27 августа 2004
3233

Валерий Шанцев: Весь город в музей превратить нельзя

В редакции `Российской газеты` состоялся `Деловой завтрак` с вице-мэром Москвы. Публикуем его ответы на наиболее интересующие читателей вопросы.


- Валерий Павлинович, давайте начнем с события, о котором все сейчас говорят, - с Олимпиады. Уже сейчас ясно, что запланированный урожай медалей наша сборная не получит. Не отразится ли это на перспективах проведения в Москве Олимпиады 2012 года?

- Давайте все же дождемся конца Олимпиады для вынесения окончательных оценок. Я верю в шансы наших олимпийцев, и не только потому, что почти всех их знаю лично. Что же касается сути вопроса... Конечно, важно, как наши спортсмены выступят на Олимпиаде в Афинах, но отнюдь не это является решающим фактором при оценке возможностей Москвы принять Олимпиаду 2012 года. Достижения российских, советских спортсменов в олимпийском движении общеизвестны, у нас только в столице проживает более 500 олимпийских чемпионов! Ни один город мира и сравниться с нами не может. Кстати, в 2012 году будет ровно сто лет с того года, как команда России впервые приняла участие в Олимпийских играх. Это было в 1912 году, на 5-й Олимпиаде в Стокгольме. Поэтому даже с точки зрения исторической справедливости было бы правильно доверить Москве право стать хозяйкой Олимпиады в год столетнего юбилея.

- Но ведь была Олимпиада 1980 года...

- Ну, вы же помните, как тогда политика вмешалась в спорт. Мы честно выиграли у Лос-Анджелеса право провести Игры, но из-за бойкота, который объявили Олимпиаде США и их союзники, большинство ведущих спортсменов к нам не приехали. Сейчас мы другая страна, да и мир совершенно другой.

Кстати, мы предложили самую удобную среди городов-кандидатов концепцию проведения Олимпийских игр. Удобную и для спортсменов, и для болельщиков, и для журналистов. Все соревнования будут проводиться в черте города Москвы. Даже парусная регата пройдет всего в 10 километрах от Кольцевой автомобильной дороги, на Пестовском и Клязьминском водохранилищах. Мы уже провели там чемпионат мира среди юниоров в прошлом году, а в будущем обкатаем эти водные площадки во время чемпионата мира среди взрослых.

Футбольный, самый сложный турнир, который требует как минимум четырех современных стадионов, мы также планируем провести в Москве. У нас уже есть стадионы `Локомотив`, `Лужники`, ведется реконструкция стадионов `Динамо`, ЦСКА, `Торпедо`, начинается строительство стадиона `Спартак`. Все они будут соответствовать самым высоким мировым стандартам.

И еще. Мы не случайно назвали свою концепцию `Олимпийская река`. Москва-река пересекает наш город с северо-запада на юго-восток, и все спортивные объекты в основном расположены вдоль нее. А на Москве-реке у нас пробок нет. Используя речной транспорт, мы сможем в сутки провозить до 100 тысяч человек.

- Пессимисты утверждают, что все наши старания заполучить к себе Олимпиаду будут тщетны, пока не закончится конфликт в Чечне и будет сохраняться угроза терактов...

- От терактов, увы, не застрахована ни одна страна мира. Но это не мешает и не должно мешать проводить там крупнейшие международные соревнования. Тем более если есть опыт и умение. И Москве здесь есть чем гордиться. Недавно, например, мы проводили чемпионат мира по современному пятиборью. Президент Международного союза пятиборцев Клаус Шорман сказал, что лучшего за всю историю (а турнирам по пятиборью тоже 100 лет будет в 2017 году) чемпионата нигде не проводили. Так было и с проведением Кубка европейских чемпионов по легкой атлетике. Прага год готовилась, но в последний момент отказалась. И МОК обратился с просьбой к нам, и всего за три месяца Москва подготовила и провела чемпионат на очень высоком уровне. И никаких проблем с безопасностью спортсменов и зрителей ни разу не возникло.

- Вы сейчас исполняете обязанности мэра, что называется, остались на хозяйстве. Насколько увеличились ваши нагрузки? Что в хозяйстве Москвы доставляет вам наибольшую головную боль?

- На то я и вице-мэр, чтобы исполнять обязанности мэра в его отсутствие. Так происходит уже более восьми лет. Поэтому можно сказать, что я работаю в обычном режиме. Задачи ясны, цели, ответственность понятны - обеспечить бесперебойное функционирование всех систем города, то есть работу городского хозяйства, транспорта, коммунальных служб...

- А если что-то случится глубокой ночью?

- Существует такое понятие, как `ночной мэр`, который ежедневно назначается из числа московских руководителей. Ответственный дежурный знает, что надо делать в неординарной ситуации.

- Есть такая народная примета - если отключают горячую воду, значит, лето началось. Между прочим, наш собкор писал, что в Париже не отключают.

- Да и мы бы рады. Только дело-то какое - в течение многих десятилетий трубопроводы сооружали из металлических труб, они ржавеют, надо их менять. Согласитесь, логичнее это делать летом, а не зимой. Но в новых микрорайонах уже нет летнего отключения. Там трубы пластмассовые.

- Городской транспорт переходит в частные руки, в Москве, кстати, все маршрутки - частные. Будете ли этот процесс развивать?

- Конечно. Когда мы проводим конкурс на тот или иной вид услуг, в нем обязательно участвуют частные компании. Но сегодня городское хозяйство убыточно, наши ДЭЗы, ЖЭКи плохо работают. Они и не могут хорошо работать, потому что не обеспечены ни деньгами, ни ресурсами. Значит, надо создать систему обеспечения, выйти на безубыточную работу. Этим мы сейчас и занимаемся. Жилищно-коммунальная реформа предусматривает два направления. Первое - создать нормальные, комфортные условия для москвичей. А второе - выйти на нормальные экономические условия. Те, кто в состоянии платить за оказанные ему услуги, должны платить сполна, а за тех, кто не может платить, должно доплачивать государство. Ведь никому же не придет в голову попросить продавца продать колбасу за 50 процентов стоимости - остальное Лужков доплатит. А в коммунальном хозяйстве это почему-то считается нормальным явлением.

- Сейчас городское автохозяйство убыточное, потому что льготники практически не платят. Вот когда льготы заменят на `живые` рубли или выдадут сезонные проездные билеты, то уже эта сумма может заинтересовать частников, считает он.

- Экономика городского пассажирского транспорта убыточна не только из-за льготников. Даже те, кто должен платить, ухитряются этого не делать, а сами транспортники вроде и не заинтересованы получать с них за проезд. Дело в том, что у нас экономические отношения субъектов Федерации с транспортными организациями сводятся к тому, что мы гасим их убытки. Нам предъявляют каждый раз счет, мы платим и на следующий год закладываем в бюджет деньги на будущие убытки. А льготники... Давайте, посмотрим, что изменится. В так называемом социальном пакете на проезд выделено 40 рублей. А как быть Москве, если у нас месячный проездной билет на все виды транспорта стоит 700 рублей, и каждый год он будет дорожать, потому что инфляция. За 40 рублей из бюджета проездной билет за 700 рублей не купишь. Поэтому мы сохраняем все льготы. Москва в этом вопросе серьезно отличается от других регионов. Для большинства регионов России эта реформа по замене льгот деньгами - благо. Потому что у них льготы фактически не работали, не было денег в местных бюджетах. А сейчас пусть даже не очень много, но `живых` денег дадут конкретному человеку в селе, в районном центре. Отменили льготу на бесплатный проезд - и не жалко, потому как транспорта в этом селе не было и нет. А вместо этого виртуального транспорта реальные 40 рублей дали. Хорошо. Поэтому я не против этой реформы, но за то, чтобы Москве и в отношении отмены льгот, и по жилищно-коммунальной реформе дать особый статус. Потому что льготы эти в Москве стоят гораздо дороже, чем в любом другом городе.

- Кстати, о бюджете. В государственном бюджете есть строка о субвенциях Москве за исполнение столичных обязанностей. А сейчас стали поговаривать, что не нужно столице ничего платить, а наоборот, она должна приплачивать, поскольку из-за того, что здесь все власти, сюда и приходит капитал со всей страны, из-за рубежа.

- В Германии - столица Берлин, а финансовый центр - Франкфурт. А в Штатах столица - Вашингтон, а деловой и финансовый центр - Нью-Йорк. Очевидно, есть и другие причины, по которым банки и фирмы приходят в Москву. Банки идут туда, где к ним власть нормально относится. Мы нашли возможность выделить землю и помещения под 800 банков и их филиалы. Сейчас мы занимаемся рынком ценных бумаг. Пытаемся выстроить цивилизованную рыночную систему, и скоро, наверное, скажут, что весь рынок ценных бумаг сосредоточен в Москве. Заметьте, делаем это сами, и с неба на нас блага не падают. Инвестиции идут в Москву, потому что выгодно их сюда вкладывать. Мы создали для этого условия, и в результате 40 процентов всех иностранных инвестиций в Россию - в Москве, хотя здесь нет ни нефти, ни газа, ни металлов.

Есть ли у нас какие-то преимущества? Я считаю, что да, есть, у нас памятников много, в списке ЮНЕСКО - около 200. Кстати, все в нормальном состоянии. И - это тоже о преимуществах - музеев много, театров. А значит и туристов. А столичный статус тут совсем ни при чем.

И еще. От деятельности банков мы получаем всего 7 процентов дохода в городской бюджет. Вот говорят, что в Москве вращается 85 процентов финансовых ресурсов России. Это как же они в Москве вращаются и куда вкладываются? Инвестиции вкладываются в любые выгодные проекты по всей России. А в самой Москве в основном работают зарубежные банки. И инвестиций больше иностранных.

- Тем не менее отстаивать будете субвенции из госбюджета?

- А что отстаивать, если нам их с 97-го года не платят. Один раз, в 2003 году, дали, да и то `натурой` - акций различных предприятий на сумму 6 миллиардов рублей. Причем там были акции как выгодных предприятий, так и таких, которые никому не нужны. Но главное - мы получили пакеты по 20, по 15 процентов. Что дают эти пакеты? Управлять предприятиями мы не можем, только ответственность появляется. За прошлый год дивидендов со всех наших акционерных обществ (а их у нас 600), получили 200 миллионов рублей - копейки по сравнению с городским бюджетом. Так что есть субвенции, нет субвенций - ничего от этого не изменится.

Думаю, что мы обсуждаем надуманные проблемы. Лучше заниматься реальными вопросами, которые больше беспокоят население.

- А кстати, что такое столичные функции?

- Столичные функции - это обеспечение деятельности всех правительственных и государственных учреждений, которые находятся в Москве. Столичные функции - это обеспечение и проведение форумов, встреч, мероприятий международного характера, и так далее.

- Вернемся к инвестициям. Инвесторы, особенно западные, предпочитают вкладывать деньги в дорогостоящие объекты. В результате вместо недорогих магазинов появляются бутики и салоны, вместо недорогих кафе - шикарные рестораны. Жизнь от этого в городе стремительно дорожает.

- Не смешивайте все в одну кучу. Действительно, идет перепрофилирование предприятий торговли. Но связано это не с приходом иностранных и российских инвесторов, а с тем, что эта торговая отрасль приватизировалась первой и сегодня все магазины, весь так называемый общепит государству не принадлежит. Да, при приватизации оговаривалось, что на определенный срок новый владелец будет торговать теми же товарами, чтобы, например, не оставить микрорайон без булочных или молочных магазинов. Но сроки уже вышли, приватизация проходила более десяти лет назад. И сейчас владелец волен торговать тем, чем он хочет и что ему даст больше прибыли.

А вот новые магазины, целые торговые системы мы по возможности контролируем - размещаем там, где не только владельцу, но и нам кажется более целесообразным. И это касается не только дорогих систем, таких, как `Седьмой континент`, но и доступных для людей с низкими доходами `Пятерочка`, `Копейка`, `Утконос`. Есть еще и оптовые рынки, где можно недорого отовариться, хотя, честно говоря, мы просто закрываем иногда глаза на эту `рыночную экономику`, потому что там идет торговля без налогов.

Так что у нас, как и в каждой стране, есть разные торгующие системы. Одни работают на один сектор покупателей, другие - на другой.

И немножко о ценах. Средняя заработная плата за полгода у нас увеличилась на 23 процента, а индекс потребительских цен возрос на 9 процентов. Да, цены в Москве на 15-20 процентов выше, чем в других городах. Но у нас и доходы приблизительно в 2,7 раза выше. И зарплата тоже приблизительно в 2-2,5 раза выше. И пенсии мы вывели на прожиточный минимум.

- Наш читатель Максимов спрашивает: какой вы сами хлеб едите? Из Елисеевского или ржаной? Ешьте ржаной....

- Я от мучного воздерживаюсь. Лишний вес ни к чему. Стараюсь поддерживать спортивную форму.

- Читательница из Строгина Данилова пишет, что в Строгине пять лет назад закрыли все рынки, негде купить плодоовощную продукцию, даже в разгар летнего сезона покупаем овощи и фрукты в неустановленных местах.

- Вообще-то у нас сегодня овощами и фруктами торгуют везде, и на прошлой неделе я насчитал несколько публикаций в СМИ, в которых сообщалось, насколько понизились цены после появления на рынках фруктов и овощей нового урожая. Но, повторю, цены устанавливаем не мы, цены устанавливает рынок. Допустим, вынесем мы постановление правительства: торгуйте огурцами по такой-то цене. Во-первых, закон нам не дает права вынести подобное постановление. А во-вторых, таким постановлением все равно ничего не добьешься, кроме того, что огурцы исчезнут с прилавков. Мы можем вмешаться в процесс ценообразования только так: когда образуется дефицит какого-то из необходимых продуктов или этот продукт вдруг начинает стремительно дорожать, прибегаем к интервенции, выбрасываем на рынок из городских запасов хлеб, овощи, крупы и так далее.

Другой способ повлиять на ценообразование - выстраивать торговую сеть без посредников, потому что во многих случаях продукция проходит через 6-7 рук, дорожая на каждом этапе, что очень даже сказывается на конечной цене... Сегодня наши крупные производители мясомолочной продукции выходят непосредственно в регионы. Мы даем им кредиты. Они на местах покупают фермы, бойни, коптильни, производят там сырье, сами себе привозят продукты. Во-первых, себестоимость при этом снижается в два раза, потому что накруток нет. А во-вторых, нет посредников.

- В центре столицы много нищих. Это действительно люди, попавшие в беду, или это бизнес? И как к ним относиться?

- Терпимо относиться нельзя. Это производит самое тягостное впечатление на москвичей и гостей нашего города. Я понимаю, что некоторые из них действительно попали в сложную ситуацию, действительно бедствуют. Но для них в Москве созданы ночлежки, где их кормят, моют, оказывают медицинскую помощь, даже документы помогают восстановить. Замечу, ночлежки всего на 50 процентов заполняются!

В основном же попрошайничество - это хорошо организованный бизнес. И с теми, кто организовывает этот бизнес, надо бороться жестко. Так же, как и с теми, кто организовывает нелегальную эмиграцию. И вот еще интересное явление - целые группы организуют несанкционированную мелкорозничную торговлю.

- В чем же тогда поддержка легальному малому бизнесу со стороны правительства Москвы, где даже есть министр по такой поддержке?

Если мы живем в большом городе, то мы должны понимать, что одному выгодно и необходимо, другому может быть невыгодно. Значит, нужно искать и находить компромиссы.
- Я хочу подчеркнуть, что никто никогда в Москве не обижал легальный бизнес. Легальный малый бизнес у нас имеет огромное количество льгот и привилегий, хотя он вполне уже может работать в нормальных рыночных условиях. Мы 700 миллионов рублей выделяем на поддержку малого предпринимательства в виде кредитов, субвенций, субсидий. Тем, кто хочет раскрутиться, мы создали инкубаторы малого бизнеса в каждом округе. Сейчас технопарки появились, где за мизерную плату помещения дают, оборудование в лизинг.

Но когда речь идет о незаконном малом бизнесе, то таким `предпринимателям` пощады не будет. Метро, например, не то место, где нужно устраивать торговые комплексы. Мало нам пробок на дорогах, так мы теперь и в метро их создаем, своими же руками. 9 миллионов пассажиров ежедневно - это очень много, а мы делаем все, чтобы им помешать: везде газеты развешаны, цветы расставлены, даже котята и щенки продаются. Киоски полпрохода перегородили. А если что случится, не дай бог, как это было на Пушкинской, то люди, зажатые в такие тиски, просто передавят друг друга. Поэтому повторяю: метро не место для торговли.

- Очень острый вопрос. После трагедии на Пушкинской городские власти обещали, что снесут все киоски. А они стоят как стояли - до самой мемориальной доски.

- Мы не говорили, что мы снесем все киоски. Мы убрали те из них, где продавались потенциально опасные товары - аэрозоли, взрывчатые смеси, стекло. Сейчас пленки изобрели, которые предохраняют от разброса осколков стекла. И там, где это возможно, киоски оставили.

Знаете, здесь, как и почти в любом другом вопросе, есть, как принято говорить, свои `за` и `против`. Вот типичный пример: жильцы уже построенных домов почти всегда возражают против строительства другого жилого дома. И, как правило, аргументируют это тем, что новый дом испортит вид из окна. Говорят: `Мне это не надо...` А как нам быть с 600 тысячами очередников, у которых меньше 5 метров на человека? Нам же их надо обеспечивать жильем. Как добиться, чтобы у нас не по 22 метра было на человека, а по 60, как в современных столицах? Если мы живем в большом городе, то мы должны понимать, что одному выгодно и необходимо, другому может быть невыгодно. Значит, нужно искать и находить компромиссы.

- Вопрос от нашей читательницы Татьяны Тимохиной из Москвы. `Я живу на улице Королева, дом 8. Из наших окон открывался чудесный вид на усадьбу Шереметевых и Останкинский пруд. И вот рядом начали строить элитный дом, который все это закроет. Самое обидное, что все делается тихой сапой. Никто ничего не объявлял, не рассказывал. Сначала поставили забор, потом перегородили улицу, по которой все ездили, и стройку обнесли забором. Но ведь есть городской закон, по которому с нами должны были сначала посоветоваться`...

- Здесь я возразить ничего не могу. Есть закон, есть процедура. Правда, вы же понимаете, что лично с каждым жильцом соседнего дома согласовать новое строительство нереально. Для этого они должны создать из наиболее уважаемых, авторитетных соседей согласительную комиссию, которая будет вести диалог с властью и строителями. Для всех остальных можно по местному кабельному телевидению об этом рассказать, можно на встречах с жителями... Требуем этого от городских чиновников, но, к сожалению, не везде это проходит.

- Очень много вопросов поступает не только в связи с новым строительством, но и по поводу сноса старых зданий. Снесли гостиницу `Москва`, объявлено о сносе `России`, на очереди, говорят, `Детский мир`... Что это - кампания по уничтожению советско-брежневско-сталинской архитектуры?

- Да нет такой кампании! Я москвич и люблю свой город. В каждом отдельном случае принимаются взвешенные конкретные решения. `Россия` - ну согласитесь, что ее трудно назвать украшением Москвы. Нам говорят: `Гостиница могла бы еще постоять, а на эти деньги лучше возвели бы много дешевого жилья`. Но, помимо своего ужасного вида, гостиница уже и морально, и технически безнадежно устарела. Сегодня нормальный человек там жить не может, совершенно другое время. И не должно быть в самом центре Москвы таких отелей. К тому же на снос и новое строительство ни копейки бюджетных денег не тратится. Инвестор дешевое жилье за свои деньги строить не будет, зато он охотно вложит их в действительно современную, комфортабельную гостиницу, где захотят жить гости Москвы. И это для столицы в конечном счете обернется немалой прибылью.

- Аллея звезд сохранится?

Конечно, сохранится. Как эти имена можно так просто выбросить? Хотя мне лично, честно говоря, не очень нравится, когда прохожие топчут ногами плиты с фамилиями заслуженных людей. Какой-то не наш обычай.

- Судьба `Детского мира`?

- Пока никаких решений о сносе не принималось. Но точно могу сказать - `Детский мир` никто не собирается уничтожать. Но реконструировать это здание надо.

Что касается гостиницы `Москва`. Во-первых, ее архитектурный облик будет сохранен полностью. Но там при этом будет полностью использовано подземное пространство для паркинга. Будет полностью использован внутренний двор под торговый центр и под все другие инфраструктуры гостиницы. Там будет полная перепланировка, там будут современные номера. Но при этом, повторюсь, внешне `Москва` будет выглядеть, как прежде.

Часто говорят, что новая `Москва` - это же, по сути, новодел. Сохраняя только стены, внешний вид здания, вы уничтожаете старину. Но ведь мы хотим, чтобы город сохранял традиции и в то же время был современным. Помните, сколько было упреков по поводу Военторга. Здание построили в 1912 году, по нормам и СНиПам, которых уже никто не знает. Я спрашивал москвичей: вы хотите, чтобы Военторг стал музеем торговли прошлого века? Тогда мы должны его законсервировать, покрасить и закрыть как торговый объект, потому что современную технологию торговли там внедрить невозможно. Здание этого не выдержало бы. Хотите музей? Нет, говорят москвичи, мы привыкли ходить сюда за покупками. Поэтому было принято решение, сохраняя внешний облик и архитектуру, сделать там современный торговый объект.

Да и новодел можно очень органично вписать в окружающую среду. Пример - кафе `Пушкин`. Иностранцы говорят: как хорошо, что вы сохранили старое кафе. А ведь такого кафе никогда раньше не было. Как было дело? Мы готовились к 850-летию столицы. Проводили опросы среди иностранцев: что вы хотите увидеть? И все дружно называли Красную площадь и кафе `Пушкин`. Начали соображать, где они о нем услышали. Оказалось, один французский композитор, приехал сюда в 60-е годы, влюбился в девушку Натали и посвятил ей песню, которая обошла весь мир. В песне поется и о том, как он с Натали обедал в кафе `Пушкин`. И все, кто слышал эту песню, спрашивают: где кафе `Пушкин?` Вот мы его и построили. Теперь это хороший бизнес, но многие считают, что это исторический памятник.

Любой здравомыслящий человек согласен с тем, что не надо уничтожать то, что представляет историческую, культурную и художественную ценность. Но весь город в музей превратить нельзя. Конечно, московское правительство можно и нужно критиковать за многое, но сказать, что оно не любит Москву и хочет из нее сделать что-то непотребное, - я с этим никогда не соглашусь.

- Вернемся к новостройкам. Будет или не будет возводиться Москва-Сити после известного демарша министерства природных ресурсов? И какова на сегодняшний день перспектива строительства башни `Россия`, которая должна была стать самым высоким зданием и в Москве?

- Я знаю - Сити будет. В любом мегаполисе, даже еще более древнем, чем Москва, имеются современные деловые районы. И в Москве должен быть центр. Поэтому никаких сомнений у нас при проектировании этого микрорайона не было. Все разрешительные документы всех специалистов, в том числе и сейсмологов, у нас есть.

- Какова будет ее высота, уже известно?

- Планируется до 640 метров. Некоторые говорят: надо учитывать трагический опыт Нью-Йорка, угрозу терактов. Но если следовать этой логике, лучше вообще в землянках жить.

- И последний вопрос, который нельзя не задать. Очень много ходит слухов по Москве, что Юрий Михайлович может покинуть свой пост задолго до срока истечения полномочий. Если это случится, будете ли вы выдвигать свою кандидатуру на должность мэра?

- Когда распространяются какие-то слухи, надо прежде всего понять, кому они выгодны. Я убежден, что оснований для этих слухов никаких нет. Это первое. Только начали работать, рано костюмчик примерять. Когда будут выборы - по закону это должно произойти в 2007 году, - тогда и буду принимать решение.


Виктор Шуткевич, Владимир Мытарев
Дата публикации 27 августа 2004 г.
1998-2004 `Российская газета`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован