17 декабря 2004
2771

Виктор Ишаев: `Вы знаете: мой выбор - это Хабаровский край`

Последние всенародные выборы губернатора края пройдут 19 декабря. Были первые, звонкие новизной. Были вторые, казавшиеся надолго. Наступают всего лишь третьи, а уже последние. Немного мы выбирали. И недолго.

Но даже за эту кратчайшую историю мы каждый раз делали правильный выбор, не сомневаясь на старте и не раскаиваясь на очередном финише.

Мы знаем - нам повезло с губернатором. Еще мы знаем, что Виктору Ивановичу Ишаеву тоже повезло. С Хабаровским краем. И с нами, с хабаровчанами. Когда он шел вперед, за нас, то мы стояли у него за спиной. И он это тоже знает. Потому был смел. Потому подчас рисковал своей репутацией.

Еще мы знаем: наш губернатор - не ангел. Он всякое умеет и многое сумел. Не умеет лишь одного - уступать и отступать. А это наш, дальневосточный характер. На этих выборах мы тоже проявим характер - не отступим и не уступим. Потому что это последние выборы Ишаева и на последний срок.

А перед заключительным этапом есть смысл и оглянуться, и оценить как прошлое, так и будущее. И губернатору. И нам.

- Виктор Иванович, каждый раз, представляясь или здороваясь, вы неизменно говорите: "Ишаев. Хабаровский край". А почему так?

- Вы же знаете, что мой выбор - это Хабаровский край.

- А может логичнее наоборот: это Хабаровский край выбирает Ишаева?

- Нет, когда население избирает тебя на такую должность - это все-таки вторичный процесс. Первичный выбор делает сам человек. Он и только он решает - идти на выборы или нет, с какой целью, и даже с какими последствиями.

- Вы полагаете, можно предвидеть последствия?

- А почему нет, если это осмысленный выбор? Мое первое решение идти на выборы губернатора было достаточно осмысленным. Тогда я уже поработал некоторое время в качестве назначенного руководителя края. А того времени и тех событий, что мы пережили в начале девяностых годов, и на один губернаторский срок хватило бы с лихвой. Но, тем не менее, было много планов, много задумок. А последствия предвидеть просто: какие дела сделаешь - такие и будут последствия.

Но после первого губернаторского срока дел прибавилось. Поэтому и второй выбор сам для себя делал. Я решил, что не пойду работать в Москву, хотя предложения были. Одно из последних исходило от Владимира Владимировича Путина - на должность первого вице-премьера правительства страны. Вы помните, вместо Аксененко. Но я сделал другой, свой выбор. И вы знаете мой второй выбор - это опять Хабаровский край.

- С высоты сегодняшнего опыта и возраста вам не кажется, что тогда, восемь лет назад, было больше самоуверенности?

- Нет, тогда было больше тревоги. Во-первых, надо было ответить самому себе на многие вопросы. Главный из них - как сам видишь развитие края? Если бы Хабаровский край тогда был благополучный и успешный, если бы у него было примерно такое развитие, как у американского штата Калифорния, то губернатором запросто можно было выбирать хоть артиста, хоть кого - он мало бы что испортил. Но в Хабаровском крае надо было все создавать.

Когда я, наконец, осознал, что такое Хабаровский край, то многое стало удивительным. Например, почему в нашем крае не было ни килограмма своего угля, а в Приморье его в избытке? Почему даже в городах у нас не было нормальных дорог, а в Приморье была развита инфраструктура? Почему не было дорог до Комсомольска, до Николаевска, до Ванино, а в Приморье были дороги во все морские порты? Разве сложно было построить дорогу в те времена, когда мощностей было больше, чем достаточно? Почему у нас были ЛЭП, а люди под этими проводами жили без электроэнергии? Почему в Приморье было больше, чем надо, энергетических мощностей, а у нас не хватало электроэнергии? Я помню, когда был сварщиком, то нас заставляли работать во вторую и в третью смену по этой причине. Помню, как хабаровчане мерзли каждую зиму, как приглашали новосибирских специалистов что-то регулировать. А почему газ из Комсомольска в Хабаровск не провели? Его тогда было море! Всего-то прокинуть четыреста километров труб! И были бы решены все проблемы с теплом, с электроэнергией - одним махом!

Возникало много-много вопросов по развитию базовых отраслей экономики и инфраструктуры края, по созданию привлекательности, лица этого региона. Почему в свое время все это не получилось сделать?

Я отдаю должное предшествующим властям за то, что здесь строилось много жилья. Это очень хорошо. Но есть основы, без которых невозможно развитие.

- Вы кому-то адресовали такие вопросы?

- Нет, я задавал их себе. И делал (тоже для себя) вывод: чтобы край жил, надо создать экономическую основу, базу.

- Можно подумать, что вы - первооткрыватель таких выводов.

- Согласен, не первый - все кандидаты на выборах говорят такие слова. Но даже когда абсолютно одинаковые слова, то вес у них разный. Потому что для создания экономической базы надо суметь найти средства, мобилизовать все силы. А эта весомость действий придает вес даже словам. Ощущение того, что ты знаешь, можешь, что ты просто обязан сделать для людей, подталкивало к самым решительным действиям.

Ответ был у меня один: идти! Эта решительность определяла даже манеру поведения на выборах: не просто участвовать в них, а побеждать.

Конечно, можно было сделать отметку в трудовой книжке, что поработал губернатором, побыл еще кем-то, и уйти на успешную работу в другую сферу или компанию. Это не составляло и не составляет труда. Но я не привык бегать. Не люблю бросать дела. Если начал, то довожу до логического конца. Так что и нынче я в третий раз принял решение идти на последние выборы.

- Последние выборы, последний срок... Мистика какая-то!

- Последний срок, конечно, накладывает отпечаток. Это не мистика - это финиш, это завершение достаточно большого и достаточно сложного этапа. К нему надо достойно приготовиться.

Например, мы должны изменить структуру правительства края. Целесообразно разделить полномочия губернатора и председателя правительства края, которые до сих пор были совмещены. То есть на должность председателя правительства края будем подбирать кандидатуру. Это надо сделать для того, чтобы была преемственность в делах.

Конечно, это не факт, что председатель правительства края в дальнейшем обязательно станет губернатором. Но это надо сделать, чтобы при смене губернатора, при возможной смене политики в крае сохранился экономический костяк, сохранился управленческий костяк, который не даст развиться отрицательным тенденциям. Я еще раз повторю: когда все в жизни края нормально, то кажется, что все делается само по себе. И предприятия работают, и транспорт функционирует, и больных лечат, и уголь идет потоком... На самом деле это не так. Нормальная жизнь края - это колоссальный, системный, повседневный и кропотливый труд большого, сплоченного, грамотного коллектива управленцев, где каждый знает свое место. И мы знаем по опыту других регионов: стоит только чуть-чуть нарушить такое единство, как все сыпется. А собирать очень трудно.

Поэтому хотелось бы, чтобы при последующем изменении власти жизнь в крае оставалась спокойной и надежной. Когда система исполнительной власти в крае станет не однополярной, а двухполярной (а такой ей еще предстоит стать), то это придаст ей больше стабильности.

- Виктор Иванович, впечатление такое, что вы вполне лояльно относитесь к новому закону о назначении губернаторов.

- Да, закон принят, и отношение к нему уже не имеет значения - его надо исполнять. По новому закону далее кандидатуру губернатора будет предлагать президент страны, а краевая дума будет утверждать или отклонять выбор президента. Идея такая, что это повысит статус законодательного органа, возложит на него гораздо больше ответственности. А уже через год и в законодательный орган будем выбирать часть депутатов совершенно иначе - на партийной основе. Значит, все больше и больше будет преобладать партийный подход. Стало быть, надо думать о политической системе.

А нам в крае ее надо еще вырастить. Поскольку наличие в государстве всего одной партии в течение долгого времени отбило людей от политики. Люди просто устали от партийной системы. И чтобы сегодня появилась другая партия, способная взять на себя принятие решений, ответственность за них, надо, чтобы у людей появилась необходимость в этой партии. Чтобы они почувствовали: да, партия нам нужна; да, партия - это механизм решения вопросов; да, партия может влиять на процессы в обществе. Но мы, к сожалению, от выборов до выборов не видим партийной активности. А если какая-то партия кого-то поддерживает, то это вовсе не факт, что его поддерживают и избиратели. Поэтому в этом направлении тоже надо много работать.

- А вам разве не тревожно за возможные последствия после вашего последнего срока?

- Вопрос не простой. Зачастую, когда приходит новый руководитель региона, то ему объективно трудно сразу же разобраться, быстро войти в дела. Естественно, наступает спад. И объяснения даются примерно такие: а, здесь делали не так, мы сделаем лучше. А оно не получается. Хотеть и уметь - это разные категории.

Я проходил это в своей жизни. Когда ушел с завода, там было все: и знамена за успехи, и присутствие на главной выставке страны за достижения. А новый руководитель сказал, что все делалось не так, он сделает лучше. Сделал. Завода нет. Конечно, жалко - и завод, и коллектив. Но ведь это только завод, а тут - целый край, где живет полтора миллиона человек! Не хотелось, чтобы так же получилось.

Поэтому я очень тороплюсь успеть многое доделать. Достроить газопровод. Достроить дороги. Свести в единую систему жилищно-коммунальное хозяйство. Собрать здравоохранение в единую управляемую систему. Запустить механизмы поддержки бизнеса. Помочь сформироваться платежеспособной категории населения, которое мы называем средним классом.

Если удастся, если успеем решить эти вопросы, то можно будет с уверенностью сказать, что фундамент, на котором держится экономика края, станет еще более прочным. Потому что те отрасли, которые должны были упасть, они самые нижние точки уже прошли. Это машиностроение, это оборонный комплекс. Но даже когда они находились в самых нижних точках, то преодолели падение не худшим образом. Они вышли из кризиса с положительными показателями. В дальнейшем им должно быть проще.

То есть уже сложилась структура экономики. Но она сложилась, исходя из конъюнктуры, к сожалению, не российской, а дальневосточной и международной. Если произойдет изменение внутрироссийской конъюнктуры, а оно должно произойти, то тогда добавятся и темпы роста. Но основа уже заложена. Проведены достаточно серьезные базисные преобразования. Дальше все это необходимо укреплять и укреплять. Потому что с 1992 г. и фактически по 1998 г. это были годы разрушений. Переломный год - 1999-й, когда появился небольшой рост. А вообще этап развития, о котором можно говорить более-менее серьезно, это с 2000 г. по 2004 год. Когда пошли инвестиции по 25 миллиардов рублей в год, когда в крае стали строиться предприятия, когда стало создаваться производство. Такое сегодня, скажем так, даже для страны нетипично.

- Почему 2005 год вы называете самым сложным?

- Вступают в силу новые, очень сложные, неоднозначные законы о разделении полномочий между уровнями власти, о замене льгот денежными компенсациями. По большому счету эти законы нужны. Мы о них давно говорили и поддерживали. Но как они реализуются - вот в чем суть. Я вижу в них много недоработок. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что сегодня надо четко отработать механизмы, дабы не навредить людям. А в дальнейшем смотреть: может, надо попробовать как-то адаптировать ближе к реальности или даже изменить. В этом нет ничего страшного.

Самое страшное, что большинство населения (а в основном это старшее поколение) не готово принять грядущие вслед за этими законами изменения. И уже некогда этих людей готовить психологически. Я заранее боюсь за тех, у кого могут случиться срывы из-за возможных неувязок. Мне искренне жаль тех, кто затаит обиду. Хотя мы делаем все возможное, чтобы вхождение в эти перемены прошло как можно безболезненнее.

Мы не стали делить льготников на краевых и федеральных. Мы оставили все прежние льготы. Я уже много говорил на эту тему. Могу повторить только одно: ежегодно мы расходуем более трех миллиардов рублей на всевозможную помощь и участникам войны, и ветеранам, и инвалидам, и другим нуждающимся категориям населения.

Возьмите льготы, например, ветерана труда или труженика тыла и посчитайте, сколько за него платит краевой бюджет конкретно: за проезд, за ЖКХ, за телефон, за лекарства, за зубопротезирование и так далее. Получится от 605 до 2597 рублей в месяц. Умножьте их на двенадцать месяцев. Просто народ не привык это считать. А ежемесячная помощь участнику войны, к примеру, сегодня соизмерима с размером ежемесячной пенсии, в год по 28 тысяч рублей на человека.

- Ну, не у всех...

- Я знаю: не все ее имеют в равной величине. Тот же участник войны в селе не имеет телефона, не ездит на трамвае, у него нет водопровода, канализации. Поэтому здесь я двумя руками за адресную помощь. Селяне говорят совершенно справедливо: "Почему, например, поддержка дается транспортным предприятиям? Не они, а мы по закону имеем право на эту льготу. Так отдайте ее нам. А мы сами решим, куда ее использовать". И это абсолютно законная постановка вопроса.

- А подводные камни здесь есть? Ведь решение старой проблемы рождает проблему новую. Диалектика.

- Совершенно верно. Есть вторая, не менее проблемная сторона, о которой население абсолютно не думает и даже не предполагает последствия. Если весь общественный муниципальный транспорт не соберет тех средств, что мы отдадим людям, то будет поставлено под вопрос его существование. На что ему жить? Ведь когда раньше транспортники шумели о льготах, то они требовали все больше и больше денег за компенсацию льгот, чтобы решить свои вопросы. А вот теперь, когда будут адресные льготы, пусть транспортники попробуют заработать, вернуть эти деньги.

Это сложный вопрос, который должна решить власть. Здесь нельзя брать резко влево или резко вправо. Надо находить ту середину, которая была бы на пользу и людям, и отрасли. Погубить, к примеру, общественный транспорт легко. А как без него? Эти вопросы должны быть постоянно под контролем.

Этот один только пример говорит, что нестыковки, недоработки, неувязки будут. А вот паники быть не должно. Я просто прошу всех жителей края проявить выдержку на первых порах. Мы со своей стороны будем все отслеживать, все учитывать, все решать. Вы же знаете, когда создается или внедряется что-то новое, я никогда не принимаю окончательных решений, даже документы разрабатываются с временными правилами. Поработаем сами, подскажет жизнь, тогда сделаем окончательные выводы. Хотя, если бы на стадии принятия подобных федеральных законов больше слушали нас, больше с нами советовались, то многое прошло бы проще и безболезненнее. Но имеем то, что имеем.

- Вы говорили, надо торопиться доделать начатое, но придется начинать и новое. Даже не придется - уже начинается новое ипотечное строительство жилья. Кстати, на встречах избиратели задавали вопросы на эту тему?

- Задавали. Хорошо, что строится жилье для молодых семей, но молодые семьи есть не только в Комсомольске и Хабаровске, но и во всем крае. Не пора ли везде начинать строить? И работники бюджетной сферы есть во всем крае - они тоже хотят иметь жилье. Нам надо находить решение и этих вопросов. Если мы можем объединить силы, средства и строить межрайонный дом для ветеранов, то межрайонный дом для молодых семей или бюджетников строить не будешь. Здесь требуется другой подход.

- Напомните, что в крае уже есть, и что запланировано на следующий год.

- Уже есть 18 ветеранских домов, в том числе 8 из них социальные, где медицинские и другие услуги. На следующий год мы обязаны сдать дома для ветеранов в Переяславке, Вяземском, Чегдомыне и Хабаровске. Они обещаны ветеранам к 9 мая, и сроки сдачи таких объектов не переносятся.

Ко дню рождения края мы должны построить дома для молодых семей - в Комсомольске на 120 квартир, в Хабаровске на 210 квартир. Для бюджетников будут строиться дома в Хабаровске, Комсомольске, Николаевске. А параллельно начинаем ипотечное строительство жилья. Уже подготовлены документы по ипотеке, подписано соглашение. Все должно получиться. Но мы не будем рисковать большим размахом, мы обязаны вначале отработать эту модель, чтобы ипотека не стала головной болью. Если все будет нормально, начнем увеличивать объемы. Есть предварительная договоренность с московским представительством ипотечного строительства, с хабаровским агентством - мы в этом направлении работаем.

- Виктор Иванович, согласитесь, что вы не имеете права завершать свой последний срок, не закончив дела в здравоохранении.

- Я думаю, в дальнейшем там уже не будет таких масштабных строек. Здравоохранение края надо приводить в систему. Какое предстоит строительство? Нового корпуса 2-й краевой больницы, нового хирургического корпуса в 7-й больнице города Комсомольска, поликлиники в селе Троицком Нанайского района. А далее пойдут небольшие объекты. Мы говорим не об увеличении числа медицинских учреждений, а о замене старых зданий на новые, о реконструкции отделений.

Следующая задача - это включение районных больниц в единый краевой механизм специализированной помощи. Краевая система здравоохранения должна быть выстроена по-новому. Я ее вижу, как инженер, как экономист, как управленец. Сюда входит и развитие санитарной авиации. Везде, где мы проводили модернизацию больниц, обязательно строим вертолетную площадку, чтобы больного не везли из аэропорта на "скорой" через весь город, а приземлились рядом с больницей.

В эту систему входит система профилактического обследования населения. Для чего мы должны иметь хорошо оборудованные диагностические центры. Мы должны иметь хорошие клиники для оказания стационарной помощи. Мы должны иметь еще и дневные стационары, патронажную службу. Мы должны иметь хорошо оснащенные бригады скорой медицинской помощи. Вот это и называется системой здравоохранения, то есть охраны здоровья.

- Выходит, недавний гость Хабаровска Михаил Зурабов зря пугал нас трехдневным сроком лечения...

- Оставим на совести говорящих подобные заявления. Они сегодня не имеют отношения к нашей реальной медицине. Это речь об иной сфере.

- Есть непростой вопрос по этой теме. Мы с вами говорим о новых зданиях для медицинских учреждений, о новом оборудовании, о новых технологиях. Но не говорим о новом уровне зарплаты медицинских работников. Почему?

- Федеральное правительство говорит, что нельзя повышать зарплату - иначе в стране будет инфляция. Право определять нормативы заработной платы сегодня за федеральным правительством. Краевая власть имеет право делать только доплату и только из своего бюджета. Кому ее делать? Врачам? Я согласен. Учителям? Я согласен. И к той нормативной заработной плате, которая определена федеральным правительством, к примеру, учителям, мы даем некоторые виды доплат. Это же мы пытаемся сделать и врачам. Доплаты составляют около 30 процентов от основной зарплаты. Мы понимаем, что это мало.

Когда мы ставим эти вопросы перед федеральным правительством (а мы их ставим постоянно!), то нам отвечают: "А у них - у районов и городов - не хватит денег на повышение зарплаты!" Простите, но что такое "районы и города"? Разве это не Россия? Если сегодня у федерального центра профицитный бюджет, если там деньги некуда деть, то такое отношение к российским людям, которые за пределами столицы, имеет только одно непечатное определение. Кто "они" и кто "вы"? У "вас"-то откуда деньги? Разве они собраны не из тех же городов и районов?

- А что будет на следующий год?

- На следующий год мы должны жить не хуже, чем в этом году. А люди хотят даже чуть-чуть лучше жить. При этом нам надо победить инфляцию. При этом нам надо обеспечить 20-процентный рост заработной платы бюджетникам.

- Давайте еще раз уточним: у вас есть полная уверенность в повышении зарплаты бюджетникам?

- Объясняю. Зарплата всех работников бюджетной сферы, которая финансируется из краевого бюджета, будет проиндексирована в январе на 20 процентов. Это однозначно. И не то, что сомнению, а даже обсуждению не подлежит. Но у нас есть бюджетники, чья заработная плата финансируется из местных бюджетов. Как будет там? Мы и им предусмотрели индексацию зарплаты на 20 процентов. Но это при условии, что местные бюджеты выполнят ту часть заданий, которые им установлены по собственным доходам. Это взвешенные задания - собственные доходы в районах, как правило, составляют 20-40 процентов от всей суммы местных бюджетов.

Почему мы обязательно ставим такие условия? Потому что вся власть - и краевая, и муниципальная - должна работать над наполнением казны. Если не ставить такую задачу, будем наблюдать рост иждивенческих настроений. Это, кстати, особенно актуально сегодня - накануне выборов глав городов и районов. Не помешает задаться вопросом: а сможет ли избранник так управлять территорией, чтобы росли ее доходы?

- Даже не знаю, как задать вопросы по субсидиям - их так много.

- Я их знаю. Основное, что беспокоит - это субсидии по жилищно-коммунальным платежам. Раньше было так: если плата за эти услуги превышала 18 процентов, то появлялось право на субсидию. Сейчас этот процент подняли до 22. Ну, не мы в крае это придумали! Не мы подняли эту планку! Это решение российского правительства, которое мы обязаны исполнять, потому что далее все расчеты по бюджету пойдут от этой цифры.

До нынешней осени мы, как могли, выдерживали свою позицию и поддерживали население. Ведь было постановление федерального правительства, по которому давным-давно населению следовало, например, оплачивать 90 процентов стоимости электроэнергии и 90 процентов стоимости услуг ЖКХ. За электроэнергию население платило 90 процентов, но за услуги ЖКХ одно время платили только 60 процентов, потом 75. Оставшуюся долю оплаты мы покрывали за счет бюджета. Нынче сказано однозначно: все, хватит! И это не только нам - так по всей стране.

- Тяжеловата эта доля платежей...

- Я понимаю. Особенно тяжко людям в сельской местности. У нас же разные котельные - на газе, на угле, на солярке. И если в среднем один киловатт-час стоит 1,5 рубля, то в северных районах он стоит 7 рублей. По теплу: у одних гигакалория стоит 500 рублей, а у других 3500. Попробуй создать при таких ценах какое-либо производство. И вообще - как жить?

Я проехал еще раз все северные территории, посмотрел людям в глаза. В районе имени Полины Осипенко, где заготавливают миллион кубометров древесины, меня спросили: как с такими тарифами организовать ее переработку? Никак! Это нереально. Территория сразу же теряет все экономические стимулы к саморазвитию. Что делать?

- Уже знаем: выровнять.

- У кого высокий тариф - убавить, у кого низкий - добавить? Но так неправильно. Поэтому мы внесли в краевую думу закон, по которому тарифы на тепло будут выровнены: тем, кто платил за гигакалорию больше среднего уровня, будем компенсировать расходы из бюджета. Но тем, у кого тариф меньше, добавлять платежи не будем. Сделать им хуже ради блага других - это тоже не подход. Я такое не приемлю. Надо быть честными с людьми.

На компенсацию надо где-то найти более 200 миллионов рублей. Найдем, потому что дальше невозможно людям в глаза смотреть. То есть эту ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве мы попробуем поправить.

А по большому счету самое главное кроется в снижении затрат. Это приход газа в котельные. Это собственные угольные разрезы. Это замена старых неэкономичных котельных на новые, более эффективные. Мы эту работу ведем уже три года. Я считаю это серьезным, фундаментальным подходом к решению проблемы.

- Вы провели много встреч с избирателями - какие чаще всего они задавали вопросы?

- Людям надо не так много: они хотят иметь нормальную работу, хотят иметь нормальную зарплату, иметь жилье, иметь перспективу выучить и устроить своих детей, иметь возможность отдыха. К сожалению, эти вопросы как были, начиная со времени создания государства, так и не изменились. То есть, по большому счету, не решены. Их решение на государственном уровне как бы камуфлируется большими делами. А ведь большие дела интересны человеку и востребованы тогда, когда проходят через личные интересы, через личную жизнь, через условия этой жизни, через ее возможности.

Люди от меня не требуют ничего "космического". Мне не задавали и примитивных вопросов. Мы говорили о работе, жилье, медицинском обслуживании, образовании, благоустройстве, строительстве.

- Как, на ваш взгляд, проходит избирательная кампания?

- Оценить всех кандидатов имеют право только избиратели. Выборы покажут.

Но мне бы хотелось, например, чтобы в выборах участвовало больше кандидатов. Чтобы это были интересные люди. Чтобы они выдвигали интересные идеи, предложения в первую очередь на пользу краю. Я лично не могу верить тому, кто обещает всем счастье, не сделав его для себя. Особенно бы хотелось видеть на выборах молодых ребят. Пора им становиться политиками, пробовать свои силы, предлагать свои взгляды. Каков бы ни был у меня опыт, а коллективный ум лучше. Нормальное решение может родиться только на основе разных точек зрения. (Почему мы в правительстве края самые сложные и самые важные решения абсолютно всегда рассматриваем на расширенных заседаниях.)

Мне вспоминаются выборы в Совет Федерации в 1993 году, когда было пятеро достойнейших претендентов. На мой взгляд, в будущем такими выборы и будут.

- Но не выборы губернатора.

- Кстати, в том, что верховная власть отменяет часть выборов, мы и сами в чем-то виновны - своим поверхностным к ним отношением. Сначала не стремимся голосовать, а потом сетуем: как же мы без выборов?! Сегодня по Конституции, по закону у каждого есть право участвовать в выборах. Сегодня важно мнение каждого избирателя. И мы не просто должны воспользоваться этим правом - мы обязаны принять участие в выборах, как граждане, которым не безразлична судьба края, города или поселка. Только с такой активной позицией можно добиваться изменений в лучшую сторону. Если не ходить на избирательные участки, если не голосовать, то за вас проголосуют другие. Только кому потом предъявлять претензии?

- Значит, девиз прежний?

- Непременнейше: "Все на выборы!"

- Победы вам, Виктор Иванович.

- Спасибо.



Опубликовано в газете "Тихоокеанская звезда" от 17.12.2004
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован