02 февраля 2006
2223

Валерий БУШУЕВ: ЕЛЬЦИНЩИНА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В начале 1992 года наши радикал-реформаторы пребывали в эйфории. Советский Союз был развален, социализм, казалось, повержен. Лидеры новой, демократической России излучали оптимизм и днями напролет с телеэкранов и газетных страниц уверяли, что с мрачным прошлым покончено и впереди страну ждет невиданный взлет, включение в семью цивилизованных наций и уровень жизни никак не ниже, чем в Швеции.
Никто и не думал раскрывать правду о том, что на самом деле замышляли дотоле никому не известные реформаторы: о намеченном уходе государства из экономики, передаче недр и промышленных объектов в частные руки, искусственном, форсированном формировании из числа новой, приближенной к власти "элиты" класса крупных собственников. И уж тем более никто из представителей еще только складывавшегося ельцинского режима ни словом не обмолвился о том, какие "сюрпризы" для народа таил намеченный ими курс. О неминуемом массовом обнищании и отказе от прежних социальных гарантий. О постепенной ликвидации бесплатного образования и медицины, перечеркивании всего советского периода истории и глумлении над целыми поколениями живших тогда людей. О возвращении - после более чем полувекового исчезновения - старых болезней, огромной массы бездомных и беспризорных. О надвигающейся гигантской волне преступности, коррупции и всепроникающей аморальности, о замаячивших на горизонте кровавых этнических конфликтах и войнах. Ничего не говорилось о реальной угрозе утраты былых позиций страны на международной арене, неизбежном ослаблении обороноспособности, развале армии и флота.
Никто вслух даже не упоминал об уже одобренных новыми лидерами планах реставрации в стране капитализма в его самой неприглядной первоначальной форме. Пришедшие к власти силы, обслуживающие их интересы СМИ рассуждали в основном о чудодейственной силе "невидимой руки" рынка, о торжестве демократии и свободы, о тех заманчивых перспективах, которые - после "непродолжительных трудностей" переходного периода - ждут Россию и ее народ уже через несколько месяцев после начала реформ.
А сам народ, находившийся в состоянии апатии и вялости после бурных потрясений 1989-1991 годов, безучастно наблюдал за тем, что творят новые
правители страны. Глубинная суть и неизбежные последствия развала СССР еще не были осмыслены подавляющим большинством людей. Многие полагали, что изменилось лишь название прежнего государства, а все остальное останется по-прежнему. Для этого были все основания: ведь "беловежская троица" клятвенно обещала сохранение в СНГ единой армии, валюты, экономики, отсутствие границ... У людей сохранялась еще наивная вера в способность Б. Ельцина и его команды улучшить жизнь в стране. Устранение с политической арены безнадежно утратившего доверие М. Горбачева молчаливо одобрялось народом, и почти никому еще не приходило в голову, что вместе с ним в небытие уходит и великое государство, общая Родина почти трех сотен миллионов людей, а заодно и казавшиеся вечными и незыблемыми социальные завоевания прежнего строя.
В первые январские дни 1992-го принявший на себя бразды управления экономикой гигантской страны Е. Гайдар, никогда до этого никем и ничем всерьез не руководивший (если не считать отдела экономики из трех человек в журнале "Коммунист" и аналогичного отдела в "Правде"), утверждал: "К июлю мы будем иметь стабилизационный фонд для поддержания стабильного курса рубля". О судьбе этого фонда остается только догадываться, а рубль вскоре подешевел по сравнению с долларом в 4 раза. Был сверстан первый за многие годы профицитный госбюджет. Инфляция похоронила его через три месяца, хотя Гайдар всерьез обещал к декабрю снижение темпов до 10 процентов.

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован