13 марта 2008
115

Вера под контролем

ВераВ России церковь отделена от государства, а свобода вероисповедания декларирована Конституцией. Однако на деле многочисленные верующие, особенно представители так называемых нетрадиционных конфессий, становятся заложниками интересов чиновников разных уровней и церковной бюрократии.

На высшем уровне

Журнал "Тайм" в минувшем году в интервью с Владимиром Путиным семь раз возвращался к вопросу о его личной вере и воззрениях на место религии в его стране.

Хотя президент и не ответил "Тайму" о своей вере, но по-прежнему обнаруживает стойкую приверженность православному благочестию.

Так, в феврале 2007 года Путин съездил в Иорданию и окунулся в Святые воды Иордана на месте крещения Христа. На родине он впервые почтил память жертв сталинского террора, побывав в октябре на патриаршем молебне на Бутовском полигоне.

17 мая в Храме Христа Спасителя был подписан Акт о воссоединении Русской православной и зарубежной Церквей. На церемонии присутствовал президент Путин, при весьма деятельном участии которого в переговорах три года назад дело сдвинулось с мертвой точки, и громадная делегация потомков русских эмигрантов со всего света.

Президент также демонстрирует государственный подход к другим религиозным конфессиям. Он, например, посетил Бенедикта XVI, подарив ему католическую энциклопедию на русском языке. Редкая некатолическая страна может похвастаться подобным изданием.

Путин первым из правителей России побывал в Саудовской Аравии в гостях у короля ваххабитов (ваххабизм в России под запретом как экстремистское течение, а книга главного саудовского идеолога открывает список запрещенной в нашей стране литературы).

К вящему неудовольствию Запада в октябре он побывал в Иране на каспийском саммите, провел закрытую встречу с президентом Ахмадинежадом. Путин поехал в Иран, несмотря на утечку в СМИ о готовящемся там на него покушении. Более того, впервые в истории РФ президент страны встретился с высшим духовным и политическим лидером Ирана — имамом Хоменеи. В Тегеране было подписано весьма смелое соглашение о непредоставлении странами Каспийского бассейна плацдарма для нападения на кого-либо из участников договора.

Выдвижение кандидатом в президенты Дмитрия Медведева было позитивно встречено главами всех конфессий. Долгое время именно он курировал совет при президенте по делам религиозных организаций, лично знаком со всеми его членами и внятно декларировал свою приверженность религиозной свободе во всей ее полноте, включающей право на теологическое образование. Парадоксально, но именно после такого высказывания Медведева на слете организации "Наши" была развернута антирелигиозная кампания в СМИ.

Знакомый сценарий

Летом минувшего года в прессе начался беспрецедентный с советского времени антирелигиозный скандал, инициированный письмом академиков Путину с требованием "обуздать попов". До сих пор не назван автор текста письма, который академикам просто предложили подписать, а "Новой газете" — напечатать в своей научной вкладке.

Ряд аналитиков уверены, что это пиар-ход "партии силовиков". Как бы там ни было, письмо академиков и последовавший скандал – сложный политтехнологический проект, открывший шлюз для нового витка гонений на верующих. После того как открытые письма к Путину посыпались осенью, как из рога изобилия, высказывалось предположение, что все они исходят из соперничающих кабинетов администрации президента.

Первоначально все верующие выступили консолидировано в защиту веры и против советского атеистического пафоса письма, однако их единство было разбито.

Католики поддерживали православных, в том числе и в необходимости школьного курса религии. Протестанты заявили о недопустимости призывать власть на травлю верующих в худших советских традициях. Но ряд мусульманских мулл выступили в поддержку академиков-атеистов и потребовали запрета преподавания православия и вообще религии в школе. Иудеи раскололись по этому вопросу, но стремились не высказываться. Буддисты промолчали. Промолчал президент и вся администрация.

Однако на епархиальном собрании духовенства Москвы в декабре патриарх Алексий II, отвечая на вопросы журналистов, заверил их, что с 2009 года религии в школах будут преподаваться так, как это происходит во всем мире – по выбору и по государственным стандартам.

Отдельно, но вместе

Минувший год показал, что государство намерено весьма жестко контролировать жизнь общин и верующих. Так, все религиозные организации обязаны с 2007 года сдавать полный бухгалтерский отчет, сообщать, сколько людей к ним приходит, какие именно проповеди прочтены, какие темы обсуждаются прихожанами, какая богословская и теологическая база у общины и какие планы на будущий год. При малейших недочетах на общины обрушиваются все виды проверок, и им грозит ликвидация. Как оказалось, религиозная свобода – понятие, не известное чиновникам.

Особое место занимают заявления представителей силовых структур о религиозных объединениях. По итогам прошлого года можно с уверенностью сказать, что силовики окончательно застолбили религиозную поляну за собой. Отныне именно они стали отмерять религиозную свободу общинам и судить о том, какие праздники верующим отмечать, какие книги читать, как и где молиться.

Так, московская прокуратура еще в начале года без видимой причины оповестила верующих, что по всей стране без предупреждений возможны незапланированные проверки всех конфессий, молитвенных собраний и религиозных мероприятий. Это прямое посягательство на Конституцию и право на свободу совести и отделение религии от государства не заметил ни один судебный орган.

Глава ФСБ Патрушев в июне, будучи в Дагестане, переполошил верующих сообщением, что все конфессии, включая буддистов и христиан, с точки зрения силовых структур, демонстрируют склонность к нарастанию экстремизма. Возмутилось только Духовное управление мусульман Дагестана. В декабре глава ФСБ сделал еще одно заявление: что его ведомство предотвратило попытки построить халифат на Кавказе. Прежде о строительстве халифата не сообщалось, претендентов на звание халифов тоже обществу не предъявляли.

Питерский след

Силовики все шире начали использовать верующих для решения политических и иных узко ведомственных задач.

В мае были схвачены и вскоре начали давать признательные показания питерские "русские мусульмане": 29-летний инженер Тимур Саидгариев, 20-летний компьютерщик Равиль Муратов и 17-летний учащийся ПТУ Федор Баранов, будто бы готовившие зимой покушение на Валентину Матвиенко. К ноябрю дело начало разваливаться, следствие не смогло доказать факт терроризма. Оказалось, что все "материалы" собраны благодаря тому, что всех троих прослушивали на специальной съемной квартире ФСБ. Запись полна пространных рассуждений об исламе. А в уголовном деле следствие поместило расшифровки с высказываниями о взрывах, отсутствующие в фонограммах.

Тем не менее, вопрос о правах мусульман никого не заинтересовал. Процесс продолжается. А единственная мечеть в Петербурге, о которой с такой теплотой не раз говорил президент Путин, большую часть времени закрыта.

Еще хуже положение в Московской области, где проживает около миллиона мусульман и нет ни одной мечети. Губернатор Громов и его администрация всеми силами препятствуют строительству мечетей в Московской области, все собрания на молитву местных жителей и гастарбайтеров пресекаются.

От Москвы до окраин

В провинции мусульмане и протестанты фактически стали категорией граждан вне закона. Закрыты дела по избиению лопатами в 2005 году имама молитвенного дома в Сергиевом посаде и по взрыву мечети в Яхроме.

Три раза неизвестные громили Соборную мечеть в Ярославле, дважды – молельное помещение в Балашихе, а также — мечеть в Фурманове (Ивановская область). Дела прекращены. Преступники не найдены.

В Костроме неизвестные избили беременную жену имама. Дело не ведется.

В Перми мечеть не раз подвергалась нападениям. В День десантника гуляющие на широкую ногу бывшие военнослужащие ворвались в лавку при мечети и угрожали продавцам.

Не волнует власть и право на исповедание 2 миллионов мусульман в самой Москве. Соборная мечеть Москвы (одна из шести действующих в столице) превращена в стройплощадку. Новое здание не возводится, старое стало практически недоступным для молящихся. Для сравнения: в Нью-Йорке, где мусульман в четыре раза меньше, имеется полторы сотни мечетей.

Дорога есть, а Храма нет

Вообще получить землю для храма любой конфессии – что в Москве, что в глубокой провинции, – нерешаемая задача для верующих.

Проблема молитвенных помещений – исключительно российская, не имеющая логического объяснения. Власти страны, занимающей седьмую часть суши, десятилетиями не могут найти места для строительства храмов. Есть несколько сотен городов, где нет никаких молитвенных зданий – и никому ничего не позволяют строить.

В Астрахани второй год не отменено решение всех судебных инстанций о сломе новостроящейся мечети на въезде в город. Дело в Европейском суде.

Теперь планируют снести Дом молитвы пятидесятников в центральном парке. К 450-летию города на его месте возведут музыкальный театр. Для пятидесятников земли там больше нет.

Закрытая по суду челябинская община свидетелей Иеговы выиграла в январе 2007 года иск в Страсбурге – Россия обязана выплатить ей 90 тысяч евро.

В городе Балашове Саратовской области закрыта баптистская община, которой исполнилось 117 лет. Ее исключили из Единого регистрационного реестра как "нетрадиционную", хотя именно в ее старинном здании много лет располагается православная община.

Все судебные инстанции подтвердили решение чувашской Фемиды о ликвидации Библейского центра христиан веры евангельской за обучение религии в рамках воскресной школы и Библейского колледжа.

В Хакассии судебные приставы разрушили пять православных лесных приютов, где каждое лето отдыхали сироты из Кузбасса. Разрушили по причине неправильно оформленных документов.

Православным общинам препятствуют не только в строительстве приходского дома, жилья для священника, но мешают любой активности – от создания воскресных школ до богаделен и сиротских приютов. С трудом удалось отстоять сиротский приют в Сергиевом посаде (Подмосковье).

Запретное чтение

В России достигнуто парадоксальное равновесие: отныне здесь запрещены труды, которые прокуроры и судьи сочли как антитурецкими, так и протурецкими.

К запрещенному в России труду XVIII века "Книга единобожия", классике антиосманской мысли, прибыло пополнение – книги турецкого курда-богослова Саида Нурси. В них увидели пропаганду пантюркизма, о котором в его трудах вообще речи не идет. 21 мая Коптевский суд Москвы запретил 14 его книг-комментариев Корана как экстремистские.

Умерший полвека назад Нурси всю жизнь призывал к единству верующих, противостоял именно национализму и государственному атеизму.

Тем не менее, в декабре вновь возобновлено уголовное следствие против читателей комментариев Корана Нурси – они проходят как всероссийская "секта Нурджулар". В Набережных Челнах 9 декабря прошли обыски в 10 семьях, людей допрашивали без адвокатов. Прошли обыски в школах Казани, в Дагестане. Цель следствия – раскрыть широкий пантюркистский и исламистский заговор, управляемый будто бы из США. Отныне любой мусульманин в России может быть обвинен в тяжком преступлении – достаточно найти у него эту книгу.

Светский суд государства, религия от которого отделена, отныне рассматривает старинные книжные мнения как "уголовные преступления".

Именно из-за мнения о праздниках в Уфе судят имама Саида Байбурина. А недавно ФСБ Самары вынесло суждение, что книга "Праздник Навруз и исламская доктрина" может разжигать рознь.

При обысках и арестах мусульман Коран является уликой. Коран конфискуют. Так было при арестах мусульман в Нальчике вплоть до 2005 года. В Дагестане вообще запрещены к продаже переводы Корана на русский язык. Суд в Санкт-Петербурге попытался признать экстремистской литературой учебники арабского языка, а в Адыгее – книгу ректора каирского университета Аль-Азхар Али ат-Тантави "Общее представление об исламе". (Тантави – активный борец против экстремизма).

В региональные списки запрещенной литературы попали даже учебники персидского и арабского языков.

Намоленные катакомбы

Готовность государства вторгаться во внутреннюю жизнь общин и людей наглядно демонстрирует дело пензенских сидельцев. Оно показывает и то, что ни одна конфессия не находится в привилегированном положении.

В начале ноября в 170 км от Пензы 29 православных людей удалились в знаменитые намоленные веками пещеры возле деревни Николаевка.

В этих пещерах в XVIII веке скрывались староверы. После революции десятилетиями укрывались здесь от всевидящего ока ГПУ православные люди, ушедшие в катакомбы. Во второй половине сороковых здесь собирались люто преследуемые хрущевской "оттепелью" пятидесятники. И вот снова ушли под землю православные.

Прокуратура завела дело против этих людей. Их предводителя Петра посадили в "психушку", как в советские времена. Шестерых людей, которые укрылись в его доме, насильно выдворили из страны – в Белоруссию, откуда они родом. Журналисты без разрешения заходили в частное владение, а затем распространяли об этих сидельцах досужие домыслы и клевету.

Сами верующие, по признанию силовиков, не совершили никакого преступления, однако их, как террористов, оградили от мира кольцом милицейского оцепления. Наладили прослушивание их разговоров, разглашают прессе содержание этих бесед. Вызвали психиатров. Не исключают штурма с применением газов.

В прессе даже отрабатывается версия, что ими руководит некий зарубежный центр, заинтересованный в дестабилизации положения в России.

Сюжет развивается, как в Норд-Осте и Беслане. Только вина этих людей заключается в их жизни по вере. Найдены и те, кому они якобы угрожают – своим собственным детям, хотя не известно точно, есть ли вообще дети в пещерах.

Местный епископ сразу заявил, что это православные люди, никакие не сектанты, и попросил оставить их в покое. Он сказал, что люди, может, и темные, но вера в конец света, Судный день и покаяние – часть христианского вероучения. Он напомнил, что все христианство вышло из катакомб, что испокон века верующие не принимали "числа зверя", бежали от власти, ее соблазнов, ее денег. Епископ указал, что пока в России отказ от телевизора, радио, прогулок и ИНН – не преступление. А право пользоваться паспортами старого образца закреплено законом и постановлением Верховного суда, и таких граждан в России более 15 миллионов.

Патриарх также ни разу не осудил пензенских православных. Более того, он вообще не затрагивал тему сект на декабрьском епархиальном собрании. Отвечая на вопросы прессы, Алексий II подчеркнул, что ожидание конца света было свойственно христианам с первых веков, хотя Евангелие и увещевает, что "никто не может знать часа".

Несмотря на четкую позицию Церкви, нашлись сектоборцы, ратующие за расширение борьбы за чистоту веры с помощью государства. Более того, даже независимые светские либеральные СМИ призвали государство к силовым методам. Между тем, в УК РФ нет статьи, осуждающей сектантов. Нет там запрета на воспитание в своей вере собственных детей.

Ни одна правозащитная организация не выступила в защиту прав этих людей.

Без права на защиту

Парадоксально, но факт: в России нет правозащитных организаций, которые занимались бы нарушением прав верующих. Центр правозащиты при Всемирном русском народном соборе, о котором с такой помпезностью было заявлено два года назад, не работает. Общественная палата также никакой работы в этом направлении не ведет. Единственное ее достижение — инициирование списка запрещенных книг, благодаря которому преследования верующих приобретают уже масштабный характер. А российские правозащитники отслеживают лишь судьбы тех, кого обвиняют в принадлежности к запрещенной в стране партии "Хизб-ут-Тахрир".

В России также нет ни одного политика, который взял бы на себя миссию охранять права верующих или хотя бы говорить о вопиющих нарушениях.

Более того: у государства нет понимания, что в сегодняшнем мире верующие – самая беззащитная категория. О них вспоминают только в связи с политической насущностью.

Подводя итог, приходится констатировать, что люди веры в России избегают судов, гнушаются отстаивать свои права в тяжбах. Церковь не возбудила ни одного дела в свою защиту и в защиту своих чад. Прочие конфессии следуют тем же путем. СМИ и госструктуры уверились в своей безнаказанности. Чиновники поняли, что вера – зона колоссальной свободы, и хотят контролировать ее в полной мере. И все забывают о том, что ни в одной стране мира подобная практика не заканчивались успехом, в том числе для государства.

Надежда Кеворкова, "Газета"

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован