Эксклюзив
18 октября 2013
8180

Виктор Шаповалов: Национальные интересы России

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОЛИ РОССИИ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ ГОСУДАРСТВ.



Современный отечественный исследователь А. С. Ахиезер отмечал: "Россия, может быть по своей сути мостом между народами, но может быть и пороховым погребом, который находится в слабом месте мирового сообщества. Отсюда необходимость возрастающего внимания к проблемам России, которые по сути затрагивают весь мир". [Ахиезер А. И. Россия: критика исторического опыта. В 3-х томах. Т. 2. М. 1991. С. 375.]

Очевидно, что международное значение России, по меньшей мере, начиная с эпохи Петра Первого, всегда было велико. Остается значительным оно и сегодня. Однако надо иметь в виду, что представители многих стран склонны рассматривать международную роль своей страны как важнейшую. Так, видный американский ученый Макс Лернер считает, что "Америка - концентрация мировых противоречий, где они и призваны разрешиться". [Лернер М. Развитие цивилизации в Америке. В 2-х томах. Т. 1. М. 1992. С. 96.] Не менее показательно мнение выдающегося французского историка Фернана Броделя: "Франция - одна из тех стран, где решаются судьбы всего мира". [Бродель Ф. Что такое Франция? В 3-х томах. Т. 1. М. 1995. С. 15.] А почему бы не считать главным географическим регионом, в котором концентрируются основные мировые противоречия, Ближний Восток и, прежде всего, территорию Палестины? Ведь именно здесь сосредоточены центры ведущих мировых религий - иудаизма, христианства и ислама. Бывший советский писатель Ефим Браевер не без оснований полагает, что именно в Палестине (т. е. в Израиле и прилегающих к нему территориях - В. Ш.) находится "вулкан мировой цивилизации - то затухающий, то разгорающийся снова".
Очевидно, что в каждой из приведенных точек зрения есть значительная доля истины. Поэтому, чтобы не вступать в бесплодный спор, выскажемся о роли России скромнее: Россия - одна из целого ряда стран, где решаются судьбы всего мира.
Роль страны в составе мирового сообщества государств определяется ее экономическим, научно-техническим, военным, культурным потенциалом. Тем не менее, глубинным основанием международной роли страны является ее геополитическое положение. Геополитическое положение страны связано с особенностями расположения страны на географической карте мира, размером территории, наличием природных ресурсов, климатическими условиями, плодородием и состоянием почв, численностью и плотностью населения, протяженностью, удобностью и обустроенностью границ. Особое значение имеет наличие или отсутствие выходов в мировой океан, легкость или, наоборот, затрудненность таких выходов, а также среднее расстояние от основных центров страны до морского побережья. Политический аспект понятия геополитического положения наиболее ярко проявляется в отношении (дружественном или недружественном) к данной стране со стороны других стран мирового сообщества, в уровне ее международного авторитета.
Распад СССР привел к существенным изменениям в геополитическом раскладе международных сил. Эти изменения в целом неблагоприятны для России (что, разумеется, автоматически не означает требования возврата к прежнему положению): по сравнению с Советским Союзом ее геополитические возможности сократились. Это связано со значительной утратой выходов к Балтике и Черному морю; в ресурсном отношении потеряны шельфы Черного, Каспийского, Балтийского морей; при сокращении территории протяженность границ увеличилась, к тому же Россия получила новые, необустроенные границы. Численность населения современной Российской Федерации и занимаемая площадь по сравнению с СССР уменьшились приблизительно в два раза.
Отметим также, что потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе, в следствии чего, Россия оказалась отрезанной от Европы, не имея теперь непосредственных границ ни с Польшей, ни со Словакией, ни с Румынией, которые имел Советский Союз. Поэтому в геополитическом смысле расстояние между Россией и Европой увеличилось, поскольку увеличилось число государственных границ, которые необходимо пересечь на пути в Европу. В результате распада СССР, Россия как бы оказалась отодвинутой на северо-восток, поэтому в определенной степени утратила те возможности непосредственного влияния на положение дел не только в Европе, но и в Азии, которые имел Советский Союз.
Говоря об экономическом потенциале, следует констатировать, что роль российской экономики в экономике мировой не очень велика. Она значительно ниже роли США, Западной Европы, Японии и Китая, и приблизительно равна роли таких стран как Бразилия, Индия, Индонезия и ряда других. Так, падение курса рубля (как и его рост) почти не влияет на курсы ведущих мировых валют; котировка акций крупнейших российских компаний мало влияет на состояние мирового рынка, так же на него в сколько-нибудь ощутимой мере не влияет разорение российских банков и предприятий. Вообще, положение в России, его ухудшение или улучшение, объективно мало затрагивают мировое сообщество в целом. Главное, что способно вызвать озабоченность мирового сообщества с точки зрения воздействия на мир в целом - наличие у России ядерного оружия и средств его доставки.
Если же исключить ядерное оружие, то в целом военная роль России в мире также невелика. Падению военного влияния способствовало неумелое проведение в 90-е годы военной реформы, упадок воинского духа в ряде частей и подразделений, ослабление технического, финансового обеспечения армии и флота, падение престижа военной профессии. Политическое значение России находится в тесной зависимости от экономического и других названных выше аспектов.
Таким образом, следует констатировать относительно незначительную объективную (геополитическую, экономическую, военную, политическую) роль России в мире конца 90-х - начала первого десятилетия 2000-х.
Лишь приблизительно с 2005 года стали приниматься реальные меры, позволившие существенно повысить роль России в мире, ее международный авторитет, степень влияния на положение дел в мире.
Вместе с тем, даже и сегодняшнее положение России не позволяет уповать на то, что в силу некого ее особого положения ("быть пороховым погребом или мостом между народами", согласно приведенному выше изречению Ахиезера), справедлив тезис, что "если России будет плохо, то и всем будет плохо, если России хорошо, - хорошо всем". Этот тезис в явной или неявной форме разделяло немало российских политических деятелей периода 1986 - 1993 годов. На нем основывалось убеждение, что с крушением советской общественной системы, весь мир, прежде всего, страны Запада немедленно приложат все усилия к тому, чтобы не допустить чрезмерного ослабления России. Западные страны не допустят усугубления в России кризисных явлений с катастрофическими последствиями для всего мира, проще говоря, - "бросятся" выручать Россию - согласно известному выражению Остапа Бендера "Запад нам поможет".
Действительно, нельзя отрицать того, что в конце 80-х - начале 90-х годов определенная помощь, как со стороны правительственных, так и неправительственных организаций ряда западных стран была оказана. Однако она диктовалась соображениями стратегической безопасности главным образом в смысле контроля над российским оружием массового уничтожения, а также гуманитарными мотивами. Что же касается финансовых займов со стороны международных финансовых организаций и правительств богатых стран, то они строились и продолжают строиться на чисто коммерческой основе, а часто, - на стремлении вовлечь страну в долгосрочную долговую кабалу.
После распада Советского Союза произошло изменение международного положения качественного характера. Фактически мир вступил в принципиально новую полосу истории. Распад Советского Союза означал конец противоборства двух противоположных общественных систем - "капиталистической" и "социалистической". Это противоборство определяло основные черты международного климата на протяжении нескольких десятилетий. Мир существовал в двухполюсном измерении. Один полюс был представлен Советским Союзом и странами его сателлитами, другой - Соединенными Штатами Америки и их союзниками. Противоборство двух полюсов (двух противоположных общественно-политических систем) накладывало отпечаток на все стороны международных отношений, определяло взаимные отношения всех стран.
Крушение двух полюсной системы породило надежды на создание принципиально новой системы международных отношений, в которой определяющими должны стать принципы равноправия, сотрудничества, взаимопомощи. Стала популярной идея многополюсного (или многополярного) мира. Эта идея предусматривает реальный плюрализм в сфере международных отношений, т. е. наличие на мировой арене множества самостоятельных центров влияния. Одним из таких центров могла бы стать развитая в экономическом, научно-техническом и иных отношениях Россия. Однако, при всей привлекательности идеи многополюсности, на сегодняшний день она далека от практического осуществления. Следует признать, что сегодня мир является однополюсным. Наиболее мощным центром международного влияния стали Соединенные Штаты Америки. Эта страна с полным основанием может считаться единственной сверхдержавой современного мира. И Китай, и Япония, и объединенная Западная Европа - уступают США по уровню финансового, промышленного, научно-технического, военного потенциала. Этот потенциал, в конечном итоге, и определяет колоссальную международную роль Америки, ее влияние на все стороны международных отношений. Под контролем США находятся все крупнейшие международные организации, а с 90-е годов через посредство НАТО, США целенаправленно стали вытеснять и такую прежде влиятельную организацию как ООН.
Современные отечественные специалисты - политологи и геополитики - единодушны, считая, что сложившийся после распада СССР мир стал монополярным. Однако они расходятся в том, каким он будет или должен быть в перспективе. Относительно перспектив мирового сообщества имеется несколько точек зрения. Одна из них предполагает, что в недалеком будущем, мир все же станет как минимум трех-или четырех-полюсным. Согласно этой точке зрения в настоящее время вырисовываются три полюса будущего мира, который, скорее всего, придет на смену нынешнему одно-полюсному. Это США, Европейский Союз и Китай и Россия. С точки зрения экономического потенциала Китай не так далеко отстает от Америки, а преодоление валютно-экономической разобщенности внутри Европейского союза также сделает его важным противовесом США.
Другая точка зрения наиболее отчетливо представлена в книге геополитика Александра Дугина. Дугин считает, что в предстоящей перспективе мир должен вновь стать двух-плюсным, обрести новую биполярность. С позиций, отстаиваемых этим автором, только образование нового полюса во главе с Россией создаст условия для действительного противодействия США и их наиболее верной союзнице Великобритании. В противном случае Запад всегда "будет диктовать идеологические и экономические условия всем, кто станет претендовать на роль развитого региона. Поэтому любая многополярность при сохранении статус-кво будет фиктивной...>> [Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М. 1997. С. 161.]
Из сложившегося положения вытекают два важнейших вывода. Во-первых, Россия (как и большинство стран современного мира) должна по возможности стремиться к налаживанию и поддержанию нормальных, неконфронтационных отношений с США и, без ущерба для национальных интересов России, по возможности расширять сотрудничество и взаимодействие в самых разнообразных сферах. Во-вторых, совместно с другими странами Россия призвана ограничивать всевластие Америки, не допустить того, чтобы решения важнейших международных вопросов превратились в монопольное право США и ограниченного круга их союзников. Тенденция монополизировать это право наметилась вполне отчетливо. Она не может не ущемлять интересы других стран и народов.
В свете первой из названных задач (развития сотрудничества между Россией и США), следует обратить внимание на элементы культурно-исторического сходства, имеющиеся между Россией и Соединенными Штатами. Можно предположить, что дух Америки, ее национальный характер больше похожи на российский национальный характер и дух, чем это можно было бы сказать относительно, например, стран Западной Европы. Об этом, например, свидетельствуют соображения, высказанные еще в советское время известным американским мыслителем и писателем Уолтом Уитменом. Его "Письмо к русскому другу", направленное в адрес писателя К. Чуковского, содержит целый ряд глубоких наблюдений.
"Вы - русские, и мы - американцы! - писал Уитмен. - Россия и Америка, такие далекие и несхожие с первого взгляда - так различны социальные и политические условия нашего быта, такая разница в путях нашего нравственного и материального развития... - и все же в некоторых чертах, в самых главных, наши страны схожи. И у вас и у нас - разнообразие племен и наречий, которому во что бы то ни стало предстоит спаяться и сплавиться в единый союз;... сознание, что у наших народов у каждого есть своя историческая, священная миссия, свойственно и вам и нам; пылкая склонность к героической дружбе, вошедшая в народные нравы, нигде не проявляется с такой силой, как у вас и у нас; огромные просторы земли, широко раздвинутые границы, бесформенность и хаотичность многих явлений жизни, все еще не осуществленных до конца и представляющих собою, по общему убеждению, залог неизмеримо более великого будущего; кроме того, и у вас и у нас есть независимое руководящее положение в мире, которое и вы, и мы стремимся удержать..., бессмертные стремления, живущие в глубине глубин великих народов... - все это присуще в равной мере и нам, американцам, и вам, русским". [Чуковский К. Мой Уитмен. Очерки о жизни и творчестве. Избранные переводы из "Листьев травы". Проза. М. 1996. С. 295.]
Надо заметить, что Уолт Уитмен - один из немногих американских авторов, которые открыто высказывали свое положительное отношение к России. Памятник Уитмену водружен в Москве, на территории МГУ им. М. В. Ломоносова (около 1-го корпуса гуманитарных факультетов).
"Независимое руководящее положение в мире", о котором говорил Уитмен, современная Россия может вернуть себе не на пути возврата к прежней партийно-государственной идеологии, а стремясь стать для других стран одним из центров притяжения в культурном, экономическом, научно-техническом, политическом отношениях.

2. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ, СФЕРА НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ, НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ.



Национальные интересы - это специфические интересы данной страны. т. е. совокупные интересы ее граждан на международной арене. Не очень удачным является выражение "государственные интересы". Под государством принято понимать особый аппарат управления, состоящий, прежде всего, из чиновников или государственных служащих. Вполне очевидно, что интересы этой группы людей далеко не всегда совпадают с интересами граждан данной страны, хотя такое совпадение было бы желательным. Тем не менее, более предпочтительно использовать выражение "национальные интересы". Оно означает совокупные интересы граждан данной страны, - те интересы, которые и призваны отстаивать, в силу своего служебного положения и обязанностей, чиновники государственного аппарата.
Специфика национальных интересов той или иной страны на международной арене определяется, прежде всего, ее геополитическим положением. Обеспечение национальных интересов должно быть главной целью внешней политики государства.
Целый ряд серьезных отечественных мыслителей утверждал, что у России нет и не может быть надежных союзников на международной арене. Так, Иван Ильин, с сожалением констатировал, что Россия в составе мирового сообщества не может рассчитывать на симпатию ни с какой стороны, кроме как со стороны маленькой Сербии. Россия одинока на мировой сцене. Поэтому ей остается рассчитывать только на свои силы. История подтверждает, что страны Запада всегда озабочены исключительно своими интересами, впрочем, так же как Китай и Япония. Их альянсы с Россией всегда носили временный, тактический характер.
Тем не менее, следует особо подчеркнуть, что национальные интересы современной России диктуют необходимость ровных и устойчивых отношений со всеми странами мира, расширения самых разнообразных контактов с максимально большим числом международных партнеров. Вместе с тем, в ее международной политике должны быть выделены приоритеты, обусловленные, прежде всего, геополитическим положением страны.
Одной из важнейших задач для целей обеспечения национальных интересов является задача восстановления России в качестве одного из центров современного мира. Она диктуется не государственным и национальным честолюбием, не притязаниями на исключительную мировую роль. Это задача жизненной необходимости, задача самосохранения. Для страны с такими геополитическими характеристиками, какими обладает Россия, вопрос всегда стоял и продолжает стоять так: либо быть одним из центров всемирной цивилизации, либо быть расчлененной на несколько частей и, следовательно, сойти с карты мира в качестве самостоятельного и целостного государства.
Одним из оснований для постановки вопроса по принципу "либо - либо" является фактор огромности российской территории и тесной взаимозависимости всех ее частей. Для того чтобы сохранить такую территорию в целостности и неприкосновенности, страна должна быть достаточно могущественной в международном плане. Россия не может себе позволить того, что вполне допустимо для территориально небольших стран, таких как большинство стран Европы (за исключением Великобритании, Франции и Германии). Россия не может себе позволить превратиться в среднюю, "рядовую" страну, хотя бы и с достаточно высоким уровнем жизни населения, достаточно развитой экономикой и т. п. Перед Россией стоит альтернатива: либо продолжать отстаивать значительность своей мировой роли, следовательно, стремиться сохранить свою территориальную целостность, либо быть расчлененной на несколько самостоятельных государств, образованных, например, на территориях нынешних Дальнего Востока, Сибири и европейской части России.
Первый вариант (сохранение целостности) оставлял бы для России возможность для постепенного экономического роста. Второй же, однозначно и навсегда обрек бы осколки прежней России на полную зависимость от крупнейших центров современного мира: США, Западной Европы, Японии, Китая.
Следовательно, для осколочных государств, если бы такие возникли взамен современной России, оставался бы единственный путь - путь вечного зависимого существования, который для населения означал бы нищету и вымирание. Подчеркнем, что при неумелой политике руководства подобный путь не заказан и для целостной России. Однако сохранение целостности и соответствующей мировой роли, оставляет стране принципиальный шанс для будущего процветания.
Еще один фактор постановки вопроса о самосохранении в альтернативной плоскости определяется для России численностью населения и другими демографическими показателями, такими как возрастной состав, здоровье, уровень образования и др. По численности населения Россия остается одной из крупнейших стран современного мира, значительно уступая только Китаю, Индии, США. Сохранение и приумножение народонаселения, улучшение его качественного состава напрямую определяются задачей сохранения целостности российского государства и прочности его положения на международной арене.
Задача укрепления Россией своего статуса великой державы, своего положения в качестве одного из самостоятельных мировых центров. связана, также с тем, что Россия окружена целым рядом государств, страдающих от перенаселения. К ним относятся такие страны как Япония и Китай, отчасти южные республики бывшего Советского Союза. Противостоять демографическому давлению со стороны перенаселенных соседей может только могущественное государство, способное самостоятельно, без посторонней помощи постоять за себя.
Наконец, борьба за сохранение и укрепление Россией статуса одной из великих держав, одного важнейших центров мирового развития равнозначна для нашей страны борьбе за сохранение собственных цивилизационных основ.
Действительно, территориальное расчленение России на несколько, даже достаточно крупных, государств будет означать не что иное, как гибель российской цивилизации. Оно будет означать исчезновение с карты мира самостоятельного цивилизационного образования, каким испокон веков и была Россия. Это обусловлено, прежде всего, слитостью, "спаянностью" основных особенностей цивилизации с природно-географическими условиями ее существования. Всякая локальная цивилизация есть своеобразный "организм природы и духа". Расчленение же России, разумеется, приведет к тому, что новые государства унаследуют лишь часть тех природно-географических условий, которые сохраняет сегодняшняя Россия. Следовательно, резко изменится самоощущение граждан этих государств. Со временем существенно изменится менталитет и народный характер, наконец, исчезнет сам дух современной российской цивилизации. Эта цивилизация мыслима только на широких просторах, на обширных географических пространствах и при определенных климатических и иных природных условиях.
Резкое уменьшение численности населения тех народов, которые обуславливают многонациональную природу современной российской цивилизации и придают ей неповторимое своеобразие, их вытеснение с исторически сложившихся мест проживания и распыление по разным уголкам мира неизбежно приведут к тем же катастрофическим последствиям для цивилизации. Чтобы противостоять этим опасным тенденциям, у России нет иного пути, кроме пути укрепления своего статуса великой державы и превращения в один из самостоятельных и влиятельных центров мирового развития. На этом пути она сможет обеспечить не только сохранение своей территориальной целостности, не только безопасное существование и приумножение населения своих народов, но и сохранить себя в качестве самостоятельной, уникальной и неповторимой цивилизации.
В этой связи одной из задач является обеспечение национальной безопасности России. Национальная безопасность - это обеспечение властью государства граждан данного государства защитой от возможных угроз, поддержание условий для развития и процветания страны. Здесь, понятие "национальная" образовано от понятие нации как совокупности граждан государства, вне зависимости от их этнической и иной принадлежности.
Национальная безопасность, разумеется, связана в первую очередь с безопасностью государственных границ. Безопасность границ обеспечивается двумя основными факторами: надежностью их охраны соответствующими государственными органами и дружественностью (или недружественностью) по отношению к России со стороны государств, расположенных по периметру границ России. Важным являются также природно-географические характеристики границы. Так, наиболее удобной для защиты является морская граница. В этом смысле, у России такой границей является только северная, проходящая по морям Северного Ледовитого океана. Остальные же являются сухопутными и при этом очень протяженными. Охрана таких границ требует больших усилий, и, соответственно - значительных материальных затрат.
Во все времена национальная безопасность имела по преимуществу военный аспект и обеспечивалась главным образом военными средствами. Однако со второй половины ХХ века ситуация стала меняться. Сейчас в 21-ом веке национальная безопасность (НБ), безусловно, не исчерпывается чисто военными аспектами. В общей сложности можно, наверное, насчитать свыше десятка фундаментальных составляющих обеспечения НБ в новую эпоху: политическую, экономическую, финансовую, технологическую, информационно-коммуникационную, продовольственную, экологическую (включая широкий спектр проблем, связанных с существованием ядерной энергетики), этническую, демографическую, идеологическую, культурную, психологическую и т. п.
К концу ХХ века резко возросло значение невоенных методов воздействия. Рост значения невоенных методов воздействия одной страны на другую, или одной группы стран на другие, объясняется целым рядом факторов современного общественного развития. Во-первых, это высокий уровень индустриального, технологического и информационного потенциала. Границы стран стали проницаемы, прежде всего, посредством информации. Во-вторых, это экономическая взаимозависимость всего мира, образование всемирного товарного и финансового рынка. Национальную безопасность той или иной страны или группы стран стало возможным подорвать, используя, например, финансовые операции на мировом валютном рынке или на рынке нефти и газа. В-третьих, сегодня стал возможным подрыв национальной безопасности с использованием целого комплекса мер воздействия, сочетание силовых мер с мерами "мягкой силы".
Специально следует, вместе с тем, подчеркнуть, что особенности современного мира не исключают значения военных методов. Поэтому, как и раньше, сохраняется потребность в военной мощи, в наличии боеспособной, технически вооруженной и морально стойкой армии. Кроме того, военное могущество страны имеет и символический смысл: оно укрепляет международный авторитет страны, а также способствует вере граждан в силу своего государства.
Каковы основные угрозы национальной безопасности России?
Назовем среди них, в первую очередь, такие как дезорганизация национальной экономики, экономическая и технологическая блокада, продовольственная уязвимость.
Дезорганизация национальной экономики может происходить под влиянием целенаправленного воздействия экономической политики ведущих держав современного мира или групп таких держав. Она может происходить также вследствие действий международных корпораций, а также международных политических экстремистов. Наконец, она может возникнуть как результат стихийного стечения обстоятельств на мировом рынке, а также действий международных финансовых авантюристов.
Угроза экономической блокады возникает для России вследствие открытости ее экономики. Если экономика Советского Союза была в основном закрытой, т. е. существенно не зависела от мирового рынка, то сегодня дело обстоит совершенно по-иному. Экономика России самым существенным образом зависит от импорта. Прекращение импорта, посредством введения эмбарго только на отдельные виды товаров, неизбежно поставят страну в затруднительное положение. Введение же полномасштабной экономической блокады (такую возможность нельзя полностью исключить) привело бы к экономическому краху.
Угроза технологической блокады также возникает как следствие вовлеченности страны в мировой рынок. В данном случае речь идет о рынке технологий. Самостоятельно Россия способна решить задачу обеспечения современными технологиями только в отдельных сферах производства, на отдельных направлениях научно-технического прогресса. Это те сферы и направления, на которых имеются достижения мирового уровня. К ним относится авиационная и космическая техника, ядерная энергетика, многие военные технологии и вооружения и ряд других. Еще в 60-х годах Советский Союз был одним из мировых лидеров в области вычислительной техники. Однако затем усилия на этом направлении были ослаблены. Сегодня Россия практически полностью зависит от импорта вычислительной техники, прежде всего, персональных компьютеров. При этом важно иметь в виду, что наверстывать упущенное, стараясь наладить собственное производство компьютерной техники по собственным проектам, экономически невыгодно. Так же обстоит дело в области многих других технологий, где на сегодняшний день отсутствуют достижения мирового уровня.
В постперестроечные годы произошло резкое сокращение научно-технического потенциала во всех странах бывшего Советского Союза, в том числе, и в России. В этой связи в публикациях ряда авторов, в выступлениях некоторых ученых, общественных деятелей, политиков и др. звучит вполне оправданный мотив ностальгии по советским временам, когда организация и обеспечение науки, было на достаточно высоком уроне. И хотя работа многочисленных НИИ (научно-исследовательских институтов) и КБ (конструкторских бюро) не отличалась высокой эффективностью, однако в целом наука стояла на уровне мировых достижений. Слабым звеном было внедрение научно-технических достижений в практику, в производство. Исключение составили в большинстве случаев те направления научно-технической мысли и технологий, которые мы называли: космос, авиация, ядерная энергетика, военная техника, вооружения и ряд других.
Постсоветская Россия остро нуждается в сохранении и приумножении достижений в первую очередь именно на этих направлениях, как с точки зрения обеспечения национальной безопасности, так и с позиций успешного развития экономики. Стратегия экономического роста для России предполагает, в частности, решение задачи формирования производственно-экономических систем современного и следующего за ним новейшего технологического уклада и стимулирования их роста. Для этого должны быть решены проблемы выращивания на основе уже накопленного научно-промышленного потенциала конкурентоспособных на мировом рынке предприятий, развертывания системы подготовки кадров необходимой квалификации.
Наконец, продовольственная уязвимость России определяется зависимостью от импорта продуктов питания зарубежного производства. Критическим для продовольственной независимости страны считается уровень импортных продуктов в 30% от их общего объема. Между тем, в крупных городах России он уже превысил эту отметку. Так, в Москве доля импортных продуктов питания составляет около 60% . Московские мясокомбинаты производят колбасные и другие мясные изделия почти целиком из импортного мяса. Значительна доля импорта и готовых продуктов питания. Очевидно, что даже незначительное сокращение импорта продовольствия поставило бы многомиллионный город перед лицом сложнейших проблем, а его полное прекращение было бы чревато катастрофой.
Понятие национальной безопасности органически дополняется понятием "сфера национальные интересы".
Сфера национальных интересов - это те страны и регионы планеты которые имеют особое значение для обеспечения поступательного развития России всех сферах общественной жизни, для обеспечения национальной безопасности России, а также для сохранения и поддержания мировой стабильности.
Международная политика Советского Союза диктовалась двумя основными факторами. С одной стороны, это была официальная ("коммунистическая") партийно-государственная идеология, с другой -национальные интересы. О национальных интересах было не принято говорить открыто, поэтому каждый внешнеполитический шаг пропагандистски обосновывался с позиций идеологии. В геополитическом аспекте национальные интересы СССР в основном совпадали с тем, как они понимались в царской России. Зонами первоочередного внимания, как для царского правительства, так и для руководства СССР являлись Европа, Балканы (главным образом с целью обеспечения возможности выхода в Средиземное море через Босфор и Дарданеллы), Кавказ, Ближний и Дальний Восток. Такое совпадение не случайно, поскольку само геополитическое положение дореволюционной России и СССР в основном было идентичным. Вместе с тем, задача партийно-государственной идеологии - "достижение победы коммунизма во всем мире" - неизмеримо расширила степень вмешательства СССР международные дела, вывела ее далеко за пределы непосредственных национальных интересов.
Советское руководство стремилось вмешиваться в любое международное событие, в какой бы точке земного шара оно ни происходило, - если такое вмешательство обещало ослабление "загнивающего империализма", способствовало усилению влияния коммунизма. Разумеется, на это тратились немалые средства. Значительная материальная поддержка оказывалась зарубежным политическим партиям, движениям, режимам и др. взамен на обещания следовать по коммунистическому пути или по так называемому "пути социалистической ориентации". Последний термин был изобретен специально для отсталых колониальных стран Азии и Африки, или, как их стали называть после освобождения от колониальной зависимости, - "развивающихся" стран.
Следует, вместе с тем отметить, что помощь Советского Союза колониальным странам Азии и Африки (какими бы мотивами она не диктовалась) имела колоссальное положительное значение для этих стран. СССР во многом способствовал обретению ими независимости. Так, год 1960 вошел в историю как "год Африки", положивший начало масштабному процессу превращения бывших колониальных владений Запада в независимые государства. Роль Советского Союза в этом процессе, как и в поддержке новых независимых государств на первых этапах их существования, оказалась весьма значительной.
"Стратегические интересы русского народа должны быть ориентированы антизападно, - пишет уже цитированный нами специалист по геополитике А. Дугин. [Дугин А. Цит. произв. С. 190]
Действительно, надо признать, что интересы России во многих регионах не только не соответствуют интересам западных стран, но и прямо пересекаются с ними. Надо также признать, что само геополитическое положение России таково, что ее национальные интересы в целом ряде аспектов вступают в противоречие с интересами Запада. Так, Запад заинтересован в сохранении и укреплении своего влияния на Балканах, на Ближнем и Дальнем Востоке, распространении своего влияния на страны, возникшие из республик бывшего СССР. Но Россия также заинтересована в укреплении и расширении своего влияния в тех же регионах. Здесь интересы России и Запада пересекаются, вступают в конфликт. Однако это не должно означать, что Россия призвана вступать в конфронтацию с западными странами всегда и повсюду, вести постоянную и непримиримую борьбу с ними. А именно к этому призывает концепция Дугина. Вместе с тем, в концепции А. Дугина заключена та правда, что Россия нуждается в противовесе одностороннему росту международного влияния США и Великобритании. В одиночку она не в состоянии создать такой противовес.
Сегодня США, поддерживаемые верной союзницей Великобританией, открыто проводят линию на достижение мирового господства. Идеологическим прикрытием этой линии является успешно испытанный ими тезис (сам по себе верный) о защите прав человека при разрушении СССР, Югославии, а затем Ирака и целого ряда других стран. В стремлении к мировому господству США стремятся исключить влияние России на мировую жизнь, "обложить" границы России враждебно настроенными по отношению к ней режимами, стремясь установить и поддержать их в Грузии, на Украине, установить антироссийский режим в Белоруссии и других странах постсоветского пространства. Реализация этих планов позволит Соединенным Штатам в дальнейшем полностью разрушить Россию и открыть путь к ликвидации или расчленению Китая как последнего препятствия на пути к полной мировой гегемонии.
Таким образом, национальные интересы России наиболее ярко проявляется в противостоянии монопольному влиянию одной страны на мировой арене, в отстаивании многополярности современного мира. Это соответствует интересам не только России, но и подавляющего большинства стран. Поэтому не только национальные интересы, но и сам геополитический смысл существования современной российской цивилизации - быть основой сохранения планетарной стабильности во всех ее аспектах, в предотвращении развития неуправляемых процессов, в обеспечении устойчивости мирового развития.
Противовес монополии США определяется также существенным различием интересов России как страны с ярко выраженной континентальностью и интересов США и Великобритании как стран морских или атлантических. Как страны морские или атлантические, США и Великобритания заинтересованы в максимальной открытости мирового рынка, в максимальной свободе мировой торговли.
Доступность и легкость выхода в мировой океан, близость основных экономических центров к морскому побережью делают открытость мирового рынка максимально выгодной для морских стран. При полностью открытом рынке мировой торговли континентальная страна (типа России) всегда окажется в проигрыше, прежде всего, потому, что морские перевозки гораздо дешевле сухопутных и воздушных, а также потому, что все перевозки в случае ярко выраженной континентальности оказываются более длинными, чем в случае, когда страна является морской. Эти факторы определяют более высокую стоимость всех товаров внутри континентальной страны, что больно бьет по материальному благополучию граждан этой страны. В невыгодном положении оказываются и отечественные товаропроизводители, продукция которых не в состоянии выдержать конкуренции на мировом рынке уже потому, что всегда будет более дорогой, вследствие дороговизны перевозок. Исключение составляют те продукты, которые поддаются транспортировке по трубопроводам - это нефть и газ, или электроэнергия, передающаяся по проводам.
Континентальность и связанные с ней трудности интеграции в мировой рынок, не означают, однако, что экономическая политика России должна быть изоляционистской. Но Россия не может и не должна идти по тому пути, который ей экономически не выгоден, сколько бы ее ни склоняли к избранию такого пути. Она должна, следовательно, проводить исключительно гибкую внешнюю экономическую политику, сочетающую в себе формы открытых рыночных отношений с методами развития внутреннего рынка и защиты отечественного товаропроизводителя.
Все названные выше факторы однозначно говорят о том, что Россия нуждается в союзе, способном противостоять монопольному контролю со стороны США и Великобритании над всеми сферами мировой жизни, над всеми регионами планеты.
Такой противовес можно создать, опираясь, в первую очередь, на Германию.
Для развития тесных отношений с Германией имеются благоприятные возможности и предпосылки. Во-первых, с точки зрения геополитической Германия не является в строгом смысле морской или атлантической страной. Ее центральные и южные области достаточно континентальны. Во-вторых, можно с достаточной степенью уверенности утверждать, что именно немцы, как никто другой, способны понять Россию. Это обусловлено тем, что только Германия перенесла в своей истории испытания аналогичные тем, которые выпали на долю России. Поэтому представителям германской нации более понятны трудности, переживаемые постперестроечной Россией, чем представителям иных наций. Не случайно, что именно с Германией Россия продолжает развивать достаточно успешное экономическое сотрудничество и немецкие предприниматели более охотно и смело идут на российский рынок, чем предприниматели других западных стран.
Не случайно, что в Германии не появляется откровенно враждебных публикаций относительно России и не предлагается проектов дальнейшего ослабления и расчленения России. Замечу, что в США такие публикации осуществляются регулярно. Ярким примером может быть книги американских политологов З. Бжезинского и Г. Киссинджера, в которых открыто излагаются планы уничтожения России.
Наконец, взаимопониманию между Россией способствует еще один фактор. Как это ни покажется странным, он состоит в том, что на протяжении длительного периода истории Россия и Германия неоднократно воевали между собой. Однако в действительности в этом нет ничего странного. Когда нет иного способа, то и война оказывается средством знакомства одной нации с другой, и боевые действия открывают одному народу психологию другого, - что, разумеется, не означает одобрения войны. Знакомство одного народа с другим на полях боевых сражений надолго запечатлевается в народной памяти, и когда проходит время, и морально-психологические раны начинают постепенно заживать, то в памяти все более отчетливо проступают сведения об отличительных чертах психологии народа. Так, если бы не многочисленные войны, то мы бы, вероятно, в массовом порядке еще долго не узнали бы о немецкой педантичности и методичности, также как немцы не узнали бы о многих чертах характера россиян, о российской природе, климате и других условиях российской жизни.
Сегодня геополитические интересы двух стран почти не пересекаются, почти не вступают в конфликт. С объединением Германии исчез последний существенный фактор геополитического характера, отдалявший ее от России. Первая и вторая мировые войны, в которых Россия и Германия выступили в составе противоборствующий группировок, были, правда, отчасти продиктованы и противоречием геополитических интересов. Так, Германия стремилась установить контроль над бакинской (г. Баку, ныне столица суверенного Азербайджана) и ближневосточной нефтью и тем самым обеспечить себе надежную топливно-сырьевую базу. Россия же выступала одной из главных помех на этом пути, также как США, Великобритания и Франция. Однако с тех пор ситуация изменилась. В частности, в то время еще не были открыты крупнейшие нефтяные и газовые месторождения России - в Западной Сибири и в Поволжье, по своим запасам намного превосходящие бакинские и сравнимые с ближневосточными.
В современных условиях Германии более выгодно получать нефть и газ из России по трубопроводам и отчасти коротким морским путем через Балтийское море, чем длинным морским путем с Ближнего Востока и из Баку, хотя и этот путь ей не обязательно исключать полностью. Таким образом, конкуренция России и Германии в названных регионах может быть в принципе значительно ослаблена. Этого не скажешь в отношении конкуренции с США и Великобритании. Для этих стран главным и наиболее выгодным надолго останется морской путь транспортировки нефти и газа с Ближнего Востока и, возможно, отчасти из Азербайджана, т. е. из тех регионов, которые входят в сферу национальных интересов России.
Важным геостратегическим партнером сегодняшней России должна быть признана Белоруссия. Эта страна остается для России единственным незатрудненным сухопутным выходом в Европу. Дружественность белорусского правительства и подавляющего большинства белорусского народа к России, следует рассматривать в качестве бесценного нравственного, культурного и политического богатства, и этим богатством, мы, граждане России непременно обязаны дорожить.
Так, если предположить, что к власти в Беларуси придет называющая себя "демократической" оппозиция, то вся политика Белоруссии будет немедленно ориентирована антироссийски и прозападно. Россия получит на своих рубежах новый резко враждебный ей режим. Кроме того, вряд ли существует полная уверенность в том, что белорусские оппозиционные силы являются подлинно демократическими, как они стремятся себя представить. Не окажется ли белорусский народ, а вместе с ним и Россия, перед лицом произвола кучки политических авантюристов и проходимцев, стремящихся к власти лишь для удовлетворения своих амбиций, а не для служения национальным интересам?
Будучи страной евразийской, Россия должна всегда находить точки опоры своей внешней политики не только в Европе, но и в Азии. Опора на азиатские страны важна также с точки зрения геополитической миссии России - выступать в качестве стабилизирующей силы, поддерживающей баланс интересов на международной арене, в том числе, баланс между Западом и Востоком.
В этой связи одним геостратегическим союзников России в создании противовеса односторонней гегемонии США и их верной союзнице Великобритании на международной арене мог бы стать Китай. Обладая колоссальным экономическим потенциалом (в 1912 г. по объему экономики Китай опередил Японию и вышел на второе место в мире - после США) и огромной численностью населения, эта страна не принадлежит и не может принадлежать к сообществу атлантических государств во главе с США, уже в силу своего географического положения. Кроме того, ее национальные интересы во многих случаях прямо вступают в конфликт с интересами Соединенных Штатов. Для Китая полное доминирование атлантических стран столь же неприемлемо, как и для России. И это уже стало базой стратегического партнерства.
Стратегический союз России со странами Ближнего Востока и Индией связан с необходимостью противостояния полному доминированию Соединенных Штатов в южных морях. Сегодня американские военно-морские силы являются практически безраздельными хозяевами мирового океана. Исключение составляют самые северные моря, где Россия не потеряла всех возможностей для сохранения своего присутствия. Такому присутствию способствует, конечно, само географическое положение, поскольку Россия имеет в северные моря прямой и открытый выход. Выход же в южные моря несравненно более затруднен. Но без возможности свободного и удобного плавания в южных морях полноценное участие России в мировой торговле и в целом в мировой экономике никогда не будет возможным. Это обстоятельство должно побуждать российское руководство поддерживать прочные отношения со странами Ближнего Востока, какие бы политические режимы в них ни существовали. Прочные отношения с такими странами как Индия, Иран, Сирия значительно бы облегчили нахождение российских морских судов в районе Средиземного моря и Индийского океана, т. е. в том регионе, который имеет для развития мировой торговле исключительно большое значение, но прямого доступа в который Россия не имеет.
Большое значение имеет для России взаимодействие азиатскими странами бывшего Советского Союза, - Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и др. Такое взаимодействие осуществляется сегодня в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Эта организация создает совершенно необходимый для современного мира и выгодный для России азиатский противовес чрезмерному усилению США и стран Запада, идущих в фарватере американской политики, по одностороннему обеспечению своих интересов, в ущерб интересам других стран. Несомненным успехом России является создание таможенного союза Россия - Казахстан - Беларусь, который служит интересам народов всех трех стран.
Во временном отрезке с конца 18-го века и начала 19-го, периодами наибольшей международной роли и значения России следует считать время после 2-ой мировой войны, т. е. послевоенный период существования Советского Союза, и первую половину 19-го века - время от победы в наполеоновских войнах до Крымской войны 1855 г. Это были именно те периоды, когда Россия, дав отпор очередному претенденту на мировое господство, восстанавливала баланс сил на международной арене.
Россию периода царствования Николая 1 окрестили "жандармом Европы". Действительно, опасаясь проникновения радикальных революционных идей в Россию, напуганный восстанием декабристов, европейской революцией 1848г., Николай 1 принимал все меры к тому, чтобы предотвратить всякое революционное движение в любой точке Европы. Однако, следует принять во внимание и то, что, начиная от Великой французской революции 1789 г. и почти на протяжении трех четвертей 19-го века, Европа была охвачена тем, что на современном научном языке характеризуется как "революционный невроз". "Революционный невроз - не праздное слово, пишут французские исследователи О. Кабанес и Л. Насс. - Он действительно и несомненно существует и вносит самое беспорядочное смятение не только в души отдельных людей, и в души целых обществ... Когда дух возмущения овладевает озлобленным сердцем толпы, то никакая образованность и гуманность не будут и впредь в силах удержать в должных границах ее пробуждающихся животных инстинктов." [Революционны невроз. М. 1998. С. 557 - 558]
Интенсивное развитие российской культуры в первой половине 19-го века несомненно, способствовало повышению международного авторитета России, оно способствовало также развитию международных контактов. Не случайно, в 19-ом веке Россию охотно посещали многие выдающиеся представители культуры Запада. Среди них были А. Дюма, Г. Берлиоз, О. Бальзак и многие другие. Замечательный романист А. Дюма оставил обширное сочинение о России в 3-х томах. С охотой откликались на предложения работать в Российской Академии наук многие выдающиеся ученые Запада.
Не смотря на то, что в глазах среднего западного обывателя Россия продолжала оставаться страной внутреннего деспотизма и внешней агрессивности, к началу ХХ века в западном восприятии России стали наблюдаться значительные перемены. Положительному образу России способствовали демократические преобразования, наступивший "серебреный" век" русской культуры, перемены во внешней политике. События 1917 года круто изменили судьбу России, а вместе с тем, и ее положение в составе мирового сообщества. Достигнутый дореволюционной Россией уровень международного авторитета Советскому Союзу пришлось завоевывать заново, ценой колоссальных усилий и затрат.
Сегодня международный авторитет страны не может держаться исключительно на военной силе. Этому препятствуют многие факторы, такие как информационная открытость современного мира, взаимосвязь и взаимодействие экономик различных стран, существование всемирного товарного и финансового рынка и др. Военное могущество является в современных условиях лишь одним из целого комплекса составляющих, от которых зависит международное положение страны, ее авторитет и роль в составе мирового сообщества государств. Эти же факторы делают невозможным достижение страной международного авторитета при сохранении острых внутренних проблем и противоречий. Поэтому как с точки зрения внутренней, так и с точки зрения международного положения страны, российское общество должно осознать необходимость консолидации, увеличения уровня взаимного доверия между различными классами, слоями и другими категориями населения, между политическими партиями, между обществом и властью, между отдельными гражданами.

3. ИНТЕРЕСЫ И ПРИНЦИПЫ
Следует иметь в виду, что для внешней политики не меньшее значение, чем задача обеспечения национальных интересов, имеет и задача отстаивания определенных принципов. Внешняя политика, ориентированная на голый интерес, неминуемо становится беспринципной политикой, превращает страну в международного пирата, подрывает доверие к ней со стороны других стран, нагнетает международную напряженность. Однако между принципами и интересами может возникать противоречие. В истории российской общественной мысли мы встречаем яркое выражение оппозиции интересов и принципов во внешней политике. Речь идет о полемике, развернувшейся по поводу книги Н. Я. Данилевского "Россия и Европа", впервые вышедшей в свет в 1869 г. Позиции Данилевского, защищавшим в своей книге политику интересов, наиболее отчетливо противостоял Вл. Соловьев, защищавший политику принципов, прежде всего, принципов нравственности.
Чтобы убедиться в коренной несовместимости взглядов Вл. Соловьева и Н. Данилевского, достаточно сравнить два высказывания. Данилевский, в частности, писал: "Око за око, зуб за зуб, строгое право, бентамовский (в сноску: И. Бентам - английский философ конца 18-го - начала 19-го вв., основатель философии утилитаризма.) принцип утилитарности, то есть здраво понятой пользы, - вот закон внешней политики, закон отношений государства к государству. Тут нет места закону любви и самопожертвования. Не к месту примененный, этот высший нравственный закон принимает вид мистицизма и сентиментальности... Начало здраво понятой пользы,... недостаточное и негодное как основание нравственности, должно дать гораздо лучшие результаты как принцип политический...>> [Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М. 1991. С. 34].
Для Соловьева, убежденного сторонника нераздельности политики и нравственности, видевшего в наполнении общественных отношений нравственным началом главный смысл истории, такой взгляд был категорически неприемлем. Его кредо полностью противоположно мысли Данилевского: "Лучше отказаться от патриотизма, чем от совести". (Курсив Вл. Соловьева). При этом он тут же добавляет: "Но такой альтернативы нет. Смеем думать, что истинный патриотизм согласен с христианскою совестью... что существуют интересы у христианского народа, не требующие и даже совсем не допускающие международного людоедства". (Курсив Вл. Соловьева). [Соловьев В. С. Соч. в 2-х томах. Т. 1. М. 1989. С. 265.]
Перед нами две крайние, экстремальные или полярные позиции по рассматриваемому вопросу. Очевидно, что они в приблизительно одинаковой мере присущи российскому умственному воспитанию, российскому менталитету. Но не менее очевидно, что в своем чистом виде, они встречаются не так уж часто. Полностью разделяет взгляды либо Данилевского, либо Соловьева относительно небольшое число россиян, большинство же стремиться совместить интересы и принципы, найти нечто среднее. Как найти это "среднее"?
Очевидно, что задача обеспечения национальных интересов вполне совместима, например, с принципом миролюбивости внешней политики. Отнюдь не обязательно нагнетать напряженность и конфронтацию в отношениях с другими странами, тем более немедленно прибегать к военной силе. Существует немало возможностей достичь желаемого путем переговоров, а также мерами информационного или иного воздействия. Военное же насилие оправдано только в самых крайних, экстремальных ситуациях, когда исчерпаны все иные пути, и когда возникает непосредственная угроза национальной безопасности. При этом в современных условиях следует стремиться минимизировать собственные человеческие потери, и в принципе идти к тому, чтобы свести их к нулю. Уровень военной техники вполне позволяют достичь этого.
Политика обеспечения национальных интересов не противоречит и принципам честности и открытости. Честность и открытость следует отличать от простодушия и наивности. В частности, для соблюдения принципа честности и открытости важно заблаговременно заявлять о собственных национальных интересах и делать это отрыто и прямо. Предварительное извещение руководства других стран о намерениях и планах руководства данной страны (в нашем случае России) на международной арене вообще способствует оздоровлению всемирной политической атмосферы. Не менее важным является выполнение страной взятых на себя международных обязательств.
Таким образом, между интересами и принципами нет глубинного (метафизического) противоречия. Это противоречие конкретной практики, в данном случае, практики международных отношений. Разрешить это противоречие можно только в том случае, если не будет забыт фундаментальный принцип - принцип избегания конфронтации. Его можно назвать "принципом всех принципов" для внешней политики любой страны, в том числе, конечно, и России. Речь идет не только о прямой военной конфронтации, но и о конфронтации без непосредственного применения военной силы, типа, например, "холодной войны", которая на протяжении нескольких десятилетий велась между Советским Союзом и Соединенными Штатами.
Как ясно из предыдущего, принцип избегания конфронтации не означает отказа от обеспечения национальных интересов. Он означает, что для внешней политики особое значение приобретает дипломатическое искусство, и вообще, владение искусством ведения переговоров всеми чиновниками государственного аппарата, имеющими выход на международную арену. Этот принцип означает также отчетливое понимание национальных интересов и задач национальной безопасности, готовность и решимость защищать и отстаивать интересы страны на международной арене.
Гибкая политика сотрудничества даже с теми странами, где у власти находятся реакционные или тоталитарные режимы, но в которых Россия заинтересована с точки зрения геополитической, не должна противоречить принципам. Как уже отмечалось выше, между интересами и принципами нет глубинного (метафизического) противоречия. Все зависит от конкретной практики. Поэтому элементы сотрудничества вполне могут сочетаться с элементами дипломатического и иного давления с целью демократизации и либерализации антидемократических и антилиберальных режимов. Неприкрытое же давление способно дать даже обратный по сравнению с желаемым результат. Перед лицом внешней угрозы общество способно консолидироваться даже вокруг реакционного режима и его лидера. Показателен в этом отношении пример неприкрытого давления США и их союзников на Ирак, предшествовавшее военному вторжению. Такое давление не только не способствовало падению режима Саддама Хусейна, к чему стремились Соединенные Штаты, но скорее наоборот, дало иракскому лидеру возможность укрепить свое положение внутри страны. В результате, США вынуждены были пойти на прямое военное вторжение в Ирак, прикрываясь надуманным предлогом о наличии в Ираке ядерного оружия. Политика санкций и эмбарго на экспорт и импорт страны, больно бьет в первую очередь не по режиму, а по населению, ввергая его в нищету и полуголодное существование. Такая политика не может не противоречить принципу гуманности, столь же важному для международных отношений, как и для отношений между отдельными людьми.
* * *
Огромное значение для обеспечения национальных интересов любой страны, имеет ее военная доктрина. Ни царская Россия, ни Советский Союз не имели официально принятой, утвержденной и открыто опубликованной военной доктрины. Официальное принятие и открытость военной доктрины делают возможным знакомство с нею всех участников международного процесса, правительств, парламентариев, общественности и народов всех стран. Это, несомненно, способствует увеличению уровня международного доверия, оздоровлению международной политической атмосферы. Открытость создает также условия для ясного понимания целей и задач вооруженных сил для всех воинов, для всех солдат и офицеров, а также для граждан государства. Военная доктрина призвана ответить на фундаментальный вопрос: а зачем, собственно, данному государству нужна армия, каковы ее цели и задачи. Исходя из ответа на него, в военной доктрине определяется численность вооруженных сил, соотношение родов войск, характер военной техники и вооружений, уровень финансирования и другие параметры.
Важнейшим для военной доктрины России 21-го века является положение о прямой нацеленности вооруженных сил на обеспечение безопасности и защиты национальных интересов России. Военная доктрина России носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников.
Весь исторический опыт России и всех крупных государств свидетельствует о том, что армия должна быть предметом особого внимания и заботы со стороны государства, общественности и всего народа. На значение армии для плодотворного развития страны указывают слова замечательного русского мыслителя Ивана Ильина: "Армия есть сосредоточенная волевая сила моего государства, оплот моей родины; воплощенная храбрость моего народа, организация чести, самоотверженности и служения... Сердце человека вообще принадлежит той стране и той нации, чью армию он считает "своею". Дух воина, стоящего на страже правопорядка внутри страны и на страже родины во внешних отношениях, отнюдь не есть дух "реакции", "насилия" и "шовинизма", как думают иные и до сего дня. Без армии, стоящей духовно и профессионально на надлежащей высоте, - родина остается без обороны, государство распадается и нация сойдет с лица земли." [Ильин И. А. Собр. Соч.. в 10-ти томах. Т. 1. М. 1993. С. 307.]
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован