Эксклюзив
12 февраля 2013
1976

Великий хлебный мотив жизни и творчества Александра Сергеевича Пушкина

Имя Александра Сергеевича Пушкина тесно связано с победой русского народа в Отечественной войне 1812 года. Сражения под Бородином, Тарутином, Малоярославцем получили широкую огласку благодаря творчеству поэта. Незабываемая любовь поэта к родной земле, его вера в победу и силу духа русских воинов, нашли отражение в образе колосьев "северных полей". Победно растущих на родной земле. Героическим событиям 1812 года Александр Сергеевич посвятил более 90 своих работ, создавая их в течение двадцати пяти лет.

В 1812-м, когда наполеоновская армия двинулась на Москву, Пушкину исполнилось 13 лет. Военные события  1812 года застали его учащимся в Царскосельском Лицее.

     В детстве Александр знал наизусть почти всю французскую лирику, которую только мог найти в библиотеке своего отца. В лицее за блестящее знание французского языка его дразнили французом.

    Все мысли лицеистов были заняты  тем, что тогда происходило на полях сражений, там, где на подступах к Москве велись ожесточенные бои.  Весной и летом 1812 года почти ежедневно  через Царское Село проходили войска, направляясь  на защиту Москвы. Москва была родным городом Пушкина. Под Москвой, в Захарово, Больших Вяземах оставались родные и близкие ему люди, за судьбу которых он сильно переживал. С трудом ему представлялось, как по родной старой Смоленской дороге движется сейчас враг на Москву, и враг этот идет из страны, обожаемой Пушкиным в детстве,  страны стихов и замечательного французского языка. Разве мог он смириться с тем, что в усадьбе Голицыных, там, где ночевал Кутузов, сейчас ночует Наполеон! Пушкин не видел Московских пожаров, и тем страшней представлялась ему война. Он помнил Москву такой, какой она представала всегда перед приезжими и иностранцами - помытой, причесанной,  со своими церквями, базарами, прудами, парками.

    Через два года после окончания войны Александр Сергеевич закончил учебу в лицее и 8 января 1815 г., на экзамене, в присутствии поэта Державина,  прочел свое знаменитое стихотворение "Воспоминание в Царском Селе, чем восхитил экзаменатора.
 
    Вдохновленный поддержкой Державина, Пушкин не оставляет тему Отечественной  войны 1812  года на протяжении всей своей жизни. Он так же верен своим чувствам, как в юности. После  бегства Наполеона с острова Эльба   в Париж поэт пишет "Наполеон на Эльбе", а по случаю взятия русскими войсками Парижа -  стихотворение "Александру",  посвященное царю Александру I. Он сильно переживает по поводу своего неучастия в героических эшелонах, в сражениях на передовой, о которых он мечтал, будучи еще в лицее.

 ...Сыны Бородина, о кульмские герои!
Я видел, как на брань летели ваши строи;
Душой восторженной за братьями спешил.
Почто ж на бранный дол я крови не пролил?
Почто, сжимая меч младенческой рукою,
Покрытый ранами, не пал я пред тобою...

     В последующих сочинениях Александр Сергеевич  также многократно обращается к героической теме Отечественной  войны   1812  года. Даже через 20 лет, в 1831 году, его стихотворение "Перед гробницею святой" посвящено великому полководцу, герою Отечественной войны М. И. Кутузову. В день годовщины Бородинского сражения 25 авгус-та 1831 г в на-чальных строках стихотворения Пушкина "Бородинская годовщи-на" поэт сравнивает русских воинов с колосьями хлеба, победно растущими на родной земле:

"Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: "Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела!..
...Кичась, они забыли ныне;
Забыли русский штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь -
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!"

В 4 номере "Современника" за 1836 год Пушкин персонифицирует единый собирательный образ русской армии в лице великого полководца Кутузова: "Один Кутузов мог предложить Бородинское сражение; один Кутузов мог отдать Москву неприятелю, один Кутузов мог оставаться в этом мудром деятельном бездействии, усыпляя Наполеона на пожарище Москвы и выжидая роковой минуты: ибо Кутузов один облечен был в народную доверенность, которую так чудно он оправдал". Образ отдельных колосьев становится у него единым образом хлеба - "злака" северных полей, живого тела народа- победителя.

В чем же упрекает Пушкин Европу? Почему его волнует звезда, за которой шли братья-христиане на войну с Россией? Не иначе как волнует его Вифлеемская звезда?
Вифлеемская звезда в христианстве символизирует рождение Мессии. Современные исследования, с которыми можно ознакомиться в научном сборнике "Антифоменко", свидетельствуют о том, что такое явление действительно, существовало, и что "Вифлеемская звезда" была кометой с параболической траекторией, и волхвы, действительно, ориентировались на нее, когда шли в Иерусалим. Место, откуда пришла комета, находилось в созвездии Льва - это была звезда Регул. Свет же уходящей кометы для наблюдателей остановился на небе в созвездии Рака, в маленьком созвездьице, которое называется "Ясли", что в переводе означает "кормушка". Потому и Спасителя волхвы стали искать в яслях, то есть, в кормушках для животных.
Так, рождение Мессии изначально было сопряжено с тем, что лежало в кормушках - зерном, хлебом. Замечание Пушкина о звезде, которая вела Европу, указывает на двойственное отношение поэта к зерну в кормушке. С одной стороны, зерно выступает в качестве жертвы, корма для животных, с другой - зерно, как растение определенного сорта, прорастая в почве, становится спасителем этого сорта. С нашествием Наполеона на Россию зерно, дающее множество зерен, оказывается в кормушке для животных. Но именно тогда и побеждает русская армия вместе с родившимся Христом: зерно прорастает, а враг остается в тяжелом и долгом "похмелье под злаком северных полей", то есть становится почвой для прорастающего зерна. Эта историческая религиозная двойственность между зерном-жертвой и зерном- спасителем находит отражение у Пушкина в упоминании звезды, за которой шла Европа завоевывать русский хлеб.
Отечественная война 1812 года оставила в душе поэта глубокий след. Много лет Александр Сергеевич бережет дружеские отношения   с семьей Раевских. Младший сын генерала Николая Николаевича Раевского, тоже Николай, уже в 11-летнем возрасте вместе с отцом  участвовал в одном из сражений,  позже Раевские навещали больного  Пушкина  в Екатеринославле в 1820 году во время его ссылки. Пушкин также посещает участника  войны   1812  года генерала  И. Я. Паскевича и получает от него в подарок турецкую саблю с надписью на клинке "Арзрум, 18 июля 1829 г.".
     По дороге в Арзрум  поэт  заезжает в г. Орел, чтобы встретиться с героем  войны   1812  года генералом А.П. Ермоловым. Они снова ведут разговор о боевых действиях русской армии.
Он более десяти лет  общается с дочерью М. И. Кутузова Елизаветой Михайловной и внучкой, встречается с поэтом и партизаном Денисом Давыдовым.
В произведении "Путешествие в Арзрум" Пушкин открыто говорит о своей любви к русскому черному хлебу. Образ русского черного хлеба ассоциируется у него с истиной, которую он жаждет и к которой стремится: "В армянской деревне, выстроенной в горах на берегу речки, вместо обеда съел я проклятый чурек, армянский хлеб, испеченный в виде лепешки пополам с золой, о которой так тужили турецкие пленники в Дарьяльском ущелье. Дорого бы я дал за кусок русского черного хлеба, который был им так противен!"
До XII века на Руси пекли белый хлеб, а обычай печь кислый хлеб, из ржаной муки, или как его еще назвали - "черный", пришел к нам позже от населения правобережной Украины. В первой половине I тысячелетия н.э. одной из основных областей с высоким уровнем земледелия была земля полян, с ее огромными открытыми селами и устойчивой хлебной торговлей с Римом. Поселение полян было и на месте Киева - их первого княжеского центра. Вслед за Украиной рожь вместе с хлебопечением распространилась на Урале, в Ярославле, Вологде, а затем и по всей Европе. В большинстве стран Европы главными производителями хлеба стали монастыри. В средние века практически при каждом монастыре уже имелись собственные мельницы и пекарни, а качество хлеба вплоть до XX века контролировалось, главным образом, по весу.
Пушкин знал, что хлеб обладает особым значением в христианстве. Бог как распорядитель достатка, преломляя два хлеба, накормил тысячи людей. На картинах, изображающих Тайную вечерю, на одном конце стола находились хлеб и травы. Согласно библейскому писанию, сам Бог перевоплотился в хлеб и вино. Хлебная тема прочно вошла в жизнь Пушкина еще в лицее. Во втором томе книги "Друзья Пушкина" на странице 538 читаем: "Сила лицейского братства в глазах великого поэта была огромна. В последние дни для Пушкина эту силу олицетворял Данзас". И именно к нему обращался поэт с просьбой помочь ему в делах чести. И, по-видимому, не случайно, в лицее Пушкин и будущий его секундант, "свой до мозга костей" Данзас, "не раз сиживали вместе в конце общего стола", где на известной картине находились "хлеб и травы".
Сочетание хлеба и трав мы находим в хлебе, который, как считается, возник в честь памяти о героях Бородинского сражения. Однако у поминального хлеба никогда не было своего собственного названия, имени. Да и хлеб с названием "Бородинский" появился только в 1933 году, когда Московский трест хлебопечения разработал рецептуру для выпечки данного сорта хлеба.
Присвоение хлебу собственного имени встречается лишь в народном творчестве. Так, скатанный из теста шар, запеченный в духовке, получает название Колобок. Остатки перемолотого в муку зерна старуха собирает в тело - тесто и выпекает румяный улыбающийся Колобок, символизирующий достаток в доме. Хлеб в данном случае получает собственное имя - Колобок.
Заварной ржаной хлеб, похожий на Бородинский, начали выпекать монахини женского Спасо-Бородинского монастыря значительно раньше 1933 года. Настоятельницей монастыря была Маргарита Михайловна Тучкова - урожденная Нарышкина. Муж Маргариты Нарышкиной - генерал-майор русской армии Александр Алексеевич Тучков - героически погиб в сражении под Бородином. Когда под натиском французов русские солдаты дрогнули, наступил переломный момент и генерал Тучков, схватив упавшее знамя, поднял его над головой и один пошёл на врага. Солдаты ринулись за ним в бой. По словам очевидца, бывшего в это время рядом с командиром, "ядра сыпались на поле боя, деревья падали как скошенные, воздух выл, и земля дрожала".
... В начале ноября 1812 года Маргарита приехала на место сечи. Она долго искала тело любимого вместе с монахом соседнего Можайского монастыря, но так и не нашла. Тогда Маргарита решила построить церковь на предполагаемом месте гибели мужа. Она продала все свои имения и в 1818 году заложила фундамент Церкви Спаса Нерукотворного. Через два года церковь была построена и освящена. Вскоре Маргарита пережила еще одно трагическое событие - умер их единственный сын. Тогда при поддержке царя Александра I она строит Спасо-Бородинский женский монастырь и становится его настоятельницей. В монастыре собираются вдовы погибших воинов и члены их семей, а также бедные крестьянские дети. В пекарне, построенной возле монастыря, сёстры начали выпекать поминальный хлеб, замешивая в него "дробь" и "картечь" - семена кориандра и тмина в память о погибших в героическом сражении под Бородином.
Считается, что рецепт ржаного заварного хлеба Нарышкина получила по наследству. Откуда же Нарышкины могли унаследовать нетипичную для России технологию приготовления хлеба? Общий предок Нарышкиных - караим Нарышко, в 1389 году был взят в плен Литовским князем Витовтом. В 1391 году после замужества единственной дочери Витовта Софьи, которую Витовт выдает за сына Дмитрия Донского - Василия Дмитриевича, он назначает Нарышко сопровождать свою дочь до Москвы. По прибытии в Москву Нарышко остается на постоянное поселение для охраны княгини. Потомки Нарышко приняли православие и стали подданными русского государства. В 1655 году Кирилл и Федор (Полуэктовичи) Нарышкины поступили на службу к питерскому полковнику Матвееву А.С. и с 1658 года служили стряпчими в рейтарском полку Матвеева. Таким образом, рецепт заварного ржаного хлеба, полученный по наследству Маргаритой, Нарышкины могли привезти из Прибалтики и, таким образом, хлеб должен был содержать элементы, характерные для прибалтийской выпечки: тмин и молочную сыворотку. Да так оно и было, монахини Спасо-Бородинского монастыря выпекали мягкий ржано-пшеничный заварной хлеб с тмином, который долго не черствел.
По летописи 1678 года Кириллу Полуэктовичу уже принадлежало село Денисово (ныне Знаменское Одинцовского района), что могло способствовать более раннему распространению прибалтийских традиций хлебопечения в Подмосковье.
Ничем не примечательный казанский воевода Кирилл Полуэктович Нарышкин добивается брака своей дочери Наталии с царем Алексеем Михайловичем. В день рождения царевича Петра I Нарышкин получает чин окольничего и остается "ведать Москву" в отъезды царя Алексея на богомолье по монастырям. Позже Знаменским владеет потомок литовского князя Гедимина Федор Николаевич Голицын.
Поминальный хлеб всегда считался особым видом хлеба, поэтому не имел какой-либо особой формы и, тем более, собственного названия, имени. В русских монастырях хлеб никогда не замешивали на сыворотке, в отличие от прибалтийского ржаного хлеба, а в поминальный хлеб на Руси никогда не клали кориандр. Вместе с тем, в широком смысле, хлеб всегда воплощал материализованную долю живых. Почему же монахини женского Спасо-Бородинского монастыря замешивают в поминальный хлеб семена кориандра?
В восьмидесятых годах XX века сестры монастыря обнаружили в архивах письменные свидетельства о хлебе и записали воспоминания местных жителей. По свидетельству нынешней игуменьи Спасо-Бородинского монастыря Серафимы, рецепт того самого монастырского хлеба им найти не удалось. Монастырь закрыли в 1929 году, а тремя годами ранее, в 1926 году, русский пекарь-технолог Георгий Соколовский впервые описал Бородинский как буханку, рецептура и вкус которой были прекрасно известны. Следовательно, в монастыре пекли хлеб с кориандром.
Кориандр как пряное растение употребляется преимущественно в Закавказье, главным образом, в Грузии, для приготовления национальных блюд - харчо, лобио. В Армении делают настойку и настой из плодов кориандра и применяют в качестве успокаивающего средства при сильных нервных расстройствах, переживаниях. Поэт и врач А. Амасиаци в поэме "О свойствах трав" отмечает, что семя кориандра вызывает "потемнение в глазах и забывчивость", а также "смертельное охлаждение натуры" и "смерть или боль уготовит", несмотря на свои "лечебные" свойства. Избыточное употребление кориандра, отмечает врач,  "вызывает помутнение разума, изменение голоса, как у пьяного, и несвязную речь". В древнем Египте семена кориандра играли большую роль в погребальных обрядах и жертвоприношениях. Эфирное масло кориандра служит основой для синтеза удивительного разнообразия запахов - ландыша, фиалки, розы, бергамота, лилии, лимона. Отходы кориандра в виде шрота, получаемого после отгонки эфирного масла из плодов и отделения жирного масла, являются кормом для животных: свиней, кроликов и домашней птицы. В Центральную и Западную Европу кориандр попал от римлян после римского завоевания Великобритании в I веке н.э. затем, в XV - XVIII веках был завезен в Америку, Австралию и Новую Зеландию. С XVIII века эта "пряность" появилась и в России. В 1784 году русский агроном А.Т. Болотов впервые упоминает кориандр как огородное растение, а в 1830 году граф П.И. Апраксин раздает семена кориандра и аниса, вывезенные им из Испании, крестьянам села Красного Воронежской губернии (ныне Белгородской области) для посева. В дальнейшей истории кориандра в России значится страница, когда в 1860 году управитель имений Апраксина ученый Н.Д. Хлебощин рекомендует пропалывать анис от кориандра как можно чаще. (Кстати, кто помнит, наиболее отсталыми, век спустя, были именно эти регионы России).
Апраксины породнились с потомками литовского князя Гедимина Голицыными, которым после Нарышкиных с начала 19 века принадлежало подмосковное село Знаменское. Голицыны контролировали практически все земли Можайского уезда, большая часть которых была пожалована им императрицей Анной.
Между родами Пушкиных и Нарышкиных существовала древняя родовая связь. Оба рода, а также род Романовых, происходили от сербских королей Неманичей и их русских потомков Радшичей. Один из Нарышкиных был женат на красавице баронессе Екатерине Александровне Строгановой (1769- 1844), тетке Натальи Гончаровой, ставшей впоследствии женой Александра Сергеевича. Наталья Николаевна, уже в пору своего замужества, вместе с А. С. Пушкиным навещала тетку в ее московском доме на Пречистенке. Дядя Натальи Гончаровой Нарышкин был посаженым отцом на свадьбе Пушкина со стороны невесты.
Пушкин знал об участии Нарышкиных в битве 1812 года при Бородино, и в сражениях 1813 года при деревне Кульме в Германии, не мог он также не знать о трагедии в семье Маргариты Михайловны.
В 1818 году Пушкин становится членом кружка "Зеленая лампа" - литературного филиала тайного общества "Союз благоденствия", членом которого также является и Дмитрий Львович Нарышкин. "Союз благоденствия", призванный масонами к "нечувствительному" насаждению нравственности в России, имел 30 учредителей из столицы и областных центров, 6 руководителей в  Думе, печать с изображением улья, окруженного пчелами. И трудно не заметить одну немаловажную деталь. Для пасечника, собирающегося откачивать мед из улья, главным орудием становится дым - он пускает дым, чтобы отвлечь пчел, забрать у них мед и заставить их снова приносить нектар. А мед пасечники качают, как правило, для продажи и обогащения. Таким образом, "тайна" "Союза благоденствия" заключалась в том, чтобы "пустить дым" в российское общество, успокоить "пчел" и заставить их производить мед, столько, сколько это понадобится пасечнику. Для этого нужно было только выбрать средство. И оно было выбрано. Нужно было заставить пчелу "забыть", что она уже принесла мед, чтобы она вновь полетела за нектаром. 

Относился ли Пушкин с уважением к Нарышкину? История не упоминает. Известно лишь, что, несмотря на заслуги, положение Нарышкиных в светском обществе оставалось двусмысленным.

Во-первых, не один год супруга Д.Л. Нарышкина Мария открыто сожительствовала с императором Александром I.  Мария Антоновна стала матерью детей императора - дочери Софьи (1808-1824) и сына Эммануила (1813- 1902).   Впоследствии это обстоятельство  нашло отражение в знаменитом анонимном пасквиле, полученном А. С. Пушкиным. Пасквиль представлял собой диплом на звание члена "светлейшего ордена рогоносцев", великим магистром которого именовался Дмитрий Львович Нарышкин.
Что для Пушкина означало появление пасквиля? Чью-либо попытку  решить материальную судьбу семьи поэта намеком на ухаживания царя Николая I  за  его женой или болезненный и сильный удар по его самолюбию, и он должен был осмеять царя прежде, чем тот решится покорить сердце Натальи?  Да, он терпел материальные трудности, но он практически не ревновал Наталью, лишь изредка мягко упрекая жену в том, что она пускается "в разные кокетства". Проводя годы в непрестанных заботах, трудах, разъездах, он не придавал значения мнению "светской черни", к которому относился не более чем как к пустой болтовне: "...хоть я в тебе и уверен, но не должно свету подавать повод к сплетням" - говорил он, обращаясь к Наталье.  Честь его была задета именно отношением царя к нему, к Пушкину. Мало того, что царская особа начала волочиться за его женой, так еще и окружение Николая I затеяло в его семье интриги - на бал пригласили одну Наталью в то самое время, когда у Пушкина умерла мать, внезапно "заневестилась" сестра Натальи... Нет, конечно же, ревность не могла быть поводом к  дуэли с Дантесом уже потому, что Пушкин  очень любил Наталью и практически ее не ревновал. Стремительная деградация светского общества, которая происходила у него на глазах, не могла оставить его равнодушным созерцателем. Для него было делом чести предпринять решительные шаги.
 
Кстати, исследователи жизни и творчества Пушкина по сей день бьются  над загадкой, которую не могут разгадать вот уже почти два века: кто же был автором этого пасквиля, и он ли стал  причиной дуэли и гибели поэта?
В 2001 году,  работая в издательстве "Либерея", я была свидетельницей выхода в свет первого номера журнала "Невтон", в котором чуть было не вышла статья писателя Петра Лебедева, называвшаяся "Тайный режиссер гибели Пушкина". Эту статью я видела в верстке, но в первом и в последующих номерах журнала "Невтон" по неизвестным причинам она так и не появилась. Сейчас эту статью можно прочитать в электронном виде. Автор "Тайного режиссера...>>  выдвигает гипотезу о том, что  пасквиль был написан самим Пушкиным! (Позже стало известно, что похожую гипотезу выдвинул Петраков.) Петр Лебедев  обращает внимание графологов на то обстоятельство, что "пушкинский почерк был, пожалуй, единственным среди всех возможных, которые не подвергались прямой  экспертизе на предмет сочинения пасквилей". "...Экспертиза установила, что все экземпляры диплома написаны одним человеком, причем почерк сознательно изменен", и если бы гипотеза  автора подтвердилась, то пасквиль квалифицировался бы как вызов поэта царю Николаю I, попытка  предотвратить повторение "нарышкинской" истории  и спасти честь семьи.
Благодаря дочери Пушкина Марии Александровне, фрейлины при дворе императрицы, знавшей все придворные романы и интриги, до нас дошла история о том, как оригинально  Александр I платил Нарышкину за любовь к себе его жены. Нарышкин приносил царю очень красивую книгу в переплете. Царь, развернув книгу, находил там чек в несколько сот тысяч, будто на издание повести, и подписывал этот чек. Но в последний раз "благоденствие" было омрачено резолюцией иного плана. Царь все-таки поставил точку  в отношениях с Нарышкиным "и... написал резолюцию: Издание этой повести прекращено".

Стоит ли говорить о последней дуэли Пушкина?

Последний француз побежденной армии Наполеона воплотился для него в лице Дантеса, а дуэльная пуля показалась бы ему мелкой дробинкой по сравнению со всем свинцом Бородинского сражения в его душе, если бы секунданты зарядили в пистолеты не по одному, а по четыре колпачка пороха.      
Пушкин долго не мог найти секунданта. Перед отъездом на дуэль он зашел в булочную и встретил там Данзаса. В пути ему казалось, что они едут не той дорогой, и он спрашивал товарища: "Уж не в крепость ли ты меня везешь?" А что делает Данзас? По  пути он выбрасывает из кареты пули - чтобы кто-нибудь заметил, что Пушкин едет на дуэль, и сообщил об этом в полицию. Он все еще надеется предотвратить дуэль, которая все-таки состоялась.

Поминальный хлеб, выпекаемый монахинями Спасо-Бородинского монастыря, действительно, перевоплотился, став Бородинским. Этот хлеб стал живым телом народа-победителя, частицей которого всегда осознавал себя Александр Сергеевич Пушкин. "Дробинка", которую хирурги так и не смогли извлечь из тела поэта, до сих пор напоминает нам об этом, а также год, когда Монахини Спасо-Бородинского монастыря начали выпекать хлеб с кориандром.

Лариса Студеникина
www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован