Эксклюзив
18 ноября 2014
6226

Виктор Шаповалов: Консерватизм как политическая философия: Никонов В. А. Консервативный манифест.

"Очень важно, что в сознании всех поколений россиян четко наметилась совершенно новая, невиданная в последние десятилетия тенденция, - отмечает А. В. Сергеева. - Как бы ни была неприятна ситуация в стране, у россиян нет стремления "поджечь" свой дом, каким бы плохим он ни был, как бы тяжело в нем ни жилось. Большинство народа хочет видеть Россию не только страной своего проживания, но и чувствовать себя жителем богатой, свободной и пользующейся уважением в мире державы". [Сергеева А. В. Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность. М. 2012. С. 215.].

Тенденция, о которой идет речь в приведенных словах, несомненно, отражает стремление значительной части населения России к стабильности, отражает тот факт, что граждане России осознают опасность шараханий политического и экономического курса из стороны в сторону, стремятся сохранить те ценности, которые являются для России традиционными.

Эта тенденция, несомненно, свидетельствует о росте консервативных настроений, и даже - о своеобразном "консервативном повороте" - не только в массовом сознании, но и в политике руководства страны, во взглядах большей части культурной элиты общества. Такой консервативный поворот вряд ли можно было ожидать еще 5, - тем более - 20 - лет тому назад. [См., в частности, Шаповалов В. Ф. О перспективах консервативной партийной политики в России. //"Социологические исследования". 1993. N 4., с. 106 - 115.]

Однако, не смотря на рост настроений, которые с полным основанием можно характеризовать как консервативные, представления о консерватизме как о течении политической и социально-философской мысли, как о ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ остаются для большинства россиян, - а порой, и для представителей социально-гуманитарных наук, - не вполне ясными и понятными. В этой связи потребность в четком и ясном, и в то же время, кратком изложении основных положений политической философии консерватизма сегодня возросла как никогда ранее. Думается, именно такое изложение предложено в "КОНСЕРВАТИВНОМ МАНИФЕСТЕ" В. А. Никонова.


"Что такое консерватизм с российским лицом? К сожалению, содержание этого понятия оказалось во многом затуманенным и опошленным в нашей политической теории и практике. В советские времена консерваторами клеймили всех, кто полностью не разделял самую передовую идеологию. В годы перестройки ярлык консерваторов по инерции старого мышления навешивали на всех противников ультрарадикальных реформ. Не очень помогает разобраться в сущности консерватизма опыт других стран, где различают несколько разновидностей этого идейного течения.

Сложность реабилитации и становления консерватизма в нашей стране заключается и в том, что в России никогда не существовала сильная консервативная традиция, в отличие от реакционной, социал-демократической, коммунистической и даже либеральной. "Разумный, культурный консерватизм бессилен в России, не им вдохновляется русская власть", - писал Николай Бердяев. Цивилизованный консерватизм не обрел полного права гражданства и в наши дни.

Мы уверены, что консервативное идейно-политическое течение, не копирующее западных аналогов, а учитывающее российскую специфику, совершенно необходимо в нашей идейно-политической системе.

Во-первых, консерватизм - залог стабильности, предотвращающий непродуманные шарахания в политике.
Во-вторых, именно консерваторам обязаны огромными успехами очень многие цивилизованные страны, в каждой из которых действуют партии консервативной ориентации.
Наконец, как показывает мировой опыт, консервативные идеи особенно ценны и продуктивны в те периоды, когда общество переживает эрозию веры в общественно-политические институты, морально-этические ценности, когда подорвана дисциплина, растет преступность, пренебрегают правовыми и нравственными нормами.

Настоящий манифест - ИМЕННО ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, - те принципы, которые партия будет отстаивать вне зависимости от смен правительств и изменения обстановки. Это НЕ программа и НЕ предвыборная платформа.

ПОСТУЛАТЫ КОНСЕРВАТИЗМА

1. Исходный пункт консервативной идеи - уважение к традиции как универсальной, трансцендентной ценности и принципу. Политические установки должны быть приспособлены к обычаям, российским национальным традициям. Когда стране навязывают схемы, противоречащие ее национальному естеству, возможна только катастрофа.

Мы с уважением относимся к своему прошлому. Нельзя топтать своих предков. Не может восстать для великих дел страна с оплеванным и растоптанным прошлым. Каким бы ни было прошлое - это наше прошлое. Мы горды тем, что являемся гражданами Великой России при всей ее истории - трагической и героической. Возрождение России, ее народа, прежде всего духовное, возможно только через обращение к ее вековым традициям нравственности, трудолюбия, патриотизма, веры, ценностей своей семьи и своего дома.

2. Консерватизм предполагает, что политики обязаны руководствоваться мудростью, унаследованной от прошлых поколений и апробированной практикой, нежели решать каждый вопрос на основе личных мнений, которые неизмеримо чаще бывают ошибочными.

Консервативное мышление идет от жизни, оно чуждо конструированию, а тем более навязыванию обществу абстрактных схем "светлого будущего", чем постоянно грешат коммунисты, социал-демократы и либералы. В этом смысле мы - антиутописты, мы - прагматики.


3. Но значит ли это, что консерватизм исключает всякие изменения, реформы и видит идеал общественного устройства в прошлом? Вовсе нет. У консерваторов просто иной подход к реформам, который предполагает предрасположенность к сохранению и способность к улучшению, вместе взятые. Мы всегда предпочтем известное неизвестному.

В реформировании общества мы не станем рушить существующего, пока не будем убеждены, что на смену придет что-то лучшее. Один из родоначальников консервативной идеологии Эдмунд Берк подчеркивал: "Мой ведущий принцип в реформировании государства - использовать имеющиеся материалы. Ваши же архитекторы строят без фундамента".

Консерваторы никогда не согласятся на безответственные эксперименты над страной и ее народом.

Совершенно негодны те реформы, которые проводятся во имя будущего, но наносят ущерб ныне живущему поколению. "Я - сторонник целесообразных мер, продиктованных моментом, - замечал Уинстон Черчиль, консерватор, которому вовсе не была свойственна нерешительность. - Я хотел бы видеть своих современников обеспеченными и более счастливыми. Если моя деятельность в этом направлении окажется, против ожидания, полезной и потомкам, что ж, тем лучше. Но я ни за что не пожертвую счастьем моего поколения ради принципов, пусть самых благородных, и ради истины, пусть самой высокой".


4. Для нас священно понятие свободы, поскольку она одна, воплощенная в принципы демократии, способна защитить нас от угрозы политического и экономического деспотизма. Но мы не можем не знать парадокса свободы, который заключается в том, что свобода упраздняет самое себя, если она не ограничена. Неограниченная свобода означает право сильного подчинить себе и лишить свободы слабого. Поэтому мы отстаиваем такое ограничение свободы государством, при котором закон защищает свободу каждого человека.

"Государство держится не одной свободой и не одними стеснениями и строгостью, а неуловимой пока еще для социальной науки гармонией между дисциплиной веры, власти, законов, преданий и обычаев, а с другой, реальной свободой лица..." - справедливо замечал один из немногочисленных консервативных мыслителей России Константин Леонтьев.

Главные угрозы свободе мы видим как в анархии человеческих воль, так и, в неменьшей степени, в злоупотреблении государственной властью в ущерб интересам людей.

5. Будучи реалистами и прагматиками, мы рассматриваем людей и общество такими, какими они есть. Если бы все люди были ангелами, то не понадобилось бы ни государство, ни его силовые структуры. Люди - не одинаковы: хорошие и плохие, трезвенники и алкоголики, талантливые и бездарные.

Идеи всеобщего равенства, часто выдвигаемые идеологами-утопистами, всегда оборачивались еще большим неравенством, которое держалось на лицемерии и насилии. Более того, равенство всех без исключения людей (невиновного и преступника, дурака и умного) не только абсурдно, но и контрпродуктивно. Всеобщее равенство - безусловный враг свободы, таланта, инициативы и работящих рук. Люди должны иметь равенство прав и возможностей для реализации своих способностей, но не равенство результатов вне зависимости от способностей.

Место и функции людей в общественном организме отличаются друг от друга, а значит, неизбежно существование различных общественных групп, отличающихся экономическим положением, политическими интересами и другими характеристиками друг от друга. И совершенно естественны иерархические структуры, отдельные компоненты которых обеспечивают жизнеспособность и единство всего общества и способны противостоять господству посредственности, некомпетентности и охлократии. Кухарки, при всем уважении к этой профессии, не должны управлять государством.

6. Одной из основных гарантий свободы человека является частная собственность. Она является следствием и выражением человеческого разнообразия, и без нее истинная вольность невозможна. "Разумность собственности заключается не в удовлетворении потребностей, а в том, что снимается голая субъективность личности, - писал Гегель. - Лишь в собственности лицо выступает как разум". Частная собственность - основа экономической демократии, без которой немыслима демократия политическая. Общественная собственность в необходимых самому обществу пределах - неизбежна, а в каких-то сферах и единственно возможна.
Но абсолютное господство госсобственности приводит, с одной стороны, к ее узурпации номенклатурой, а с другой - ко всеобщей растащиловке и разбазариванию общественного достояния.

7. Оптимальное развитие происходит тогда, когда двигатель процесса находится не в правительстве, а в обществе. В современных цивилизациях перемены, обеспечивающие экономический рост, происходят, в основном, сами по себе, без участия власти. До такого идеала нам еще далеко. Но необходимо добиваться, чтобы общество получало максимальные возможности для саморазвития как условия экономического роста, а власть брала на себя функцию смягчения тех ударов, которые могут порождаться экономическим прогрессом.

ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА

1.В российском политическом лексиконе понятие "государство" имеет два основных значения. Первое - узкое - государственные структуры: президент, правительство, законодательная и судебная власть, местные и правоохранительные органы. Второе - широкое - Отечество, Держава.

Поэтому, когда мы говорим о роли государства, то имеем в виду только узкое значение этого термина. Роль же нашего государства-Отечества может и должна только возрастать, что далеко не всегда подразумевает усиление правительственной государственной власти. Напротив, тоталитарное правление дает гораздо меньше возможностей для процветания Отечества, чем ограниченное демократическими нормами.

2. Центральный вопрос экономической и социальной политики - соотношение государственного регулирования и свободы частной инициативы. После 1917 г. (а во многом и до 1917 г.) государство было все - оно все регулировало и во все вмешивалось. Результат известен - серьезное отставание в развитии от наиболее передовых стран и произвол чиновничьего аппарата.

Мы вовсе не призываем, используя модное выражение, превратить государство в "ночного сторожа". Государство должно быть сильным. Но оно не должно связывать по рукам и ногам каждодневно меняющимися многочисленными ограничениями. Государственное вмешательство должно быть ограничено в той степени, в которой оно действительно необходимо для защиты свободы и обеспечения благосостояния людей.

В настоящий период развития России, по нашему убеждению, государство имеет чрезмерные возможности злоупотребления властью, излишне сковывает частную инициативу и инициативу на местах. Вместе с тем оно оказывается слишком слабым в тех сферах, которые и должны составлять основу его деятельности: макроэкономическое регулирование, социальная поддержка, обеспечение безопасности людей.

3. В последние годы мы не раз были свидетелями смешения целей и средств государственной экономической политики. Приватизация, акционирование, либерализация цен - все это не может рассматриваться как цель реформ хозяйствования. Конечной целью всякой экономической политики является освобождение людей от материальной нужды. В этом главное условие обретения каждым человеческого достоинства, осознания себя как личности.

4. Стабильная и эффективная экономика возможна на основе слияния индивидуального предпринимательства, групповой кооперации и государственного регулирования. Предприниматель (частный или коллективный) несет ответственность за непосредственные дела своего предприятия и имеет право требовать свободы от государственного вмешательства. Но ответственность за экономическую политику, за создание максимально благоприятных условий для реализации хозяйственной инициативы несет исключительно правительство.

5. Наиболее эффективное средство обеспечения и повышения благосостояния людей - поддержание конкурентной среды. Именно конкуренция заставляет производителей совершенствовать качество продукции, расширять ее номенклатуру, стремиться к понижению ее цены, от чего в конечном счете выигрывают все потребители. Именно конкуренция позволяет уничтожить те привилегии, которые не являются результатом повышенной производительности.

С этой точки зрения, увеличение числа конкурирующих хозяйствующих субъектов в любой сфере экономики, вне зависимости от формы их собственности, является бесспорным благом для граждан.

6. Мы разделяем философию хозяйственной политики, которую сформулировал в начале века Петр Аркадьевич Столыпин: "Нельзя ставить преграды обогащению сильного для того, чтобы слабые разделили с ним его нищету". Сильный национальный капитал, инвестируемый в отечественное производство и смело проникающий на мировые рынки, способен значительно поднять производство товаров и услуг, создать миллионы новых рабочих мест, а значит, увеличить благосостояние всего общества.

Преемник Столыпина на посту российского премьера Владимир Николаевич Коковцов справедливо подчеркивал: "Мы должны всеми силам стремиться к тому, чтобы повышалась наша трудовая и, в особенности, промышленная инициатива, и без развития, усовершенствования и расширения нашей промышленности мы обойтись не можем, а для этого не нужно смотреть на капитал и его организацию как на врага, нужно, наоборот, смотреть на него как на то необходимое, неизбежное, единственное условие, которое вместе с природными богатствами и трудолюбием населения поможет развиваться нашей производительности".

7. Повышение благосостояния общества достигается ТОЛЬКО ФАКТИЧЕСКИМ РОСТОМ ЭКОНОМИКИ И НИКОГДА - ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЕМ СОЗДАННОГО.

При этом национальное богатство создается не только в производственном секторе, как считали марксисты. В валовом национальном продукте современных развитых стран только около 1/4 приходится на производство, тогда как остальное создается в сферах услуг, торговли, туризма, финансов и т.д. В нашей стране до недавнего времени соотношение было обратным - более 80% ВНП приходилось на материальное производство. Чтобы Россия стала процветающей страной, необходимо, чтобы государство стимулировало развитие ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ секторов экономики. Богатство нации прибавляется производством не только товаров, но и всех видов услуг.

8. С позиций разумной экономической политики нельзя допускать широкого государственного субсидирования неэффективных производств. Ведь в этом случае происходит именно то, против чего предостерегал Столыпин: деньги в виде налогов отбираются у сильных производителей, что лишает их возможности увеличивать производство нужных обществу товаров и услуг, и передаются слабым производителям ненужных товаров и услуг. Все мы расплачиваемся за это общим спадом производства, ростом цен, бесцельной растратой энергии и ресурсов.

Конечно, государство обязано принимать во внимание социальные последствия массового закрытия неэффективных производств, равно как и тот факт, что ряд общественно необходимых производств является объективно убыточным. В этом смысле государственная поддержка отдельных отраслей и предприятий неизбежна, но она не должна принимать массового характера. "Если выкачивать все средства у процветающих фирм, чтобы помогать фирмам, хромающим на обе ноги, слишком немногие будут создавать богатство и слишком многие - потреблять его", - говорила известный консерватор Маргарет Тэтчер.

9. При высоком уровне налогообложения налоги начинают подавлять производство, инвестиции, трудовую активность. Государство обязано умерять свои аппетиты по части пополнения казны общественно необходимыми потребностями, оставляя предпринимателям возможно большую часть заработанных ими денег, чтобы они были в состоянии достойно оплачивать труд людей и повышать производство. А увеличив производство товаров и услуг, мы увеличим и общую налоговую базу. Будут больше производить - больше будут платить налогов в бюджет. Современные ставки налогов приемлемы только на сверхприбыли, используемые на непроизводительное потребление.

ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО

1.Процветание нашего общества возможно будет только тогда, когда оно превратится из иждивенческого в самостоятельное. Из общества, привыкшего выпрашивать что-то для себя, в общество людей, привыкших энергично действовать и добиваться главного самостоятельно.

Государство обязано проявлять заботу о каждом гражданине, когда он в этом нуждается, но оно в равной мере не в состоянии заботиться обо всех и всегда. Иждивенчество трудоспособных, сколь и пренебрежение к немощным, пагубно, поскольку в этом случае у тех, кто работает, отбирается слишком много, чтобы содержать тех, кто работать не хочет.

Здесь уместно процитировать творца послевоенного "экономического чуда" в Германии Людвига Эрхарда: "Не так должно звучать: "Ты, государство, приди мне на помощь, защищай меня и помогай мне", но наоборот: "Ты, государство... предоставь мне столько свободы и оставь мне от результата моей работы столько, чтобы я мог сам и по собственному усмотрению обеспечить себе существование, мою судьбу и судьбу моей семьи".

2. Безусловно, сказанное касается ТОЛЬКО ТРУДОСПОСОБНОЙ ЧАСТИ населения. Пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи, матери-одиночки должны получать полное социальное обеспечение. Обязана существовать социальная страховочная сетка, способная поддержать тех, кто не по своей вине - потеря рабочего места, болезнь и т.д. - временно не в состоянии обеспечить себя и свою семью. Современное государство не может обойтись без разветвленных социальных программ, и уровень социальной защищенности, в значительной мере, - критерий развитости государства.

3. Важнейшая задача государства - поддержание максимально высокого уровня занятости населения. При этом обеспечением простой, фактической "занятости во имя занятости" государство еще не окажет настоящей услуги российскому обществу.

Для обеспечения существования народа нужны рациональные рабочие места, а не полусобесовские структуры, где "люди делают вид, что работают, а государство делает вид, что платит". Нужны государственные и частные программы подготовки и переподготовки рабочей силы, нацеленные на преодоление структурной безработицы и направление незанятых в те сектора, которые определяют прорыв России в экономику следующего тысячелетия.

4.Сейчас все новые и новые группы населения требуют от правительства и народного хозяйства больше, чем они в состоянии дать. Достигнутые таким путем успехи - частный выигрыш для какой-то группы в ущерб всем остальным, которые расплачиваются за это ежедневно и ежечасно повышением цен.

Столь же губительно повышение заработной платы, выходящее за пределы роста производительности. Сохранение стабильности цен в большей степени в интересах всего общества, чем повышение окладов и пособий отдельным его категориям.

5. Нет ничего зазорного в том, что люди желают самостоятельно увеличить свои доходы. Стремясь увеличить благосостояние своих семей, дать своим детям больше возможностей в жизни, они преследуют благородные, а вовсе не корыстные цели. Чем больше людей будут к этому стремиться, тем меньше у общества будет нахлебников.

Общество выиграет, если будет руководствоваться теми жизненными категориями, которыми традиционно руководствуется подавляющее большинство наших сограждан: честный труд за честную оплату, жизнь по средствам, привычка откладывать на черный день, уважение закона.

6. Жизнь общества только тогда станет по-настоящему стабильной, когда она будет строиться на ОСНОВЕ ТРАДИЦИОННЫХ морально-этических принципов. На ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ полюсе этих принципов мы, безусловно, видим ценности семьи, нравственности и добродетели, веры, российского патриотизма, дисциплину, законность, порядок. На ОТРИЦАТЕЛЬНОМ полюсе - вседозволенность, бездуховность, национализм, анархию. Мы видим растущую необходимость привлечения к решению общественных проблем таких морально-культурных институтов, как церковь, семья, местные ячейки самоуправления.

7. Залог поддержания традиций нравственности и прогрессивного развития общества в высоком уровне культуры, образования, науки, переживающих настоящий кризис. Не уделив внимания этим важнейшим сферам сейчас, как и в каждый конкретный момент, мы лишаем общество будущего и уничтожаем духовно настоящее.

ГОСУДАРСТВО И ПОЛИТИКА.

1. Мы предпочитаем демократию тирании, как предпочитаем свободу несвободе. Даже плохая политика, проводимая в условиях демократии (поскольку в этом случае люди имеют возможность повлиять на изменение ее в лучшую сторону), предпочтительней политики "хорошего" диктатора. Основной принцип демократической политики заключается в развитии и охране политических институтов, способных избежать тирании.

2. Демократия не сводится к выборности и власти большинства, ведь и избранное большинством народа правительство может проводить авторитарную политику. Главный критерий демократии - возможность для народа поменять высшее руководство законными методами и без кровопролития. Истинно демократический политический режим должен исключать только один тип изменений существующей системы - тот, который представляет опасность для его демократического характера. Демократия обязательно подразумевает соблюдение прав меньшинства. Но защита прав меньшинства не распространяется на тех, кто нарушает закон или подстрекает к свержению демократического строя.

Из различных разновидностей демократии - олигархической, представительной, прямой - мы отдаем предпочтение ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ, поскольку только она способна обеспечить народовластие, не подвергая общество опасности плебесцитарной АНАРХИИ.

3.Рассматривая проблемы конституционного и государственного устройства, мы исходим из той посылки, что главная опасность свободе в демократическом обществе - от государства и его узурпаторских посягательств. Поэтому мы видим цель конституционного строя в том, чтобы поставить пределы власти, но НЕ ПАРАЛИЗУЯ ЕЕ.

Демократический процесс должен действовать и развиваться в соответствии с правилами и процедурами, которые не подконтрольны ни одному лицу, даже если оно тщится заявить о себе как о вожде всех народов, ни олигархии. Политические лидеры не могут определять сами для себя правила политической игры. Тем более что лидеры всегда будут стремиться обойти эти правила во имя личной выгоды.

Даже в самых стабильных и процветающих демократиях на высшие должности нередко избираются люди, лишенные талантов и порядочности.

Прав был Карл Поппер, когда замечал, что "было бы безумием основывать наши политические действия на слабой надежде, что мы сможем найти превосходных или хотя бы компетентных правителей". Выход - в создании политических институтов и традиций, способных направить действия лидеров и граждан в плодотворное русло.

4.Создаваемые Конституцией государственные институты становятся подконтрольными только тогда, когда амбиции одних официальных лиц противопоставляются амбициям других. Это частично достигается системой разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную. Частично, позволяя политикам занимать определенные должности с одобрения избирателей и устанавливая различные формы зависимости государственных институтов от избирателей. Так, президент избирается всем населением, законодатели - от меньших округов, а высшие судебные инстанции - непрямым волеизъявлением народа через систему назначения президентом и законодателями. В этом случае политические лидеры противостоят друг другу, представляя МАКСИМАЛЬНО ВОЗМОЖНОЕ КОЛИЧЕСТВО комбинаций интересов избирателей, и следует ожидать проведения той политической линии, за которой стоит определенное общественное согласие.

Кроме того, в таком крупном и национально неоднородном государстве, как Россия, дополнительной гарантией от узурпации власти должно служить ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Только в совокупности вся эта структура создает политическим лидерам стимулы защищать права граждан. И если система разделения властей по горизонтали и вертикали выстроена так, что карьера политиков зависит от защиты прав граждан перед лицом бюрократических посягательств на них, тогда они будут соблюдаться. В противном случае ничего не поможет.

5.Отстаивая подконтрольность государства обществу и сведение прерогатив правительства к общественно необходимому минимуму, мы вместе с тем отстаиваем принципы авторитета власти. Она не может быть авторитарной, но она должна быть авторитетной. Авторитетной может быть власть, способная поддерживать порядок, опирающаяся на разум и знающая меру. Прав был Столыпин, когда говорил: "Только то правительство имеет право на существование, которое обладает зрелой государственной мыслью и твердой государственной волей".

6. Самодовлеющее значение для российских консерваторов имеют ЗАКОННОСТЬ И ПОРЯДОК. Законы должны неукоснительно выполняться, а виновные в их нарушении неотвратимо наказываться вне зависимости от того, нравятся кому-то эти законы или нет. Не бывает оправдания нарушению действующих законов. Только такая постановка вопроса позволяет утвердить порядок и обеспечить безопасность граждан.

7. Стабильность государства во многом зависит от континюитета, т. е. от преемственности власти. Наше отношение к изменениям политического строя определяется предпочтением известного неизвестному. Поэтому в тех случаях, когда будет стоять выбор между существующим строем, который может и не очень импонировать, и его полным сломом и заменой новым, мы поддержим существующий, если он отвечает базовым демократическим нормам.


"Все режимы укрепляются уже потому, что продолжают существовать, - замечал по этому поводу видный французский социолог Раймон Арон. - Люди привыкают к государственным институтам, а поскольку ни один из них не совершенен, то у существующих есть огромное достоинство: они уже функционируют". Сказанное не имеет никакого отношения к нефилософской проблеме переноса времени следующих выборов. Выборы всегда должны проходить в установленные законом сроки.

8.Применение насилия для решения политических и общественных проблем не только несет опасность жизням людей, но и способно породить новое насилие, установить культ насилия, а значит - диктатуру. Применение насилия оправдано только против диктатуры, которая исключает возможность ненасильственных преобразований, а также для защиты демократии в случае покушения на демократическую конституцию и демократические методы управления.

9.Слабые, недееспособные или устаревшие Вооруженные Силы и правоохранительные органы, не способные защищать безопасность государства и граждан, - это уже не Вооруженные Силы и правоохранительные органы, это - нонсенс. Все силовые структуры должны быть сильными, боеготовными, постоянно модернизируемыми, находиться под гражданским контролем и действовать в рамках закона.

Нам нужна армия боеспособная, мобильная, достаточная, чтобы противостоять локальным и стратегическим угрозам, вооруженная самым современным оружием. Вовлечение армии в политические конфликты только деморализует ее. У армии своя задача - защита от угрозы извне, и она должна выполнять именно ее.

ФЕДЕРАЛИЗМ

1.В столкновениях между централизаторскими и федеративными тенденциями российские консерваторы однозначно высказываются в пользу федерализма при безусловном сохранении единства и территориальной целостности Российской Федерации. Эффективный и стабильный федерализм - нечто иное, нежели простое разделение страны на географические единицы, которые существуют в условиях вертикальной подчиненности и зависят от милостей, выторгованных у центральных властей.

Мы обязаны отказаться от инстинкта все централизовать. Мудрость государства вовсе не сконцентрирована в головах политической элиты в Москве. Она существует повсюду, и нельзя дожидаться, чтобы люди могли внести свой вклад в общегосударственное дело, только попав в кремлевские коридоры власти.

2.Правило Томаса Джефферсона: "лучше всего то правительство, которое меньше всего правит", - не призыв к анархии, а констатация простого принципа общественной организации, который гласит: наиболее эффективной формой управления государством является та, которая дает как можно больше прав и полномочий местным органам. Центральное правительство, которое пытается все сделать самостоятельно, обрекает себя на неэффективность.

В соответствии с законами бюрократии, которые в России хорошо известны, чиновники в центре далеко не всегда способны проявлять понимание нужд регионов. Эти законы всегда препятствуют поискам более разумных политических решений в регионах и уничтожают стимулы у местных властей брать на себя ответственность за свои действия.

3. Конфликты, возникающие в отдельных регионах, в федерации подрывают позиции центрального правительства гораздо слабее, чем в унитарном государстве. В последнем все конфликты неизбежно выходят на самый верх. Федерация же позволяет людям искать решения на месте хотя бы для того, чтобы сохранить свою автономность. И только если взаимоприемлемые компромиссы оказываются невозможными, федеральное правительство может быть приглашено для поиска решения. А чем меньше конфликтов выходит на общегосударственный уровень, тем меньше их разрушающая сила для страны.

4.Только настоящая федерация способна обеспечить систему "сдержек и противовесов", разделения властей не только по горизонтали, но и по вертикали. Это является дополнительной и очень важной гарантией от угрозы узурпации власти и диктатуры.

Сопротивление на местах нововведениям центрального правительства - не всегда зло. Это может быть злом, когда федеральное правительство прогрессивно. А если нет? Тогда именно субъекты федерации могут стать носителями антиавторитарного начала. Институционализация с помощью федерализма права на оппозицию - это еще и гарантия преемственности, защита от резких колебаний в политике государства.

5. Федерализм выступает естественным средством обеспечения политической конкуренции, которая, как и в экономике, является важнейшим условием саморазвития общества. Политические группы и организации, не добивающиеся успеха на общегосударственном уровне, в условиях реальной федерации получают возможность для выражения своих интересов на более низких этажах политического соперничества, не испытывая соблазна прибегнуть к революционным мерам. В этом одно из главных условий формирования гражданского общества.

6.Субъекты федерации при централизованной системе получают возможность выступать своего рода лабораториями, где осуществляются эксперименты, выдвигаются и апробируются на практике политические инициативы, которые впоследствии могут быть перенесены на федеральный уровень. Реально функционирующие и достаточно самостоятельные органы местной власти являются незаменимыми школами подготовки лидеров российского масштаба.

7. В идеале не может существовать полноценная федерация, в которой отдельные регионы в силу своего этнического состава имеют разные отношения с центральным правительством по сравнению с другими регионами. Не может существовать полноценная федерация, в которой отдельные ее субъекты автономны, а другие являются "аппендиксами" центрального правительства.

Ассиметричная федеративная система в долговременной перспективе нежизнеспособна. В ассиметричной федерации регионы особенно рьяно борются за специальные привилегии, за особый путь выхода из-под контроля центрального правительства и за всеобщее признание своих "уникальных обстоятельств". И эскалация таких требований, порожденная неравными условиями, представляет собой основную угрозу стабильности и целостности государства.

Ассиметрия обрекает центральное правительство быть постоянно втянутым в распределение дифференцированных привилегий между регионами, а регионы неизбежно будут искать способы для установления своего собственного контроля над центральным правительством и его использования в своих целях. Более того, ассиметрия в степени автономности не может не сопровождаться ассиметрией прав граждан.

Таким образом, мы полагаем, что в перспективе ни один из субъектов федерации не должен обладать большей или меньшей автономией, чем остальные. Ни один регион не может рассматриваться настолько особым, чтобы делать его жителей более свободными и полноправными, чем других.

Из этого вытекает, что автономность субъектов федерации в перспективе должна быть увеличена, чтобы за центральным правительством были оставлены лишь те функции, которые только оно в состоянии выполнять: обеспечение национальной безопасности, поддержание финансовой стабильности, создание условий для свободного перемещения товаров, услуг и людей по всей территории страны, поддержание социальных гарантий, создание правовой системы, обеспечивающих равенство всех граждан РФ перед законом.

РОССИЯ И МИР

1.Российская Федерация ОБРЕЧЕНА на роль великой державы в силу своего геополитического положения. России не пристало заниматься самобичеванием, проявлять комплекс неполноценности. Ей следует действовать как великой державе, но опирающейся не на пушечное величие, а на величие российского духа, российских традиций.

Нет ничего зазорного в российском патриотизме, если только он не превращается в шовинизм. Идея величия России ничуть не менее обоснованна, чем идеи величия Франции или "американской мечты", несмотря на все переживаемые нами трудности.

2.Мы воспринимаем мир таким, какой он есть, а не таким, каким нам хотелось бы его видеть. Действительность такова, что Россия по целому ряду параметров оказалась в менее благоприятном геополитическом положении, чем СССР.

После его распада на долю России пришлось 4/5 территории Союза, но только около половины его населения, экономического и военного потенциала, что само по себе снизило международный вес РФ. Постсоветское пространство является серьезным источником нестабильности. Границы СНГ проходят, в основном, по регионам, где также нельзя исключить существенных международных осложнений.

Надежды на "бесполярный" мир, сообщество всеобщей гармонии и сотрудничества, на интеграцию России в сообщество цивилизованных наций, объединяемых понятием Запад, на чем строились концепции "общеевропейского дома", инициативы по роспуску военно-политических блоков, оказались иллюзиями. В западном мире нарастает подозрительность к России, падает интерес к ней, налицо немало признаков неуважения российских интересов.

Однако нигде в мире те силы, которые желали бы возврата к "холодной войне" (чего допускать никак нельзя), не являются преобладающими. Положительным моментом нового международного положения России является и то, что, отказавшись от внешнеполитического глобализма, она вырвалась из порочного круга конфронтации. У нас нет непосредственных врагов, и в обозримом будущем они вряд ли появятся. Но очевидно также и то, что у России немного шансов на обретение новых союзников, и в первую очередь - на Западе.

3.Мы являемся сторонниками максимально прагматического подхода к международным делам, опирающегося на принцип "государственного интереса" и учет реальных возможностей страны. Должны быть исключены идеологические крестовые походы, попытки принести интересы, а тем более - жизни наших сограждан в жертву конъюнктурным политическим схемам.

Мы не поддерживаем унаследованных от СССР глобальных претензий, ведущих к растрате сил и ресурсов, забвению внутренних проблем. Но столь же губителен путь изоляционизма - путь в геополитический и экономический тупик.

В своей внешней политике Россия должна сохранять максимальную независимость позиции, ориентироваться на собственные национальные интересы и равноудаленность (или равноприближенность) от основных мировых центров силы. Времена, когда осью международной политики были отношения между СССР и США, безвозвратно миновали. Американоцентризм бесперспективен геостратегически и экономически. Россия не сможет занять подобающего ей места в мире, если она перестанет считать приоритетом взаимодействие с основными центрами силы Европы и Азии, а не только Северной Америки.

РФ следует участвовать только в таких организациях, которые учитывают реальную роль России и где она обладает полноправным членством.

4. В своей внешней политике Россия должна исходить, прежде всего, из интересов: защиты прав, свобод, достоинства и благополучия граждан; сохранения политической, экономической и военной независимости и безопасности страны; поддержания стабильности по периметру ее границ; обеспечения благоприятной международной обстановки для проведения необходимых внутренних изменений; предотвращения международной изоляции РФ и недопущения дальнейшего снижения ее международного веса; сдерживания глобальных угроз безопасности, связанных с распространением оружия массового поражения, экологическими вызовами, терроризмом и т.д. Названные ПРИОРИТЕТЫ призваны определять и региональные аспекты российской внешней политики.

5.Важнейший приоритет политики РФ - отношения с республиками бывшего Союза. Мы можем скорбить по поводу его распада, но СССР в его прежнем виде невосстановим.

Интересам России в наибольшей степени отвечает создание на территории СНГ интеграционного объединения, имеющего своей моделью Европейский Союз, а также формирование полноценной системы коллективной безопасности, не покушаясь при этом на государственную идентичность России и самостоятельность ее вооруженных сил, равно как и на идентичность других стран Содружества. Однако на реализацию этой идеи уйдет немало времени. Совершенно неприемлемы подстегивания интеграции с помощью факторов силы - это даст прямо обратный результат. Россия может предлагать ту или иную модель взаимодействия с соседними странами, но не навязывать ее. Народы и руководители этих стран должны самостоятельно сделать свой выбор.

6.Вторым по важности долгосрочным приоритетом России должна стать ее политика в АТР, особенно, в Восточной Азии, которая в будущем веке станет самым населенным, высоко развитым и сильным в военном отношении регионом планеты. Ключевым для РФ является налаживание конструктивных, а в идеале, даже партнерских отношений с Китаем и Японией, на что должны быть направлены серьезные усилия российской дипломатии.

7. Основной российский интерес на западном направлении связан с созданием эффективной системы европейской безопасности, которая пришла бы на смену двухблоковой и в которой Россия была полноценным партнером.

Существующие структуры безопасности, сформированные еще в годы "холодной войны", не способны выполнить эту роль. СБСЕ - в силу своей неэффективности и раздутого членства за счет неевропейских государств. НАТО - потому, что объединяет лишь меньшинство стран континента, ее расширение на восток (без присоединения к ней России) не придаст Североатлантическому альянсу характера всеобъемлющей европейской организации и противоречит российским интересам. Будущее безопасности в Европе - в выходе за пределы существующих организаций и в создании Европейского Совета Безопасности, который действовал бы по образцу Совета Безопасности ООН.

8.России пора до конца избавиться от недооценки государств, расположенных к югу от границ СНГ. Сохраняя способность отразить потенциальные угрозы безопасности, которые могут исходить из этого нестабильного региона, она не станет разделять предубеждений Запада в отношении исламского мира и должна быть открыта к сотрудничеству с ним.

9. Наша страна заинтересована в усилиях по контролю над вооружениями. России нет смысла отказываться от режима нераспространения, моратория на ядерные испытания или полностью перечеркивать ранее заключенные двусторонние договоры. Но, вместе с тем, необходимо полностью учитывать экономические, социальные и военные последствия таких договоров, чтобы их реализация не наносила неприемлемого ущерба финансовому положению и обороноспособности, общественной стабильности в России и отдельных ее регионах.


Как и любое другое государство, Россия не имеет права сбрасывать со счетов фактор военной силы в своей внешней политике. Только не допуская ослабления своих оборонных усилий, РФ сможет сохранить свободу рук и независимость в международных делах, не опасаться силового давления и шантажа, отбить у кого-либо охоту поставить под угрозу ее безопасность и жизненно важные интересы. Нельзя допускать одностороннего разоружения.

10. Во главе угла деятельности российского государства за рубежом должны находиться ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ отечественных промышленников и предпринимателей, их продвижение в мировую экономику. Пора окончательно расстаться с иллюзией, будто значительная часть средств, необходимых для модернизации российской экономики, может быть получена извне.

В основе внешней политики, достойной статуса великой державы, лежит экономическая мощь. Россия лишь тогда возродится, когда по-хозяйски распорядится своими огромными ресурсами, не растратит их впустую, а обратит их на будущее процветание.

Мы уверены, что консервативные принципы полезны России сейчас и в будущем. И мы открыты к сотрудничеству. На место большевистского принципа "кто не с нами, тот против нас" мы ставим евангельский : "Ибо кто не против вас, тот за вас" (Марк 9, 40)."

В.Никонов

"POLITY" Foundation, 2001
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован