26 марта 2008
323

Велимир Мойст: Махнуть пилу на керосинку

У Бориса Мессерера, и вправду, весь мир – театр, но актеры в нем не люди. Вне сцены маэстро предпочитает разыгрывать пьесы для неодушевленных предметов, что и продемонстрировано на юбилейной выставке в Музее личных коллекций.
Знаменитого художника чествуют в связи с его 75-летием уже вторую неделю, но конца поздравительному марафону пока не видно. Нынешнюю персональную выставку в МЛК можно считать лишь прологом еще более масштабной экспозиции, которая вскоре откроется в Академии художеств. Там покажут сценографическую ипостась Мессерера – макеты декораций и эскизы костюмов ко многим постановкам Большого, Художественного и прочих наших театров.

 

Именно эта деятельность в свое время прославила Бориса Асафовича на официальном уровне, а известность иного рода он получил в качестве друга и покровителя непризнанных гениев вроде Венички Ерофеева, а также стал одним из инициаторов скандального альманаха "Метрополь".
Ничего сверхъестественного в таком сочетании ролей нет. Все-таки застой не зря называли вегетарианской эпохой: за некоторый налет оппозиционности уже не карали, если эта оппозиционность подавалась элегантно. Мессерер был признанным мастером этого жанра.

ХЗЩПонятно, что он никогда не работал "в стол", однако лавры художника-станковиста (который создает самостоятельные произведения искусства, а не оформляет чужие спектакли) не давали ему покоя долгие годы. Такого рода занятиям – для театрального художника почти побочным – и посвящена выставка на Волхонке. Почетное место здесь занимают цветные офорты – иногда настолько огромные, что их размер с самим понятием гравюры просто не вяжется. Эти работы стали следствием изощренной технической мысли, которую юбиляр проявил в оны годы, сконструировав специальный печатный станок.

 

Из-под чудо-пресса могли выходить отпечатки до трех метров длиной.
Озаботился Мессерер и качеством изобразительной поверхности: его офорты обладают приятной фактурой. Сразу ощущаешь ремесло высокой пробы. И еще вспоминаешь про уроки русского авангарда. В натюрмортах причудливо варьируются двуручные пилы, керосиновые лампы, архаические утюги и пузатые бутыли – будто какому-нибудь бедовому футуристу дали денег с условием: "Делай, как раньше, но только красиво". И футурист постарался.

 

Удивительный все-таки зигзаг истории.
В Париже, например, салонные изводы авангардных течений возникли еще в 20-е годы – тогда модно было декорировать апартаменты опусами прогрессивными, но не брутальными и не радикальными. У нас же, как водится, все происходит с запозданием на десятилетия. Надо было пережить советскую эпоху, чтобы дождаться настоящего салонного авангарда.

Похожим качеством обладает и мессереровская живопись. Чего стоят хотя бы полтора десятка геометрических абстракций, фризом развешенных по залу на высоте нескольких метров. Ловко устроенные композиции, толково подобранные колориты, фактура опять же профессиональная – и никаких признаков смятения или, напротив, творческого экстаза.

 

Да и к чему тут чрезмерные эмоции?
Рецептура же понятная, если однажды что-то не получилось – в другой раз получится обязательно. Представить Мессерера, уничтожающего в порыве ярости неудачный холст и выбегающего под дождь, чтобы разбудить приятеля на другом конце города и напиться с ним в хлам из-за пропавшего вдохновения... Нет уж, увольте. Борис Асафович всегда слыл человеком богемным, но у всего имеются рамки. Скажем, интересно придумать, как достичь нового поворота сюжета в опусе номер 10, чтобы он отличался от опуса номер 9. Там утюг был повернут в одну сторону, а здесь он встанет наоборот. И конфигурация из циркулярных пил должна теперь выглядеть агрессивнее, и общую тональность необходимо поменять – например, сделать гамму более холодной. А в этом месте явно не хватает еще одной керосиновой лампы.

 

Вопрос умения и изобретательности, к чему стулья ломать?
Словом, выставку живописи и графики Бориса Мессерера можно принять за эталон уравновешенности. Даже инсталляция из бутылок, свечей, промтоварных ящиков и папиросных окурков (произведение озаглавлено "Реквием по Венедикту Ерофееву") выглядит далекой от всякой антисанитарии. Театральные законы пристойности и уместности перекочевали в те сферы, где прежде ими мало кто руководствовался – и ничего, работают.

 

gazeta.ru 25.03.08

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован