Эксклюзив
12 ноября 2014
9035

Виктор Шаповалов: К вопросу об эволюции Советского строя: Борьба за власть после смерти Ленина. `Сталинские` репрессии.

Нередко в общественных дискуссиях относительно советского периода этот период рассматривается как нечто целостное и неизменное. Якобы, установившись после Октября 1917 советский строй, не претерпев никаких существенных изменений, так и просуществовал до 1987 - 1988 гг., когда Горбачев приступил к реформам, приведшим в конечном итоге к распаду СССР и гибели советской системы. Однако представление о неизменности советского строя ошибочно, - хотя бы потому, что ни какая общественно-политическая система НЕ может оставаться неизменной на протяжении 70-ти лет - особенно в ХХ веке, - веке, наполненном историческими катаклизмами, веке, гораздо более динамичном, чем любое из предшествующих столетий.

Радикальная трансформация советского строя, с нашей точки зрения, происходила, в частности, после смерти Ленина (январь 1924). Эта трансфомация затронула практически все стороны жизни советского общества, т. е. далеко не только политическую систему. Однако, разумеется, эволюция политической системы, системы власти имела огромное значение.

В партии после смерти Ленина наметилось как минимум ЧЕТЫРЕ основных идеологических течения - течения, возглавляемые, соответственно Троцким, Зиновьевым и Каменевым, Сталиным, Бухариным.

В основе каждой из группировок внутри партии лежала определенная идеологическая платформа. И у каждой были влиятельные сторонники в партии, высших органах государственной власти, в регионах, общественных организациях, СМИ.

ТРОЦКИСТЫ, имевшие наиболее сильные позиции в армии, выступали ЗА ПОДТАЛКИВАНИЕ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ любыми средствами, УСКОРЕННОЕ введение социалистических принципов в экономике, включая свертывание нэпа, индустриализацию (согласно Троцкому "сверхиндустриализацию") и борьбу с кулаками.

ФРАКЦИЯ ЗИНОВЬЕВА-КАМЕНЕВА, доминировавшая в столицах - особенно, в Ленинграде - и в Коминтерне и ВЦИК, считала взгляды Троцкого слишком радикальными, не соглашаясь с ним в темпах и средствах достижения тех же целей.

ФРАКЦИЯ СТАЛИНА, контролировавшая, в первую очередь, партаппарат (он был в руках Молотова) и спецслужбы (Дзержинский), уже ОХЛАДЕВАЛА к идеям мировой революции и ДО КОНЦА 20-х считала, что время сворачивания нэпа НЕ пришло.

БУХАРИНЦЫ, имевшие опору в правительстве (его возглавлял Рыков), профсоюзах (ими руководил Томский), а также в партийной прессе и вузовской сфере, были сторонниками как активизации мирового революционного процесса, так и продолжения политики НЭПа с ее опорой на потенциал частного сектора и богатеющего крупного крестьянства.

Сегодня многие разногласия тех лет кажутся микроскопическими или странными, однако тогда в глазах ведущих большевиков они имели огромное значение.
Позиция группы Сталина подвергалась критике со стороны всех трех других групп, прежде всего, со стороны группы Троцкого. Сталина и его команду обвиняли в "перерождении", т. е. в отказе от революционности. Действительно, сталинцы, после смерти Ленина оказалась правее Троцкого, Зиновьева и Каменева, демонстрируя УМЕРЕННОСТЬ по коммунистическим меркам. И в этом окажется одна из причин возраставшего влияния сталинцев - их линия была вполне созвучна настроениям уставших от передряг партийных масс.

Питирим Сорокин, изгнанный из страны на "философском пароходе", а позднее составивший славу Гарварду, став основателем американской социологии, писал: "Люди, обученные непреклонным учителем - голодом, холодом, болезнями, нуждой и смертью, стоят перед дилеммой: погибнуть, продолжая революционный дебош, или все же найти иной выход. Горький и трагический опыт принуждает людей взглянуть на мир по-иному... И вот требование безграничной свободы сменяется жаждой порядка; хвала "освободителям" от старого режима сменяется восхвалением "освободителей" от революции, иными словами - организаторов порядка. "Порядок!" и "Да здравствуют творцы порядка!" - таков всеобщий порыв второй стадии революции...>> [Питирим Сорокин. Социология революции // Стратегия России. 2004. N 6. С. 82.]

В середине 1920-х годов именно у сталинской группировки НЕ было острого желания, в отличие от фракций ТРОЦКОГО, ЗИНОВЬЕВА И КАМЕНЕВА, БУХАРИНА, продолжать, по выражению П. Сорокина, "революционный дебош".

Весьма важным мероприятием стала кампания МАССОВОГО ПРИЕМА В ПАРТИЮ в рамках "ленинского призыва" после смерти вождя. В последние годы жизни Ленина численность партии постоянно сокращалась в результате инициированных им чисток и введения все более жестких ограничений на прием. В 1924 году эти барьеры пали. Всего в 1924 году в нее вступили 316 тыс. человек (прирост на 63,6%), а в 1925 - 322 тысячи (увеличение еще на 39,7%). Массовый приток в партию рабочих "от станка" и беднейшего крестьянства составит тот резервуар, из которого в последствие будут черпаться руководящие кадры, что позволит к началу войны (1941) создать ПРОЧНУЮ СВЯЗЬ партии и народа.

Для этих людей были не понятны тонкости марксистской теории, да собственно говоря, - и не важны. Они руководствовались самыми общими представлениями о том, что есть благо для трудящегося - нормальная, т. е. мирная жизнь, приемлемая зарплата, жилье и т.п. Поэтому, когда Троцкий в критике Сталина упрекал его за отступления от марксистской теории, за отказ от "дела революции" (а это он делал до конца дней своих), то на новых партийцев это не производило никакого впечатления.

В Конституции СССР 1924 года ОТСУТСТВОВАЛА специальная глава о диктатуре пролетариата (эта запись сохранялась в республиканских конституциях), - а ведь тезис о диктатуре пролетариата был фундаментальным положением марксизма-ленинизма, - по выражению Ленина - "оселком" марксизма. В Конституции содержался внушительный перечень ПРАВ ТРУДЯЩИХСЯ, включавший свободу выражения своих мнений, собраний, митингов, шествий, союзов, свободу совести, равные права граждан независимо от расовой и национальной принадлежности.

Но, безусловно, все государственными органы оставались ПОД СТРОГИМ ПАРТИЙНЫМ КОНТРОЛЕМ при решающем слове ПОЛИТБЮРО по любым вопросам. И ЭТО ПОЛНОСТЬЮ СООТВЕТСТВОВАЛО МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ТЕОРИИ, Политбюро избиралось каждым новым составом ЦК ВКП (б) после очередного съезда ВКП(б), перевыборы отдельных членов были возможны в промежутках между съездами.


Важнейшими механизмами контроля за государственными органами, оставались номенклатура и партийная дисциплина коммунистов, работавших в правительственных, судебных, хозяйственных учреждениях. В 1924-1925 годах 72,9% членов уездных исполкомов и 78,9% - губернских уже были членами партии. Именно на СРЕДНИЙ И НИЗОВОЙ номенклатурный слой, полностью обязанный своим продвижением и карьерой секретариату и аппарату ЦК, сталинская группировка, в первую очередь, и опирались.

ОБОСТРЕНИЕ борьбы между сталинцами и зиновьевцами в 1925 году изменило ситуацию. Главным предметом разногласий стала теория построения социализма В ОДНОЙ СТРАНЕ.

В апреле 1925 года на заседании Политбюро Каменев, поддержанный Зиновьевым, заявил, что "технико-экономическая отсталость СССР является непреодолимым препятствием для построения социализма" [Власть и оппозиция: Российский политический процесс ХХ столетия. М., 1995. С. 125.] В преддверии XIV партконференции Зиновьев предложил на Пленум ЦК тезисы "О задачах Коминтерна и РКП(б)", где доказывал, что победа социализма возможна ТОЛЬКО В МИРОВОМ МАСШТАБЕ В выступлении на самой партконференции он предупреждал об опасности "национальной ограниченности": "Речь идет о таких настроениях, которые можно свести к формуле: какое нам дело до международной революции, мы можем соорудить себе келью под елью". [Четырнадцатая конференция РКП(б). Стенографический отчет. М.-Л., 1925. С. 239-240.]

В ОТВЕТ Комиссия ЦК по выработке резолюции во главе со Сталиным, отвергла как "троцкистское" мнение о том, что построение полного социалистического общества невозможно в СССР без помощи более развитых стран. Напротив, "партия пролетариата должна прилагать все усилия к тому, чтобы строить социалистическое общество в уверенности, что это строительство может быть и наверняка будет победоносным, если удастся отстоять страну от всяких попыток реставрации". [Там же. С. 312, 313, 315]

Надо отметить, что идея зиновьевцев не соответствовала мировым реалия того времени: спад революционной волны в мире был очевиден.

На XIV съезде, который вошел в историю как съезд индустриализации, была сформулирована главная стратегическая идея Сталина: "Мы должны приложить все силы к тому, чтобы сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке, страной, которая послужит очагом притяжения к себе всех других стран, понемногу отпадающих от капитализма и вливающихся в русло социалистического хозяйства".

При этом Сталин обратил внимание на два "уклона": один тянет в сторону мировой революции и расправы с НЭПом, имея в виду ТРОЦКИСТОВ И ЗИНОВЬЕВЦЕВ; другой - защиты кулака, отрицанию индустриализации и планирования, имея в виду БУХАРИНЦЕВ. Сталин заявил: "Вы спросите, какой уклон хуже? Нельзя так ставить вопрос. Оба они хуже, и первый и второй уклоны". Но при этом подчеркнул, это партия должна сосредоточить усилия на борьбе с тем уклоном, который преувеличивает кулацкую опасность, поскольку эти идеи гораздо более популярны в партии и за ними стоит авторитет видных лидеров, имея в виду Каменева и Зиновьева. [Сталин И. В. Сочинения. Т. 7. С. 299, 337, 349.]

Линия Сталина была поддержана съездом, что положило начало оттеснению от власти зиновьевской группировки. Зиновьевцы вынуждены будут сближаться с Троцким. Но позиция Троцкого, как уже отмечалось, была еще более радикально нацелена на "мировую социалистическую революцию" и фактически была уже отвергнута партийным большинством. Поэтому сближение Зиновьев и Каменева с Троцким в дальнейшем предопределит их совместный закат. Затем настанет очередь правых - бухаринцев.

"Россия не испытала бы многих постигших ее ужасных несчастий, если бы ее повели правые коммунисты [т. е., бухаринцы - В. Ш.] а не Сталин". [Валентинов Н. Наследники Ленина. М., 1991. С. 96.] С этими словами Николая Валентинова, эмигрировавшего в Париж в 1928 году, согласно множество авторов. ОДНАКО ВРЯД ЛИ ЭТО ТАК.

РЫНОК, (т. е. продолжение и развитие НЭПа) НЕ МОГ осуществить форсированную модернизацию, прежде всего, - ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЮ. НЭП мог только лишь наладить элементарные хозяйственные связи между городом и деревней, - связи, разрушенные гражданской войной. И с этой задачей он справился. Но, как известно, частный капитал идет в первую очередь в те сферы экономики, которых отдача происходит быстро, т. е. период от затрат до получения прибыли достаточно краток. Это, прежде всего, - торговля и мелкотоварное производство.

Однако индустриализация требует больших вложений, а время до получения прибыли - весьма длительно. Поэтому, даже и сегодня реализация масштабных проектов, типа индустриализации, как правило, не обходится без участия государства. Разумеется, во время, о котором идет речь - во второй половине 1920-х годов, когда страна еще только выходила из разрухи, - задача индустриализации могла быть решена ТОЛЬКО ПУТЕМ СОЗДАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ ПРИ СТРОГОЙ ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ ВЛАСТИ. ЭТО И ПРЕДУСМАТРИВАЛА ПРОГРАММА СТАЛИНА.

Кроме того, был ли у бухаринцев шанс стать во главе страны? На эту тему есть разные мнения. Такие специалисты по истории рассматриваемого приода как В. Л. Данилов и Е. Н. Гимпельсон, уверены, что "бухаринская альтернатива" (отказ от ускоренной индустриализации, коллективизации и курс на мировую революцию) изначально была обречена на поражение, поскольку к концу 20-х годов соотношение сил в руководстве партии, а значит и страны, было полностью в пользу сталинского большинства. [Историки спорят. Тринадцать бесед. М., 1988. С. 130. Гимпельсон Е. Н. НЭП и советская политическая система. 20-е годы. М., 2000. С. 322-323] Американский историк Стивен Коэн считал: "Бухарин и его друзья формально господствовали в важнейших органах однопартийного государства и монополизировали символы его власти. Сталинисты же удержали власть потому, что контролировали могущественную, находящуюся в тени "партию в партии". [Стивен Коэн. Бухарин. Политическая биография 1928-1938. М., 1988. С. 349, 350-351.]

"Правые" капитулировали на XVI съезде ВКП(б) в июне 1930 года. Бухарин заявил о своих ошибках и признал правоту Сталина.

ПОЧЕМУ ВО ВНУТРИПАРТИНОЙ БОРЬБЕ ПОБЕДИЛ СТАЛИН? Для ответа на этот вопрос приведем следующие слова: "Будучи сторонником умеренности и компромиссов внутри партии, Сталин всегда обладал умением, знаниями и искусством манипуляции сознанием, чтобы создать вокруг себя центральный блок сторонников внутри неуклонно растущего аппарата управления и тем самым обеспечить победу в борьбе с оппонентами и экстремистами. Причем он делал это не только организационными средствами, но и умелым обращением к менталитету рядовых членов партии и официальных чиновников. У него был ясный, хотя и довольно грубый ум, позволявший ему успешно разделять людей и политические тенденции на правых и неправых, прогрессивных и реакционных, сторонников и противников. При этом он всегда излагал свои аргументы, как семинарист на уроках катехизиса, задавая вопросы и тут же отвечая на них, собирая всевозможные доказательства своей правоты и решительно отбрасывая аргументы противников методом подавляющей и несокрушимой логики. Нет никаких сомнений, что подобный стиль дискуссии, причем как в устной, так и в письменной форме, был гораздо более убедительным для рядовых членов партии, чем изысканная диалектика его более образованных и более космополитичных коллег" [Джеффри Хоскинг. Россия и русские. Кн. 2. М., 2003. С. 174-175.]

КОНЕЧНО, ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В ЛИЧНЫХ КАЧЕСТВАХ СТАЛИНА - хотя и они имеют значение.

Как уже было отмечено, программа Сталина в наибольшей степени отвечала потребностям страны, она соответствовала ожиданиям большой части рядовых членов партии, партийных руководителей низового и среднего звена, а в аспекте, нежелания продолжать мировую революцию, сосредоточив силы на созидательной работе внутри страны, и БОЛЬШИНСТВУ населения. Что касается, СОСРЕДОТОЧЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕЙ ВЛАСТИ В РУКАХ НЕБОЛЬШОЙ ГРУППЫ (ЧЛЕНОВ ПОЛИТБЮРО ЦК), то обратим внимание на следующее обстоятельство.

Ужесточение государственных режимов было явлением НЕ ТОЛЬКО советским, но и почти ПОВСЕМЕСТНЫМ. Межвоенный период был ознаменован нараставшим сужением сферы распространения демократии в Европе. Сокрушительный удар по ней нанесла Великая депрессия 1929-1933 годов, лишившая людей сбережений и дискредитировавшая постулаты свободного капиталистического рынка.

Если в 1920 году на всем континенте западнее Советской России существовали конституционные и избираемые представительные органы, то к началу Второй мировой войны они были распущены или лишены реальных полномочий в 17 из 27 европейских государств, а еще в пяти они прекратили полномочия, когда война началась. Во многих странах к власти пришли фашисты. Лишь Британия и Финляндия, а также сохранившие нейтралитет Ирландия, Швеция и Швейцария все это время поддерживали деятельность демократических институтов. [См. Роджер Осборн. Цивилизация. Новая история западного мира. М., 2008. С. 662.]

ДАЛЬНЕЙШЕЕ СОСРЕДОТОЧЕНИЕ ВЛАСТИ В РУКАХ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, (А НЕ ПОЛИТБЮРО КАК КОЛЛЕКТИВНОГО ОРГАНА) ПРОИСХОДИЛО ПОСТЕПЕННО. "Взаимоотношения Сталина и его соратников по Политбюро на протяжении 30-х годов менялись, - подчеркивает Хлевнюк. - В начале этого десятилетия члены Политбюро обладали относительной самостоятельностью, а само Политбюро еще можно было рассматривать как орган коллективного руководства". Для начала десятилетия были характерны соблюдение формальных процедур, относительная самостоятельность членов ПБ в управлении своими ведомствами, и Сталин, будучи безусловным вождем, должен был считаться с наличием "вотчин". Выработка и корректировка "генеральной линии" происходили в процессе сложного взаимоучета интересов различных государственных инстанций: хозяйственных наркоматов, Госплана, Наркомфина, правительства. [Олег Хлевнюк. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996. С. 262-263.]

Английский исследователь Ричард Саква считал, что Сталин уничтожил основу олигархической политики с присущими ей дискуссиями по политическим вопросам и присвоил себе безраздельное и бесспорное главенство в 1935 году, когда была упразднена должность второго секретаря ЦК партии, которую на тот момент занимал Лазарь Каганович. Сталин внимательно следил, чтобы ни один человек в его окружении не смог сосредоточить в своих руках слишком большую власть - правило, которое имело отношение даже к его верному ставленнику Вячеславу Молотову. [Ричард Саква. Коммунизм в Россию. Интерпретирующее эссе. М., 2011. С. 76 -77.]

Сила Сталина заключалась в том, что, фактически не отвечая за конкретные направления хозяйственно-политического руководства, он имел возможность сосредоточиться на решении кадровых вопросов и контроле над партийным аппаратом. Лишь эпизодически Сталин вмешивался в решение тех экономических или социальных проблем, которые либо имели, по его мнению, принципиальное политическое значение, либо могли принести ему определенную политическую выгоду.

Принятие Конституции 1936 года, которую Сталин назвал самой демократичной в мире, не внесло принципиальных изменений в систему власти. Новый Основной закон страны знаменовал собой победу социализма как начальной стадии коммунизма. Было зафиксировано, что политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся, а экономическую - социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность. Он определялся как союзное государство, образованное на основе добровольного объединения 11-ти равноправных республик. В качестве важнейших принципов были названы ведущая роль рабочего класса, союз рабочего класса с трудящимся крестьянством, демократический централизм в деятельности всей системы государственных органов. Впервые конституционно было определено правовое положение Коммунистической партии как руководящей силы советского общества, ядра всех общественных и государственных организаций (ст. 126).
Съезд Советов и ВЦИК были заменены Верховным Советом, состоящим из двух палат - Совета Союза и Совета Национальностей, избираемых каждые четыре года.

Вводились всеобщее избирательное право и прямое тайное голосование. Ограничения в избирательных правах, которые ранее существовали в отношении представителей "эксплуататорских классов", ликвидировались. Были закреплены право выбора места жительства, право обвиняемого на защиту, право на охрану чести и достоинства и т.п. Но реализация избирательных и гражданских прав регулировалась не только Основным законом, но и актами текущего законодательства, которые сводили на нет ряд конституционных положений. Повсеместно распространялась практика выдвижения единственного кандидата в депутаты, подбираемого партийными органами.

Репрессии 1930-х годов имели в своей основе стремление ИЗБЕЖАТЬ ФОРМИРОВАНИЯ ВНУТРИ СТРАНЫ ОППОЗИЦИОННОЙ "ПЯТОЙ КОЛОННЫ" в условиях ожидавшейся внешней интервенции, в неизбежности которой Сталин не сомневался после прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году. В этом их состояло их ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ ОТЛИЧИЕ от репрессий периода гражданской войны и начала 20-х годов, когда они велись против представителей ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО ОБЩЕСТВА - интеллигенции, дворянства, дореволюционного предпринимательства.

Хотя репрессии 30-х годов осуществлялись под прежним лозунгом классовой борьбы, в действительности ИХ ОСТРИЕ БЫЛО НАПРАВЛЕНО ПРОТИВ ТЕХ, КТО ПРОДОЛЖАЛ ОТСТАИВАТЬ ПРЕЖНИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ВЗГЛЯДЫ, уже ОТВЕРГНУТЫЕ решениями партийных съездов и других партийных органов. В известной мере, это были репрессии против бывших соратников по борьбе. Естественно, что со стороны последних такой разворот на 180 градусов трактовался как измена и вызывал особое возмущение. В МАСШТАБНОСТИ репрессий играли свою роль и ментальность руководства партии, имевшего за плечами опыт тюремных ссылок и гражданской войны, массовое стремление воспользоваться репрессиями для сведения счетов с противниками по жизни, кампанейщина стремившихся отличиться партийных органов и спецслужб на местах.

Согласно подсчетам Джеффри Хоскинга "архивам НКВД, за период самых жестоких репрессий 1937-1938 гг. было арестовано 1,6 миллиона человек, из них 87 процентов по политическим мотивам. Общее число заключенных тюрем, трудовых лагерей и трудовых колоний (где содержались заключенные на относительно непродолжительные сроки) выросло с одного миллиона в начале 1937 г. почти до двух миллионов в начале 1939 г.

А если к ним добавить людей, отправленных в ссылку и проживавших в специальных поселениях, то общее количество репрессированных приблизится к 3,5 миллиона человек, но, вероятно, не более того. За этот же период времени более 680 тысяч человек были приговорены к смертной казни за так называемую "контрреволюционную и антигосударственную деятельность". А за весь период 1930-1952 гг. число казненных составило 786 тысяч человек.

Органы НКВД вели свою документацию самым тщательным образом, и поэтому все данные можно считать вполне достоверными. Во всяком случае, дальнейшие исследования в этой области вряд ли смогут существенно повлиять на эти цифры. С другой стороны, в архивах нет никаких данных о количестве умерших не по приговору судов". [Джеффри Хоскинг. Россия и русские. Кн. 2. М., 2003. С. 185-187.]

Отказ от осуществления мировой революции как приоритетной задачи СССР, повлек за собой ЦЕЛЫЙ РЯД СЕРЬЕЗНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ в жизни партии и страны.

Во внешней политике он означал ПЕРЕХОД К ПОЛИТИКЕ МИРНОГО СОСУЩЕСТВОВАНИЯ с капиталистическим окружением, ОТКАЗ ОТ АГРЕССИВНЫХ ПЛАНОВ И НАМЕРЕНИЙ осуществлять революции в других странах. И хотя политика мирного сосуществования официально была провозглашена лишь на ХХI съезде КПСС, реально она стала осуществляться еще в 30-е годы. Модернизация армии и вооружений проводилась только с целью повышения обороноспособности.

Созданный Лениным в 1919 г. Коминтерн ("Коммунистический Интернационал") - базировавшаяся в Москве международная организация, объединявшая партии революционной направленности, в 30-е годы потерял свое значение. Последний, седьмой Конгресс Коминтерна (1935) был посвящен объединению всех антифашистких сил для предотвращения военной угрозы со стороны гитлеровской Германии. Никакого вопроса о мировой коммунистической революции, о которой до конца своей жизни грезили Маркс, Энгельс, Ленин, Троцкий, на этом Конгрессе стоять, конечно, не могло. В 1943 году Коминтерн был распущен.

В партийно-государственной идеологии наряду с традиционным лозунгом "пролетарского интернационализма" появился лозунг "социалистического ПАТРИОТИЗМА". Была начата широкомасштабная работа по патриотическому воспитанию. В 1943 году решением Политбюро был утвержден "Гимн Советского Союза", заменивший "Интернационал", считавшийся до этого как партийным, так и советским гимном.

Была резко ограничена АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ пропаганда. В 1941 г. был закрыт, издававшийся ранее огромными тиражами, журнал "Безбожник". В 30-е годы восстановилась православная традиция устанавливать кресты на могилах (вместо пятиконечных звезд, как это было в 20-е), возродились христианские и мусульманские обряды проводов и поминок. В 1935 году в новой форме возродилась дореволюционная традиция - "Новогодняя ёлка". Запрет на рождественские ёлки, введенный в 1919, был фактически (хотя и не в полной мере) отменен.

В 1938 г. была создана система Партийных школ, готовившая руководящие кадры среднего звена. На учебу в Партийные школы по рекомендации местных партийных и государственных органов направлялись члены партии из числа передовиков производства - РАБОЧИХ И КОЛХОЗНИКОВ. Выпускники партийных школ все более вытесняли с руководящих постов тех ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ, которые пришли к власти в 1917 и после Гражданской войны. Естественно, новые руководители были более ориентированы на решение производственно-хозяйственных задач, более тесно связаны с нуждами большинства людей, чем ленинские революционеры, руководствовавшиеся абстрактными схемами марксистско-ленинской теории.

В заключение отметим, что хотя партийно-государственная риторика конца 30-х мало отличалась от риторики 20-х, за ней уже скрывалось СУЩЕСТВЕННО ИНОЕ СОДЕРЖАНИЕ. По-прежнему звучали речи о классовой борьбе, о будущем торжестве коммунизма во всем мире, повсюду были развешены портреты Маркса, Энгельса, Ленина и т. п. Но они все более превращались в символы, за которыми реально существовала политика, направленная на сплочение общества на основе патриотизма, политика защиты общенациональных интересов СССР, исходящая из конкретной геополитической ситуации.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован