10 декабря 2004
2722

Виктор Ишаев: `Есть только одно благо - это благо людей, а все остальное - от лукавого`

В конце ноября губернатор Хабаровского края, доктор экономических наук Виктор Ишаев выступил с докладом на заседании президиума Российской Академии наук (РАН) в Москве. Чтобы оценить значение этого выступления, нелишним будет сказать, что примерно 15 процентов академиков имеют возможность выступить с докладом перед такой аудиторией. Причем в академических кругах особый вес у точных и естественных наук, а экономика как-то не в чести. Поскольку есть серьезные проблемы в развитии экономики в стране. Есть сложности и в самой академии - в связи с ее реорганизацией. Делать доклад (и тем более основной доклад заседания) в такой обстановке не просто. Тем не менее, Виктор Ишаев за последние три года уже второй раз выступал на заседании президиума РАН с основным научным докладом. Причем нынче он впервые выступал в качестве члена-корреспондента.

- Виктор Иванович, надо сказать, что для хабаровчан, для жителей края ваш статус ученого все-таки непривычен. А как вы к нему относитесь?

- С пониманием. (Смеется.) Когда меня больше ценят в качестве губернатора - это нормально. Было бы ненормально, если бы было наоборот. А научная работа - это одна из составляющих частей работы губернатора.

- Как же раньше, в советское время, исполнительная власть обходилась без науки? Насколько помнится, наши председатели крайисполкомов не были докторами наук...

- Во-первых, она не "обходилась", если вспомните, как много тогда было даже в регионах отраслевых и научно-исследовательских институтов. В том числе и в Хабаровске. Во-вторых, в советское время был Госплан, и каждый регион жил и развивался по государственным программам и под государственным патронажем. А особенно Дальний Восток, в том числе и Хабаровский край. Были государственные программы развития, которые неукоснительно исполнялись. Нам говорили: делайте лодки, корабли, самолеты, мины, бомбы, патроны - все остальное вам обеспечит государство. И оно обеспечивало. То есть государство создавало Дальний Восток. А Дальний Восток, как солдат в армии, выполнял возложенные на него государственные функции.

Но даже в то время, уже в 1986 году, впервые прозвучало, что Дальнему Востоку необходима комплексная, научно обоснованная программа развития. Однако далее, с началом радикальной экономической реформы в стране, и Госплан, и политика государственного патронажа были аннулированы. Стала декларироваться иная политика: дескать, рыночные отношения автоматически обеспечат эффективное развитие. Увы, не обеспечили. Теперь-то мы понимаем, что это были иллюзии про "способности рынка".

Но в любом случае кто-то должен думать хоть чуть-чуть наперед, работать на опережение. Конечно, губернатор может ждать, когда ему ученые принесут на блюдечке идеи и мысли. Но лучше самому знать экономическую науку, ее законы, держать в руках ее механизмы. Лучше самому предлагать идеи. А еще лучше, если эти идеи будут научно и экономически грамотно обоснованы.

Ведь суть государства с рыночными отношениями, которое мы строим, простая: выходи и конкурируй! Не можешь выйти - уступи место другому. Не по твоим силам конкурировать - значит, тебя победит более смелый и умный. А Дальний Восток - это рубеж России, нам здесь ни за чью спину не спрятаться. Наоборот - вся страна за нами.

При этом не стоит забывать: за идеями, за мыслями, которые мы предлагаем на высоких трибунах, стоит команда единомышленников из российских и хабаровских ученых. Экономическая наука не делается в одиночку. В ней нет изобретателей - в ней есть исследователи. Я не прав?

- Ответ убедителен. Значит, ваша научная работа направлена на поиск путей развития территории?

- Совершенно верно.

- В таком случае поясните, как этот поиск сочетается с вашим же утверждением, что Хабаровский край - это динамично развивающаяся территория. Мы плохо развиваемся или не в ту сторону? Как простому человеку понять эту сложную логику?

- Она не сложная, если хотеть ее понять. Итоги экономического и социального развития Хабаровского края за период с 1998 по 2003 год действительно свидетельствуют о том, что Хабаровский край - это наиболее динамично развивающая территория. По многим показателям. И на фоне других краев и областей Дальнего Востока, и в сравнении с некоторыми среднероссийскими показателями. Но край - это лишь частица России. Край находится в едином экономическом и правовом пространстве страны. И в этих рамках излишне не разбежишься. Даже если есть хорошие идеи. Потому что край со всех сторон зажат федеральным законодательством и условиями, едиными для всей страны.

Да, мы добились определенных успехов благодаря своей правильно выбранной территориальной политике, благодаря тому, что грамотные люди принимали здесь грамотные решения. Но можно ли процессы, происходящие в крае, отнести к абсолютно устойчивым тенденциям? Если оценивать по большому счету, исходя из возможностей, из перспектив, то нельзя.

Значит, чтобы наш край развивался не в отдельных сферах, а комплексно, и намного более высокими темпами, нужны идеи, которые объединили бы его экономику в единое целое с экономикой всего Дальнего Востока. И так по каждой дальневосточной территории. Причем это должны быть такие идеи, которые учитывали бы интересы страны. Причем для страны это должны быть такие интересы, которые кардинально развернули бы ее лицом к Дальнему Востоку.

И такие объединяющие, прорывные идеи есть. Но они выходят за рамки полномочий края. Они требуют решений на высшем уровне. А вот на каких именно направлениях - это и есть поиск путей развития территории.

- Одно из этих направлений и было темой выступления перед учеными?

- Да, были предложены инфраструктурные проекты как фактор социально-экономического развития Дальнего Востока.

- У патриотов края в таких случаях нередко бывает приступ ревности: ну почему наш губернатор должен думать за весь Дальний Восток? Он наш губернатор - пусть больше думает за наш край. Вот так.

- Это правильное мнение. Я этим и занимаюсь. Но невозможно решать проблемы развития края только в рамках экономики и границах одного Хабаровского края. Без развития Дальнего Востока и всей России это практически нереально. Поэтому мы вынуждены заниматься развитием Дальнего Востока и России. Кроме того, мой статус председателя межрегиональной Ассоциации экономического взаимодействия "Дальний Восток и Забайкалье", председателя Российского национального комитета по Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству, члена-корреспондента Российской Академии наук просто обязывает меня думать в соответствующих масштабах.

- Стало быть, о масштабах.

- Но сначала немного об истории. Что такое Дальний Восток? Это форпост на востоке России. Он всегда исторически выполнял геостратегическую, геополитическую задачу. Эта задача более 100 лет решалась путем освоения и развития Дальнего Востока. То есть Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе представлена в первую очередь Дальним Востоком. Изменилась ли эта задача со временем? Нет, не изменилась. А что изменилось? Изменилось отношение к этой территории.

Посмотрим, как это происходило. Сколько существует российский Дальний Восток, столько и принимались именно государственные решения по его развитию. В 30-е годы были решения, которые исполнялись даже на 130 процентов. Потом были решения, которые исполнялись на 60-80 процентов. Предпоследняя программа по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, которая стоила 80 миллиардов долларов и которую мы считали удачной, была освоена уже всего-навсего на 10 процентов. Но, тем не менее, мы смогли получить из всех источников финансирования около 14 миллиардов долларов. А вот самая последняя, откорректированная программа развития Дальнего Востока дает дальневосточникам по 100 рублей на душу населения в год. Но разве за такие деньги можно провести какие-то фундаментальные преобразования? Нет. То есть нельзя сказать, что в последнее время Дальний Восток развивается программно. Он развивается хаотично.

- Давайте возьмем меньший отрезок времени, с начала 90-х годов - какие здесь шли процессы?

- В 1994-1995 годах в стране произошел перелом тенденций: в национальной промышленности спад замедлился. А кризис промышленности Дальнего Востока продолжался вплоть до 1999 года. То есть здесь он был более долгим по срокам и более глубоким. В 2000 году рывок в темпах промышленного производства был в основном обеспечен резким ростом машиностроения в Хабаровском крае. Но он не был подкреплен в других дальневосточных субъектах. Даже от отметки злополучного 1998 года, когда все обвалилось, Россия пошла вверх более активно. Сейчас разрыв между российскими и дальневосточными показателями достигает более 25 процентов. И тенденция ухудшается. Это говорит о том, что если мы сегодня не примем кардинальные меры, то будет плохо.

Рост валового продукта в России идет более активно, чем на Дальнем Востоке, и этот разрыв тоже постоянно увеличивается. То есть Дальний Восток и здесь отстает. Единственный показатель, по которому Дальний Восток выглядит преуспевающим, - это инвестиции в основной капитал. Однако это достигнуто в значительной степени за счет роста иностранных инвестиций в нефтегазовый сахалинский проект.

Давайте посмотрим на качество жизни дальневосточников. Конечно, мне крайне досадно, что дальневосточники находятся в худших условиях, чем жители центральных регионов страны. Вроде бы и заработная плата здесь чуть повыше. Так ведь и затраты на жизнь здесь выше! Дороже электроэнергия и тепло, транспортные и другие услуги, дороже продукты питания. Высокий уровень цен вынуждает дальневосточников сокращать потребление товаров и услуг. Доля бедного населения здесь выше среднероссийского уровня.

А как люди реагируют на это? Конечно, они реагируют "ногами". Мы потеряли за последние годы 17,8 процента населения. В том числе уехало 90,2 процента (или 1 миллион 402 тысячи человек), а 9,8 процента - это естественная убыль населения. Причем, если по России эта ситуация стабилизировалась, то Дальний Восток теряет ежегодно 22 тысячи человек. Хабаровский край в прошлом году стал единственной дальневосточной территорией, где рождаемость превысила смертность.

То есть налицо факторы невостребованности Дальнего Востока внутри страны.

Естественно, что в силу этих обстоятельств, а также по своему географическому положению и по сложившимся традициям Дальний Восток еще больше переориентировался на внешний рынок, на страны АТР.

- О значении внешнеэкономического фактора в развитии Дальнего Востока уже много сказано за прошедшие годы. Что важно понимать сегодня?

- Россия - это евро-азиатское государство. Я уверен, что большой динамики в развитии отношений России и Европы не будет. Потому что в Европе выше уровень развития, а экономики государств должны быть сопоставимы или дополнять друг друга. Имеет значение и тот фактор, что европейские государства небольшие, что их рынки более насыщенные. А в Азиатско-Тихоокеанском регионе все иначе. Здесь проживает около 40 процентов населения планеты. Здесь сосредоточено около 50 процентов мирового валового продукта, около 40 процентов мирового капитала. Здесь есть капиталонасыщенные страны - США, Япония. Есть трудонасыщенные - Китай, Корея. И есть ресурсонасыщенные - Австралия, Монголия, российский Дальний Восток. По принципам международного разделения труда или неравномерной наделенности факторами производства мы востребованы в этом регионе. Причем условия сейчас объективно складываются так, что наша страна может оказаться наиболее востребованной.

Но с другой стороны, надо учитывать, что здесь у России такие соседи, которые по своей экономической мощи значительно превосходят нашу страну. Слабо развитые и редко населенные территории Сибири и Дальнего Востока могут оказаться один на один с гигантским экономическим и демографическим потенциалом соседних стран. Не секрет, что на Россию сегодня все более возрастающее давление оказывает Китай в силу своего быстрого экономического развития.

Еще один фактор. В последние годы четко обозначилась тенденция к формированию у наших восточных границ интеграционной группировки, основу которой составляют Япония, Корея, Китай и США. Совокупная экономическая мощь этой формирующейся группировки вполне сопоставима с Евросоюзом. И Россия, таким образом, оказывается зажатой между двумя крупнейшими в мире экономическими группировками. Понятно, что все это осложняет положение страны, в том числе и всего Дальнего Востока, и Хабаровского края.

- Традиционный вопрос: что делать?

- Традиционный ответ: активнее развивать сотрудничество со странами АТР, решая проблемы нашей территории.

Вот простой пример. Раньше в качестве базы для прогнозов мы брали ресурсы. И говорили так: "Есть ресурсы - к нам придут. Есть ресурсы - нам дадут средства. Мы будем востребованы". Ничего подобного! Ресурсы у Дальнего Востока есть, это богатейшие ресурсы, но территория-то не развита.

Чтобы заняться ресурсами, надо прежде развить инфраструктуру. Причем развить комплексно. Так мы пришли к выводу, что опережающее развитие инфраструктуры - это тот определяющий фактор, который поможет Дальнему Востоку, в том числе и Хабаровскому краю, получить новое движение, новый толчок в развитии. Это отправная точка.

- Впереди вы говорили об объединяющих, прорывных идеях в этом направлении.

- Да. Рассмотрим это на примерах трех базовых трансконтинентальных проектов. Первый проект - это воссоздание и модернизация Транссибирского контейнерного моста "АТР - Европа". Почему это надо делать? Потому что сегодня мы можем перевозить 164 тысячи контейнеров в год. Потому что имеем высокое техническое состояние российских железных дорог. В лучшее советское время (в 1981 году) мы достигли максимума перевозок - 136 тысяч контейнеров в год. Потом началось сокращение, с 1992 года оно стало обвальным, и в 1998 году мы скатились до минимума - 18,8 тысячи. Но со следующего года начался рост перевозок, и сейчас они поднялись до 45 тысяч. Но это же далеко не 164 тысячи контейнеров, которые можем перевозить!

Иракские события показали, что есть большой спрос на транзит и на контейнерные перевозки. Причем он может прирастать ежегодно, если клиентам надлежаще предложить услуги. Да, нужна модернизация транспортной инфраструктуры и всего сервисного комплекса. Да, этим надо всерьез заниматься. Ведь что такое транссибирское сообщение "АТР - Европа"? Это подвоз морским путем, развитие инфраструктуры портов, железных дорог, развитие автомобильных и авиаперевозок.

- А стоит ли овчинка выделки?

- Еще как стоит! Только это направление развития контейнерного сообщения может дать стране дополнительно 5-6 миллиардов долларов в год. Вот они, деньги, которые лежат под ногами! И часть их при любом раскладе достанется дальневосточникам. Разве этот проект не объединяет интересы многих дальневосточных территорий и всей страны?

Но давайте усложним задачу. Трансконтинентальный транспортный коридор будет более эффективным, если его изначально рассматривать и формировать комплексно, включая и автодороги, и трубопроводы, и линии электропередачи, и оптико-волоконную связь и т.д. Согласитесь? В таком случае в этом едином комплексе мы увидим нечто более обобщенное, а именно - транспортно-транзитную функцию Дальнего Востока.

- Надо понимать так, что мы можем транспортировать не только контейнеры. Можно транспортировать электроэнергию, нефть, газ...

- Совершенно верно. Существует второй базовый проект - это трансрегиональный энергетический мост. Судя по тенденциям быстрого развития экономики в азиатских странах, потребление электроэнергии здесь будет увеличиваться устойчивыми темпами, как в ближайшее время, так и в отдаленной перспективе. Электроэнергия уже сегодня нужна Японии, Китаю, КНДР и другим странам. Где ее взять этим странам, ограниченным в природных ресурсах? Можно пойти по пути, выбранному Японией, где упор был сделан на атомную энергетику. Вообще-то и предполагалось еще несколько лет назад, что прирост энергопотребления будет покрываться за счет ввода новых атомных электростанций. Но в Японии была цепь аварий на атомных станциях. Но там население не одобряет их строительства. "Атомный пыл" хорошо остудили и чернобыльские события. И сейчас произошла переориентация от "быстрого атома" к электроэнергии надежных угольных или гидростанций.

Нашими российскими специалистами изучено около двух десятков перспективных направлений поставок электроэнергии в азиатские страны. Может ли Сибирь и Дальний Восток предложить столько электроэнергии, на сколько там есть потребность? Да, может предложить значительные объемы. У нас избыток электроэнергии уже сейчас. Есть избыток ее в Хабаровском крае. Есть избыток на Бурейской ГЭС. Пожалуйста! У нас есть и резервы ее производства на огромной территории от Красноярска до Сахалина. С приходом газа, к примеру, в Хабаровский и Приморский края здесь реально значительно увеличить мощность энергетических систем. По расчетам, Дальний Восток и Сибирь имеют потенциал для производства на экспорт от 2 до 50 миллиардов киловатт-часов электрической энергии ежегодно.

- Может возникнуть вопрос: а что ж мы все за границу да за границу?

- Правильный вопрос. Просто продавать природные ресурсы - это неправильно. Продавать тот же уголь - тоже неправильно. Мы предлагаем у нас строить электростанции, чтобы тепло оставлять населению, а излишнюю электроэнергию продавать за рубеж. В Китай? Пожалуйста, в Китай. Но электроэнергия - это уже продукция, а уголь - это ресурсы. Однако на первом этапе и ресурсы надо продавать, от этого никуда не денешься.

Но речь-то идет о национальной стратегии России. И в этом вопросе на первом плане - обеспечение собственных интересов, собственной энергетической безопасности, а уж затем речь об экспорте.

- Виктор Иванович, а разве этот проект трансрегионального энергетического моста не конкурирует с проектами нефте- и газопроводов?

- Специалисты считают, что конкурирует лишь отчасти. А в значительной степени он является самостоятельным и дополняющим к третьему базовому проекту - трансконтинентальной трубопроводной системы.

- Но почему именно трансконтинентальные масштабы?

- Потому что у нас запасы углеводородов такие, что под них требуется мощная и разветвленная система трубопроводного транспорта, выходящая за пределы нашей страны. Потому что мы сами не "переварим" на своих существующих заводах такие объемы. Потому что очень дорогое удовольствие строительства таких трубопроводов окупается только в международных масштабах. Торговать нефтью надо - посмотрите на мировой опыт.

Только торговать надо с умом, с наибольшей выгодой для страны и непременно для населения территории. И когда мы ведем речь о строительстве трубопроводов, то в первую очередь имеем в виду освоение месторождений и развитие территорий. Мы говорим о том, что нефть должна прийти в первую очередь на наши нефтеперерабатывающие заводы. До каких пор быть Дальнему Востоку энергозависимым? До каких пор нам возить сюда нефть в цистернах? Пусть она придет к нам по нефтепроводу. Пусть наши заводы перерабатывают хотя бы в пределах 12 миллионов тонн нефти в год. Пусть они выпускают высококачественную продукцию, дают людям рабочие места, платят им достойную заработную плату и налоги в бюджеты. Вот это должно дать толчок всему Дальневосточному региону. Я говорю о важнейшем восточном проекте строительства нефтепровода Тайшет - Тында - Сковородино - Хабаровск - Находка.

Но было бы еще целесообразнее рассмотреть вариант строительства ответвления нефтепровода с выходом от Тынды на Комсомольск и Ванино. Мы почему поддерживаем такую точку зрения? Потому что это увеличит эффективность транспортной системы региона, даст особый импульс развитию порта Ванино.

В энергетической стратегии России на Дальнем Востоке приоритетными являются и проекты газовой инфраструктуры. Существует около десятка проектов создания газопроводов. Крупным районом газодобычи в ближайшее время станет Восточная Сибирь. Газодобыча также будет развиваться и в республике Саха (Якутия). Мы обязательно должны закольцевать Сахалин в единую сеть и нефтепроводов, и газопроводов, чтобы более осмысленно подойти к поставкам продукции на экспорт. Здесь диверсификация должна быть полной: чтобы мы могли поставлять продукцию в любую страну - хоть в Японию, хоть в Китай, хоть в Америку. Но только через наши порты и только через наши трубопроводы.

- У нас хватит нефти и газа на такие масштабные трубопроводы? У нас есть уверенность возможного спроса на нефть и газ?

- Несомненно! Есть обоснованные расчеты, есть обоснованные прогнозы. Иначе зачем бы огород городить? На предстоящие двадцать лет нефть и газ будут основными видами экспорта. В каких объемах? Например, если смотреть по газу, то Япония может увеличить свои потребности на 25 процентов, Китай может покупать в 2,7 раза больше, а Корея почти в 2 раза больше. То есть газ Азиатско-Тихоокеанскому региону крайне необходим.

А каковы наши возможности? Восточная Сибирь имеет разведанных запасов нефти порядка 13-14 миллиардов тонн, газа - порядка 44-45 триллионов кубических метров. Дальневосточный регион (отдельно от Сибирского) имеет нефти в пределах 8 миллиардов тонн, газа - в пределах 40 триллионов кубических метров да еще и угля - в пределах 20 миллиардов тонн. Это наше богатство. Оно даст нам возможность прорыва, на его основе можем развить Дальний Восток. Разве у нас сегодня есть что-то другое, что мы могли бы предложить, что имело бы спрос, что укрепило бы дальневосточную экономику? Другого, к сожалению, нет.

А самый главный вывод в том, что развитие всего Дальневосточного региона даст экономический эффект не только каждой его территории, а всей национальной экономике страны. Здесь государство выигрывает, потому что здесь вот такое мощное сочетание многих интересов. О чем я и говорил на заседании президиума Академии наук.

Естественно, эта тема - публичная. Вы помните, о развитии инфраструктуры Дальнего Востока шла речь на совещании в Хабаровске в феврале 2004 года, в котором участвовали президент страны, члены российского правительства и федеральные министры. Чем больше будем ее обсуждать, тем больше у нее будет сторонников и больше шансов на успешную реализацию. Поэтому я рассказываю все это в самых разных аудиториях: в Хабаровске - в политехническом университете, в академии экономики и права, в железнодорожной академии; в Комсомольске - перед студентами и преподавателями вузов. Эти идеи ни в коем случае не должны быть кулуарными - они должны быть доступными, особенно для молодых. И я вижу, что у них есть интерес.

- Скажите, вам бывает обидно, что такие важные, такие выгодные идеи уже несколько лет продолжают быть идеями?

- Нет, не бывает. Это естественный процесс - от идеи до реализации должно пройти определенное время. Но все названное выше - это уже не голые идеи, часть их стала или в ближайшее время может стать проектами. А вслед за проектами пойдут стройки.

Пойдут! Мы же с вами наблюдаем аналогичные процессы в Хабаровском крае: идея - проект - стройка. Мне иногда говорят: "Вы угадали!". Да не гадаем мы - мы думаем! Мы в крае думаем в том же самом направлении: развитие инфраструктуры должно быть опережающим. И в это понятие вкладываем широчайший смысл условий для жизни и для работы людей. Возьмем строительство автомобильных дорог. Это инфраструктура. Дорога Чита - Находка еще не готова, а у нас загодя Амурский мост построен, объездные дороги, развязки и прочее. Мы угадали? Нет, мы думали на перспективу.

Много ли в стране регионов, где бы за свои деньги, своими силами строили по тысяче километров дорог? Мы в Хабаровском крае построили их больше 1700 километров. Пока будет делаться дорога в Находку, мы уже почти построили дорогу в порт Ванино, где из 346 километров сегодня уже 120 километров в асфальте, где 101 мостовой переход. Это сложная дорога. Это дорогая дорога - ее проектная стоимость около 6 миллиардов рублей. Но по ней уже пошли машины, пошли грузы. Следующая дорога - от Селихино до Николаевска, где уже тоже обеспечен проезд. Из районов имени Полины Осипенко, из Ульчского, из Николаевского уже пошли по этой трассе машины. Добавим к этому строительство дорог в Де-Кастри, в Охотске, в Комсомольске. Все это и есть инфраструктура.

А сейчас я доказываю президенту страны, что не надо строить в Находку новую дорогу. Абсурд? Нет. Не строить вторую параллельную дорогу в Находку - это выгода. Надо привести в норму дорогу Хабаровск - Владивосток, но в районе Уссурийска сделать ответвление на Находку, построив участок около сотни километров. Президент согласился. Ведь выгоднее содержать одну дорогу, чем две. Ведь лучше сделать добротную реконструкцию главной трассы на Владивосток, чтобы она была трехполосная, скоростная, хорошо обустроенная. Это тоже инфраструктура.

Почему мы вообще активно занимаемся, например, строительством? В этом году у нас в бюджете записано 583 миллиона рублей, а фактически на строительство расходуется около 5 миллиардов. Мы строим жилье, школы, больницы. Построили цирк, филармонию, парк, площади, храмы. Зачем нам такое разнообразие строек? Затем, что в этом заключается жизнь. Дали людям работу на этих объектах. Они получили заработок, бюджет получил налоги, развивается стройиндустрия и другие сопутствующие производства. А разве плохо, что Хабаровск, другие города и районные центры становятся краше? Это привлекает людей, они видят, что здесь можно вести бизнес. И в прошлом году мы получили 25 миллиардов рублей привлеченных инвестиций. За счет этих инвестиций построены две золотоизвлекающие фабрики, пивоваренный завод "Балтика". Американская компания "Эксон" выбрала "почему-то" наше Де-Кастри и строит у нас нефтеналивной терминал, а не на Сахалине. Значит, люди нам верят. А почему? Потому что мы развиваем инфраструктуру.

- Кстати, газопровод до Хабаровска еще не достроили, а уже есть намерение продать его - это правда?

- Давайте скажем и про газопровод. Я еще раз напомню: с 1996 года мы провели газ в Дземги, в котельную Менделеева в Комсомольске, в Солнечный, в Эльбан, в Амурск, в поселок Хурба - туда, где люди буквально замерзали. Мы потратили колоссальное количество денег на эти "трубы"! Да, потратили. Но мы-то все эти деньги вернули! Почти все эти "трубы" сегодня принадлежат "Роснефти". Часть их мы продали, часть поменяли на газ. Но бюджет не потерял ни ко-пе-еч-ки. Получилась колоссальная экономия, потому что стоимость жидкого топлива и газа отличается в разы. Но коммунальные сети остались нашими.

Сейчас ведем газопровод в Хабаровск. Чьи туда идут деньги? Часть - из бюджета края, часть - федеральные деньги, часть - деньги "Роснефти". Что будет дальше? Уже сегодня есть желающие купить эту "трубу", окупив ее нам с лихвой. И наши, и иностранцы хотят купить. Но зачем ее продавать американцам или китайцам? Мы договорились, "Газпром" заберет. Зачем ему наша "труба"? Затем, что Китай готов покупать газ. Вы помните, господин У Банго сказал, что он готов хоть сегодня купить 20 миллиардов кубических метров газа! Так что это перспективнейшая "труба". Мы вернем все свои вложенные деньги. И даже заработаем. При этом в крае будет газ. А "труба" будет принадлежать российской компании "Газпром". И это правильно. Уже со следующего года "Газпром" готов финансировать строительство газопровода за счет своих средств.

Разумеется, этому предшествовала большая и непростая работа. Покупатели и инвесторы появились, когда увидели стройку уже на финише. До Хабаровска 375 километров, а сегодня на трассе сварено труб уже 252 километра. Мы с "Газпромом" договорились подписать соглашение, чтобы в октябре 2006 года Хабаровск получил газ. Он придет на ТЭЦ-1, которая закидала всю округу золой и пеплом, будет газифицирована ТЭЦ-2, которая работает на жидком топливе. А ТЭЦ-3 устойчиво работает на угле, пусть так и работает. Но на двух станциях должна произойти диверсификация топлива. А если будут проблемы с газом, то вернемся к углю - и такой вариант есть в запасе, для надежности.

- На фоне больших идей и больших проектов комфортны ли ощущения маленького человека? Можно прожить жизнь, но не дождаться светлого дальневосточного будущего.

- Не надо пессимизма - он не помогает жить. Надо смотреть на жизнь реально и здраво определять свое место в этой жизни. Никто нам не принесет на блюдечке светлое, как вы говорите, дальневосточное будущее. За него еще надо повоевать, на него еще надо поработать. И мы это делали, не дав своему краю распластаться на дне экономического кризиса. И мы будем делать, потому что недавно приняли кардинально меняющий жизнь документ - концепцию стратегического развития края до 2010 года. Обозначенный срок разве далек?

Эти шесть лет мы должны не ломать и крушить, а поднимать человека. Это не реформа. Это будет кардинальный поворот и экономики края, и его политики к интересам человека - иметь нормальную работу и достойную заработную плату, что сделает людей хозяевами своей жизни. Конечно, не просто будет развернуть сознание, развернуть махину устоявшихся принципов в сторону интересов человека. Вот почему мы ставим задачу формирования в крае среднего класса - класса платежеспособных людей. И таких людей в крае должно быть не 19 процентов, как сейчас, а 45-47 процентов. И уровень доходов среднего класса должен быть не ниже 15 тысяч рублей в месяц. Тогда у нас в два с лишним раза уменьшится количество бедных людей, зато появится больше возможностей им помогать.

Мы должны стабильно улучшить качество жизни всех слоев населения. А что такое качество жизни? Это доступность образования, это хорошая медицина, это возможность построить квартиру, это культурный досуг, это общественная безопасность и политическая стабильность в крае. Пусть каждый житель края найдет свое место в этих задачах. Пусть каждый человек внесет в это общее дело свою лепту. И мы победим.

- Виктор Иванович, ваша стратегия...

- ... извините, это не только моя стратегия. Это стратегия многих, она многим понятна и многие считают ее своей. Мы ее с депутатами обсуждали, с предпринимателями обсуждали, с учеными обсуждали. Мы же ее рассматривали уже трижды. Что, нельзя было принять сразу? Можно. Но мы-то хотим, чтобы она действительно работала на человека. Но опять же - это только стратегия. По ее направлениям с нового года будут приниматься уже конкретные программы для реализации. И уж поверьте, что программное развитие края впишется в те идеи, о которых речь шла выше. Так и должно быть: идеи развития - от самых больших и до самых маленьких - должны быть понятны людям. У власти (у верховной, региональной, местной) может быть только одна правильная позиция: благо - это когда все делается во благо людей. Остальное - от лукавого.



Опубликовано в газете "Тихоокеанская звезда" от 10.12.2004


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован