22 февраля 2007
752

Вчера продолжился процесс по обвинению трех бывших военнослужащих Российской Армии в покушении на Анатолия Чубайса.

Без преувеличения, это одно из самых громких судебных разбирательств года. И закрытость его лишь подогревает общественный интерес. Секретность процесса объясняется тем, что на нем будет детально разбираться взрывное устройство, которым пытались подорвать главу РАО ЕЭС, а это будто бы будет на руку экстремистам, которые непременно такую бомбу захотят скопировать. Других аргументов не приводится.

Между тем совершенно открытый Интернет переполнен самыми различными схемами взрывных устройств, поэтому проблем со сборкой адской машины у настоящих экстремистов и так нет.

Первым адвокатом Чубайса был Анатолий Кучерена. И, когда я еще весной поинтересовался его мнением о том, каким должен быть процесс, он твердо ответил: только открытым. По словам Анатолия Григорьевича, следствие собрало вполне солидную доказательную базу вины Квачкова, Найденова и Яшина, и доказать в суде, что данные граждане преступили закон, можно будет совершенно спокойно. А что касается оглашения материалов дела, являющихся секретными, то в судебной системе на этот счет, как сказал Кучерена, давно выработан определенный механизм действий: отдельные заседания делаются закрытыми - вот и все.

В свою очередь защитники Квачкова, Найденова и Яшина изначально утверждали, что доказательная база очень слаба, поэтому будет сделано все, чтобы слушания с участием присяжных заседателей максимально засекретить.

Стоит напомнить, что с самого начала расследования событий 17 марта 2005 года удивляла оперативность следствия. Главный подозреваемый Владимир Квачков был задержан через несколько часов после взрыва. При этом утверждалось, что на него вышли потому, что некий гаишник "случайно" запомнил зеленый СААБ, принадлежавший отставному полковнику ГРУ. Но дело в том, что эта машина была зарегистрирована на его жену, которая могла дать доверенность на управление СААБом кому угодно. Однако Надежду Квачкову никто из следователей ни разу (!) не спросил о том, на кого выписана доверенность на управление ее автомобилем.

Логично предположить, что за Квачковым просто следили (о фактах слежки он неоднократно говорил сам), и филёры действительно видели его машину около выезда из поселка Жаворонки на Минское шоссе в момент взрыва. Тогда возникает вопрос: почему СААБ не остановили на ближайшем посту ГАИ, когда в нем якобы сидели все "террористы" с автоматами на коленях?

По данному громкому делу есть еще один нераскрытый секрет: куда делись еще два участника покушения? В розыске находятся Иван Миронов и Александр Квачков. Семья Квачковых не исключает, что Александра могли давно уже физически устранить. Ведь именно он напросился поехать с отцом на дачу и попросил тормознуть машину на перекрестке в тот момент, когда совершалось покушение на Чубайса.

Адвокаты обвиняемых допускают, что кто-то мог использовать Александра втемную, а потом сразу убрать.

Вне всякого сомнения, если бы процесс был открытым, то за его ходом следили бы как за самым рейтинговым телевизионным многосерийным детективом.

Вчера суд допросил двух охранников Чубайса, считающихся потерпевшими. По свидетельствам тех, кто находился в здании суда рядом с залом, где шло слушание дела (это не запрещено), охранники вышли в коридор после допроса крайне возбужденными и бросали друг другу упреки в том, что говорили что-то не совсем то...

Всего суд должен допросить 10 потерпевших и 30 свидетелей покушения.

18.10.06

Российская газета
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован