15 сентября 1997
1881

Виктор Зоркальцев: Из зала заседаний Государственной Думы

Зоркальцев В.И., председатель парламентского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций.

Уважаемый Владимир Александрович, уважаемые коллеги!

Сегодня рассматривается закон, который вы хорошо знаете и за который мы с вами трижды проголосовали конституционным большинством. То, что называем мы сейчас редакцией Президента, есть лишь корректировка ряда его конкретных статей, но это тот же закон. Он, по существу, проходит следующую стадию - идет борьба за подпись Президента.

И все же я напомню суть этого закона. Она состоит в том, что закон создает барьер на пути религиозной экспансии в Россию, препятствует развитию тоталитарных сект, ограничивает действие иностранных миссионеров и при всем этом создает условия для деятельности наших традиционных религий и конфессий.

Как вы помните, закон получил высокую оценку исконно российских религиозных организаций: Русской Православной Церкви, духовных управлений мусульман, Конгресса еврейских религиозных общин, Буддийской сангхи. 49 архиереев Русской Православной Церкви обратились к Президенту РФ с просьбой подписать этот закон. После отклонения Президентом этого закона Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сделал 23 июля заявление, в котором высказал поддержку принятому закону. Яркие заявления сделали видные иерархи Русской Православной Церкви: митрополит Нижегородский Николай, архиепископ Тверской Виктор, архиепископ Курский Ювеналий. Только из Смоленской и Калининградской епархий Русской Православной Церкви были присланы в поддержку закона 42 тысячи подписей мирян.

Мы подготовили в комитете документы и 4 сентября готовы были обсудить вопрос о преодолении вето Президента. Однако 3 сентября Президент прислал в Государственную Думу новое письмо с приложением своих поправок, которые были поддержаны в заявлении основных российских религиозных организаций. И текст этого заявления вам роздан с материалами законопроекта.

И вот в сложившейся ситуации у нас было два пути: преодолеть вето и нарушить то шаткое согласие, которое возникло в обществе, или пойти по пути выработки согласительных мер и принять закон, поддержанный основными религиями и конфессиями, и, подчеркиваю, всеми субъектами законодательного процесса.

Для нас с вами, для Государственной Думы, этот закон слишком принципиальный. Мы считаем необходимым его безусловное принятие и потому пошли на определенный компромисс для достижения конечного результата - вступления в силу этого закона.

Уверены, что практика применения этого закона поможет решить проблемы, которые стоят сейчас и перед обществом, и перед государством, и перед Церковью, и перед нашими избирателями.

Мы не сдали ни одной из принципиальных позиций, которые нашли поддержку у Церкви и общества, и приняли поправки, внесенные Президентом, не меняющие ни концепцию, ни структуру закона, не снижающие его правовой уровень. В отдельных случаях было улучшение...

Александр Алексеевич очень подробно остановился на этих изменениях. Мне, наверное, нет необходимости занимать время.

В то же время мы не согласились, к примеру, с тем, чтобы религиозные организации, как юридические лица, а также с исключением из закона понятия государственной экспертизы новых религий, ну и с рядом положений в преамбуле, что, по существу, и сохранило концепцию закона. И Президент согласился с предложениями комитета.

Нельзя не учитывать и то, что полную поддержку закону высказали представители духовных управлений мусульман, буддистов, иудеев, лютеран. Но, чтобы быть объективным, скажу (и это меня обязал сделать комитет), что представители некоторых религиозных организаций, подписавшие направленное нам заявление о поддержке закона, позднее объявили в печати о своем несогласии с последней редакцией. Это католики, баптисты, адвентисты седьмого дня и пятидесятники, и все, собственно говоря, их представители сегодня были в пикете у здания Государственной Думы. С протестом обратились и представители церкви Муна, а свидетели Иеговы прислали требование объявить их неотъемлемой частью русского духовного наследия. Я хотел бы сослаться и на то, что примечательно, что все конфессии, представители которых отозвали свои подписи под розданным вам заявлением, имеют свои руководящие центры за рубежом. Я это говорю для тех, кто сегодня считает наш закон неприемлемым и собирается голосовать против него. И я хочу поставить вопрос: с кем вы, дорогие коллеги?

Необычайно бурной и неоднозначной была реакция на наш закон и за пределами России. Однако следует отметить, что законодательства многих стран (которые противники закона, безусловно, считают цивилизованными) содержит подчас более жесткие требования к регистрации новых религий.

И в нашем законе Государственная Дума впервые в истории России выразила от имени всего народа уважение к традиционным религиям, хотя в предложенном тексте закона и есть моменты, вызывающие неоднозначную реакцию.


Радонеж, 15.09.1997
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован