27 января 2007
2552

Виктор Шендерович. Клеветники России

По левую руку на перекрестке стоял памятник - лысоватый такой, в пальто...

- Ой! - сказал я. - Со спины - вылитый Ленин.

- Ниц в пшероде! - отрезал Вацлав Радзивинович, обозреватель "Газеты Выборча". Ехали мы по Варшаве.

В Варшаве Ленина, действительно, уже "ниц в пшероде". Бывший Дворец культуры имени Сталина торчит, правда, посреди города по-прежнему, но этот имперский подарок из квартиры не вынесешь - такая же точно уродка-высотка торчит и посреди Риги... Пожизненный привет от старшего братца, здания советского МИДа.

"Живи, но помни", как шутили в годы нашей молодости, после выхода распутинской книги...

Поляки живут - и помнят. На площади в старом городе - фотографии погибших в годы военного положения 80-х... Внизу - Висла, у которой войска маршала Пилсудского остановили в двадцатом году армию Тухачевского; у которой, по приказу Сталина, сама остановилась армия Рокоссовского, оставив на растерзание гитлеровцам восставшую Варшаву.

Анджей Вайда снимает фильм про Катынь...

Поляки не сводят с нами счеты, просто это у них - болит. Не может не болеть.

"Счастье - это когда тебя понимают", - писал в сочинении герой старого хорошего фильма. В личной жизни - счастье, в политике - насущная необходимость... Если мы не сможем взглянуть на совместную историю ХХ века глазами поляков, то обречем себя лишь на углубление собственных комплексов. Можно констатировать: увы, пока что взглянуть так мы не смогли. Закаменели в угрюмой имперской обиде на соседей: мол, были наши, стали чужие, еще славяне называется, вот мы им за это соорудим себе праздник в честь того, как накостыляли шляхте в начале семнадцатого века...

Ну сделали... Полегчало?

В самой Польше маятник сейчас улетел в противоположную сторону, заставив вспомнить довлатовское: после коммунистов я больше всего не люблю антикоммунистов...

И то сказать: неважно, что у тебя нарисовано на знамени - важно, готов ли ты терпеть рядом тех, у кого на знамени нарисовано что-то другое? Если глава государства прилюдно оскорбляет оппозиционную журналистку, его политические убеждения и мера христианского прилежания уже не кажутся мне существенной характеристикой.

Но это проблемы избирателей пана Качинского, и они эти проблемы, не сомневаюсь, решат. Сие - дело времени; главное - чтобы маятник качался, и ничья рука не имела возможности зафиксировать его в крайней точке. Остановка исторического времени - дело тоже временное, разумеется, но, как показал советский опыт, в паузу может провалиться несколько поколений...

В новой Польше политический маятник все время в движении: Валенса - Квасьневский - Качинский... При каждом из них работает реальный, а не игрушечный сейм, есть политическая конкуренция и независимые СМИ, одним из которых (вышеупомянутой и достославной "Газетой Выборча") я и был приглашен в Варшаву.

...И вот, после диалога в клубе газеты, я сижу за столом в теплой, сплошь русскоязычной компании, и главный редактор газеты, легендарный Адам Михник, радостно декламирует на языке оригинала пушкинскую "Бородинскую годовщину":

"Наш Киев дряхлый, златоглавый,

Сей пращур русских городов,

Сроднит ли с буйною Варшавой

Святыню всех своих гробов?"

Насчет Киева - действительно, смешно получилось...

Еще немного выпив, мы с паном Михником начинаем меряться степенью национального идиотизма ("Спор славян между собою, домашний, старый спор...").

"Пан Михник, - прошу я. - Оставьте нам хоть что-нибудь для нашей великодержавной гордости! Все-таки мы великая страна... Признайте, что наши идиоты крупнее ваших!"

Поляки не соглашаются, требуют примера. Да на здоровье!

Рассказ о группе российских депутатов, только что потребовавших перевода святой Руси на юлианский календарь, вызывает искренний восторг, но пан Михник отказывается капитулировать - и встречным образом рассказывает о том, как варшавские депутаты в зале заседаний в рабочее время молились по случаю засухи о дожде. Я, конечно, интересуюсь результатом: помогло ли?

"Еще как, - радостно отвечает Михник, - случилось наводнение!"

Ладно, ничья.

Пьем за дружбу между народами и гибель врагов дела мира - тостующий пан Михник формулирует это на языке не Мицкевича, но Пушкина: "За Бог с нами и за х... с ними!"

Дамы охотно присоединяются.

Ще Польска не сгинела. Вот ей-богу. Сам видел!



"Ежедневный журнал"
27.01.2007
http://www.shender.ru/paper/text/?.file=145
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован