17 августа 2004
1626

Валерий Прозоровский: `Нефтянка` на переломе

В настоящий момент нефтяная промышленность страны находится, если так можно выразиться, на переломе. Ей удалось в целом преодолеть кризис, разразившийся в конце 80-х - начале 90-х годов. Но в то же время будущее нефтяной отрасли вызывает некоторые опасения. Сможет ли она удержать набранный темп развития? Внесет ли она свой достойный вклад в решение амбициозной задачи, поставленной президентом Владимиром Путиным, - задачи удвоения ВВП России? Наконец, будут ли выполнены на практике положения Энергетической стратегии России на период до 2020 г., утвержденной относительно недавно? От ответов на эти вопросы зависит будущее не только нефтяной отрасли, но и всего государства. Но искать эти ответы надо уже сегодня, времени на "раскачку", на абстрактные рассуждения остается все меньше.

В своем кратком выступлении я, придерживаясь темы, определенной в названии форума, попытаюсь сделать краткий анализ сегодняшнего состояния отрасли и выделить те моменты, которые являются определяющими для ее будущего.

Итак, как уже отмечалось, в настоящее время нефтяная промышленность России находится на подъеме - в 2000-2003 гг. прирост добычи нефти и конденсата превысил 110 млн т, или более 37% по отношению к 1999 г.

В 2003 г. добыча нефти в стране составила 421 млн т - самый высокий уровень после 1991 г. Это на 42 млн т больше, чем в 2002 г. Ожидаемый уровень добычи на 2004 г. - 432 млн т. Рост добычи обусловлен благоприятной конъюнктурой цен на международных рынках, завершением в основном формирования новой организационной системы в нефтяной промышленности, увеличением инвестиций.

Доля отрасли во внутреннем валовом продукте (ВВП) составляет около 16%. В общем объеме экспорта из страны нефтяная промышленность занимает более 40%. Доля налоговых и таможенных платежей отрасли в консолидированном бюджете за 2003 г. достигла 21%.

Помимо непосредственно нефтедобычи быстрыми темпами развивается и нефтепереработка. Объем первичной переработки нефти на НПЗ России составил в 2003 г. 190 млн т, что на 5 млн т (или 2,7%) больше чем в 2002 г.

В 2003 г. отмечен также и рост инвестиций в нефтяную промышленность, главным образом, в глубокое эксплуатационное бурение - на 6% по сравнению с 2002 г. Основным источником инвестиций - более 90% - выступают собственные средства компаний, в том числе 75% - амортизационные отчисления и 13% - прибыль. В целом капитальные вложения нефтяных компаний в минувшем году оцениваются в 160 млрд рублей, что более чем на 5% выше уровня 2002 г.

Казалось бы, все эти растущие показатели не могут не радовать. Но в то же время в последние годы прозвучало немало "тревожных сигналов" для отрасли. И многие специалисты сегодня сомневаются в том, что нефтегазовому комплексу удастся в течение длительного времени удерживать набранный темп развития. В целом по России, начиная с 2006 г., будет происходить резкое снижение динамики добычи, которая к 2011 г. вовсе станет отрицательной. Причем подобная картина наблюдается во всех нефтедобывающих регионах.

Одна из основных причин этого - возникшие проблемы в области геологоразведки. Сегодня общие ресурсы углеводородного сырья России оцениваются в размере до 2,2 млрд т условного топлива на суше и около 10 млрд т - на континентальном шельфе. При этом несмотря на некоторые позитивные сдвиги последних двух лет в целом за 1994-2003 гг. компенсация выбывающих запасов минерального сырья на территории России обеспечивалась лишь на 60-70%. К примеру, в 2003 г. прирост разведанных запасов нефти составил лишь 400 млн т, газа - 560 млрд м3. Таким образом, нефти в прошлом году добыто больше, чем приращено запасов, а по газу прирост лишь немного превысил добычу. То есть серьезной проблемой является нарушение баланса выбытия и прироста запасов.

Вдобавок ситуация усугубилась еще и отменой с 2002 г. отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы (ВМСБ). Переход на единый налог на добычу полезных ископаемых упростил процедуру сбора платежей, но отрицательным образом сказался на общем объеме финансирования ВМСБ. Если в 2000 г. из отчислений на ВМСБ для проведения геологоразведочных работ было выделено 85 млрд рублей, то в 2003 г. их финансирование из всех источников составило только 58 млрд рублей. В том числе из федерального бюджета на геологию направлено всего 6,7 млрд. Все это ведет к сокращению фонда перспективных площадей и, как следствие, к уменьшению прироста запасов стратегических видов минерального сырья, снижению объемов их добычи.

Другая тревожная тенденция - ухудшение структуры нефтяных запасов. В последние годы возрастает доля трудноизвлекаемых запасов нефти. Она уже превысила 55%. По прогнозным оценкам, к 2010 г. количество таких запасов достигнет 70% от суммарных. Средний дебит по всем нефтедобывающим скважинам снизился за последнее десятилетие на одну треть. Высокий дебит - более 25 т в сутки - имеют всего 20% разведанных запасов.

Учитывая ухудшающуюся структуру нефтяных запасов, недропользователи зачастую предпочитают эксплуатировать лишь наиболее продуктивные залежи и пласты. В результате "за бортом", то есть в недрах, остаются многие миллионы тонн трудноизвлекаемых запасов. Приведу в качестве примера данные по Западной Сибири - нашему крупнейшему нефтедобывающему региону. Было, в частности, сопоставлено выполнение проектных решений по действующему фонду добывающих скважин с годовым отбором нефти на одну скважину с 1996 по 2003 гг. За весь данный период годовые отборы значительно превышали проектный показатель при невыполнении его по действующему фонду добывающих скважин, что говорит о выборочном отборе высокопродуктивных запасов. В 2003 г. за счет превышения уровня проектных дебитов скважин по нефти добыто 83 млн т.

И в этом случае опять-таки основная причина тревожной тенденции кроется в несовершенстве законодательства. Сама система налогов сегодня стимулирует нефтяников стремиться к получению максимальной прибыли в минимальные сроки, не заботясь о будущем месторождений. Позволю себе остановиться на этой проблеме чуть подробнее.

Думаю, всем нам прекрасно известно, что нефтегазодобыча имеет свою технологическую специфику. Она состоит в том, что процесс производства распадается на несколько последовательных стадий. В первые годы после получения лицензии идет процесс строительства нефтепромысловых объектов, бурятся скважины, наращиваются основные фонды. При этом постепенно начинает увеличиваться и добыча нефти. В результате удельные затраты на тонну нефти в первые годы промышленной добычи снижаются. Этот период обычно занимает пять-семь лет. Затем наступает период стабильной добычи, капвложения практически уже завершены, удельные затраты остаются на низком уровне. Этот период длится примерно столько же. Затем добыча начинает падать, что приводит к возрастанию удельных затрат. По мере снижения объемов добычи эксплуатационные расходы также снижаются, но значительно медленнее, так как падение добычи нефти сопровождается ростом обводненности скважин. Наступает третий этап, период падающей добычи, который может растягиваться на 10-15 лет. Очевидно, чем дольше этот период, тем больше нефти будет извлечено из недр.

Но ныне действующее законодательство абсолютно не учитывает подобную специфику. Сегодня установлена так называемая плоская шкала налога на добычу полезных ископаемых. То есть недропользователь уплачивает единую ставку налога независимо от того, на какой стадии разработки находятся имеющиеся в его распоряжении месторождения, и от того, каковы характеристики запасов. Естественно, это порождает у него стремление разрабатывать только наиболее продуктивные, а значит, и рентабельные запасы. Ранее отечественное законодательство до некоторой степени учитывало специфику нефтегазодобычи. В нем была предусмотрена возможность установления особого льготного налогового режима в зависимости от природных особенностей месторождений. К сожалению, под лозунгом борьбы с системой льгот эти положения в 2001 г. перестали действовать.

Та же самая плоская шкала налогообложения нанесла тяжелый удар по малым и средним нефтегазодобывающим компаниям. Как известно, на завершающей стадии разработки, при освоении мелких и средних месторождений, а также месторождений с трудноизвлекаемыми запасами более эффективна работа именно небольших компаний, использующих инновационные технологии, имеющих низкие корпоративные издержки. Кроме того, подобные фирмы обеспечивают дополнительные рабочие места. Но сегодня, в силу действующего законодательства, освоение указанных типов месторождений абсолютно нерентабельно. И это может стать "приговором" для малых и средних нефтяных компаний.

Между тем, в Энергетической стратегии России на период до 2020 г. в качестве одного из перспективных направлений государственной политики в нефтяной отрасли указывается "...поддержка развития малых и средних независимых нефтедобывающих компаний, использующих передовые технологии эксплуатации месторождений на завершающей стадии разработки, при работе в сложных горно-геологических условиях". Для реализации на практике этого положения необходимо принять специальный закон, определяющий налоговый режим для таких компаний и их производственно-социальный статус.

В плане отношения к небольшим компаниям примером для нас могут служить Соединенные Штаты. Там на долю вертикально интегрированных нефтяных компаний приходится лишь 43% нефтедобычи, а остальные 57% контролируют независимые производители. У нас же ситуация диаметрально противоположная - это соотношение составляет 91 к 9%.

Я не призываю слепо копировать американский опыт или тем паче - насильно разукрупнять субъекты нефтяной промышленности России. Я просто говорю о том, что необходимо принимать законы, стимулирующие развитие малых и средних нефтяных компаний и при этом - не в ущерб основным интересам крупных нефтепроизводителей. Думаю, такой баланс интересов вполне достижим.

Не столь благополучна, как кажется, и ситуация вокруг инвестиций в нефтегазовую отрасль. По некоторым оценкам, темпы их роста почти в два раза отстают от темпов роста прибыли. В настоящее время в отрасль ежегодно вкладывается лишь 8-12 млрд долларов. А ситуация с инвестициями в освоение новых районов и вовсе близка к критической. Большинство компаний наращивают добычу углеводородного сырья преимущественно за счет восстановления производственно-технического потенциала ранее введенных месторождений в ранее освоенных районах.

Разговоры о пресловутых сверхприбылях, якобы получаемых отечественными компаниями, также не более, чем миф. Налоговая нагрузка на нефтяников сегодня довольно высока. По некоторым оценкам, 70% текущих доходов в нефтедобыче и более 80% с учетом нефтепереработки государством изымается. Сегодня компании эту нагрузку выдерживают лишь благодаря высоким ценам на нефть. И средств на поиск новых месторождений остается явно недостаточно. Между тем, по оценкам специалистов, для того, чтобы переломить тенденцию сокращения запасов нефти и газа, требуется освоить месторождения, содержащие 3,5 трлн м3 газа и 4,5 млрд т нефти. В новые месторождения необходимо ежегодно вкладывать минимум 30-35 млрд долларов. Таких денег ни у государства, ни у частных компаний сегодня нет. Не оправдались и надежды, которые возлагались на иностранные инвестиции. Ни одна из ведущих нефтегазовых компаний мира, имеющих свой бизнес в России, не инвестирует в реальные новые проекты. Исключение - СРП по Сахалину.

Поэтому сегодня надо рассуждать не об изъятии "сверхдоходов" нефтяных компаний, а о том, как их стимулировать, максимально полно использовать имеющие запасы и инвестировать средства в поиск и разведку месторождений, в том числе и в новых регионах страны. Именно на этом должны сосредоточить свои усилия законодатели, ибо это - единственный путь преодоления наметившихся тревожных тенденций.

Вообще борьба вокруг налогового режима в нефтегазовом комплексе стала в последние месяцы одним из основных сюжетов политической и экономической жизни страны. Этот режим находится в стадии корректировки и, возможно, в ближайшем будущем он претерпит существенные изменения. Напомню, что за последнее время работникам нефтяной отрасли пришлось познакомиться с немалым количеством различных концепций и проектов Закона "О недрах". Работа над Кодексом о недрах была начата Академией горных наук еще в 1997 г. Первый проект кодекса был подготовлен и обсужден на парламентских слушаниях в Государственной Думе РФ в 1998 г., впоследствии ряд его положений был использован другими организациями при разработке законопроектов.

Летом 2002 г. группа депутатов внесла в Госдуму проект Федерального закона "О недрах". После этого правительство РФ поручило МПР и Минэкономразвития подготовить с привлечением заинтересованных федеральных органов исполнительной власти альтернативный законопроект. Однако первоначально вместо единого проекта эти министерства независимо друг от друга породили два разноплановых документа. В мае 2003 г. законопроекты МПР и Минэкономразвития были вынесены в правительство, и только к сентябрю был подготовлен единый согласованный проект Федерального закона "О недрах". Этот документ, содержание которого в основном было разработано МПР, вносит изменения в большинство действующих и вводит ряд новых норм в отечественное законодательство по недропользованию. Однако работа над совершенствованием налогового режима продолжается.

Конечно, кому-то может показаться странным, что я, будучи депутатом Государственной Думы, то есть непосредственным участником законодательного процесса, сам же и выступаю в роли критика действующего законодательства. Мол, зачем зря говорить - вы, депутатский корпус, и несете полную ответственность за все недочеты в отечественной правовой системе. С одной стороны, это, конечно, верно. Но, с другой стороны, налогообложение нефтяной отрасли - это не та сфера, где решения можно принимать сгоряча и в узком кругу. От развития нефтегазового комплекса России зависит и развитие всей страны, а значит, ответственные решения должны приниматься на основе самого широкого обсуждения, с учетом всех точек зрения и интересов как государства, так и субъектов нефтегазового бизнеса. Поэтому я призываю участников форума высказывать свои идеи и пожелания относительно настоящего и будущего нефтегазовой отрасли России. А организатор нашего форума, журнал "Нефть России", как я надеюсь, сможет донести эти мысли до самого широкого круга профессионалов нефтяной отрасли. И это, несомненно, будет способствовать выработке наиболее приемлемых решений на благо нефтегазового комплекса и всей России.

Несколько слов о налогах. Налоги на нефтяной сектор экономики постоянно растут, причем темпами, значительно превышающими темпы роста промышленного производства. И если президент страны Владимир Путин поставил задачу на известную перспективу - удвоить ВВП, то выплата налогов нефтяным сектором удвоилась буквально за три года. И это, в свете новых решений, не предел.

Вопрос об увеличении налоговой нагрузки на нефтяные компании непосредственно связан с экономическими последствиями этого шага. В рыночной экономике весьма актуальна задача обеспечения рентабельности производства. А в нефтяной отрасли она редко превышает 15%. Еще на нашей памяти времена, когда эта рентабельность была в некоторые годы и отрицательной. А капитал, как известно, имеет свойство перетекать в те области производства, где больше прибыль.

Что означает на практике увеличение налоговой нагрузки на нефтяную отрасль? Падение доходов, прибыли, капитализации компаний через снижение их курсов акций, возможность скупить эти компании по более низкой цене. И самое главное - недостаток средств на развитие как из внутренних источников, так и из внешних (кредиты и т.п.) в связи с неизбежным падением доверия со стороны инвесторов.

Прибавьте сюда факт постоянного изменения "нефтяного" законодательства, то есть "правил игры" - и ситуация еще больше осложняется. Субъекты нефтегазового бизнеса в таких условиях просто не могут нормально спланировать свою работу: какие им проекты реализовывать, какие привлечь средства, когда они окупятся, если "правила игры" постоянно меняются? Ведь до получения первой прибыли при освоении месторождений проходят годы.

Это - одна из главных причин диверсификации производства нефтяных компаний, их стремления застраховать свой бизнес за счет перемещения ряда производств (нефтепереработка, сбыт нефтепродуктов) за рубеж, где более стабильны "правила игры". И не секрет, что наши нефтяные компании, по мировым меркам, сильно недооценены в плане капитализации, поскольку инвестиционный климат в стране пока нестабилен.

В то же время государству сегодня, сейчас нужны дополнительные средства для решения экономических, социальных и других задач. И велик соблазн сделать это за счет "нефтянки". Это очень удобно с точки зрения сборов налогов и платежей со столь масштабного производства и очень хорошо с популистских позиций - ведь нефтяники живут неплохо. Но часто остаются вне рассмотрения некоторые важные вопросы. А именно: в стране, занимающей менее 13% территории планеты, сосредоточено 40% природных богатств. И не только нефти и газа. Это - руды металлов, уголь, алмазы, лес, рыбные и другие ресурсы. Не надо ли обратить внимание и на другие отрасли добывающей и перерабатывающей промышленности, чтобы в плане налоговой нагрузки уровнять их с нефтяниками и газовиками?

Есть и другие области бизнеса: информатика, связь, производство винно-водочной продукции, где рентабельность повыше, чем у нефтяников. Что-то не видно, чтобы по поводу них кипели такие же страсти, как вокруг нефтегазового комплекса.

Заметьте, что в данном случае я не выступаю против увеличения налоговой нагрузки на "нефтянку". Недавно в числе большинства депутатов Госдумы я голосовал за повышение ставок НДПИ. Но считаю, что это - лишь полумера, отражающая известный эффект определения "средней температуры пациентов больницы".

Плоская шкала налогообложения никак не является справедливой по ряду причин. Нужен дифференцированный подход. Может быть, на одних месторождениях эта налоговая нагрузка должна быть уменьшена, и значительно, а на других существенно повышена. Ведь месторождения разные - по степени выработанности, дебиту скважин, по обводненности и качеству добываемой нефти, по развитию инфраструктуры, близости магистральных трубопроводов и т.д. Специалисты никак не могут прийти к единому выводу, как эти параметры "справедливо" учитывать при определении объемов налогообложения добычи. Значит, на федеральном уровне необходимо создать комиссию или другой орган, который бы занялся этой проблемой с привлечением всех заинтересованных сторон (государственные органы, субъекты нефтегазового бизнеса), ученых и других компетентных лиц. Главным итогом должны быть экономически обоснованные рекомендации, основанные на учете современных реалий и мирового опыта.

Сочетание интересов государства, общества и субъектов нефтегазового бизнеса должно быть и в еще одном важном вопросе - о транспортировке нефти, да и нефтепродуктов, по магистральным нефтепроводам. То, что новые нефтепроводы нужны, обычно сомнений не вызывает. Речь идет о магистралях на тихоокеанское и северное побережья, в Китай и других. Встает вопрос: а можно ли доверить решение этой задачи частным компаниям? Думаю, что здесь опять же нужны экономические расчеты (естественно, с учетом геополитических интересов государства). Если для России выгодно иметь такие трубопроводы, а средств на их прокладку нет, нужен разумный компромисс. Пусть средства вкладывают частные компании, но на условиях, выгодных и им, и государству.

Здесь уместно перейти к проблеме взаимоотношений государства и частных субъектов нефтегазового бизнеса. Оставляя за рамками рассмотрения вопросы о справедливости залоговых аукционов, о полноте уплаты налогов - это область компетенции надзорных и судебных органов, - давайте просто поймем, что без постоянно совершенствующего диалога мы не продвинемся вперед. Но на каких принципах должен вестись этот диалог? Прежде всего, и это, безусловно, во главе угла должны стоять интересы государства, а вернее - народа, задачи улучшения его благосостояния.

В то же время бизнес, в том числе в нефтегазовом комплексе, не может развиваться без понимания государством его проблем - ведь это источник поступлений средств в бюджеты всех уровней. А в наше время популистских лозунгов и, мягко говоря, неприятия народом процессов дифференциации доходов населения очень легко, как говорится, "зарезать курицу, которая несет золотые яйца". Следовательно, надо продолжать выстраивать систему партнерских отношений власти, бизнеса и общества в лице профсоюзов и других общественных организаций.

Социально ориентированный бизнес должен получать поддержку на всех уровнях. А все негативное, противозаконное, наносящее ущерб экономике должно более решительно искореняться. Здесь широкое поле деятельности и для всех ветвей государственной власти, и для широкой общественности, и для средств массовой информации.


http://www.oilru.com/nr/135/2612/

ЖУРНАЛ "НЕФТЬ РОССИИ"

No 8, АВГУСТ 2004
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован