15 мая 2007
3257

Виктор Маслов: `Мы набрали силу`

Это интервью губернатора Смоленской области Виктора Николаевича Маслова готовилось специально к пятилетию его работы в должности главы региона. Но так уж получилось, что начать его пришлось не с подведения промежуточных итогов, а с совсем другой, неожиданной темы...

О рейтингах и отставках

- Виктор Николаевич, неделю назад в "Смоленской газете", которая, как известно, учреждена Администрацией области, был опубликован весьма резкий репортаж с пресс-конференции вашего первого заместителя А.В. Щелокова под недвусмысленным заголовком "Пресс-панихида". И тут же досужие языки распустили слух, будто эта статья - заказ губернатора "мочить" некоторых из его заместителей и руководителей департаментов. Не верят у нас люди в то, что газета Администрации может так резко оценивать действия ее высокопоставленных сотрудников без санкции свыше. Так что, пожалуйста, развейте или подтвердите их умозаключения...

- Во-первых, на сегодняшний день я не вижу никаких оснований для того, чтобы ставить вопрос о замене отдельных заместителей губернатора, кого-то из руководителей департаментов или в целом о замене структуры управления Администрацией области. Я еще раз повторяю: не вижу никаких оснований. И как следствие никаких решений на этот счет в ближайшей перспективе не будет.

Что же касается самой пресс-конференции, то я разговаривал с Александром Викторовичем Щелоковым о ней. На мой взгляд, здесь сработал фактор чрезмерной тщательности подготовки первого вице-губернатора к его встрече с журналистами. Он действительно самым внимательным образом изучил статистику и подготовил очень обстоятельную информацию. Но журналистам ее оказалось не под силу переварить. Поэтому уже спустя 20 минут после начала пресс-конференции общая атмосфера в зале была совершенно не той, которая должна быть на встрече руководителей региона с представителями средств массовой информации. Это по форме подачи информации. Но по сути сказанного там вряд ли у кого могут возникнуть сомнения. Все, кто серьезно занимается вопросами развития экономики региона, понимают, что, конечно же, Смоленская область не на последнем месте в России, как кое-кто пытается представить. Это ведь очевидно!

Мы воспринимаем ситуацию, связанную с обостренным вниманием к этой теме после публикации в одном из номеров газеты "Экономика и жизнь", просто как информационный повод, дающий возможность отдельным лицам или группам лиц сделать себе на теме якобы "падения" области по ряду показателей какие-то политические дивиденды. И не более того. Ведь согласитесь: буквально в следующем номере "Экономики и жизни" была вновь опубликована таблица рейтингов регионов, где Смоленская область была уже далеко не в последних рядах. Но на этот рейтинг наши оппоненты, мягко говоря, предпочли не обратить внимания. То есть им интересно только то, что плохо...

Но давайте будем объективно оценивать цифры. Мы еще раз четко заявляем, что объективную оценку состояния экономики региона дает только методика, разработанная Министерством экономического развития и торговли. В ней свыше 200 параметров, совокупность которых позволяет реально и объективно оценить положение региона. И, согласно этой методике, практически по всем показателям мы устойчиво занимаем места в пределах первой тридцадки.

К тому же наши оппоненты почему-то напрочь не хотят замечать, что экономические показатели бывают каждый год разными по вполне объективным, не зависящим от нас факторам. В частности, по индексу роста объемов промышленного производства. Если мы в этом году, например, пускаем новое предприятие, естественно, этот индекс автоматически поднимется. Но в следующем году пуска предприятия такого масштаба не будет, соответственно и удержать индекс роста объемов промышленного производства на прежнем уровне будет сложно. Но это же не значит, что случится полный провал в экономике области!

Есть еще один аспект, о котором почему-то не говорят те, кто пытается подвергать нас жесткой критике. Ведь показатели реального положения дел в экономике области, которые затем отражаются в разных рейтингах, формирует не команда губернатора, не чиновники. Эти показатели формируются многочисленной армией директорского корпуса промышленности и крупной экономики, нашим малым и средним бизнесом, нашими аграриями. Власть, конечно, не снимает с себя ответственности тоже. Но она в рамках законодательства только обеспечивает соответствующие условия для развития экономики, а делают ее реальные люди. А по логике наших критиков получается, что смоляне, все те, кто работает и в большой, и в малой экономике, настолько бездарны, что чуть ли не самые последние в России. Но это же не так! И это, безусловно, обидно. Но я полагаю, что эта тема кратковременна: она как взошла неожиданно, так же быстро с повестки дня и уйдет.

- Безусловно. Но, наверное, и представители власти должны уметь грамотно подать свою работу...

Согласен, были упущения в организации самой пресс-конференции. Но мы начали наш разговор с того, устраивает ли меня на сегодняшний день та команда, которая занимается реальными делами в сфере тех обязанностей, которые ей определены, в сфере ее должностных полномочий. Еще раз повторю: устраивает. И я очень доволен тем, что вся эта команда не втягивается в политические дискуссии. Они не популяризируют и не пиарят себя. У них нет этого опыта, а потому иногда у них бывают такие досадные ошибки.

- Кстати, о команде. Пять лет назад в интервью "Смоленской газете" вы сказали, что формируете свою команду не по личной преданности, а по умению работать. Но для многих, причем не только для ваших оппонентов, и пять лет спустя открытым остается вопрос: а есть ли у Маслова настоящая сплоченная команда единомышленников?

- Я не отказываюсь от своих принципов. Те, кто работает здесь, подобраны по профессиональным качествам, по способности отвечать за то, что они взялись делать. И этот принцип я никогда менять не буду. Но я всегда говорил, и это подтверждается практикой, что бывают моменты, когда даже грамотный профессионал в силу тех или иных обстоятельств оказывается невостребованным. И если бы действительно доминировали личные, дружеские отношения при подборе кадров, то на это я не смотрел бы и человек продолжал бы занимать должность. Но это неправильно! У каждого свои функциональные обязанности, свои способности в решении конкретных задач. Если эти задачи решены, возникают новые, то надо подбирать и нового человека, способного их решать. В силу этого за минувшие пять лет были кадровые перестановки, были увольнения. Именно по этим причинам ушли Воротников, Украинский, по несколько другой причине, но тоже где-то близкой, Пешков ушел. По жизни так и должно быть. Поймите правильно, если бы одни и те же люди в течение пяти лет сидели в этих кабинетах, у многих встал бы вопрос: здесь вообще что-то происходит или нет, меняется что-то или не меняется в соответствии с требованиями времени?

Словом, я считаю, что периодическая смена кадров на тех или иных участках возможна и никоим образом не является свидетельством того, что у меня нет команды. Я знаю, что нынче ходят такие версии, что будут опять увольнения, но еще раз повторяю: не будут. И нет никаких заявлений об отставке на сегодняшний день ни от кого из моих заместителей или руководителей департаментов.

Само понятие команды. Я считаю, что команда есть. Команды нет, когда есть неразрешимые противоречия, когда есть диаметрально противоположные критерии оценки той или иной ситуации, непримиримые подходы. Мне представляется, что на сегодняшний день принципы, подходы, критерии в анализе тех или иных ситуаций, которые складываются в регионе, в экономике региона, у нас у всех едины. У нас нет неразрешимых противоречий. У нас есть тактические разногласия, которые мы достаточно быстро преодолеваем. Это, наверное, главный признак того, что есть настоящая команда.

- Многих удивляет, почему в вашей команде нет заместителя губернатора по экономическому развитию области?

- С учетом тех объемов, которые приходится выполнять Департаменту экономического развития, с учетом тех функций, которые на него возложены, на сегодня я полагаю, что этого уровня достаточно. При прямом кураторстве первого заместителя губернатора и при постоянном участии в решении всех этих задач непосредственно губернатора. Эта тема у нас выделена в качестве приоритетной. И я, и Александр Викторович постоянно занимаемся темой привлечения инвестиций, участвуем во всех переговорных процессах по реализации того или иного проекта. Поэтому должность заместителя губернатора по экономическому развитию не нужна. Это будет лишь дополнительная управленческая структура, не дающая реального экономического эффекта.





Губернаторство на чемоданах?



- Чтобы закрыть кадровую тему, позвольте еще один вопрос. Прошедшая пятилетка для вас, образно говоря, была губернаторством на чемоданах. Не было и месяца, наверное, без слухов то о вашей скорой отставке по состоянию здоровья, то о вашем назначении в столицу, то об отстранении вас от должности якобы за какие-то нарушения. Наверняка вы и сами задавались вопросом, почему так сложилось?

- Если честно, для меня это тоже загадка. Я это совершенно откровенно говорю, поскольку со своей стороны я никогда никаких поводов не давал и давать не собираюсь в части моего отъезда из Смоленской области. Наоборот, я говорил, и так и будет, что я буду выполнять обязанности губернатора до тех пор, пока это сочтет возможным Президент или когда закончатся мои определенные законом полномочия.

Как все это можно объяснить? К сожалению, есть у нашей смоленской политической элиты нехорошие традиции, связанные с излишней способностью генерировать всевозможные сплетни. Именно сплетни, не побоюсь этого слова. Как правило, они быстро затухают, но тут же появляются новые. Но это уже традиция нашего политического бомонда, изменить ее, похоже, не удастся никому...

Не скрою, что поначалу я воспринимал эти сплетни достаточно болезненно, но теперь уже наработал иммунитет. Я понимаю, что этим занимается очень ограниченный круг людей. Если им нравится распускать сплетни, пусть распускают. Выгоды от этого им все равно никакой не будет, потому что от их злых языков я не стал слабее ни в физическом, ни в моральном, ни в политическом планах. Их сплетням не удалось ограничить меня, поле моих возможностей в принятии тех или иных решений. Пусть и дальше ласкают свой слух, от меня не убудет...

- Кстати, одна из тем этих досужих разговоров - срок полномочий губернатора Маслова. Вы как-то заявили, что, когда придет новый Президент, обязательно будете просить о его доверии, а не останетесь автоматически в должности. Сейчас многие из ваших коллег чуть ли не в очередь выстроились, чтобы успеть быть переназначенными ныне действующим Президентом и соответственно продлить срок своих полномочий. У вас не возникало такого соблазна?



- Комментировать действия моих коллег я не буду. Давайте рассуждать. Если мы говорим о том, что губернатор просит доверия у Президента, то абсолютно логично предполагать, что, когда приходит новый Президент, надо пройти эту процедуру вновь, в этом никаких сомнений нет. И, безусловно, каждый губернатор эту процедуру пройдет в той или иной форме.

С другой стороны, с юридической точки зрения правильно все-таки говорить не о назначении губернаторов Президентом, а их выборах законодательными собраниями регионов. Исходя из этой нормы, согласно Уставу Смоленской области, именно с момента, когда Президент вносит кандидатуру губернатора в областную Думу, начинается отсчет нового периода его правления. Этот период определен сроком в 5 лет. То есть если подходить строго юридически, с буквы закона, то срок моих полномочий заканчивается в 2010 году.

Естественно, инициировать процедуру переназначения перед новым Президентом не очень корректно ни с моей стороны, ни со стороны областной Думы. По Уставу области это и не предусматривается. Мы ведь должны действовать в правовом поле. Поэтому юридически все будет выглядеть не так, как некоторые представляют: пришел новый Президент, и все руководители регионов сразу ушли в отставку. Конечно же, нет. Но если рассуждать исходя из логики и чисто человеческих позиций, то, безусловно, каждый губернатор будет в той или иной форме стремиться заручиться поддержкой нового Президента. И если таковой не будет, то, конечно, каждый губернатор будет искать варианты ухода со своей должности. Мне так представляется, и, по-моему, это правильно. Как можно работать с Президентом, который тебе сказал, что ты ему не нужен?..

- Позвольте уточнить. Еще не так давно вы говорили, что поддерживаете идею, чтобы Президент Путин остался на третий срок. А теперь вы свое мнение изменили, ведь так получается?

- Свою позицию я обозначил достаточно давно. Я совершенно искренне считаю, что Владимир Владимирович на сегодняшний день самый достойный человек для выполнения обязанностей Президента, самый подготовленный, компетентный, трудолюбивый, у него потенциал очень большой. И, конечно, я с удовольствием поддержал его кандидатуру и на третий срок. Говорил и говорю это. Но я понимаю, что Конституция должна выполняться неукоснительно. И в этом плане я поддерживаю Владимира Владимировича Путина, когда он говорит, что норму Конституции, разрешающую только два срока президентства, надо соблюдать. Пройдет какое-то время, и я буду очень рад, если Владимир Владимирович вернется и вновь будет исполнять обязанности главы государства. Через 4 года или какой-то другой срок. И в этом плане моя позиция нисколько не изменилась.





О делах партийных и предвыборных





- Вас, как руководителя исполнительной власти региона, безусловно, не может не волновать новый состав областной Думы, который нам предстоит выбирать в декабре. Говорят, что уже есть даже какие-то "губернаторские списки" желательных и нежелательных кандидатов.

- Мы опять имеем дело с ситуацией, которую перед этим уже обсуждали. Опять сплетни! Нет никаких "губернаторских списков" и не будет! Есть предварительные наметки кандидатов в областную Думу, которые осуществляют партии. Я знаю, что партия "Единая Россия" верстает такой список. Со мной обсуждали варианты своих списков кандидатов и представители других партий. Это нормальный процесс политических консультаций, который имеют право вести только политические партии.

Моя позиция такая. Мы ратуем за две принципиальные вещи, которые должны быть выполнены. Первое - обязательное соблюдение законности выборов, создание таких условий на территории региона, чтобы выборы прошли при максимальном соблюдении законов, чтобы было обеспечено свободное волеизъявление граждан. Второе - конечно, мы заинтересованы, чтобы в состав Думы пришли люди профессиональные, прагматичные, люди, искренне болеющие за то, чтобы изменить ситуацию в регионе в лучшую сторону, желающие своим опытом, знаниями помочь исполнительной власти в разрешении тех многочисленных проблем, которые есть на сегодняшний день.

Но это вовсе не значит, что мы будем вторгаться в процесс выборов. Это не значит, что мы будем заряжать административный ресурс, чтобы отсечь всех, кто нам якобы неугоден. Этого не будет, как губернатор, я это абсолютно твердо заявляю.

- Звучит красиво. Но, согласитесь, вам ведь небезразлично, с кем придется работать?

- Конечно, от состава областной Думы зависит очень многое. Я удовлетворен тем, как у нас сложилась работа с нынешним ее созывом. Мы избежали траты времени впустую, избежали обсуждения социально-экономических вопросов в политической плоскости. Мы прагматично, без шума и суеты, без самопиара решали те вопросы, которые вставали в повестку дня. А их было много: это и пресловутый 122-й закон, и 131-й, и текущие изменения в законодательстве, позволяющие создавать условия для привлечения инвесторов в регион. Все это можно было заболтать, можно было бы пустить по совершенно другому направлению, которое не принесло бы пользы. Но нам удалось эти рифы обойти. Нас в масштабах страны приводят в пример в реализации 122-го закона, мы здесь все сделали очень аккуратно, очень взвешенно, конечно, благодаря пониманию депутатов Думы. У нас неплохо идет реализация 131-го закона. Это тоже концептуально масштабный проект, требующий вдумчивой и кропотливой совместной работы. И целый ряд других примеров. Поэтому я не скрывая говорю, что был бы очень доволен, если большинство депутатов, которые сейчас представлены в Думе, вновь баллотировались и вновь стали бы депутатами. Это было бы только на пользу области.

- Но готовы ли региональные отделения основных политических партий к конструктивной работе на выборах? Не секрет, что не все ладно в "Единой России", где, как говорят, на посту лидера Юрия Ребрика вот-вот заменит Сергей Антуфьев. Полная неразбериха пока в "Справедливой России", там вообще непонятно, кто лидер. У вас нет опасений, что на фоне внутрипартийных разборок в региональных отделениях двух партий власти мы, сами того не желая, в декабре по итогам голосования избирателей вновь можем вернуться в так называемый "красный пояс"?

- Честно скажу, большой тревоги у меня нынешние внутрипартийные дискуссии не вызывают. Начнем с "Единой России". Возможны ли там перемены? Я полагаю, это позитивный процесс. При моем глубочайшем уважении к Юрию Николаевичу Ребрику, высокой оценке того, что он сделал, вместе с тем все-таки региональное отделение партии нуждается в укреплении руководства. Это однозначно, это все признают, на это есть объективные причины. И поэтому приход Сергея Владимировича, если он состоится (это решение опять же партийное, не губернаторское, это решение Высшего политического Совета), я думаю, укрепит региональное отделение партии. Накануне выборов это будет только плюс, без всяких сомнений...

- Но не секрет, что многие предполагают совсем иную подоплеку этой внутрипартийной перестановки и уже прочат Сергея Владимировича в преемники Виктору Николаевичу. Причем уже в ближайшем будущем...

- Меня не волнуют те интриги, которые начинают разворачиваться вокруг этой темы: якобы Антуфьев пойдет дальше, будет претендовать на нечто большее. Лишь бы была польза делу, это главное. И если Антуфьев или еще кто-то другой докажет, что за ним действительно ресурс, за ним действительно потенциал, за ним действительно команда профессионалов, которая может сделать для области гораздо больше, гораздо эффективней, поверьте мне, мы долго здесь, в этих кабинетах, не будем тогда сидеть. Мы с удовольствием передадим им свои полномочия. Но если мы будем в этом абсолютно убеждены, если там будет инициатива и такое желание реально работать. Пока я этого не вижу. Еще раз повторяю, меня это не беспокоит.

- Хорошо, а ситуация в региональном отделении "Справедливой России" вас не беспокоит?

- "Справедливая Россия" - это только выходящая на политическую арену, строящаяся партия. Там идут очень сложные процессы на уровне регионов, в том числе и в Смоленской области. Всегда в начале пути, при становлении партии появляются разные очень активные люди, умеющие много обещать и говорить и стремящиеся захватить партийную должность с надеждой, чтобы, используя ресурс партии, выйти потом на другие уровни власти. Не хочется мне их обижать, но это пена, которая спустя какое-то время смоется. Тогда и появится реальный конструктивный ресурс в работе парторганизации.

Вы, наверное, удивитесь, но я приведу в пример региональное отделение ЛДПР. Как мы когда-то к ней относились, и насколько серьезно работает партия в регионе сейчас? Просто прошло время, приобрели опыт, появились люди, которые способны реально работать, появились конкретные дела.

Я не буду говорить о "Единой России". Ведь тоже начало пути было непростым, а сейчас у регионального отделения партии совершенно другой потенциал. То же самое будет и в "Справедливой России". Пройдет какой-то период времени, вся пена сойдет, будет нормальная партия. По большому счету, то, к чему стремится высшее руководство государства - создать двухпартийную систему из серьезных партий, то и воплотится в жизнь.

- А коммунистов вы, выходит, уже совсем со счетов списали?

- У коммунистов есть реальный электорат, я с большим уважением отношусь к ним. Но, к сожалению, этот электорат уменьшается в силу объективных причин. Я не вижу предпосылок к тому, что число сторонников компартии у нас в области будет расти. Почему? Потому что у регионального отделения партии нет реальных конкретных дел. Есть только протестное голосование, протестные митинги, и не более того. Если у нас ЛДПР начала приводить в порядок братские могилы, вкладывает реальные ресурсы в помощь конкретным людям, то у коммунистов этого нет. По крайней мере, я об их конструктивной работе с населением ничего не знаю. Есть просто слова, позиция, основанная на жесткой критике. Но люди устали от такой демагогии. Люди, мне представляется, в нее уже не верят. Все понимают, что критиковать легко, а что-то предложить реальное для исправления недостатков и, самое главное, попытаться сделать это гораздо сложнее. Поэтому я не уверен в том, что у коммунистов есть перспектива резкого роста их рейтинга.

Таким образом, я считаю, что у нас расклад сил будет такой: "Единая Россия" - безусловный лидер, "Справедливая Россия", если отстроится, если вся внутренняя борьба у них как можно скорее завершится и придут трезвые прагматичные лидеры, имеет шансы быть второй. А затем - коммунисты и ЛДПР.

- Кстати, а вы имеете возможность влиять на процессы в региональном отделении "Справедливой России", есть с ними какой-то диалог?

- Я совершенно искренне стремлюсь к тому, чтобы со всеми партиями у меня был конструктивный диалог. Мне кажется, что у меня это получается. Со "Справедливой Россией" пока его нет, только с высшим руководством. С местными нет диалога, потому что пока нет лидеров, с кем можно было бы разговаривать.

Я знаю, что некоторые меня упрекают в том, что, мол, губернатор-единоросс не может быть равноудален от всех партий. Но я надеюсь, что мои контакты с представителями других партий являются свидетельством того, что мое членство в "Единой России" никоим образом не отразилось на моих отношениях и на качестве моего делового сотрудничества с другими партиями. Контакты у нас регулярные, носят чисто прагматичный, конкретный характер, связаны с решением реальных проблем области.





В экономике - без любимцев



- А как у вас складываются отношения с экономической элитой? Есть взаимопонимание?

- У меня нет любимцев и изгоев, совершенно честно я вам говорю. Я с огромным уважением отношусь к руководителям большой экономики - к нашему директорскому корпусу, регулярно в формате Научно-промышленного союза с ними встречаюсь, рассказываю о том, что мы делаем. Регулярно у меня проходят индивидуальные встречи с представителями директорского корпуса. Я многое от них черпаю в плане познания общей ситуации. Они и формируют в основном все показатели, благодаря их труду и способностям, мы имеем то, что имеем. Не власть, а область имеет.

- А в среднем и малом бизнесе у вас нет тех, кто ближе других?

- Еще раз повторяю: у меня нет любимчиков и нет изгоев, хотя мне и приписывают особые отношения, например, с господином Разуваевым, еще с кем-то. Но это все опять на уровне сплетен. Если компания, работающая на территории области, делает полезное дело, если она исправно платит налоги, создает рабочие места, расширяет производство, то почему мы не должны ее поддерживать? Другое дело, что возможности нашей поддержки весьма ограничены. И, к великому сожалению, даже эти ограниченные возможности иногда трактуются как лоббизм с целью получения какой-то своей выгоды или работа на свой карман. Но это же не так! Порой даже задумываешься: хочется поддержать ту или иную коммерческую структуру, потому что она реально работает на интересы области, но, памятуя о том, какой потом выльется на тебя ушат упреков, что ты им помог, сдерживаешь себя. Поэтому мы в какой-то степени даже демонстративно дистанцируемся от бизнеса. Все контакты - только в рамках правового поля. Без любимчиков и изгоев. Это уж точно.

- А со стороны экономической элиты есть ли встречное движение в решении проблем области?



- Я конкретные примеры приведу. Много говорят о наших особых отношениях с руководителями ПК "Лаваш" Разуваевыми. Но давайте посмотрим, почему эти отношения не особые, а просто отношения есть. Анализ результатов проведенных тендеров по госзаказу продуктов питания для социальной сферы, который осуществлялся в течение последних нескольких лет до нашего прихода в область, показал, что работают посредники и только посредники. А непосредственно оптовый поставщик не участвовал в этих тендерах. После достаточно длительных переговоров нам удалось убедить господина Разуваева поменять свою позицию, он стал участвовать в тендерах. Естественно, он объективно стал выигрывать их, но при этом и стал нести дополнительные расходы, это легко доказать на цифрах. Но он взял на себя эту миссию. Благодаря ему мы существенно стали экономить бюджет, услуги посредников снизились, цены, естественно, упали. Безусловно, господин Разуваев не стал иметь тех прибылей, которые он имел раньше. Но он понял социальную ответственность своего бизнеса. Мы ему говорим спасибо, у нас к нему нормальное хорошее отношение как к руководителю бизнес-структуры, который понимает проблемы области и помогает их решать.

Еще пример - ЗАО "Дорогобуж". Помните, как наши оппоненты задавали вопрос: а почему это Маслов ездил к генеральному прокурору, просил за то, чтобы честно был проведен какой-то конкурс? Да потому, что ЗАО "Дорогобуж" каждый год в виде благотворительной помощи выделяет области 2 тысячи тонн минеральных удобрений бесплатно. Это никому не делается, это делается только для нас, хотя предприятия компании "Акрон" есть не только в Смоленской области, но и в других регионах. Мало того, они еще дают нам и хорошие поступления в бюджет. Естественно, мы заинтересованы, чтобы это предприятие работало ритмично, чтобы у него не было сбоев в поставках сырья. Мы им еще говорим спасибо и за то, что это предприятие оказывает спонсорскую помощь, то есть бизнес социально ответственный. У нас с ними тоже особые отношения, мы этого и не скрываем. Наоборот, гордимся. И, конечно, губернатор поедет в самые высокие государственные структуры отстаивать интересы этого предприятия, потому что это будут и интересы области.

Таких примеров можно привести много.





Инвестор инвестору рознь



- Но почему, объясните, крупные инвесторы все же обходят нас стороной? Вот, например, "Фольксваген-групп" выбрала площадкой для строительства завода по сборке автомобилей не нашу область, а Калужскую. Хотя, казалось, у нас преимуществ больше.

- Все не так просто, как может показаться на первый взгляд. Ведь любой проект, особенно масштабный проект, реализуется не только этой компанией, но и с участием областных финансовых ресурсов в виде софинансирования. Именно такие условия выставила "Фольксваген-групп". Софинансирование составляет примерно годовой бюджет нашей области. Это миллиарды рублей: подготовка всего нулевого цикла, участие в строительстве отдельных корпусов. Это при том, что мы не являемся собственниками данного предприятия. С учетом того, что у нас крайне сложная демографическая ситуация и мы серьезные финансовые ресурсы направляем на изменение ее к лучшему (строим диагностический, травматологический, перинатальный центры, закупаем дополнительно медицинское оборудование на большие суммы, помимо нацпроекта, для обновления ЛПУ области и решаем еще целый ряд других задач в сфере демографии, требующих больших затрат), то мы всего этого лишились бы. Нам пришлось бы помогать строить немцам завод. Я думаю, что ни население, ни депутаты этого бы не поддержали. И я, как губернатор, исходя из анализа ситуации, тоже не считаю это правильным. Я уж не говорю о том, что на этом заводе работали бы мигранты, а не коренные жители.

- Хорошо, а есть другие примеры?

- Разумеется. Администрации удалось убедить руководство компании "Дикая орхидея" (всемирно известная компания по пошиву белья с годовым оборотом в миллиарды долларов. - Прим. авт.) построить суперсовременное предприятие в Гагарине. Там будут работать 5 тысяч человек, объем инвестиций примерно такой же, как у "Фольксваген-групп", но там будет еще и строительство целого жилого микрорайона. По планам люди, работающие на этой фабрике, будут иметь возможность, проработавши там 10 лет, получать это жилье бесплатно. Компания будет приносить очень большой налоговый доход в региональный бюджет. Плюс и в том, что появятся не просто новые рабочие места, а рабочие места для женщин. Проект этот оценивается в сумму свыше 200 миллионов евро.

- Вашу Администрацию упрекают в отсутствии стратегии экономического развития...

- Во-первых, не надо забывать, что мы живем в рыночной экономике. Легко потребовать, исходя из прежних "совковых" подходов: давайте пятилетний план. Но как его можно верстать, не зная планов основных финансово-промышленных групп, которые, собственно, и развивают экономику.

Ситуация меняется, и достаточно часто, бизнес на это реагирует, у него появляются разные варианты. Задача власти - оперативно отреагировать на предложения, которые идут от бизнес-структур, и создать условия для тех предложений, которые нам интересны, для максимального их продвижения и реализации на территории региона.

Я не могу запланировать строительство завода за счет денег, например, господина Дерипаски или госпожи Батуриной. И никто этого не сможет сделать. Но сейчас появляются объективные условия для строительства цементного завода на территории области, исходя из того ресурса и того потенциала, который у нас имеется. Эти инициативы внесены на наше рассмотрение, и мы сделаем все возможное, чтобы они были максимально быстро реализованы.

У меня скептический подход к планированию на далекую перспективу. Я еще раз повторяю: мы живем в рынке. От власти с каждым годом все меньше зависит. И это правильно, должны другие механизмы работать. Мы прошли тот этап, когда власть все планировала и писала большие документы, которые так и оставались на бумаге. На это "планирование" тратились сумасшедшие деньги, сотни тысяч чиновников кормились на этом, а в результате...

Второе. С позиций федерального центра, безусловно, должно осуществляться стратегическое планирование, распределение тех финансовых ресурсов, которые есть в бизнесе. Чтобы не получалось так, как сейчас, когда каждый субъект Федерации стремится построить у себя все - от кирпичного завода до завода по сборке автомобилей. Это неправильно, потому что не учитывает ни распределения производительных сил, ни возможности энергообеспечения, ни других макроэкономических параметров. В результате появляются перекосы, которые во вред всей экономике страны. Об этом мы неоднократно говорили на совещаниях в ЦФО, об этом говорилось на заседаниях Госсовета. Но, к сожалению, МЭРТу и Министерству регионального развития пока эту регулирующую функцию выполнять не удается, хотя в последнее время и активизировались попытки в этом направлении.

И третье. Несмотря ни на что, мы все-таки заказали большое исследование в части выстраивания приоритетных направлений развития экономики региона до 2020 года. Ее осуществляет ведущий санкт-петербургский институт, отобранный на основании конкурса. Мы подготовленную им концепцию будем защищать на заседании Правительства России. Это будет именно концепция - общее понимание того, на чем надо будет сосредоточить усилия для успешного динамичного развития региона.





О монополиях и нефти



- А как складываются отношения областной власти с такими гигантами-монополистами, как, например, РАО ЕЭС? Удается отстаивать интересы региона?

- Мы стараемся это делать по максимуму. К примеру, вы знаете, что мы отказались подписывать предложенный энергетиками вариант инвестиционной программы по реконструкции электрических сетей. Почему? Во-первых, инвестиционная программа, которая предлагается сетевой компанией, в которую входит сетевая компания "Смолэнерго", предусматривала вложение этих денег в тариф. Просто так пойти на то, чтобы выделять колоссальные суммы на модернизацию сетей, колоссальные ресурсы туда вкладывать, не оглядываясь на неизбежное повышение тарифа, которое ударило бы и по населению, и по промышленным предприятиям, мы не согласились категорически. И прямо об этом сказали. Нам нужна четкая, максимально аргументированная информация, куда эти деньги будут направлены, и почему, собственно говоря, те деньги, которые в течение последних лет мы направляли именно на реконструкцию сетей, не вложены в дело. Меня очень радует, что процесс поиска компромисса начался. По крайней мере, заявление господина Хвостанцева, что сумма инвестиционной программы может быть в размере 650 млн, радует вдвойне, поскольку первичная сумма была 1 млрд 250 млн рублей. То есть, наверное, мы оказались правы, заняв жесткую позицию. Наверное, первоначальная сумма затрат на реконструкцию сетей, предложенная сетевой компанией, содержала в себе элемент "жира", будем так говорить. Я уж не говорю о тех суммах, которые планировались на последующие годы, они еще больше.

У М.А. Хвостанцева в этом споре были аргументы, четко усиленные коммерческим интересом. Мы же говорим о том, что мы принимаем его аргументы, но требуем ослабить коммерческий корпоративный интерес сетевой компании. Главный вопрос, который задавал вице-губернатор Батрасов: где 2 млрд рублей, которые были даны "Смоленскэнерго" на развитие, куда они делись? И что такое страшное может случиться с трансформаторами? Нам отвечали: вот, мол, другие подписали соглашение. Значит, другие так к тарифу относятся. Конечно, я тоже мог бы быть любимым Чубайсом, подмахнув эту бумагу на 1,5 млрд рублей, взвинтил бы тариф для населения копеек на 50, если примитивно рассуждать...

Соглашение, безусловно, будет подписано. Но только с условием, что население и промышленность не пострадают из-за повышения тарифа на электрическую энергию. Мы всегда старались этот тариф держать на нижнем пределе, защищая интересы населения области и нашей промышленности. И будем продолжать это делать. В конце мая соглашение будет подписано. Но, конечно, не с теми параметрами, которые были на первоначальном этапе.

- С "Газпромом", наверное, договариваться сложнее?

- Давайте обсудим две составляющих темы. Первая - это газ высокого давления. Да, у нас эта проблема есть. Кстати, она есть во всех субъектах Федерации. Но у нас она особенно остра, поскольку экспортное направление и все трубы, как нам говорят, заполнены на 100% газом, идущим на экспорт. И как следствие в эту трубу нельзя запустить независимого поставщика с коммерческим газом. Таким образом у нас нет возможности (хотя такие возможности у других субъектов Федерации имеются) получить газ даже по коммерческой цене. На сегодня у нас несколько сотен заявок от промышленных предприятий лежит неудовлетворенными. Это, безусловно, крайне негативно сказывается на развитии экономики области. Но, объективно оценивая общую ситуацию, я знаю, что выхода просто нет. Наша надежда, связанная со строительством газопровода по дну Балтийского моря, к сожалению, тоже, скорее всего, не оправдается, потому что дополнительные объемы газа уже проданы.

Политика "Газпрома" понятна. У него достаточно серьезные финансовые проблемы, и, безусловно, ему гораздо выгоднее продавать газ за границу значительно дороже, чем на внутреннем рынке. Поэтому идет процесс сдерживания реализации газа на внутреннем рынке для промышленных предприятий.

А вот в газификации для населения никаких ограничений нет и не будет. Здесь все увязывается со способностью муниципалитетов, в первую очередь, и регионов участвовать в софинансировании работ. Функция муниципалитетов здесь - это разводка по территории населенных пунктов, участие самого населения и возможность строительных организаций выполнять эти объемы. Я не сказал бы, что работы по газификации населенных пунктов у нас идут низкими темпами. Они нормальные, исходя из тех финансовых ресурсов, которые у нас есть.

Здесь есть другая тонкость, которую мы, безусловно, должны учитывать. У нас очень много населенных пунктов, не имеющих, как бы это ни обидно и жестко звучало, перспективы. У нас есть деревни, где 10-15 домов, живут пожилые люди, и их никак не отнести к точке роста. Подводить туда трубу по-человечески надо. Но, безусловно, это приведет к повышению тарифа, поскольку потребителей мало, затраты большие, это все надо закладывать в тариф. Приходится задумываться: или поднимать тариф для всех, чтобы на каких-то три года протянуть туда трубу, или убедить людей, чтобы они на баллонах пожили, и не тратить эти деньги. Вопрос очень сложный...

У нас на сегодняшний день такая позиция, которая выполняется однозначно. Где есть точка роста, где мы видим перспективу, туда в первую очередь газ и будем проводить. Вот, например, Демидовский район. При всем моем уважении к населению газ мы туда вели с учетом того, что там есть возможность промышленного роста только при условии того, что там появится газ. Новому кирпичному заводу он просто необходим. Безусловно, реанимация промышленности в этом районе даст импульс повышению качества жизни всего населения. Так что и оно одновременно получило возможность иметь газ. То же самое будет и в Темкинском районе, там тоже у нас есть точка роста - большие, очень крупные птичники строятся. Благодаря такому подходу у нас не будет и очень резкого роста тарифов на газ.

- А от строительства нефтепровода вдоль западной границы область получит какую-то выгоду?

- Во-первых, мы уже получили дополнительные поступления в бюджет. Поскольку труба идет по нашей земле, то все вопросы, связанные с финансированием работ на ней, имеют составляющую, которая идет и в местные, и в областной бюджеты. Это уже благо, хотя, может быть, и не самое важное. Самое важное, что мы получаем доступ к реальной нефти в трубе. И благодаря этому, у нас теперь есть реальная возможность поставить как минимум два нефтеперерабатывающих завода, которые, естественно, не считая появления новых рабочих мест, принесут существенное пополнение в бюджет. Один завод в Екимовичах у нас практически уже в состоянии монтажа находится, а для второго мы сейчас выбираем наиболее оптимальный вариант. Но опять же это должен бизнес определиться, а не мы. Мы не можем приказать "Роснефти", чтобы она строила завод именно там, где мы хотим. А для завода в Екимовичах уже идет закупка оборудования. Предприятие небольшое по российским меркам - 3 млн тонн, хотя считается оптимальным 10 млн тонн. Но для нас это большое предприятие, поскольку с вводом его в эксплуатацию появляются неплохие перспективы.

- Многие опасаются экспансии московского капитала, которая сейчас активно идет в область...

- Ничего страшного в том, что идет экспансия капитала, нет. В Китае, например, строят американцы, в Америке - китайцы. Это нормальный процесс. Бизнес реализует свои проекты там, где ему выгодно. Территория получает возможность трудоустроить своих людей, получает возможность иметь дополнительные финансовые ресурсы для решения своих проблем. Ведь никто потом этот завод не заберет, не унесет. Не могу понять, почему этот вопрос так волнует. Это нормальное явление, к нему надо спокойно, даже с элементами радости относиться.

- А где гарантия, что Москва не выведет к нам устаревшие и экологически грязные производства?

- Поверьте мне: качество работы служб надзора сегодня такое жесткое, что в случае малейших подозрений замораживаются куда более крупные проекты, чем у нас. Качество работы этих служб гарантирует, что никакой грязи сюда не будет привезено. Привозятся новые технологии, обеспечивающие современный уровень экологической и других видов безопасности, технических норм и правил. И спасибо Юрию Михайловичу Лужкову, спасибо правительству Москвы, что они не повезли эти предприятия в ту же Калугу или еще куда-нибудь. Для нас это только плюс.

С Юрием Михайловичем мы договорились, что постараемся сделать все возможное, чтобы не останавливаться на достигнутом и двигаться дальше. Не хотелось бы, чтобы был один локальный проект, а вокруг хорошего нового завода стояли те развалины, которые сейчас, к сожалению, еще стоят. Мы в этом направлении работали и вышли уже на конкретные договоренности, связанные со строительством нового предприятия с участием австрийского капитала по производству чугунных труб большого диаметра. Это очень хороший проект, очень ликвидный, по объемам примерно то же, что и электросталеплавильный завод. И здорово, что у нас все это получилось. У нас есть и проекты, это в соглашении предусматривается, по переводу плавки цветного металла на эту территорию, ряд других инициатив. Мы наконец-то вышли, что принципиально важно, и на социальную сферу. Ведь как часто бывает: завод построили, начинаем прибыли иметь, а социальной сферой пусть местные власти занимаются. В нашем новом соглашении уже заложено развитие социальной сферы, строительство жилья, обустройство инфраструктуры Ярцева. То есть во всех отношениях это процесс позитивный, и лично у меня он вызывает только чувство удовлетворения.





О сельских бедах и успехах



- Ситуация на селе, наверное, одна из самых больных для вас тем. Деньги по-прежнему идут в трубу...

- Да, деньги как в трубу... Мы четко сказали аграриям: берите деньги, но на возвратной основе. Мы вам поможем в части снижения процентных ставок. Берите! В прошлом году практически не брали. Не надо денег на таких условиях, говорят. Нужны деньги, которые можно взять, но не надо возвращать. Но, извините, мы это уже проходили. Еще раз повторяю: мы живем в условиях рынка, где халявных денег не бывает, где надо постоянно думать о том, как произвести рентабельную продукцию, чтобы возвратить вложенный капитал и получить прибыль, за счет этой прибыли дать людям зарплату и развивать производство. А не за счет подачек, которые власть якобы обязана давать частным хозяйствам. Они ведь все сейчас ООО, ТОО. Как дело касается их земли, например, когда нам землеотвод под нефтепровод надо было делать, так они сразу вспомнили, что частники - не дадим землю задаром! Но раз ты частник, то тогда и функционируй как частник, а не выклянчивай подачки у власти...

- Все это так, но есть ли у областной власти какая-то внятная программа если не развития, то хотя бы поддержки АПК? Вот даже на Общественной палате был упрек, что власть в этом смысле просто мечется, не знает, что делать.

- Если посмотреть на качество наших почв, на климатические условия, на наши трудовые ресурсы, на потенциал АПК, конечно, будешь метаться. Мы в какой-то степени, может быть, и мечемся. У нас была надежда на разведение льна, но конъюнктура мирового рынка, появление таких крупных поставщиков сырья, как Китай, Египет, Франция, да еще с учетом того, что в эту отрасль нужны очень большие и длинные по срокам инвестиции, к сожалению, эту надежду похоронили. Все попытки возродить былую славу смоленского льна, предпринятые в том числе и с помощью финансовых групп, потерпели крах.

Теперь мы начинаем переориентироваться, искать иную нишу. Может быть, это будет производство рапса. Посмотрим, что из этого получится, хотя тоже есть сомнения, исходя из наших климатических условий.

Мы прекрасно понимаем, что самое гарантированное, самое надежное - это развитие молочного животноводства. У нас есть прекрасный пример - "Тасис-Агро". Почему этого другие не делают? Потому что здесь нужна инициатива руководителя, нужен соответствующий коллектив менеджеров.

Конечно, Агропром мы не имеем права бросать. С нашей стороны усилия предпринимаются немалые, но носят они в основном административный характер. Поэтому, конечно, они не создают ощущения того, что завтра все будет хорошо. И, может быть, правильнее все-таки проявить политическую волю и сказать честно, как, кстати, во многих странах мира, что после определенной широты нет и не может быть рентабельного сельского хозяйства. Сказать: да, невыгодно нам сеять пшеницу, рожь, гречиху, овес, поскольку себестоимость продукции в силу крайне низкой урожайности просто катастрофическая. Давайте не будем этим заниматься, давайте сосредоточим усилия, например, на молочном животноводстве, свиноводстве. Но на это нужна политическая воля.

- Ой, опять вас аграрное лобби заклюет! Год назад вы предложили объединить безработных мужиков в развалившихся колхозах, чтобы они сажали лес на зарастающих кустарником полях. Сколько крику было!.. Хотя, если поразмыслить, вполне здравая идея. Тем более что теперь, когда у нас в регионе начинает развиваться деревообрабатывающая промышленность, волей-неволей, а придется задуматься о воспроизводстве лесных ресурсов.

- Кстати, должен сказать, что в индивидуальных беседах со специалистами АПК на всех уровнях эта идея поддерживается, понимается ее объективная необходимость. Но... Мы пока не делаем резких движений, это просто мое видение путей решения проблемы. А кто прав, кто нет - время покажет.

Я еще раз должен сказать, что у нас есть очень хорошие примеры в АПК. Там, где сильный руководитель, где сильная команда, где думают, как сохранить и развить хозяйство, там есть успех. В первую очередь, в молочном животноводстве. И мы на этих примерах сейчас всем говорим: не просите, не клянчите, пойдите по этому пути, а мы вас максимально поддержим.





О реформах и нацпроектах



- Реформа местного самоуправления, 131-й закон. Что, на ваш взгляд, оказалось самым большим камнем преткновения в его реализации?

- Тема назначения или выборности главы областного центра. Меня сейчас начинают упрекать, что я раньше был за выборы, а теперь за назначение. Подчеркиваю, речь идет только о столице субъекта Федерации. Столица определяет практически по всем параметрам и финансовую, и социальную, и политическую обстановку в регионе. То, как это муниципальное образование выстраивает свою деятельность, отстраивает свои финансовые потоки, во многом определяет и общее положение региона. Но зачастую встает вопрос: как же так - основные, узловые моменты, определяющие все, здесь, а управляемости нет? Именно по столице региона. Логично, на мой взгляд, там, где проходят крупные финансовые потоки, там, где действительно определяющее значение имеет муниципальное образование для субъекта Федерации, перейти на норму назначения руководителя или даже пойти на слияние структур исполнительной власти. Чтобы глава областного центра был, например, в ранге первого заместителя губернатора. Это позволит реально интегрировать интересы региона и его столицы. Я сторонник объединения исполнительной власти на этом уровне. В остальных же муниципальных образованиях, безусловно, выборность должна быть сохранена как основа развития реального местного самоуправления и подлинного народовластия.

Тема конфликта интересов области и ее центра, к сожалению, не только смоленская. Конфликты практически везде. Почему? Смотрите, что получается. Губернаторы несут персональную ответственность, в частности, за реализацию нацпроектов. Например, за реализацию проекта "Доступное жилье". Львиная доля социального жилья строится именно в областном центре. Но губернатор не имеет никаких рычагов влияния на этот процесс. Полный абсурд! Губернатор несет персональную ответственность за реализацию нацпроекта "Здоровье". Опять же основная составляющая здесь, безусловно, областной центр. Но губернатор и тут не имеет практически никаких рычагов влияния на ситуацию. Опять абсурд. Я уж не говорю о многих других серьезных моментах.

Я говорю о принципиальных, серьезных моментах, влияющих на общую ситуацию в регионе. Вот сейчас появляются версии, будто мы у городской власти землю забираем. Но я ведь неоднократно говорил: то, что мы делаем, направлено только на оптимизацию системы управления процессом, привнесение в него новизны, на усиление организационной составляющей, технической оснащенности, и не более того. Мы же не требуем, не диктуем, кому и какой участок земли в городе выделить. Нет, мы говорим о том, чтобы процесс этот сделать максимально прозрачным, чтобы исключить коррупционную составляющую, которая есть, что бы там ни говорили. Но это ж благое дело, при чем здесь захват власти, как будто у нас только одна мысль - все захватить, чтобы себе что-то поиметь. Каждый думает в меру своей испорченности...

- Кстати, Виктор Николаевич, раз уж вы вспомнили о приоритетных национальных проектах, не могу не уточнить. Недавно вы публично заявили, что в этой сфере нашей жизни пора переходить от слов к делам. Это кому упрек был - федеральным или местным чиновникам?

- Всем участникам этого процесса. Все понятно, механизмы понятны, что делать, понятно, контроль жесточайший, так давайте делать! Тем более что по ряду направлений это слишком громко сказано - приоритетные национальные проекты. Это просто масштабные инвестиции в развитие той или иной отрасли, и не более того. То, что делается во всех странах. Делается спокойно, без излишней шумихи. Другое дело, что на первом этапе надо было привлечь особое внимание к этим проектам, в том числе и общественности, отладить всю структуру, создать информационное сопровождение. Но этот период уже прошел, все это понимают. Давайте же теперь реально заниматься делом и отчитываться, что сделали. Не более того. А то у нас уже появились нацпроекты во всех сферах. Мы что теперь постоянно будем жить в условиях сплошных нацпроектов? Ощущение кампанейщины. Хорошие, полезные, крайне нужные дела делаются, но не надо придавать им слишком громкую пиар-составляющую.





О планах на будущее



- На вашей встрече с Президентом были обозначены приоритетные для области проекты: развитие льноводства, строительство диагностического центра, вторая очередь АЭС и строительство крупных логистических терминалов. Что уже сделано?

- По льноводству я уже говорил. Хотя федеральная целевая программа и разрабатывается, но у меня она чувства оптимизма не вызывает. Мы и сейчас прилагаем колоссальные усилия, чтобы разрешить судьбу льнокомбината, привлекаем серьезных инвесторов, очень надеемся, что что-то получится. Но, к сожалению, это не то, о чем мы мечтали, что планировали. Причины тут объективные - конъюнктура рынка, финансовые возможности и желание финансовых групп участвовать в этом процессе. Здесь, к сожалению, нашего потенциала и потенциала федерального центра явно недостаточно, чтобы активизировать все эти процессы.

Диагностический центр. Экспертиза проекта несколько затянулась, но 20 мая нам обещали ее завершить. Как только она будет завершена, буквально на следующий день начнется строительство. Естественно, мы будем ставить вопрос о включении строительства диагностического центра в федеральную программу и участии в софинансировании. На это резолюция Владимира Владимировича была, и я не вижу никаких проблем, что эта составляющая не будет выполнена.

Строительство логистических центров. Мы получили поддержку со стороны Государственного таможенного комитета по расширению номенклатуры товаров, которые имеем право растаможивать на территории области. Как следствие сразу же появилась реакция бизнес-структур на строительство соответствующих терминалов. Сейчас речь идет о проектировании трех таких центров. Самый крупный мультимодальный логистический центр, презентация которого недавно состоялась в Администрации области, - это очень большой проект, там 9 тысяч рабочих мест предусмотрено. Но проект реальный, есть реальный инвестор, мы уже начинаем размещать поселок строителей, идет привязка к местности конкретных производственных корпусов. Уже к концу года ожидается запуск 120 тысяч квадратных метров складских помещений. И два центра будут на границе с Белоруссией, тоже достаточно неплохих. То есть в этом направлении работа идет. И опять же надеюсь, что у читателей будет понимание: это не власть строит. По большому счету, власть не могла толкать бизнес-структуры, транспортные организации, которые занимаются грузоперевозками, на это строительство, используя только административный ресурс. Созданы экономические условия, создана возможность проведения таможенных операций на территории региона. Бизнес потянулся, а наша задача - в максимально оперативном разрешении вопросов, связанных с реализацией этого проекта, начиная от выделения земли и кончая принятием законодательных норм, в том числе и льготного характера.

Несколько проблематичной оказалась тема строительства второй очереди атомной электростанции. У нас до 2010 года предполагается, исходя из инвестиционной программы РАО ЕЭС, серьезная модернизация Смоленской ГРЭС в поселке Озерный Духовщинского района. Там предусмотрен объем инвестиций около 13 млрд рублей.

В силу того, что область является энергопересыщенной, генерация представлена у нас очень достойно, на сегодня нет логики в форсировании начала строительства очередных блоков АЭС. Этот период несколько отнесен (до 2012 года), но строительство стоит в повестке дня. Те аргументы, которые были доведены до нас при разработке общей концепции развития атомной энергетики, нами приняты как обоснованные и совершенно логичные.

- После вашей победы на выборах пять лет назад один из политологов сказал, что наконец-то Смоленщина станет жить не по понятиям, а по общероссийским законам. На ваш взгляд, что в самых больших плюсах прошедшего пятилетия и что предстоит сделать в первую очередь?

- Сложный вопрос, наверное, это тема для отдельного разговора. Я доволен, что основные, концептуальные вещи, которые я обещал, мы выполнили. Мы объединили элиты, мы исключили влияние на власть со стороны криминальных групп, мы снизили активность организованных преступных сообществ. Благодаря скоординированной работе с силовым блоком, ряд организованных преступных сообществ вообще ушел в историю. Мы серьезнейшим образом улучшили финансовую дисциплину, ввели казначейское исполнение бюджета на уровне области, на уровне районов, и уже речь идет о сельских поселениях. Это принесло серьезные дополнительные поступления в бюджет в виде экономии средств. Мы серьезно изменили процедуру, сделали более прозрачным проведение тендеров по госзаказу.

Благодаря инициативе Президента, создана и действует Общественная палата. Мне кажется, что я выполнил обещание и быть относительно открытым (не полностью, конечно, это невозможно), доступным для СМИ.

Многое из того, что планировалось и что сделано, конечно, вызывает чувство удовлетворения. Я благодарен тем, кто работает со мной, кто прошел весь этот путь вместе. Им трудно, очень трудно. Я знаю, что по характеру я очень непростой человек. Им тяжеловато приходится, но спасибо, что они прошли это пятилетие вместе со мной.

Будем двигаться дальше. У нас теперь уже совершенно иное понимание участия в инвестиционных процессах, совершенно другой уровень понимания тех проблем, которые есть в области, совершенно другой уровень взаимоотношений с федеральным центром. Мы набрали силу.

Набрало силу, стало гораздо более грамотным, разборчивым и наше гражданское общество. Смолян уже не проведешь на мякине популизма, не подкрепленных делами обещаний. И это, на мой взгляд, очень важно именно сейчас, в преддверии выборов в областную и Государственную Думы. Мы готовы к открытому и честному диалогу с людьми. Надеюсь, что люди нас поймут.

Если же говорить о моем членстве в партии "Единая Россия", то я надеюсь, что люди поймут и поддержат платформу партии.



Смоленская газета No 37
15.05.2007
http://www.governors.ru/?regmode=fio®ion=85&okrug=0&razdel=main&statja=18236
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован