29 марта 2006
1526

Виктор Шендерович. Из Недодумца. Часть 5

От предвыборной борьбы все очень устали.

Я, досыта навстречавшись с избирателями, ждал четвертого декабря.

Притомились и ответственные за утопление меня в дерьме. На кремлевском сайте electorat.info, два месяца с завидной регулярностью топтавшемся на моей персоне, вражина корректор, переутомившись, переставил в фамилии "Говорухин" соседние буквы "у" и "х". Получилось очень симпатично. (Как говорится, пустячок, а приятно).

Провокатор с бумагой про якобы утаенные мною налоги, поднявшийся посреди зала на одной из последних встреч, даже не стал делать вид, что он рядовой избиратель - оттарабанил свое и пошел прочь.

Последний предвыборный гостинец от власти был завернут в газету "Московский комсомолец": за четыре дня до выборов там появилась большая статья Александра Минкина, полностью посвященная мне.

Человек большого практического ума - как выяснилось впоследствии, скорее все же практического, чем большого, - Минкин понимал, что дата выхода такой статьи автоматически сделает его подлецом (и он не ошибался). Поэтому на всякий случай начал с рефлексий.

Рефлексий в Минкине обнаружилось копеек на пятнадцать, после чего "золотое перо" "МК" перешло к делу, для которого его, собственно, и совали в чернильницу.

В сущности, статья должна была называться "Не могу молчать!"

Александра Викторовича, оказывается, давно и сильно раздражала моя публицистика: невысокий уровень юмора и образования, цинизм, корыстолюбие, дурной вкус и полное отсутствие нравственных ориентиров... Все это раздражало его много лет, но он держался, никому не говорил. При всем этом раздражении, однако, он, как последний мазохист, продолжал внимательно слушать мои программы и даже конспектировать тексты...

И вот ровно за четыре дня до выборов - прорвало человека, и как!

Не без основания ощущая себя нравственным ориентиром современной журналистики (многолетняя бесплатная жизнь на съемной даче, принадлежащей администрации Президента, безусловно, дает на это право), г-н Минкин выставил мне наконец по-настоящему крупный счет.

Главной строкой в нем значилось ерничание над могилами. Речь шла о программе "Плавленый сырок", вышедшей сразу после гибели заложников в "Норд-Осте".

"Не хотим Масхадова -
Он исчадье адово!
Доползем до ада мы
Со своими гадами..."

- процитировал Минкин куплет из той программы, сделал мне замечание ("у могилы мог бы и помолчать") и торжественно поймал за руку: этот же куплет, оказывается, я запихнул и в "Сырок", вышедший после Беслана. Тут Минкина повело на метафору: Шендерович сгребает цветы и венки со вчерашней могилы и, как циничный могильщик, продает их заново...

О да! Я торгую венками со старых могил и обожаю веселиться на детских гробах - вот только в программе, вышедшей после Беслана, куплет звучал по-другому, в прямом и переносном смысле.

Глагол был переведен из будущего в прошедшее время:

"Доползли до ада мы..."

Ибо то, что в дни "Норд-Оста" было перспективой, Беслан сделал реальностью, воплотив "адскую" метафору почти буквально - сотнями сгоревших заживо детей.

И вот - как человек, лишенный каких бы то ни было нравственных ориентиров, - я позволю себе высказать одну неприятную версию того, почему г-н Минкин (человек, в общем, не чуждый русскому языку) не услышал другого звучания строки, не увидел нового объема текста, не понял смысла этой отсылки...

Я думаю, он просто не слышал ни ту, ни другую программу.

...Неловко напоминать, но именно за "норд-остовский" "Плавленый сырок" я получил самую дорогую для меня премию - "Журналистика как поступок". Лучшие медиа-критики страны, оказавшие мне эту честь, цинизма в той горькой программе не разглядели.

Может быть, тут дело в недостаточном финансировании членов жюри.

Ибо, как донеслось до меня очень вскоре, с "фактуркой" для будущего минкинского текста (надранными цитатами из моих программ, отчасти, как видите, сфальсифицированными) люди оттуда (взгляд наверх) ходили по журналистскому цеху задолго до публикации, искали будущего автора...

И вот, надо полагать, нашли.

Называлась и цена за работу - "десятка" (не путать с десятью рублями и рублями вообще).

"Ленинград - город маленький, Андрей Палыч", как сказано в "Осеннем марафоне". Москва тоже маленький город, Александр Викторович.




29.03.2006
"Ежедневный журнал"
http://www.shender.ru/paper/text/?.file=111
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован