12 июня 2007
2015

Виктор Плескачевский: Строительный рынок

Строительный рынок

В: Здравствуйте. Уже через несколько месяцев с июля этого года строительный рынок перейдет на саморегулирование. Соответствующий закон был принят в конце года минувшего. Вводится обязательное страхование строительно-монтажных работ и ответственности застройщика. Как скажутся инициативы властей на ситуацию на строительном рынке? Кто пострадает? Кто не доберет прибыль или вообще потерпит убытки? Вот об этом сегодняшний диалог. В студии гость.
КОР: Алексей Кожевников, вице-президент "Опора России". Окончил Международный факультет информатики МИРЭА. Работал в нескольких крупных российских компаниях. Был заместителем главного редактора газеты "Известия". В настоящее время является вице-президентом по развитию группы компаний "VIP CORP". Катается на сноуборде. Любит историческую литературу. Считает, что даже в безвыходных ситуациях не стоит опускать руки и жизнь обязательно подарит еще один шанс.
Виктор Плескачевский , председатель Комитета Государственной думы по собственности. В школьные годы мечтал стать физиком, но жизнь внесла свои коррективы. В послеперестроечный период занялся бизнесом. А позже пришел в политику. Уважает разумный экстрим. Долгое время занимался альпинизмом. Коллекционирует впечатления от жизни и свои открытия. В людях ценит честность. Эксперты считают, что новые правила выгодны в первую очередь строительным гигантам. А новые инструменты контроля над деятельностью строителей будут не столь эффективными, как действующий сегодня закон о лицензировании.
В.: Здравствуйте. Виктор Семенович , вот такое экспертное мнение, правильное оно или нет, судить в данном случае вам. Так что действует сегодня и что приходит ему на смену?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Ну, несколько с неточностью сказано, потому что в прошлом году не был принят закон о саморегулировании строительства. Был принят закон о продлении на пол года срока лицензирования строительной деятельности до 1 июля. Как раз сейчас такая работа над законопроектом, подготовка заканчивается. Идет процесс только согласования между тремя субъектами законодательного процесса. Это правительство, администрации, как лицо президента, и Дума. Если мы не будем успевать, то, как я говорил, и год назад мы просто обязаны будем просто перенести на какой-то срок. На какой - это уже другой разговор. Шок отмены лицензирования. Поэтому никаких катаклизмов лично мы ни рынку, ни потребителям, тем более, не обещаем. Второе. По поводу экспертов, которые считают, что лицензирование лучше. Не хотелось бы говорить резко, но я позволю себе усомниться в квалификации таких экспертов, хотя бы потому что на сегодняшний день лицензирование уже полностью исчерпало себя. Могу, например, описать пару ситуаций, когда лицензирование не сработало на сегодняшних механизмах, которые бы заставили лицензировать и работать домоуправления, нет. Большая часть крупных строительных объектов, в частности, в Москве, в Петербурге, в крупных городах, мы знаем, что строительство ведется широкими шагами. Хочу открыть маленький секрет: строятся, как правило, строительная услуга оказывается, строительной компанией, уставный капитал которой 10 тыс. рублей. Что такое 10 тыс. рублей?
В: Вы имеете в виду тех, что действуют на московском рынке?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : И на московском рынке в том числе. Давайте не будем путать. Те бренды, которые мы знаем в прессе, которые выступают инвесторами, заказчиками, все их знают. Достаточно много, но, собственно, строительная компания, которая оказывает строительную услугу, то есть, является генподрядчиком или каким-нибудь субподрядчиком, это компания с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Спрашиваю тех... ваших экспертов, а большая часть этих компаний по завершении каждого объекта, ликвидируются. Каким образом тогда вопрос... существующий механизм лицензирования сегодня гарантирует нас оттого, что... даже лица нет того, которому за качество строительства может быть предъявлена ответственность.
В: Хорошо! Виктор Семенович , лицензирование, как я понимаю, это все-таки осуществляет государственный орган. Государство сегодня все-таки имеет определенные рычаги и контроля и...
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Это ошибка!
В: ...административного воздействия.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Давайте сразу просто доскажем в этой части. Потом, как хотите, анализируйте. Я утверждаю, что большего беспорядка, нежели чем в государственном регулировании в форме лицензирования в строительной деятельности и в других сферах просто больше нет нигде. Почему? - Потому что... ну, видимо, так сложилось, мы ушли от ответственности партийной в советский период, уголовная была ответственность, материальная... и какая там? - В размере зарплаты - кого она интересовала тогда? Но, тем не менее, партийная и уголовная действовала. Пришли мы к рынку, где на сегодняшний день, констатирую, 15 ведов могут издавать нормоустанавливающие акты в ...
В: Хорошо, почему они допускают на рынок компании, которые имеют 10 тысяч уставного капитала?
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Да потому что на сегодняшний день закон не запрещает допускать компании с уставным капиталом 10 тысяч рублей.
В: Измените закон.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Еще раз говорю, уставный капитал - неопределенное понятие, потому что он может быть на бумаге 100 млн. долларов, а фактически фиктивный капитал. Все финансисты, все бухгалтеры знают, как это делать.
В: То есть дело не в капитале, в том, правильно ли выполняет компания, правильно ли она ведет свою деятельность, выполняет ли она подрядные работы.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Дело в текущем надзоре за деятельностью строительной компании. Никакое государство не в состоянии, 200 тысяч лицензий на сегодняшний день выдано строительству, отконтролировать их на то, что называется, текущее время.
В: Хорошо, мы тогда это отменяем.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Заменяем, я бы сказал точнее, механизмы государственного регулирования, если быть точным до конца, мы заменяем их на более ответственные механизмы негосударственного регулирования, то есть саморегулирование.

В: То есть, самая регулируемая ассоциация, которую будут создавать строители, они как раз заменят государство.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : В известном смысле да, мы имеем в виду не просто не коммерческая организации, а специальные образования, которые, да. в форме ассоциации, но с официальными требованиями, а значит с официальными правами.
В: Спасибо, давайте спросим Алексея, тем более, что вот прозвучали оценки 10 тысяч уставной капитал, рублей да, подчеркиваем, наверное, так. Это все-таки уже видимо камень если в огород, то малого и среднего бизнеса.
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ (вице-президент "Опора России): Ну, вы знаете, на самом деле, как вы понимаете, есть понятие уставного капитала, да, компания может обладать, действительно, 10-ю тысячами рублями, но есть понятие актива компании.
В: Компании публикуют свои балансы?
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Компания может публиковать свои балансы.
В: Она может предоставить по запросу отчет о своих балансах? Алексей продолжайте.
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Вы знаете, вопрос, наверное, вот в чем. С начала нашего разговора было поднято очень много тем. Что выгоднее лицензирование, или саморегулирующая организация? Знаете, безусловно, я соглашусь с Виктором Павловичем относительно того, что лицензирование на сегодняшний момент изжило себя, возможно. Лишь только по одной простой причине, что им в должной степени государство не занималось.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Если в переходе можно купить лицензию, то о чем вы говорите?
В.: Тогда почему?
А. КОЖЕВНИКОВ: Вопрос ведь не в этом, понимаете? Почему сегодня мы не говорим, что банковское сообщество тоже должно саморегулироваться. Ну есть на это Центробанк, который соответственно следит за выдачей лицензии и следит за работой всех банков. И делает эту работу. И очень профессионально.
В.: И попробуйте у него отнять какую-нибудь функцию контроля.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Хорошо, позвольте ремарку. Извините, что перебил. Вы привели пример Центрального банка. Центральный банк осуществляет надзор, даже очень плохо, но тем не менее. Каждый день банки сдают ему информацию о состоянии своих активов. Можете ли вы... так называемый продукциальный надзор... можете ли вы представить себе, что вместо полутора тысяч банков двести тысяч субъектов строительной деятельности будут каждый день куда-то там сдавать свою отчетность, для того чтобы проверить? Конечно же, нет. Поэтому по сравнению с банком не очень точно.
А. КОЖЕВНИКОВ (вице-президент "Опора России"): Хорошо. Но вы себе представляете, как будет эти 200 тысяч компаний саморегулироваться в саморегулируемых организациях. Как... как... как они в результате будут, да?
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель Комитета ГД РФ по собственности): Не плохо. Слава Богу...
А. КОЖЕВНИКОВ: Вопрос... вопрос, наверное, еще состоит в следующем, что на сегодняшний момент представители малого и среднего бизнеса, которые сегодня задают нам в центральный аппарат "Опора России" вопросы, да, совершенно законно спрашивают: "Извините, пожалуйста. Мы государству платим налоги с той деятельности, которую мы осуществляем. Да? Почему сегодня государство в должной мере не может справиться с вопросом лицензирования? То есть отстраивания лицензии, чтобы на рынке не появлялись компании, которые могут покупать лицензии в переходе за 2 тысячи долларов там или сколько...
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Даже цену знаете?
А. КОЖЕВНИКОВ: Ну, извините...
В: Идет информация с мест. Алексей, я должен как бы в порядке ведения сказать, что у налогоплательщиков к государству в принципе очень много вопросов по самым разным видам деятельности. Здесь может быть не главное, но все-таки вопрос Виктору Семеновичу прозвучал: почему не можем справиться? И самое главное, раз уж не можем, то чем лучше справится саморегулирующая организация?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (Госдума России): Очень хороший вопрос, можно сказать сердцевина темы. Итак, мы утверждаем, что на сегодняшний день фактически безответственное государственное регулирование, и мы предлагаем, замечу, на ответственное саморегулирование. Это утверждение прошу иметь в виду. И в этом смысле раз это ответственное саморегулирование, то есть так называемые механизмы корпоративной ответственности. То, какие бы ни установили к своим соратникам требования и механизмы надзора, сами строительные компании друг к другу, то они будут во всех случаях справедливее и точнее, нежели чем любые механизмы, установленные чиновниками. Поэтому мы говорим, что чиновничьи механизмы, как правило, избыточны, не эффективны. Тысячи сотрудников лицензионного центра, Федерального лицензионного центра, который выдал 200 тыс. лицензий, кое-как сейчас они приводят в порядок дела. Но тем не менее, все равно 200 тыс. компаний держать под контролем практически невозможно. То есть, возможна ситуация: сегодня я получил лицензию и у меня будет все необходимое с точки зрения лицензионных требований. А завтра работников уволил, оборудование продал и компанию-пустышку, но с лицензией могу продать в пешеходном переходе.
В: Я вынужден прервать программу на новости.

В: Продолжаем передачу. Напомню, в студии Виктор Плескачевский , председатель комитета по собственности Государственной думы Российской Федерации и Алексей Кожевников, вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России". Продолжаем нашу программу, говорим о замене лицензирования на саморегулирующие организации, на саморегулирование в строительстве. Но вообще, Виктор Семенович , вот мы с вами говорили до новостей, так можно очень широко поставить вопрос. Сегодня предпринимательское сообщество, например, захочет отменить контроль государства в сфере налоговой деятельности, и скажут - вот мы сами там выберем организацию и будем налоги платить. В правоохранительных органах можно перейти на такие же понятия. Если государство не справляется с лицензированием, чем саморегулирование, еще раз вот говорю, лучше? Какие там могут быть установлены механизмы внутри сообщества, которые позволят сделать то, что не может сделать государство с его довольно мощным аппаратом?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности) Ну, во-первых, налоговой деятельности такой нет, еще не слышал.
В: Ну, можно...
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Если мы говорим о каких-то механизмах сбора налогов, то в этом смысле она сегодня не регулируется. Есть только функция налогового агента, да. Итак. Чем, в сравнении. Как я уже сказал, что на сегодняшний день фактически у нас механизм безответственности закреплен. Лицензирование, это предоставление правоспособности. До лицензии вы не имели работать, с лицензией вы уже имеете право работать. Ну, устанавливаем механизм. Если ты не член саморегулируемой организации, то не имеешь права заниматься той деятельностью, для которой она создавалась. Если ты стал членом, то исполнил те же требования, которые суть лицензионны, возможно... Ну и подставился под контроль своих сотоварищей. К счастью, мы можем говорить на сегодняшний день о том, что уже есть практика, трехлетняя практика использования института саморегулирования в сфере арбитражных управляющих. Далеко не все там безоблачно, но на сегодняшний день этот механизм нашел свое применение в системе отношений: рынок - Министерство юстиции - Федеральная налоговая служба и в целом правительство.
В: А вот сотоварищи, как вы говорите, они перед кем ответственность?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : А у них очень простой общий компенсационный фонд, так называемый механизм гарантирования исполнения обязательств. Если один из нас, допустим троих, причинил кому-то ущерб и не справился сам со своим исполнением, то мы будем вынуждены оплатить за вас. И сам факт вот такой оплаты, такой солидарной ответственности заставляет нас действовать осторожнее при приеме членов.
В: Алексей, я чувствую, что вам что-то не нравится? А что? Вроде это направлено на повышение роли предпринимательского сообщества.
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ (вице-президент "Опора России"): Вы знаете, я здесь абсолютно согласен, и в принципе "Опора России" всегда поддерживалась в этих начинаниях, потому что "Опора России" поддерживает сам принцип саморегулирования. И предприниматели всегда выступали за него. Но мы возвращаемся к саморегулирующимся организациям в строительстве. Единственное в этом вопросе есть ряд подвопросов, которые сегодня беспокоят. Как определены критерии в плане выбора, как вступление в саморегулирующую организацию. Вопросы, безусловно, как вы понимаете уже, наверное, слышали из вне, это вопрос ... фондов, его размеры, участие. Да, это все вопрос, который связан именно с опасением малого и среднего бизнеса, который конкретно сегодня строят в регионах и занимаются точечной застройкой, которая помогает не только в реализации нацпроекта "Доступное жилье", но и.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Только я надеюсь, мы не говорим о том, что малый бизнес должен иметь право строить в центре Москвы, я надеюсь, да. Вот в Париже
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Абсолютно. Да, конечно, конечно. Я сразу вас переключил на регионы, там где сегодня малый и средний бизнес конкретно строит, точечной застройкой.
В: Малый и средний бизнес в центре Москвы ...
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Точно не строят.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Да, но он сегодня строит по факту, чтобы вам было понятно, вот сегодня. У нас с вами, как у потребителей одна проблема, кто будет отвечать, если здание завалится, как Трансвааль-парк.
В: Могу еще один пример привести.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Да ну сколько хотите! На самом деле не надо утруждать себя, проблема проста для обычного такого логического понимания, проста: кто ответит и сколько? Мы устанавливаем механизмы минимальные ответственности, и тут же говорят: мы против. Понятно, почему против. Кто согласится с тем, чтобы дополнительно и определенно в отличие от этого мифического уставного капитала была установлена ответственность? Никто с дополнительной ответственностью добровольно не соглашается. Мы утверждаем, что на сегодняшний день таков уровень требований, хотите строить в Москве - возьмите на себя дополнительную ответственность, хотите жилье строить высокоэтажное - пожалуйста, платите. А вот если наоборот, малоэтажные, один-два этажа, коттеджики, это вообще нерегулируемая сфера, то есть для малого и среднего бизнеса, скорее, более естественная, нежели чем...
В: В маленьких коттеджиках живут большие люди, поэтому там повышенные, мне кажется, требования.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Федеральная служба охраны занимается судьбой больших людей в маленьких коттеджиках.
В: Ну, не всех больших людей Федеральная служба курирует.

В: А какими же могут быть финансовые риски от обязательного страхования для малого и среднего строительного бизнеса.
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ (вице-президент "Опора России"): Ну вы знаете, вопрос по поводу комбизиционных фондов, да, это вот главный вопрос и здесь вопрос, наверное, такой, в принципе Виктор Семенович готов к конструктивному диалогу, да, для того, чтобы бизнес сообщество было привлечено, да, в плановую разработку всех соответствующих документов, да, которые будут в конечном итоге заложены в основу саморегулирующих организаций в строительстве. Это ведь так.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Системно мы работаем с союзом строительной России, на протяжении уже нескольких лет и с ассоциацией строителей России, огромная помощь и вот на самом деле на этом уровне понимание достигнуто, что сегодняшняя стройка, это ответственное дело, там где действительно ответственно, там в крупных городах жилье многоэтажное и можно не регулировать ту сферу, где частный интерес, безусловно, когда мы строим дачу. Чтобы нам не докатиться до того, чтобы построить вам сначала дачу, а потом мне, вдвоем если бы мы строили, то нам нужно получать лицензию, не надо доводить дело до маразма. Это гражданско-правовые отношения, которые как раз для малого и среднего бизнеса не регулируются. Вопросы размеров ответственности очень важные. Обсуждается в обществе, почему такие сумасшедшие цифры, какие-то десятки миллионов рублей. Ну, давайте представим себе, если 100 организаций строительных, ну хотя бы, я не знаю, по, там, 200 тысяч рублей скинутся, 100 организаций, напомню, то это будет сумма уже гораздо более определенная, нежели чем 10 тысяч уставного капитала каждой из них. Для потребителя понятно, что пусть он не получит...
В: Это будет фонд? И что получит потребитель, если произойдет, условно говоря, некачественное исполнение работ в той или иной компании?
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Значит, если потребитель сможет доказать, как минимум, два обстоятельства: что ему начинен... принесен ущерб, причем, не обязательно потребитель - лицо, которое живет в этом доме, а тот, кто был в гостях или там машина его стояла рядом с домом, дом рухнул и помял мою машину, да. Итак, я должен доказать, что был ущерб, и что этот ущерб причинен мне нарушением закона или стандартов строительного...
В: Причем, очень интересно, он будет это доказывать саморегулирующей организации...
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Нет.
В: ...а не конкретной фирме.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Нет, подождите!
В: Потому что у фирмы тоже есть адвокаты, которые скажут, что виноват не он, что виновата не фирма, что виноваты какие-нибудь обстоятельства и затянут судебное разбирательство на годы.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Во-первых, не два адвоката будут доказывать друг другу, а будут доказывать в суде все-таки, да. Поэтому, суд в конец концов примет решение, поэтому мы сейчас говорим о моменте, когда суд уже принял решение, и оно вступило в силу.
В: Угу.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Очень похожая ситуация, хотя она, может быть, не такая совершенная, в ОСАГО.
Система гарантирования вкладов у нас на сегодняшний день тоже макетно, но тем не менее собрана, где мы можем хранить на счете в банке сколько угодно денег, но в случае, если банк упал, мне выплатят определенную сумму. Вот это называется механизм лимитированной ответственности. Нигде в мире никто не компенсирует полностью. И он работает одновременно и как механизм материального наказания на сообщество и как механизм компенсации.
В: Спасибо. Алексей, комментарий?
А. КОЖЕВНИКОВ: Вы знаете, ну, на самом деле вот прозвучала мысль о том, что тогда идите в суд. Да? Вопрос такой, что, наверное, все-таки по моей оценке тогда иначе страну может захлестнуть всевозможные судебные разбирательства. Да. Это касательно...
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Ну судебный порядок возможен...
А. КОЖЕВНИКОВ: Но главное... главное на... Но главное...
В: Я бы сказал бандитский...
А. КОЖЕВНИКОВ: Но главное вопрос, наверное, в другом, что сегодня раз уж мы обсуждаем тему саморегулируемых организаций, тема вообще нашей передачи как я ее понял...
В: Входной билет...
А. КОЖЕВНИКОВ: Входной билет на строительный рынок, да. Вот чтобы он, во-первых, не вырос, да. Для малого и среднего бизнеса. И, безусловно, как вы понимаете, все, что сегодня, все заградительные меры и барьеры, которые получает малый средний бизнес, крупный бизнес, он свою ответственность перекладывает на конечного потребителя. Это нужно понимать. Здесь сегодня главное все-таки определиться с принципами саморегулируемых организаций в строительстве относительно того, что сколько должно быть членов саморегулируемых организациях, алгоритмы приема и выхода из этих организаций. Что будет с теми, кто не вошел в данные организации. Это будет что, принудительно, или не принудительно. Потому что сколько сегодня организаций, работающих в регионах, которые зарекомендовали уже себя репутационно годами и с ними работают потребители. И если они не войдут в саморегулирующую организация, что? И не заплатят за конкретный объект, не внесут эти деньги, что с ними произойдет, что это будет волчий билет, что они не войдут?

ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): То же самое, что у... в ситуации, когда у них нет лицензии. То же самое. Потом, давайте мы не будем преувеличивать в России слово "репутация"! Вот, я уважаю профессионалов, профессионал - всегда циник. Репутация - слово - лучше известно в эволюционных экономиках в развитых странах, потому что там тебя без всякой материальной ответственности выкинут из ассоциации в обязательном порядке, если ты кому-то причинил ущерб и не смог его закрыть. А у нас репутация - еще пока не обрело вот того вот содержания, которое...
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Не, вы знаете, Виктор Семенович , я все-таки говорю о репутации, не написанной в газете, да, а компании, которая зарекомендовала себя, построив количество объектов, да, и по своему качеству.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ (председатель комитета ГД РФ по собственности): Компания строила сто объектов, при этом за сто объектов она увольняла каждый раз сто процентов персонала, нанимала нового и директор, и всех остальных. Сто первый объект - у вас гарантия есть того, что она построила вот, что построит так же, как все сто?
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Вы знаете, здесь вопрос непосредственно к компании, которая, да я не скажу и я прошу прощения, еще вопрос, вот сейчас звучала цифра 20 миллионов рублей, да, давайте мы себе тоже будем отдавать отчет относительно того, что а сколько стоят вообще квартиры, если что-то случится, да, в объекте или сам объект, да. Объект стоит там хорошо площадь там 10 тысяч метров квадратных под миллиард рублей, что такое фонд компенсационный с 20 или 50 миллионов рублей.
В: Ну тогда будет уже страховка.
АЛЕКСЕЙ КОЖЕВНИКОВ: Это вопрос уже страхования.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Много мы не выдержим, а мало нам не надо. Вот дословно, что прозвучало. Мы говорим, давайте хотя бы мало введем, что хотя бы для тех потребителей, которые, так не знаю, машину помяли или еще что-нибудь, можно будет доказать. Потом я уважаю строительный бизнес и уверен, что не так часто уж будут происходить у нас обвал, поэтому нам важно иметь механизм, который действовал, как бы если так сказать на всякий случай. Механизм, когда, допустим, какая-то катастрофа или что-нибудь, чтобы ты и группа интересов: проектировщики, с одной стороны, строительные компании, генподрядчики, субподрядчиков можно не регулировать, а с другой стороны, и застройщики, с третьей стороны, в споре выяснили, по чьей вине обвалился объект, и ответили за это дело. Вот и вся конструкция.
В: Вы говорили о том, что если строительная компания нарушает какие-то репутационные принципы, например, как вы говорите, увольняет сотрудников после завершения работы по каждому объекту. Но если в этой ассоциации сложившаяся практика такова, если все строительные компании или большинство ведут именно такой бизнес, то тогда получится, что и саморегулируемая организация будет отстаивать те же принципы.
ВИКТОР ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Не совсем так, хотя бы потому что в данном случае у вас на бумаге уставный капитал 10 тыс. рублей, а 200 тыс. рублей ваши лежат. И поэтому, у меня, конечно, есть интерес к тому, как вы работаете, увольняете вы кого-то, не увольняете, ликвидируетесь постоянно или нет, но 200 тыс. уже все-таки лежат. Поэтому это принцип - хотя бы минимальная, в рубль ответственность, но она уже есть в отличие от сегодняшней, когда ее вообще нет.
В: Прошу гостей определиться с позицией и ответить на вопрос в течение 30 секунд. Вопрос такой. Вот одни эксперты опасаются, что цены возрастут, другие говорят, что может быть, но не сильно. Есть мнение, что выиграют гиганты рынка, а средним и малым компаниям станет сложнее. А вот что ждет в целом строительный рынок? Может быть, на нем так и так выживут только гиганты, по разным причинам, а малые и средние компании будут либо сливаться, либо уходить?
А. КОЖЕВНИКОВ: Вы знаете, будущее строительного рынка зависит от его демонополизации, сегодня эта тема широко обсуждается во всех эшелонах власти. Будет демонополизация рынка - будет жилье доступным и качественным. На сегодняшний момент если по саморегулирующим организациям у нас будут какие-то проблемы, то, безусловно, все риски и все дополнительные средства лягут на плечи конечным покупателям.
В. ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ : Мы сегодня уже говорили о том, что, наверное, трудно себе представить, что малые компании, малый бизнес будет строить большие многоквартирные жилые дома, поэтому, наверное, из этой сферы малому бизнесу, который не имеет достаточной ответственности перед потребителем, придется уйти. Но с другой стороны, открывается огромная возможность для использования малого бизнеса в нерегулируемой практически сфере - это в качестве субподрядчиков и в качестве малоэтажного, строительства малоэтажных домов.
В: Переход основных строительных площадок под контроль крупного бизнеса и существование малого и среднего так сказать вокруг него в качестве субподрядчиков - процесс неизбежный и скорее всего объективный. Именно застройщики должны в основном обезопасить возводимый объект. Новый закон возлагает контроль за строительным сообществом. Государство отдает свои функции тем, за кем оно и должно следить. Хотя конечно госнадзор из строительства не уходит. Сообщество будет пока только определять цену билета на стройплощадку. Кто за него будет платить? Наверное, конечный потребитель. По крайней мере, до тех пор пока квартира в Москве будет дешевле аналогичной, например, в Монако. После этого ситуация стабилизируется и риски будут распределены между инвесторами и потребителями более справедливо.



РБК ТВ Диалог, Город: Москва
Дата: 12 Июня 2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован