену: планомерно, кирпичик за кирпичиком. А если вдруг поставить бетонную плиту - сразу происходит качественное изменение: на этаж, а то и на два вырастает дом. Так вот, военная реформа должна качественно изменить ситуацию с военным строительством, подготовить государство к совершенно иной форме обеспечения своей безопасности в пользу военной силы через десять, двадцать лет.

Для того чтобы провести военную реформу, надо спрогнозировать, каким будет мир в будущем, какая военно-политическая ситуация может сложиться для России, наконец, в какой форме для интересов политики может быть использована военная сила. Будет ли, и если будет, то в каких формах, протекать военная борьба, какое к тому времени, и не только у нас, а в мире, будет разработано новое оружие. Наконец, с кем мы столкнёмся в возможном единоборстве.

- Значит, по-вашему, это надо уметь прогнозировать на перспективу лет в двадцать?

- Известно, что изменения в технологии и производстве, перевооружение армии, изменения в военном искусстве происходят с цикличностью примерно в 15 - 20 лет. В эти же периоды, как правило, происходят какие-то крупные изменения в мире в политической расстановке сил. Это легко проследить по истории. Взять хотя бы десятилетний послевоенный отрезок - создание военных блоков и начало холодной войны. Ещё десять лет - массовое создание ядерного оружия, особенно ракетно-ядерного, коренным образом изменившего облик вероятной будущей войны. Восьмидесятые годы - начало разоруженческих процессов, появление системы коллективной безопасности, подписание Договоров СНВ-1, СНВ-2.

Так вот нынешний период, вплоть до 2020 года, - время появления и обострения в мире конфликтных ситуаций. Вспомним, что было, к примеру, с Россией и в мире, скажем, сто лет назад, в 1914 году, - начало первой мировой войны, ещё сто лет - Отечественная война 1812 года, а до неё - Смутное время: нашествие поляков, шведов. Замечено, что в Российской истории, как правило, каждая первая четверть нового века совпадает с трагическими событиями. Учёные просчитали, что с пугающей регулярностью и в середине столетия происходят события, требующие использования военной силы. Например, Вторая мировая, Крымская война... Примерно в эти же периоды происходили крупные открытия, связанные с наукой, вооружением, перевооружением армии. Кстати, одна из первых русских реформ - Милютинская - пришлась на период сразу после окончания Крымской войны. Вторая началась после поражения от японцев и должна была осуществляться до 1920 года, то есть страна как бы знала, что надо готовиться к этим событиям.

Если мы говорим о качественном изменении Вооружённых Сил, а это интересует всех, поскольку каждый платит за безопасность и оборону, то военную реформу нам ещё предстоит проводить. А сегодня она сведётся к тому, что на останках былой мощи советских вооружённых сил фактически придётся создавать новую Российскую армию.

- Сейчас активно обсуждается идея переподчинения всех силовых структур, включая Внутренние войска, ПВ, МЧС, Генштабу. Как вы считаете, от этого действительно может выиграть обороноспособность?

- Здесь надо чётко уяснить для себя - какие задачи должны решать эти ведомства. Можно ведь Генштабу подчинить и пожарных - они тоже в форме ходят. Или железнодорожников... Речь здесь идёт о необходимости обороны страны и её безопасности. Из этих двух понятий - шире, конечно, безопасность. Но в жизни государства наступают такие периоды, которые называются "война", когда из всей сферы безопасности на оборону выделяется максимальное количество сил и средств. Государство не в состоянии мобилизовать всё на оборону страны. Даже лозунг "Всё для фронта, всё для победы!" во время Отечественной носил скорее объединительный, патриотический характер. Даже когда враг стоял под Москвой и Сталинградом, и на волоске висела судьба государства, только 58 процентов валового внутреннего продукта шло на войну, на оборону. Жизнь-то не останавливалась - люди рождались, учились, получали пособия и пенсии. В других странах этот процент был значительно ниже, например, в Америке - около тридцати.

Пограничная служба, к примеру, не предназначена только для войны. Её основная задача - охрана и защита государственной границы. Это и борьба с контрабандистами, с незаконной миграцией, с наркоторговцами. Скажем так - с организованной преступностью и с неорганизованной, потому что у нас есть такое понятие - нарушение границы с бытовыми целями: кто-то решил поохотиться на чужой территории или половить рыбу... Так вот, задача пограничников - с этим бороться. Задача Внутренних войск наиболее ярко проявилась в Чечне, хотя в борьбе против бандформирований без поддержки наших Вооружённых Сил они оказались не способны решить поставленные задачи.

Теперь о МЧС. Их основное предназначение - спасательные операции, хотя и во время войны они могут успешно действовать. Тоже самое можно сказать и о других, например, о войсках правительственной связи... Это специальные службы, в которых военная организация службы, подготовки, уклад жизни, наконец, в наибольшей степени отвечает специальным задачам, которые они должны решать, - охрана границы, ликвидация бандформирований, спасательные операции, организация правительственной связи и так далее.

Но вы абсолютно правы, когда говорите: а что если появилась реальная угроза войны или, не дай Бог, война начинается? Разве все эти военные люди не должны быть готовы к защите своего государства? Конечно, должны. Так вот, отличие этих формирований от тех, кто приходит из запаса во вновь формируемые структуры, в том, что они могут и должны без дополнительного переустройства выступить на защиту государства. В этом смысле Генеральный штаб является заказчиком на общую военную силу и должен планировать их использование для обороны страны. А в мирное время специально готовить для этого войска. Для МЧС - это не только подготовка к спасению людей, но и операции, связанные с ликвидацией разрушений в ходе военных действий. Для пограничников, которые стоят впереди всех, - это готовность в любой момент отразить агрессию с оружием в руках. Пограничники всегда первыми принимали на себя этот удар.

Необходимо также, чтобы в армии была единая система вооружений, адаптированная к нашим службам, но имеющая единый калибр, единое оружие, единую систему и организацию связи. Единую с точки зрения того, что у нас, к примеру, не должно быть разных типов радиостанций. У нас должна быть и единая форма экипировки, предназначенная для выполнения боевых задач. Генштаб и в этом должен играть определяющую роль. А идея переподчинения силовых структур Генштабу, думаю, останется только идеей, потому что в её основе заложено структурное объединение всех людей в сапогах. Чего не должно быть в принципе, потому что это может развалить специальные войска - ведь тогда Минобороны вынуждено будет заниматься тушением пожаров, бороться с контрабандистами, проводить спасательные операции и так далее. А этого, по нормальной логике, просто не должно быть.

- Андрей Иванович, ваше видение чеченской проблемы? Есть ли её окончательное решение или это проблема для России перманентно неразрешимая?

- Военные не решают чеченскую проблему. Военные получили конкретную задачу - уничтожить организованные вооружённые формирования на территории Чечни. Сейчас в Чечне координирующая роль от Минобороны всё больше переходит к Внутренним войскам. От уничтожения бандфомирований задача сейчас перемещается в сферу правоохранительной деятельности. Этот процесс идёт на фоне продлённой амнистии - кто не запятнал себя кровавыми преступлениями, может, не опасаясь, вернуться к мирной жизни. Задача нынешнего этапа - это выявление преступников, их разоблачение и привлечение к ответственности. Это как бы силовая часть того, что ещё предстоит сделать.

Но основная задача в Чечне обозначена шире - восстановление суверенитета над территорией, которая была захвачена мятежниками и сепаратистами. Наряду с временной военной администрацией - это создание и восстановление в Чечне нормальной власти. Если обратимся к опыту Великой Отечественной войны, то на освобождённых территориях следом за назначением временной военной администрации действовали СМЕРШи и правоохранительные органы и создавалась временная администрация, деятельность которой заключалась в том, чтобы наладить мирную жизнь, дать людям работу. Сегодня в Чечне, я думаю, это будут восстановительные работы - дороги, жильё, различные коммуникации. На этом фоне местная администрация при поддержке Федерального центра и других субъектов Федерации должна заниматься восстановлением системы образования, медицинского и социального обеспечения, а в целом - жизнеобеспечением этого региона - регулярной подачи воды, света, тепла... Задача местной власти - организовать работу тех, кто там живёт, и, по мере того как будет восстанавливаться Чечня и налаживаться мирная жизнь, местная власть должна получать всё больше административно-хозяйственных рычагов, а временная военная администрация - отступать на второй план. По-моему, этот процесс длительный и займёт несколько лет. Сколько точно - не знаю. После Великой Отечественной войны, например, с последним бендеровцем было покончено лишь в шестидесятом году, а с "лесными братьями" в Литве - в пятьдесят восьмом. Одиночки, мелкие группы в Чечне могут нападать и делать вылазки ещё очень долго. Но, учитывая, что территория республики небольшая, процесс налаживания мирной жизни может идти быстрее.

- Несколько слов о деятельности вашего комитета...

- На мой взгляд, в первую очередь мы должны отказаться от законов, которые отжили, которые не выполняют своих функций в области обороны, а значит, и безопасности страны, и модернизировать законы, которые нужны. Например, закон "О военном положении" просто не принят за весь период новейшей российской государственности. Закон "О чрезвычайном положении" был принят до появления нынешней Конституции и по основным своим параметрам вступает с ней в противоречие. Из других законов, которые как бы вытекают из требований Конституции, я бы отметил и закон "Об альтернативной службе". Вот по этим трём законам, о которых мы говорим, Президент должен выступить с законодательной инициативой. Мы столкнулись сейчас с необходимостью законодательного регулирования возможности использования Вооружённых Сил не против внешней агрессии, а против агрессии внутренней.

Абсолютно необходим закон, который трактовал бы такое понятие, как "мятежная территория". Территория, которая временно оказалась захваченной вооружёнными бандформированиями. Надо создавать правовое поле, чтобы Президент мог использовать Вооружённые Силы тогда, когда МВД, Федеральная Служба Безопасности и иные структуры не способны выполнить поставленную задачу.

- Андрей Иванович, у вас в комитете работают совершенно разные люди с разными политическими убеждениями. Как вам удаётся согласовывать позиции?

- Мы договорились о том, что наши политические пристрастия остаются за пределами комитета. На мой взгляд, Государственная Дума в определённой степени отличается от предыдущей. Она более взвешена, в ней меньше политиканства. Может быть, с приходом нового Президента, с формированием нового правительства нам удастся консолидировать власть - исполнительную, законодательную, судебную... Консолидировать власть ради интересов большинства.

Прежде всего нам надо создать рабочие места для наших людей вне зависимости от формы собственности и обеспечить порядок в стране через так называемую диктатуру закона. Мне нравится, что диктатура закона стала каким-то своеобразным "лейблом" для Путина. Некоторые люди пугаются этого слова - диктатура. А ведь диктатура - это обязательность, это исключительное следование закону в делах, в правоохранении, в образовании, в социальной сфере, в порядке на улице, в отдыхе, труде... Это, наверное, и есть то, что олицетворяет дееспособное государство.

- Ваше отношение к современной литературе? Что из прочитанного в последнее время вызвало симпатию или антипатию?

- Для того чтобы вступать в полемику о современной литературе, не считаю себя большим специалистом. Конечно, когда что-то попадается под руку - иногда читаю. Но не более того. Я воспитан на классике, поэтому предпочитаю Куприна, Бунина, Льва Толстого. Сегодня, если честно, не очень много авторов, которые пишут нескандально, имея свою позицию. Я сам вырос в писательской среде и не понаслышке знаю, как болезненно воспринимают писатели и поэты критику в свой адрес. Но когда меня спрашивают мнение о книге, приходится говорить правду, и не потому, что хочу кого-то обидеть. Просто не воспринимаю "творчества" под заказ, ведь писать надо честно. Сегодня в любом книжном магазине изобилие, но это, как правило, не литература. Я не хочу называть тех, кто пишет по пять-шесть книг в год. Читаешь такие книги и не понимаешь о чём они, для чего написаны.

Я думаю, что роль литературы заключается в том, чтобы людей прежде всего просвещать. Современная литература, к сожалению, не выполняет этой задачи. Но просвещать мало, надо ещё и воспитывать. Мы в чём-то можем не соглашаться с советской литературой, с её идеологизированностью, например. Но надо отдать должное - она создавала образы, которые для многих становились идеалом. Это не значит, что всех нужно было сделать по метр восемьдесят с голубыми глазами и заставить думать одинаково. В чём главное противоречие литературы советского периода? Стремясь стать личностью, похожей на Стаханова или Чкалова, человек так до конца и не мог вписаться в своё время, потому что надо быть как все. Многомиллионным российским народом, сплошь состоящим из личностей, управлять трудно. Но этот народ способен на любые свершения, если его вооружить идеей, и абсолютно разные по своим взглядам люди будут увлечены общим делом. Поэтому литературе мало просвещать. Надо создавать образы, которым захотелось бы подражать в жизни.

Общество призвано вырастить плеяду политиков, которые должны уподобиться горьковскому Данко - принести себя на алтарь всеобщего блага, обозначить путь в будущее. Это роль настоящего политика, но, к сожалению, сегодня больше таких, кто решает в политике совершенно другие задачи.

Наша культура, к сожалению, до сих пор финансируется по остаточному принципу. Но по моему глубокому убеждению, мораль, духовность всегда должны быть приоритетом для общества. Поэтому именно в образование, науку, культуру надо инвестировать как можно больше средств - люди устремлённые, если их поддержать, способны на многое. К тому же финансирование духовной сферы носит пролонгированный характер - если достойно воспитали меня, постараюсь самое лучшее передать детям... В русском человеке очень много души. Если его вооружить духовно, он может свернуть горы.


Газета "Литературной газете"
9 мая 2000 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован