15 октября 2006
2188

Виктор Аксючиц отвечает на вопросы священника Русской Православной Церкви отца СЕРГИЯ Малютина-Троицкого

Виктор АКСЮЧИЦ, Советник Заместителя Председателя Правительства РФ Бориса Немцова, составитель сборника избранных документов, связанных с перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи, отвечает на вопросы священника Русской Православной Церкви отца СЕРГИЯ Малютина-Троицкого

о.Сергий: Виктор Владимирович, Вы председатель Российского Христианского Демократического Движения, автор книг по философии, историософии и богословию, автор многочисленных аналитических публикаций, а теперь и советник Заместителя Председателя Правительства России. Вы теснейшим образом причастны к работе Комиссии, которая занималась идентификацией останков царской семьи. Для православного христианина Государь НИКОЛАЙ II - Помазанник Божий, Он был и остается символом высшей власти, образцом нравственной жизни, яркой фигурой российской истории.

Сегодня по прошествии духовного пленения, мы, православные пастыри, обязаны ответить на многочисленные вопросы прихожан, которые, не скрою, по сей день смущены и находятся в сомнениях относительно подлинности останков, состава и хода работы Комиссии, ее результатов и отношения к этим результатам Православной Церкви. В первую очередь, хочу спросить: на взгляд православного христианина, какое значение для России конца XX века имеет акт погребения останков Царя-мученика?

Виктор Аксючиц: Захоронение останков убиенного российского Императора Николая II, его семьи и близких - это наш гражданский, нравственный и религиозный долг. Это повод для всех граждан страны вспомнить свою историю. Это акт национального примирения, искупления; в духовном смысле - это подведение итогов страшного периода российской смуты. Только, когда царские останки будут захоронены, можно будет говорить о завершении трагического периода смутного времени и о начале новой эпохи России.

Живущие имеют долг по отношению к умершим, к сожалению, об этом забывают некоторые христиане. Пока тело умершего не захоронено, не упокоится его душа. Не спокойна и совесть живущих. Иными словами, духовная смута в России не прекратится до тех пор, пока не будут захоронены останки русского Царя и его семьи. Ибо в духовных сферах продолжается невидимая брань, в которой духи зла сильны тем, что живущие не выполняют свой долг по отношению к умершим.

о. Сергий: Считаете ли Вы, что современное российское общество созрело для восприятия таких сложных понятий как национальное примирение, искупление и покаяние, готовы ли мы нравственно к такому важному событию? Чувство ответственности, а может быть, нерешительность все больше призывает не торопиться в таких серьёзных вопросах?

Виктор Аксючиц: Найденные останки могут оставаться без погребения только для идентификации, до установления того факта, чьи это останки. После этого не хоронить их нет никаких оснований: ни правовых, ни гражданских, ни нравственных. Ожидать, что в обществе улягутся страсти и установится единомыслие по поводу важнейшей проблемы для всей страны - полная утопия. По природе нашего мира такого никогда не было, и быть не может. Если останки будут незахороненными еще пять лет, поверьте, все эти пять лет споры будут продолжаться. Это повод для амбициозных политиков использовать историю с Императорскими останками в политической борьбе. К примеру, Комиссию возглавляет Борис Немцов, а значит, его политические оппоненты попытаются сделать ситуацию невыгодной для Немцова. Обладая средствами массовой информации, противоборствующая сторона готова предоставлять эфир для искажения фактов, распространения мифов и просто фантазий. До тех пор, пока останки не будут захоронены, журналисты и публицисты будут постоянно изыскивать "жареные" факты, что будет и дальше порождать бесконечные споры. За предложениями отложить погребение кроется повод для утверждения амбиций ряда ученых, которые могут публично заявлять о своей особой точке зрения, сразу же тиражируемой средствами массовой информации. Другие учёные используют эту тему для того, чтобы получить деньги у государства на проведение очередных экспериментов, на написание диссертаций, опять же, для самоутверждения. То есть, пока Царские останки не похоронены, эта тема остается "хлебом" для одних и инструментом реализации своих политических и карьерных устремлений для других.

о. Сергий: Существует мнение, что созданная Комиссия была далеко не независимой, а наоборот, ангажированной некими "тайными силами", подвергалась различным давлениям, работала под грифом строгой секретности, не учитывая альтернативные мнения при рассмотрении спорных вопросов?

Виктор Аксючиц: Изначально было принято решение не обнародовать результаты работы Комиссии до её завершения. Официально материалы не публиковались, но члены Комиссии отдельно высказывали свою точку зрения в прессе. Между тем, на каждом этапе результаты исследований находили отражение в научных и популярных изданиях, ученые неоднократно докладывали о результатах своей работы на многочисленных международных конференциях. Но, тем не менее, ход работы Комиссии, к сожалению, был освящен недостаточно, и интерес широкой публики удовлетворялся, как правило, непрофессиональными, некомпетентными, а порой, враждебно настроенными оппонентами.

о. Сергий: В рассуждениях оппонентов часто приводится аргумент, что, дескать, незаконная власть пытается на этой святой теме легитимировать себя, что власть через захоронение Императорских останков хочет как бы "примазаться" к российской истории, совершить некий акт самоутверждения.

Виктор Аксючиц: Нас обвиняют, что мимикрировавшая партноменклатура хочет легитимировать себя и свою власть. Но давайте посмотрим, кто и к чему хочет "примазаться". Ни Немцов, руководитель Комиссии, ни я никогда номенклатурщиками не были. Если мы посмотрим на состав Комиссии, то и там номенклатурщиков нет. Правительственная Комиссия по существу являлась общественной, потому что в ней работали наряду с сотрудниками государственных ведомств многие известные представители общественности: художник Глазунов, писатель Радзинский, знаменитые ученые, члены Дворянского Собрания; кроме того, при Комиссии работали группы экспертов. Всего над этой проблемой трудились около ста ученых. Никого из них нельзя упрекнуть в том, что это номенклатурщики, пытающиеся как-то легитимировать себя. Я вижу другое - что такие люди, как Немцов, следователи, ученые в данном случае движимы совестливым отношением к своему гражданскому долгу. Если останки были найдены, то государство обязано создать условия для того, чтобы они были идентифицированы. За пять лет работы Комиссии проведено огромное количество исследований, и все они доказывают, что останки, найденные под Екатеринбургом, действительно принадлежат Царской семье. Теперь, когда идентификация произведена, государство обязано похоронить эти останки, и нет ни правовых, ни нравственных оснований этого не делать.

о. Сергий: Смогла ли Комиссия ответить на десять вопросов, поставленных Синодом Русской Православной Церкви?

Виктор Аксючиц: Известно, что в 1995 году, когда фактически все работы по идентификации были завершены, Синод Русской Православной Церкви поставил перед Комиссией последние десять вопросов. Значение постановки этих вопросов в том, что создавалось дополнительное информационное пространство для более широкого освещения результатов многолетней работы Комиссии, что помогало развеять многочисленные домыслы вокруг этой темы.

Все вопросы можно разделить на три группы. Во-первых, предлагалось провести стоматологическую экспертизу, а также дополнительно исследовать вопрос о шраме на голове Императора Николая II от удара сабли. Эти исследования были проведены, и еще раз подтвердили уже доказанное. Другая группа вопросов предлагала провести дополнительные антропологические исследования и создать подробное описание хода работы ученых, дабы оставить научный материал для исследований в будущем. Это тоже было сделано. И третья группа вопросов касалась развенчания разного рода мифов, распространившихся в обществе; например миф о том, что голова Николая II была отчленена и хранилась в кремлевском кабинете Ленина; или мнение о том, что останки Царской семьи были сожжены; а также, о ритуальном характере убийства. Комиссия дала исчерпывающие ответы на все десять вопросов, о чем было официально доложено Священному Синоду и лично Его Святейшеству Алексию II.

о. Сергий: Не могли бы Вы кратко сформулировать суть метода генетической идентификации?

Виктор Аксючиц: Была проведена беспрецедентная в XX веке экспертиза, доказывающая, что останки, найденные под Екатеринбургом, действительно принадлежат Императору Николаю II, членам его семьи и слугам. Все перекрестные и независимые друг от друга исследования, использовавшие самые различные методики, это подтверждают. Несколько генетических экспертиз доказали, что пять из девяти найденных останков принадлежат одной семье - это отец, мать, и три дочери. То же самое еще раз подтверждает независимая экспертиза профессора Рогаева. Итак, генетическая экспертиза на молекулярном уровне доказала, что члены этой семьи из пяти человек являются родственниками потомков династии Романовых. Невозможно предположить, что в лесах под Екатеринбургом могут быть захоронены какие-либо еще родственники английского принца Филиппа и князя Куликовского-Романова.

о. Сергий: Какие типы исследований использовались Комиссией, все ли материалы по этому делу тщательно изучались? Например, упрекая Комиссию в некомпетентности, оппоненты, в качестве одного из аргументов, используют выводы следователя Соколова. Были ли изучены Комиссией работы Соколова, и принимались ли во внимание его выводы?

Виктор Аксючиц: В ходе работы Комиссии, кроме антропологических исследований, были проведены: судебно-медицинская, медико-криминалистическая, генетическая, стоматологическая, травматологическая и токсикологическая экспертизы с применением всех современных средств; а так же были проведены исторические исследования, изучены все архивные материалы, хоть сколько-нибудь относящиеся к делу. Сомневающиеся предъявляют претензии к следователю Соловьеву, что в своих выводах он не учитывает материалы следствия Соколова. Это ошибка. Следователь Соловьев не только тщательно изучил все известные материалы Соколова, но, помимо этого, усилиями Соловьева были найдены новые, малоизвестные материалы следствия Соколова, привезенные из-за рубежа. Вышло в свет солидное издание материалов следствия Соколова, около трети этих материалов были представлены именно Соловьевым. Соколов исследовал место происшествия. Но этого недостаточно для окончательных выводов. Давайте представим, мы сейчас с вами на пресс-конференции. Затем мы уходим, и в кабинет приходят криминалисты, пытаясь по оставшимся здесь предметам реконструировать, что здесь произошло. Они, конечно, многое угадают, есть обрывки бумаг, микрофоны, карандаши и пр. Но сущности того, о чем здесь говорили, и кто говорил, они не узнают до тех пор, пока не появится участник события, который может об этом свидетельствовать. Так вот, кроме материалов Соколова, который исследовал место происшествия, были дополнительно исследованы показания всех свидетелей, что не имел возможности сделать Соколов. Современному следствию доступны новейшие материалы, на основании исследования которых были сделаны более точные выводы, чем предварительные выводы Соколова.

о. Сергий: Некоторые оппоненты считают, что все же, прямо или косвенно, результаты исследований Комиссии могли быть фальсифицированы. Например, есть ли гарантии, что ученые исследовали именно останки из Екатеринбургского могильника, а не фрагменты останков других Романовых, взятых из известных захоронений?

Виктор Аксючиц: Поскольку это дело рассматривалось как уголовное дело Генеральной Прокуратуры, то все следственные действия проходили в соответствии с Уголовно-процессуальным Кодексом, и все засвидетельствовано и запротоколировано соответствующим образом. Генетические исследования проводились в лабораториях Великобритании и США, где настолько серьезно относятся к делу, что никакие незасвидетельствованные "подложные останки" исследовать, конечно же, не стали бы.

о. Сергий: Как руководство Русской Зарубежной Церкви относится к результатам Комиссии? Известно, что в Брюссельском Соборе будто бы хранятся фрагменты царских останков. Если это так, были ли предприняты попытки сравнить эти фрагменты с исследуемыми останками из Екатеринбурга?

Виктор Аксючиц: Позиция Зарубежной Церкви заключается в том, чтобы не обсуждать никакие решения, которые принимаются в России. Они по-прежнему считают нынешнюю власть нелегитимной, соответственно, все ее решения незаконными. Следователь Генеральной Прокуратуры Соловьев обращался к главе Русской Зарубежной Церкви Митрополиту Виталию с предложением предоставить материалы для исследования останков Николая II и его семьи, якобы находящихся в соборе г. Брюсселя. Ответ был примерно следующим: вы были и остаетесь коммунистами, мы с вами дел не имели и иметь не будем. Это совершенно не конструктивная позиция. Но надо сказать, что не все в руководстве Русской Зарубежной Церкви разделяют эту точку зрения. Очевидно, должно пройти время, чтобы здравомыслие и ответственность одержали верх.

о. Сергий: Одним из самых болезненных для православного сознания остаётся вопрос о ритуальном характере убийства русского Царя, был ли исследован этот аспект?

Виктор Аксючиц: Комиссией очень подробно исследовался вопрос, носило ли убийство семьи Императора ритуальный характер. Однако никаких фактов, что это убийство было ритуальным, найдено не было. Если говорить о тех знаках, которые были найдены на стене комнаты в доме Ипатьева, где совершено убийство, то аналогов таких знаков в других традициях, к которым можно было бы отнести предположение о ритуальности данного убийства не обнаружено. Некоторые религиозные публицисты утверждают, что убийство Помазанника Божия, является ритуальным в мистическом смысле. Но если это и так, то в данном случае следствие носило уголовно-процессуальный характер и рассматривало только фактический, а не мистический аспект проблемы.

о. Сергий: Современное российское общество разобщено и расцерковлено, и его позиция почти полностью зависит от слухов и сплетен, широко тиражируемых средствами массовой информации, но какова, по-вашему, позиция в этом вопросе более просвещенной православной общественности?

Виктор Аксючиц: Очень важно, что в духовном измерении перед актом колоссальной духовной значимости - актом захоронения останков российского Императора и его семьи обнажились и обострились все основные проблемы России XX века. К сожалению, в православной общественности многие ведут себя неправославно, для них это тоже возможность самоутверждения. Если раньше широкая общественность России, о некоторых православных общественных деятелях и не догадывалась, то сейчас у них берут интервью, они делают заявления, распространяют декларации, пишут официальные письма. Сама по себе тема идентификации останков и их захоронения для них вынесена за скобки. Эта роковая ситуация будет преодолена только после захоронения.

о. Сергий: На страницах различных церковных и околоцерковных источников прямо или косвенно задаётся вопрос, пристало ли вообще Правительству заниматься столь специфическим делом как погребение Православного Государя. Не этим ли объясняется предельная осторожность позиции Церкви в этом вопросе?

Виктор Аксючиц: Осторожность позиции Московской Патриархии в отношении захоронения останков Царской семьи объясняется стремлением учесть все внутрицерковные проблемы. Действительно, существует угроза раскола - перехода некоторых приходов под юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, категорическое мнение которой популярно в некоторых церковных кругах. Все громче звучит деструктивная позиция радикально настроенной православной общественности. Кроме того, существуют разногласия по поводу канонизации Николая II, что влияет на официальную позицию Синода. Но, понимая всю сложность этого, необходимо искать компромисс, исходя из того, что оснований откладывать захоронение Царской семьи у Правительства нет. Соответственно, решение Правительства о захоронении идентифицированных останков не предполагает ни подтверждения, ни, тем более, опровержения со стороны Церкви. Форму же и степень участия в церемонии захоронения Патриархия определяет самостоятельно, ибо это внутрицерковное дело. У Русской Православной Церкви нет канонических оснований не принимать участие в захоронении людей, которые были православными. Поэтому Церковь, несомненно, будет принимать участие в захоронении.

Духовное значение православного чина погребения не зависит от того, кто будет этот обряд исполнять - иерей или Архииерей. И если погребение совершат клирики Санкт-Петербургской Епархии, то это не в коей мере не снижает канонической ценности церемонии. Само участие в церемонии священнослужителей свидетельствует об Архииерейском благословении на это и, соответственно, благословении Алексия II как Первоиерарха Русской Православной Церкви. А посему, все, кто сокрушается о неучастии в обряде первых лиц, скорее обеспокоен не религиозным смыслом события, а значением церемонии с точки зрения ее помпезности. Те же, кто на этом основании отказывается от участия в захоронении, показывают свои подлинные приоритеты. В свете вечных ценностей и исторической перспективы сам факт захоронения убиенного Императора намного значимее формы церемонии. Лучше, чтобы захоронение произошло менее помпезно и более благоговейно, благочестиво.

о. Сергий: Как Вы воспринимаете предложение о захоронении останков в "символической могиле-памятнике"?

Виктор Аксючиц: Это предложение Синода было представлено правительственной Комиссии в январе нынешнего года перед последним заседанием. Синод отметил, что заключение государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков, как принадлежащих семье императора Николая II вызвало серьезные сомнения даже противостояния в Церкви и в обществе. И поэтому Синод рекомендовал незамедлительно захоронить их в символической могиле-памятнике. Но захоронением занимается государство, а факт идентификации у Правительства не вызывает сомнения. И потом, как вы себе представляете захоронение останков реальных людей, имена которых известны (даже если этот факт у кого-то вызывает сомнения) в символическую могилу. Для этого у Правительства нет никаких оснований. Если бы со стороны Патриархии было официальное мотивированное предложение отложить церемонию захоронения, тогда у Правительства были бы основания рассматривать и решать этот вопрос. Но звучали лишь частные мнения, которые высказывались представителями общественности. Но эти частные мнения не дают никаких оснований для того, чтобы пересматривать решение Правительства.

о. Сергий: Есть ли документы или устные свидетельства, где бы Его Святейшество Алексий II однозначно высказывал бы сомнения о результатах идентификации?

Виктор Аксючиц: Патриарх Алексий II и члены Священного Синода нигде официально не выражали сомнений в подлинности останков. Но они обеспокоены, как это пишется в решении Синода, серьезными сомнениями и даже противостояниями в обществе по поводу этого. Синод, как уже говорилось, печется о душах склонных к сомнениям, опасясь перехода некоторой части православной паствы в Зарубежную Церковь. Это реальная ситуация, которая вызывает реальное беспокойство руководства Московской Патриархии, но, повторяю, эти проблемы очень важные сами по себе, находятся за пределами проблемы, которой занималась Комиссия и Правительство, то есть проблемы идентификации и захоронения останков Царской семьи.

о. Сергий: Не кажется ли Вам, что в духовном смысле следует объединить вопрос о погребении останков Царя-мученика с вопросом о предании земле и "главного мучителя" Владимира Ульянова-Ленина?

Виктор Аксючиц: Бесспорно эти вопросы глубинно связаны: в конце ХХ века вновь сошлись мученик и "мучитель". Но, чтобы решить эти вопросы, для начала их нужно развести: решить одну, а затем другую проблему. По поводу останков Ленина у меня есть частное мнение. Почему на центральной площади страны за счет средств большинства общества и государства нужно содержать мавзолей с мумией Ленина? Я, как православный христианин, считаю, что согласно тысячелетней российской традиции тело необходимо предать земле. Но если приверженцы коммунистических идей имеют иную точку зрения, то они должны решить эту проблему не за счет большинства граждан страны, государственных средств. Есть музей Ленина, Горки - впрочем, это им решать.

о. Сергий: Несмотря на беспрецедентные возможности современных ученых, не трудно предположить, что методики исследований будут совершенствоваться и далее. Предусмотрена ли возможность для продолжения исследований, если в том появится необходимость?

Виктор Аксючиц: Все возможности для продолжения каких бы то ни было исследований предусмотрены. Для этого, в частности, в Центре судмедэкспертизы Минздрава РФ будут храниться микроскопические фрагменты останков.

о. Сергий: Сборник избранных документов, который Вы готовите к изданию, носит общее название "Покаяние", как Вы считаете, способен ли расцерковлённый российский народ оценить свое духовное состояние как заблуждение, осознать свою причастность к греху цареубийства, и испытывают ли граждане России, на Ваш взгляд, необходимость в покаянии перед Господом Богом, перед историей нашего Отечества?

Виктор Аксючиц: Все, что происходит сегодня, отражает неблагополучное состояние нашего общества. К сожалению, многие не вполне сознают колоссальную важность происходящего события. Именно перед захоронением и восстают темные силы, которые инспирируют смуты и расколы в обществе, возбуждают разного рода мании и болезненные амбиции у людей. Но я убежден, что именно погребение в духовном плане будет актом оздоровления общества, что после этого откроются новые возможности для осознания глубочайшей значимости этого исторического события. Кроме того, проблема перестанет быть питательной средой для сплетников и лжецов, кликуш разных толков. Болезненное обсуждение этой проблемы в обществе прекратится. В истории забудутся распри на краю могилы, но день 18 июля 1998 г. останется в памяти днем погребения и поминовения Государя Императора России. Нужно осознать, что по существу мы являемся свидетелями уникального события в истории: демократическое государство совершает захоронение Монарха, причем со статусом государственных похорон. Это и есть национальное покаяние, восстанавление связи времен и начало новой исторической эпохи тысячелетней русской православной цивилизации.


Санкт-Петербургский Общественный Фонд Ревнителей памяти Государя Императора Николая II Спасо-Преображенский Валаамский Ставропигиальный монастырь.

http://www.tzar.orthodoxy.ru/ost/exp/aksuch.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован