13 октября 2004
241

ВАХИД, БРАТ ШАМИЛЯ

Двоюродный брат известного командира чеченских боевиков, разыскиваемого Интерполом террориста Шамиля Басаева сорокатрехлетний Вахид уже двадцать лет живет в селе Селезнево Орловской области
Вахид Басаев говорит, что приехал по молодости шабашить в колхоз им. Ленина, да так и остался - все дела не отпускали. Чеченская бригада Басаева построила на центральной усадьбе 42 жилых дома, детский сад, школу, магазин, контору.

Его просторный особняк с мансардой и беседкой стоит чуть в стороне от остальных колхозных домов. Во дворе за узорчатой металлической оградой - овцы, собственный `КамАЗ` и иномарка со столичными номерами. Вахид не женат, но, по его словам, имеет в Москве пятнадцатилетнего сына.

В первую чеченскую войну под крышей у Басаева проживали 30 родственников, соседей и знакомых из Ведено. Сейчас в доме Вахида опять беженцы - овдовевшая младшая сестра с племянниками, двоюродный брат с женой, другие близкие родственники.

В селе судачат, что родня бежит от одного брата к другому. Сам Вахид избегает разговоров на эту тему. Наотрез отказывается встречаться и с журналистами.

- Вы ждете сенсации типа `Вахид Басаев отрекается от своего брата Шамиля!`, - сказал он `Московским новостям`. - Никогда этого не будет. Брат есть брат, родная кровь. Но и отвечать за него я тоже не могу.

Вас называют старшим рода Басаевых.

- У Шамиля жив отец. В семье моих покойных родителей я был третьим сыном, но так получилось, что для своих я теперь старший. И другого дома у нас нет, только этот в Селезнево. От родительского в Ведено осталась воронка, еще в первую войну. Хороший был дом, красивый. До сих пор у меня самые лучшие воспоминания из юности, как строили его вместе с отцом.

Вы росли с Шамилем. Отличался он чем-то, что могло бы предсказать его особую роль в будущем?

- Нет, ничего такого не вспоминается... Башковитый был, много читал, поспорить любил на разные темы.

В Селезнево многие говорят: если бы Вахид оставил его при себе, то, мол, возможно, в Чечне сейчас события развивались бы не так...

- Он гостил у меня всего три дня, очень давно, когда еще учился в Московском землеустроительном институте. Не думаю, что его интересовала деревня. По-моему, только Москва...

Что-то же происходило с Шамилем за эти годы, раз он выдвинулся на первые роли в республике?

- Трудно судить издалека, хотя до войны я довольно часто бывал на родине. Замечал: Шамиль становится жестче. С президентских выборов я брата не видел. Ездил тогда, поддерживал его. Но выиграл Масхадов. Шамилю не удалось доказать подтасовки.

Сейчас каждая российская семья с тревогой думает, как долго еще продлится эта война, чего ждать для сыновей.

- Война всем надоела, в том числе и Шамилю Басаеву, и Масхадову. Я приземленно смотрю на происходящее: поделят трубу, и все закончится. Второй раз воюют из-за нефти, и обе стороны не хотят уступать. Рано или поздно все равно придется договариваться, любая война заканчивается миром. А то, что к трубе приплели политику, ваххабизм. По-моему, это не больше, чем риторическая завеса. Пусть решится главное, с ваххабитами мы сами разберемся. Что они нам под шумок навязывают? Паранджу и бороды до колен? Да никогда чеченский народ этого не примет.

За годы войны в Чечне столько всего произошло. Политики не могут разобраться, что дальше, с кем договариваться, кто у вас лидер, а уж простые люди - тем более.

- В республике осталось два влиятельных человека - Басаев и Гелаев. Ну и, конечно, Масхадов. Что бы ни накручивали вокруг его имени, он вменяемый. У ставленников Москвы Кадырова и Гантамирова никакого авторитета нет, скоро это поймут и в Кремле - ни того, ни другого на постах не будет. Как может чеченец поверить, допустим, Гантамирову, если он в свое время набил карман и, чтобы не сидеть за решеткой, заделался миротворцем-освободителем? Ничем полезным он и раньше не отличался, ничего не сделал, чтобы не допустить войну. В отличие от Шамиля, который предупреждал развитие событий, пытался привлечь внимание общественности.

Вы имеете в виду его поход на Буденновск и захват больницы?

- Мне трудно судить, почему тогда возникла именно больница. Думаю, что это была отчаянная попытка остановить войну. До этого общественность России не знала и не хотела вникать в обстановку вокруг Чечни. К сожалению, в Буденновске не обошлось без жертв. Но ведь и наши отправились туда не развлекаться, сознавали, что идут на смерть ради главного - предотвратить войну. Путем трагедий, но все-таки она была остановлена. Когда на себе испытаешь ужас за жизнь своего ребенка или близкого, тогда уже начинаешь лучше понимать другого. Я думаю, и сейчас с войной можно закончить в любой момент. Поднялся бы целый город - хоть Орел, хоть Курск, потребовали бы прекратить военные действия, и никуда бы правители не делись. Но у нас такое безразличие ко всему! А жертв тем временем с обеих сторон все больше и больше, и злобы тоже.

По вашей логике, и чеченская сторона могла бы подняться, потребовать мира от своих вождей.

- Хотелось бы. Но многое ли можно требовать от простого чеченского народа, который сидит в подвалах, неизвестно чем питается и боится каждой пули? У многих отчаяние за смерть близких, у кого-то эмоции владеют над разумом. Я это тоже скажу: в прошлую войну у меня одной бомбой было убито одиннадцать родственников. Узнал об этом в командировке в Казахстане. Пока добирался, не раз представлял себя на месте простого чеченца с автоматом. А когда посмотрел на детей, оставшихся сиротами, мнение резко поменялось. Кто их будет поднимать? Кому они нужны? У меня племянник живет, четвертый год пацану - боится каждого самолета - `бомбить будут`. Мне же страшно за него. Разве это нормально, что ребенок все время говорит: `Дядя Вахид, вырасту, куплю `красотку` (так на родине называют гранатомет) и буду сбивать самолеты`. Сколько теперь таких детей, ушибленных войной? И сколько надо сил, чтобы они стали думать по-другому.

В Новосильском районе довольно большая чеченская диаспора, и беженцы все прибывают. Ходят слухи, что глубинка России кое для кого служит временным санаторием, где можно подлечиться, отлежаться.

- Кому надо, те уже по пять раз просветили всех приезжих. Не секрет, что и за нами, `старожилами`, тоже приглядывают. Что обижаться. Обстановка сейчас такая. А я двадцать лет на виду, последняя собака знает, где был, что делал. Наверное, не нравится кому-то, что помогаю своим, пристраиваю, как могу. Но покажите, кто еще готов решать эту проблему. Недавно передали слова руководителя области: дескать, в Ливнах и Новосиле развелось чеченское гнездо. Приехал бы, посмотрел, чем наши люди живут. На работу с прошлого года чеченцев не берут, на стройке белорусы, хохлы, дагестанцы, а нашим вежливо отказывают. Правильная это политика? У каждого чеченца за спиной два-три человека - что им, на большую дорогу выходить? Грабить? Убивать? Лучше бы наоборот - занять их чем-то, дать возможность заработать копейку.

Вообще о простых чеченцах никто ничего не знает и знать не хочет. По телевизору одни боевики, на устах - одни бандиты, отрезанные головы, захват заложников. Весь чеченский народ однобокая пропаганда сделала монстрами. Кому теперь докажешь, что торговля людьми никогда не была чеченской политикой? Какая-то кучка сволочей занимается этим делом. Будь такая возможность, я бы первый с ними разделался.

Если бы вам довелось встретиться со своим братом, какой бы мог состояться разговор?

- Нашли бы что сказать друг другу с глазу на глаз. Лично мне эта война кроме несчастья ничего не принесла. Любой чеченец подтвердит: Вахиду Басаеву не нужны были какие-то посты, какие-то бешеные деньги или еще что. И моим родным братьям - тоже.

Беседовала Людмила БУТУЗОВА, Орловская область


Московские новости, 08.08.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован