11 октября 2004
88

ВИТАЛИЙ АРТЮХОВ: `ОТБЕРЕМ ЛИЦЕНЗИИ У ВСЕХ, КТО СИДИТ НА НИХ, КАК СОБАКА НА СЕНЕ`.

Новый министр природных ресурсов Виталий Артюхов ответил на вопросы `Ведомостей`
В правительстве Михаила Касьянова не найти второго чиновника, который имел бы такой послужной список, как недавно назначенный министром природных ресурсов Виталий Артюхов. В аппаратном смысле у него еще советская выучка: в 1983 г. он возглавлял финансовое управление Минавтотранса. За 10 лет работы в постсоветский период он удержался во всех кабинетах министров - от Гайдара до Касьянова. При этом Артюхов то занимал заметные должности, то уходил в тень. Он был замминистра сельского хозяйства, а потом - замминистра финансов. Здесь жизнь свела его с Михаилом Касьяновым, который руководил в Минфине департаментом, а потом, как и Артюхов, стал замминистра. Артюхов был назначен главой госналогслужбы и был вице-премьером. Позднее он перешел в Федеральный дорожный фонд и руководил им вплоть до ликвидации в 2000 г. До назначения в Минприроды Артюхов успел поработать замминистра транспорта.

В интервью `Ведомостям` новый министр рассказал, какую политику он будет проводить в Минприроды. Позиция Артюхова весьма радикальна: министр обещает отозвать лицензии на разработку месторождений у компаний, которые проявляют мало активности в их освоении, а при выдаче новых лицензий сделать упор на аукционы, пока не выработан действенный механизм контроля исполнения лицензионных требований.

Почему из Минтранса вы попали в Минприроды - это же не смежное ведомство? Как состоялся ваш `перевод на другую работу`?

- В правительстве смежных ведомств больше - или, точнее говоря, уже - почти нет. Очевидна тенденция сведения смежных ведомств в крупные многопрофильные федеральные министерства. Такие министерства отвечают за государственную политику в определенной, но весьма широкой сфере. При этом вопросами государственного управления в конкретных отраслевых комплексах ведают государственные службы, входящие в состав министерств. Сегодня именно таким образом устроены многие федеральные министерства, в том числе тот же Минтранс, где я работал в последнее время. В рамках такой структуры государственный чиновник или политик, возглавляющий федеральное министерство, даже теоретически не может быть экспертом по множеству конкретных отраслевых проблем, относящихся к сфере подведомственных государственных служб. В то же время чиновник обязан быть достаточно компетентным и опытным в вопросах организации управления отраслевыми комплексами и государственным имуществом, взаимоотношений отраслевых структур и предприятий с бюджетной системой, взаимодействия с администрациями субъектов Российской Федерации и еще во множестве политических, финансовых, инвестиционных и правовых проблем. Полагаю, что предыдущая работа в правительстве и четырех федеральных ведомствах позволяет мне говорить о наличии такой компетенции и опыта. Что касается процедуры `перевода на другую работу`, то вряд ли она отличалась от прочих назначений на министерские посты.

У вас нет ощущения, что назначение краткосрочно? Минприроды уцелело лишь потому, что не состоялась коренная реорганизация правительства и полномочия министерства не успели перераспределить между Минимуществом, Минэнерго и Минсельхозом?

- Полагаю, что вопросы о том, что дано, а что не дано нам в ощущениях, не совсем по адресу. Президент и председатель правительства поручили мне решение конкретных задач, весьма важных для интересов государства и общества. И я буду делать эту работу с полным напряжением сил. Что касается дальнейших шагов по реорганизации структуры федеральных органов власти, то это нормальный процесс, зависящий, между прочим, еще и от того, насколько эффективно работает то или иное ведомство.

Ваше ведомство особенно часто критиковали за неэффективную лицензионную политику: компании получали право на освоение недр, но реально ничего не делали. Какова здесь статистика?

- Правильно критиковали. Сейчас мы проводим полную инвентаризацию ранее выданных лицензий на право пользования недрами, как, впрочем, и на все остальные виды природопользования. Рассчитываю, что по этому вопросу выйдет распоряжение правительства, в рамках которого к работе будут подключены представители всех заинтересованных ведомств. За неисполнение лицензионных требований, прежде всего природоохранных и фискальных, лицензии будем отзывать, не взирая на лица. Первыми их потеряют те, кто сидит на месторождениях, как собака на сене, кто снимает с месторождений пенки и в перспективе губит их эксплуатационные возможности. Лишатся лицензий и те, кто занимается их перепродажей на сером рынке.

Иностранные компании порой за счет запасов на российских месторождениях улучшали свои ресурсные параметры, выпускали под них облигации и намного перекрывали скромные затраты на получение лицензий. А потом разработка этих месторождений замирала. Как будут пресекаться подобные действия?

- Вполне вероятно, что мы введем практику ежегодных уточнений лицензионных соглашений по результатам мониторинга их исполнения. Не исключено, что мы пойдем на пересмотр итогов ряда конкурсов на получение лицензий. Разумеется, для всего этого потребуются не только административные усилия министерства и наших коллег из правоохранительных и фискальных органов, но и корректировка действующей нормативно-правовой базы. В ближайшее время будут подготовлены и утверждены четко прописанные регламенты по всей цепочке лицензионного процесса, включая условия допуска к аукционам и конкурсам. Регламентация будет направлена на максимальное исключение двусмысленности и неопределенности. Кроме того, будут уточнены и переутверждены соответствующие программы лицензирования и перечни объектов лицензирования. Реальный срок подготовки и утверждения всех этих документов - текущий квартал. Что касается статистики, то самая красноречивая цифра такова: доля всех ресурсных платежей в доходах федерального бюджета - всего 6%. Для нашей страны с ее огромным ресурсным потенциалом это мизерный показатель.

Одним из примеров неудачного освоения является иркутское золоторудное месторождение Сухой Лог. После отзыва три года назад лицензии у `Лензолота`, крупнейшим партнером которого была австралийская Star Mining, Минприроды до сих пор не может провести повторный конкурс. Сейчас этому противится администрация области, которая требует гарантий 100% -ного финансирования от участников конкурса. Почему Минприроды это не устраивает?

- Не хотел бы обсуждать действия прежнего руководства отрасли. Наша позиция по золоторудным, алмазным и другим стратегическим месторождениям базируется на четком соблюдении интересов государства и общества, прежде всего по бюджетным и природоохранным параметрам. По ряду известных месторождений мы ее уже сформулировали предметно и официально. Мы не задержимся с формулировкой и проведением в жизнь такой позиции и по Сухому Логу.

Много лет фактически простаивает Салымское нефтяное месторождение в Тюмени. Компания `Эвихон`, получившая восемь лет назад лицензию по велению Бориса Ельцина, и ее партнер по разработке Shell, по сути, заморозили богатейшие пласты. Как вы будете стимулировать в таких случаях ленивых?

- На эти вопросы я уже ответил. Мы будем действовать строго по закону. При наличии достаточных законных оснований, связанных с неисполнением лицензионных требований и условий (а такие основания на практике присутствуют сплошь и рядом, причем не только в ваших примерах!), лицензии на разведку и добычу будут отзываться.

Какова сейчас ситуация с месторождением серебра Дукат в Магаданской области, вокруг которого целый год бушевали страсти между канадской компанией Pan American Silver и российской компанией `Каскол`?

- Сначала о сути конфликта, который хорошо отражает типичные межведомственные нестыковки в части управления имуществом и недропользованием. Первоначально владельцем лицензии и разработчиком месторождения Дукат был Дукатинский ГОК. Комбинат обанкротился и одновременно лишился лицензии. При этом лицензию получила на конкурсе компания Pan American Silver, а вот владельцами имущественного комплекса Дукатинского ГОКа по итогам соответствующего аукциона стала компания `Каскол`. Ну как здесь не быть конфликту? К настоящему времени, как мне доложили, этот конфликт исчерпан. Стороны сформировали совместное предприятие и перешли от споров к производству.

Губернаторы лесных территорий долго давили на президента и премьер-министра, требуя выделить из Минприроды в отдельное ведомство лесной департамент. Какова ваша позиция?

- Точно такой же вопрос задавали мне ваши коллеги год назад, когда `Росавтодор`, который я возглавлял, влили в состав Минтранса России. Я тогда тоже говорил о неизбежности укрупнения структуры федеральных ведомств и задал встречный вопрос: лучше или хуже кинозрителю от того, что Госкино ввели в состав Министерства культуры? Да он про это вообще не знает. Нет смысла продолжать споры о том, должен ли восстановить свою автономию тот же `Россельхоз`. Гораздо важнее задуматься над тем, сколько леса заготовляется в зоне серого и черного пользования. А что происходит с заготовкой и серым экспортом ценных пород леса на Дальнем Востоке или Кубани? Как стимулируется тяжелый и зачастую небезопасный труд работников лесного хозяйства? И это далеко не единственные острейшие вопросы сохранения и рачительного использования лесных богатств России, которые нам предстоит решать совместно с теми самыми губернаторами лесных территорий.

При реорганизации в прошлом году правительства в Минприроды был включен Госкомэкологии. Но это же создает конфликт интересов: заказчик, исполнитель и контролер в одном лице?

- В вашем вопросе неявно присутствует модель министерства образца 80-х гг. В то время отраслевое ведомство действительно во многом играло роль исполнителя и заказчика. Но сегодня ситуация совсем иная: любое федеральное министерство, и Минприроды здесь не исключение, является в первую очередь проводником государственной политики. Так что контрольные функции в сфере охраны окружающей среды нисколько не противоречат базовым задачам МПР России. Еще раз повторю: нет смысла продолжать споры о том, должна ли быть восстановлена автономия природоохранной службы. Гораздо более предметная задача - повышение полномочий и ответственности Государственной службы охраны окружающей природной среды в составе МПР России. Эту задачу мы решим неотложным образом. Кстати, это положение в полной мере относится и к другим нашим службам.

Ваш предшественник, Борис Яцкевич, утвердил результаты конкурса по месторождению Вал Гамбурцева. Нефтяные компании успешно оспорили его итоги в суде. Будет ли Минприроды подавать протест и добиваться восстановления прав `Северной нефти`? Или вы намерены провести повторный конкурс?

- В настоящее время идет детальный `разбор полетов` по всем аспектам этого конкурса: от финансовых и технико-экономических условий до последующих арбитражных споров. Сегодня я не хотел бы делать преждевременных выводов. Очевидно, однако, что при наличии достаточных законных оснований мы будем проводить повторный конкурс или аукцион.

Нефтяники убеждены, что конкурсы только стимулируют коррупцию, а потому их надо ликвидировать вообще. Может быть, действительно все месторождения отныне выставлять только на аукционы?

- Как вы знаете, по закону возможны и конкурсы, и аукционы. При этом в рамках долгосрочной перспективы эксплуатации месторождений совокупность обязательств компании на конкурсе значительно шире, чем на аукционе. Весь вопрос в сопоставимой цене немедленных обязательств по выплате бонуса в бюджет и отложенных обязательств по добыче и, соответственно, по налоговым платежам будущих периодов. Если существует действенный механизм контроля лицензионных требований и отзыва лицензий, то отсроченные обязательства нисколько не слабее немедленных. К сожалению, до настоящего времени этот механизм работает очень плохо. Так что ответ на вопрос о предпочтительности аукционов или конкурсов простой: сегодня мы будем отдавать предпочтение аукционам. Отладим действенный механизм контроля исполнения лицензионных требований и отзыва лицензий - вернемся к механизму конкурсов.


Ведомости, 12.07.2001http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован