10 июня 2002
1802

`В своей работе мы ориентируемся прежде всего на Конституцию и предложения всех заинтересованных сторон`

Интервью первого заместителя Руководителя Аппарата Правительства России, заместителя Председателя Комиссии по вопросам религиозных объединений при правительстве РФ Андрея Себенцова корреспонденту интернет-издания "Религии в России" Андрею Зайцеву

- Андрей Евгеньевич, как вы оцениваете "Закон о свободе совести", который был принят в 1997 году. В свое время вокруг него шли достаточно острые споры, да и вообще не лучше ли оставить все без изменений, как это предлагается некоторыми вашими оппонентами?

- Этот закон родился в результате очень тяжелого компромисса, основа которого за три года практически не изменилась. Конечно, взаимные уступки отразились в данном правовом акте, он несовершенен и имеет недостатки. Это нормально, ведь совершенных законов в нашей стране нет, но за три года яростные споры по поводу этого документа поутихли. "Закон о свободе совести" перевел тупики и споры в правовую плоскость, и все споры и проблемы сейчас можно разрешать в суде. А потому, пока не будет накоплен нормальный опыт развития по этому гражданскому пути, говорить о принципиальной переделке закона не следует. Как и не нужно останавливаться на достигнутом, даже самые хорошие законы могут дополняться и изменяться в отдельных статьях, тем более, что ряд положений закона давали возможность для различных толкований. Например, преамбула закона с самого начала вызывала различные споры и не несет никаких правовых последствий. С точки зрения Конституции - Россия светское государство, и все религиозные организации должны быть равны перед законом. Так что понятие "традиционной религии" в юридическом смысле - нонсенс.

Второй момент, на котором я хочу остановиться - это пункт 14 статьи об участии детей в религиозных организациях. Раньше формулировка закона сильно напоминала уголовный кодекс, там господствовала запретительное предписание. В настоящее время поправка к закону носит разрешительный характер. Дети могут участвовать в религиозных объединениях с ведома и согласия родителей, государственные и образовательные органы лишь следят, чтобы не было возражений со стороны родителей.

Так что закон нуждается в довольно серьезных поправках, и наша рабочая группа при Президенте работает уже с сентября прошлого года. За это время мы рассмотрели более 300 поправок, часть из них отклонили, часть рассматриваем.

- Ваша рабочая группа постоянно должна разбираться в сложных конфессионально-государственных отношениях, должна учитывать предложения и возражения религиозных представителей и светских властей. Какими принципами вы руководствуетесь при работе над поправками к закону, какие наиболее "острые углы" вам приходится преодолевать?

- Наша группа изначально ориентировалась на системную работу с предложениями всех заинтересованных сторон. В мае прошлого года совет по делам религии при Президенте, куда входят представители большинства религиозных объединений и несколько государственных чиновников, обратился с просьбой создать рабочую группу по внесению изменений и дополнений в существующий закон. В сентябре, после всех необходимых решений и процедур, группа начала работать. Основанием для обсуждения служат предложения всех религиозных объединений, а также предложения представителей местных и региональных властей. С этого мы начали, и постепенно получилась следующая картина. Несмотря на разнообразие пожеланий, есть три момента, которые представляются всем сторонам наиболее острыми.

Прежде всего, это проблема "разницы" между традиционными в культурном и историческом смысле религиозными организациями и новыми религиозными объединениями. Этот вопрос очень болезнен и важен как для самих религиозных объединений, так и для представителей местных администраций. Как я уже говорил, с точки зрения Конституции в России все конфессии равны. Поэтому закон не может предоставлять каких-то особых условий или льгот для отдельных объединений. Ссылки на опыт зарубежных стран, в частности Греции и Германии, не представляются мне достаточно убедительными, там прописаны другие нормы в Основной Закон, следовательно, характер отношений религиозных объединений с государством и его гражданами построены по иным принципам, чем в Российской Федерации.

Второй момент, который волнует всех представителей религиозных объединений и государственных чиновников, имущественные отношения и сфера налогообложения. Вопросы налоговой политики не должны регулироваться "Законом о свободе...", для этого существуют иные нормативные акты. Передача же имущества религиозным организациям находится в ведении местных властей и решается ими в соответствии с законом.

И, наконец, довольно остро стоит проблема связи религиозных организаций с образовательными учреждениями. Здесь также мы основываемся на Конституции. В светском учебном заведении не может быть обязательного для всех религиозного образования. Другое дело, что родители имеют право воспитывать детей в соответствии со своими религиозными убеждениями, и здесь они могут обратиться к администрации школы с просьбой пригласить преподавателя - представителя религиозной организации. Но это дело добровольное, а потому в школе без согласия родителей и педагогов не могут появляться представители каких бы то ни было религиозных организаций, в том числе традиционных.

Еще раз подчеркну, что в своей работе группа, в состав которой входят известные ученые, юристы, основывается на Конституции и тех предложениях, которые высказывают все заинтересованные стороны. Мы не стремимся внести поправки быстро, напротив, в религиозной сфере спешка особенно губительна, а вопросы можно решить только комплексно с учетом всех юридических, социальных и иных особенностей.

- Тогда возникает целый ряд вопросов. С одной стороны, некоторые конфессии действительно имеют в нашей стране давнюю историю и большое значение. Не окажутся ли они в менее выгодном положении, чем новые религиозные объединения? С другой стороны, представители местных администраций и целые государственные институты сейчас сознательно сотрудничают с одной-двумя традиционными религиозными объединениями. Как же принцип "равноудаленности", который задекларирован в законе будет сочетаться с повседневной практикой?

- Что касается различного рода религиозных объединений, то лично мое мнение таково: конкуренция в хорошем смысле слова должна быть, человек имеет право исповедовать самые разные религиозные убеждения. Задача же государства - только регулировать отношения и следить за тем, чтобы человек по своим убеждениям не совершал противоправных действий. Религиозная вера отличается особым некритическим мышлением. Некоторые религиозные убеждения требуют веры, а не критических размышлений. И здесь, конечно, человек может совершать проступки под влиянием своих убеждений. Но здесь нужно доказать связь между правонарушением и убеждениями человека, и тогда руководители религиозных организаций могут отвечать по обычным законам.

Теперь по второму вопросу, есть два пути изменения законодательства. Можно приводить законодательство в соответствие с общепринятой практикой, а можно приблизить фактическое положение вещей к законодательным актам. По поводу же близости церкви и власти, могу лишь заметить, что государство до сих пор не выявило четкой линии поведения. Существует несколько различных течений. Министерство обороны и армия, быть может, тоскуют по идеологическим установкам, и когда приносят готовые решения, то часто выбирают самую традиционную в историческом отношении религию. Министерство образования также не занимает последовательной позиции, так из разных линий и получается религиозная политика. Но предпочтение какой-то одной религиозной организации не слишком способствует объединению и стабильности многоконфессионального государства, с другой - не ориентирует на будущее, в частности, на демографическую ситуацию в России. Конечно, это большая проблема, и нужно искать выходы из создавшегося положения, но оказывать кому-то явное предпочтение - это нарушение Конституции.

- Андрей Евгеньевич, в последнее время постоянно идут разговоры о необходимости создания особого федерального органа по делам религиозных объединений. Как вы относитесь к подобной идее, и все ли конфессии положительно относятся к возможности создания такого органа?

- Сразу отмечу, что создание государственных органов не входит в сферу законодательства, это не предмет закона. Тем не менее, в этом есть определенная необходимость. Пока этот вопрос находится на стадии обсуждения, но я очень надеюсь, что такой орган будет создан. Это сразу поможет разрешить целый ряд имущественных, налоговых и других вопросов, которые возникают у представителей всех религиозных объединений, за исключением разве что Русской Православной Церкви. Представители РПЦ считают, что пока создание такого органа преждевременно, но это их точка зрения. Мне кажется, что этот "совет по делам религий" необходим. Конечно, туда не могут входить представители религиозных объединений, это государственный орган, но учитывать индивидуальные убеждения людей, их компетентность и знания очень важно. Совет по делам религий, если бы он существовал, помог бы разрешить такие ситуации как хадж. Сейчас мусульмане обращаются в разные министерства, а тогда можно будет все делать более организованно.

- У вашей группы есть оппоненты, в частности, директор Института государственно-конфессиональных отношений и права Игорь Понкин. Как вы относитесь к их предложениям и сотрудничаете ли вы с ними.

- Что касается критики и недостатков, то они были всегда, мы готовы выслушать любые предложения и рассмотреть их, но они не должны вступать в противоречие с законами государства.

Андрей Себенцов

Источник: "Религии в России", 10 июня 2002 г.
www.archipelag.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован