28 мая 1998
1573

Виктор Зоркальиев: Бесчестье к долгам

Ограбление населения путем обесценивания вкладов в сберегательных кассах стало одним ил важнейших компонентов "демократических реформ" в России. Борьба за компенсацию утраченных населением сбережений насчитывает столько же лет, сколько идут "реформы".

Еще в октябре 1991 года был принят закон "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР". В мае 1993 года на этот счет появилось постановление Конституционного суда России. Затем вышел ряд указов президента, поручавших правительству принять меры но защите и восстановлению покупательной способности окладов населения. В мае 1995 года принят закон "О восстановлении и защите сбережений граждан РФ". Но ни один из этих правовых актов правительством не выполнялся и не выполняется.

Особенно упорная борьба развернулась вокруг последнего закона. Полтора года законодателям пришлось добиваться вступления его в силу. Закон дважды отклонялся президентом и был подписан только после преодоления Федеральным собранием вето. Но, несмотря на введение закона в действие, добиться его выполнения органами исполнительной власти до сих пор не удалось.


Чего добиваются депутаты

Согласно закону вклады, внесенные до 20 июня 1991 года (дня акционирования Сбербанка), а также сбережения в организациях Госстраха и в государственных цепных бумагах, внесенные до 1 января 1992 года, признаны государственным долгом. Этот долг должен быть оформлен долговыми обязательствами Российской Федерации, и на его погашение ежегодно и федеральном бюджете необходимо предусматривать необходимые средства.

В этих обязательствах прежний рубль приравнивается к сумме, определяемой, исходя из инфляционных процессов. Долговая стоимость дореформенного рубля определяется отношением стоимости минимальной потребительской корзины в текущий период времени к ее стоимость в 1990 году.

Так как правительство под разными предлогами препятствовало выполнению этого закона, чтобы преодолеть сопротивление, депутатам пришлось взять на себя его работу. Взамен правительственного постановления, определяющего порядок применения закона, они вынуждены были принимать дополнительные законы.

Один из них - "О порядке установления долговой стоимости единицы поминала целевого долгового обязательства РФ" - вступил в законную силу в июле 1996 года. В соответствии с ним каждую неделю должна официально публиковаться текущая величина долговой стоимости "старого" рубля. Это позволило бы людям психологически не считать себя ограбленными. Показало бы им, что государство от своего долга не отказывается и, хотя не может быстро всем его отдать, оценивает его честно, регулярно пересчитывая с учетом инфляции.

Введению двух других законов бешено сопротивляется исполнительная власть. Первый из них - "О базовой стоимости необходимого социального набора" пять раз принимался Государственной думой и пять раз был отклонен президентом по инициативе правительства.

После полуторагодовых уточнений цен 1990 года, идя на всевозможные уступки и натяжки в надежде на достижение компромисса, стоимость годовой минимальной потребительской корзины в 1990 году была доведена в последнем варианте до 464 рублей. Это соответствует долговой стоимости одного дореформенного рубля 8600 неденоминированным рублям. Хотя любой ощущает, что цены поднялись более чем в 10000 раз.

Тем не менее правительство и эту величину объявляет завышенной, несмотря на то, что накопления делались в течение многих лет, а за основу взяты цепы 1990 года, существенно поднявшиеся по сравнению с предыдущими годами, не говоря уж о том, что за пользование чужими деньгами полагается начислять проценты.

Кстати, статья 57 Конституции РФ предусматривает возмещение вреда за незаконное лишение прав распоряжаться своей собственностью. А граждане России вот уже седьмой год лишены нрава распоряжаться своими "дореформенными" сбережениями. Так что величина долговой стоимости - 8,6 деноминированного рубля за дореформенный рубль - это не завышенная, а заниженная величина.

Второй закон - "О порядке обслуживания целевых долговых обязательств РФ в целях обеспечения неотложных социально необходимых расходов граждан РФ" должен быть принят после введения в силу первого. Он в условиях, пока на погашение долга средств выделяется мало, определяет наиболее справедливый порядок выдачи, чтобы сбережения в первую очередь получили наиболее нуждающиеся. К ним отнесены граждане старше 70 лет, инвалиды I и II групп, пострадавшие в чрезвычайных ситуациях, нуждающиеся в сложных медицинских услугах, а также в случае смерти - на погребение.

Этим категориям граждан должны открываться долговые счета, па которые они могут перевести со своих вкладов до 1000 прежних рублей, и выдается долговая книжка (аналогичная сберкнижке). После получения права на частичную компенсацию они могут снять с нее разрешенную сумму. Остаток определяется по долговой стоимости. Например, после снятия 1000 деноминированных рублен по сегодняшнему курсу (8,6 деноминированных рубля за прежний рубль) с долгового счета будет списано 116 рублей.

Чего добивается правительство

Почему же "технический" по сути закон, определяющий в известных всем ценах 1990 года суммарную стоимость хлеба, картофеля, молока и других товаров и услуг, входящих в состав необходимого социального набора, встречает такое сопротивление правительства?

Есть все основания утверждать, что правительство не заинтересовано в восстановлении покупательской способности наших прежних сбережений, Доказательство тому - неисполнение им в течение шести с половиной лет правовых актов, которыми ему поручалось принять меры по обеспечению защиты и восстановлению покупательной способности сбережений.

Поэтому сейчас, когда вступлению в силу закона "О восстановлении и защите сбережении граждан РФ" воспрепятствовать не удалось и от долга по "старым" сбережениям уже не избавиться, правительство начало действовать в двух направлениях. Во-первых, оно всячески противодействует принятию законов, устанавливающих честную величину долга, порядок его оформления и способы обслуживания. Во-вторых, оно старается внушить мысль, что долг по сбережениям граждан непосилен для государства и пагубен для финансово-экономической системы.

Для первой цели закон "О базовой стоимости необходимого социального набора" является самым удобным инструментом. Настаивая на бесконечных уточнениях цен 1990 года, можно сколь угодно долго тормозить вступление его в силу.

В этом легко убедиться на примере последнего отклонения этого закона президентом. Основание - занижение стоимости необходимого социального набора (464 рубля СССР) из-за неучета цен колхозного рынка. И как следствие - необоснованное увеличение государственного долга. С учетом этих цен, указывает президент, стоимость набора составит 524 рубля СССР.

Как будто он не ведает, что в законе "О порядке установления долговой стоимости" определен порядок расчета стоимости набора, именно исходя из цен в государственной и кооперативной розничной торговле! То есть требует от Государственной думы нарушить действующий, подписанный им же самим закон. Как будто не знает, что такая норма была установлена потому, что современные средние цены определяются Госкомстатом без учета цен в магазинах для богатых, аналогом которых в прошлом был рынок.

Мало того, он не мог не знать, что принятая согласительной комиссией Думы и Совета Федерации величина 464 рубля рассчитана с учетом цен колхозного рынка. Комиссия пошла на это в связи с тем, что тот незначительный объем продуктов, которые покупались в 1990 году на рынке, увеличивал базовую стоимость необходимого набора только на 20 рублей. А так как эта величина укладывалась в установленную точность расчетов (5 процентов), то комиссия добавила эту сумму к 444 рублям, рассчитанным точно по закону.

Игры, которые ведет правительство вокруг закона "О базовой стоимости необходимого социального набора", станут более понятными, если сравнить то, что предлагают законодатели, с тем, что правительство изложило в проекте федеральной программы восстановления обесценившихся в 1992-1996 годах сбережений граждан РФ. В соответствии с этим проектом долговая стоимость дореформенного рубля должна составлять 2064,2 неденоминированных рубля (вместо 8600), а выплачиваться этот долг будет в течение 50 лет - по 10,3 деноминированного рубля в год.

Иначе, как издевательство, подобное предложение расцепить трудно. Из него следует, что правительство просто не хочет платить по долгам. Точно так же, как и из того, что в течение 6 лет оно категорически возражает даже против оформления этого долга. Подчеркиваю: не против возврата, а даже против оформления!

Предмет спора

Чему же равна общая величина госдолга но гарантированным сбережениям, если ее оцепить, исходя из базовой стоимости 464 рубля СССР? В Сбербанке к 20 июня 1991 года находилось 315 миллиардов рублей. Еще 24 с небольшим миллиарда к 1 января 1992 года - в Госстрахе и государственных ценных бумагах. Из этих 340 миллиардов рублей после вычета 40-процентной компенсации в марте 1991 года остается 200 миллиардов. Учтя понижающий коэффициент для сумм, вносимых после 1 марта 1991 года, последующие трехкратную компенсацию и компенсации для граждан старших возрастов, получаем примерно 170 миллиардов долговых, или 1,5 триллиона неденоминированных рублей.

Конечно 1,5 триллиона рублей - это три нынешних годовых федеральных бюджета. И выплатить их сразу нереально. Но ведь сегодня речь идет не о выплате этого долга, а о его оформлении. Более того, даже оформление должно производиться поэтапно. В законе о бюджете на 1997 год было предусмотрено оформление госдолга на 30 миллиардов долговых рублей для 30 миллионом пенсионеров и инвалидов; оформить каждому для начала долг на 1000 долговых рублен и начать уже цивилизованно выплачивать те компенсации, которые государство сегодня в состоянии дать.

А дать оно может сейчас немного. В бюджете 1997 года на эти цели было предусмотрено около 6 триллионов неденоминированных рублей. Это менее 5 процентов от суммы, которую правительство запросило в 1998 году на обслуживание государственного долга. Причем к госдолгу правительство отказывается относить как долги по зарплатам, пенсиям, пособиям, стипендиям, так и долги по сбережениям граждан. И строчки, предусматривающей погашение долгов своим гражданам, в бюджете 1998 года нет. В этом, как и во всех его действиях, наглядно проявляется антинародная сущность ельцинского режима.

В заключение необходимо сказать, что политика торможения законов, направленных на восстановление гарантированных сбережений, политика запугивания экономическими катаклизмами с целью оправдания незаконного отказа от долга государства своим гражданам не имеет перспектив. Эти сбережения должны быть восстановлены полностью.

Виктор ЗОРКАЛЬЦЕВ. Член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной думы

26-28 мая 1998
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован