09 сентября 2003
450

Виталий Бояров: `В таможенной службе все решает организация работ`

С Виталием Константиновичем Бояровым я познакомился накануне его почтенного юбилея. Идя на встречу с ним, ожидал увидеть солидного пенсионера, занятого своим здоровьем и личными делами, но он меня удивил прекрасной осведомленностью о сегодняшней жизни таможенников, молодым задором в разговорах о работе и планах Фонда социальной поддержки сотрудников и ветеранов таможенной службы.

Бояров скуп на воспоминания. Возможно, это профессиональная черта, а может, он просто не считает нужным копаться в прошлом. Если так, я полагаю, это ошибка. Его жизнь, его мысли - неоценимый источник знаний для каждого из нас.

В 1982 году сотрудники Второго главка КГБ, одним из руководителей которого был Виталий Константинович Бояров, пришли к выводу, что для соблюдения государственных интересов таможенное управление целесообразно как можно быстрее вывести из состава Министерства внешней торговли и придать ему статус самостоятельного государственного органа.

Однако только в декабре 1985 года процесс пошел в русле начавшейся в стране либерализации внешнеэкономической деятельности. В январе 1986-го определен статус ведомства - Главное управление государственного таможенного контроля (ГУГТК) при Совете Министров СССР, а через два месяца подписано назначение Виталия Константиновича Боярова первым заместителем начальника ГУГТК.

Тогда, в период либерализации внешней торговли и реформирования таможенной службы, резко возросла контрабанда. И это естественно. Увеличилось количество участников ВЭД и среди них, в первую очередь, тех, кто пытался перевозить товары, нарушая таможенные правила. Но и таможенные органы не могли обеспечить надлежащий контроль всех направлений, по которым контрабандисты беспрепятственно провозили грузы и товары. Заместитель председателя ГТК России Борис Гутин вспоминает: "Бояров создал систему борьбы с контрабандой, и, прежде всего, с наркотиками. Результаты сказались в 1987-1990 годах, когда начали практиковать контролируемые поставки. На одном из международных совещаний Виталий Константинович выдвинул предложение о создании системы коллективной защиты от наркотиков. Это был очень своевременный шаг".

Теперь, говоря о новом поворотном периоде в жизни российской таможни, Виталий Бояров очень опасается, что "через некоторое время мы столкнемся со злоупотреблениями, связанными с попыткой ускоренными темпами перевести нашу таможенную службу на рельсы цивилизованных стран. Но все руководители российской таможенной службы должны понимать, что введение самых прогрессивных, самых лучших правил не даст положительного эффекта только потому, что они успешно действуют в других странах. У нас своя специфика, свой образ мышления, свой уровень правопонимания. Поэтому те свободы, которые сегодня предоставляет новый Таможенный кодекс, я бы одномоментно, как предусмотрено с 1 января 2004 года, не давал. Должны быть пройдены достаточно длительные этапы освоения нововведений, внедрения их в сознание граждан и работников таможен. Необходима поэтапная организация работ. В таможенной службе все дело именно в организации работ, а кодексы, правовые и ведомственные акты должны согласовываться с этой организацией работ". Уверенно давать такие советы у Боярова есть все основания.

Когда Виталий Бояров приступил к работе во вновь созданном таможенном ведомстве, никаких директив о том, какую концепцию выбрать, чтобы превратить таможенную службу в аналог существующей во всем мире, никто не выдвигал. Одной из первостепенных задач, без решения которой нельзя было осуществить переход к международным правилам торговли СССР с зарубежными странами, явился переход к Гармонизированной системе описания и кодирования товаров на основе международных и национальных классификаторов. Под системой понималась унифицированная товарная номенклатура и "Основные правила классификации товаров".

Бояров вспоминает: "Главной трудностью для нас оказалась грузовая таможенная декларация (ГТД) на внешнеторговые грузы. В нашей стране она была введена впервые. Был принят тот вариант, который существует в мире. Декларация стала стержнем деятельности таможенной службы в связи с ее местом в системе регулирования ВЭД. Она позволяет отслеживать импорт и экспорт, видеть стоимость товаров, которые ввозятся и вывозятся, больше видны налоги - пошлины. Все это было в новинку. Ведь раньше грузы оформляли и пропускали по товаросопроводительным документам". Кроме того, для того чтобы обработать информацию, содержащуюся в декларациях, начать вести таможенную статистику, нужно было оснастить всю таможенную службу компьютерной техникой, создать единую автоматизированную информационную систему (EAИC). Несмотря на то, что эта задача требовала огромных сил и средств, ЕАИС была создана в кратчайшие сроки и успешно работала как в СССР, так и в России. Сегодня идет очередная модернизация системы, которая должна вывести ГТК России на технический уровень лучших таможенных служб в мире.

Виталий Константинович, по отзыву его товарищей и сослуживцев, отличается решительностью и смелостью (но не безрассудством), точным расчетом, уверенностью в принятом решении. С приходом в таможенную систему Виталию Константиновичу предстояло разобраться в состоянии дел, осмыслить назревшие проблемы перестройки внешнеэкономической деятельности, определить место таможенных органов в государстве в новых экономических условиях. Это была сложная задача. Ныне первый заместитель председателя ГТК России Леонид Лозбенко рассказывает: "Бояров осуществил прорыв - созданный впервые в СССР таможенный орган стал составной частью государственного аппарата СССР. При нем началось стратегическое становление таможенной службы". Виталий Бояров со своей командой, может быть, даже интуитивно, определили наиболее верный путь формирования таможенной системы, основное направление развития таможенной службы.

На первый план были вынесены проблемы, связанные с разработкой новых подходов к формированию таможенной политики СССР, участию таможенных органов в ее реализации, созданию и укреплению таможенного ведомства, его кадрового состава, материально-технической базы.

Одновременно решались вопросы совершенствования организации управления органами таможенного контроля. Важным стратегическим шагом начала 90-х явилось принятие новых законодательных документов: Таможенного кодекса СССР, Закона СССР "О таможенном тарифе". "Это был период, когда любой министр, любой руководитель высокого ранга считал за честь посоветоваться с Бояровым, прежде чем принять стратегическое решение о разработке комплексной программы экономического развития, - отметил первый заместитель ГТК России Леонид Лозбенко. - Он умел строить взаимоотношения с представителями таможенных служб социалистических стран. С уважением к нему относились и зарубежные руководители спецслужб. Он умел достойно и уверенно представить свою страну. С Бояровым было легко работать. Для меня, экономиста-международника, было загадкой, как он быстро и глубоко овладевал ситуацией в экономической сфере".

Виталий Бояров вспоминает: "Особенно памятным моментом и определенным итогом работы по формированию таможенной службы было вступление в Совет таможенного сотрудничества - СТС (с 1994 года - Всемирная таможенная организация). Начиная с 1986 года мы участвовали в работе СТС. Это было такое постепенное движение по развитию профессионального международного взаимодействия с иностранными коллегами, от которого я получал удовлетворение. Это было время больших перемен. В апреле 1991 года приняли Таможенный кодекс СССР, а ехать вступать в СТС надо было в июне. Я звоню председателю правительства Валентину Павлову и спрашиваю: "Скажи, пожалуйста, в какой роли я поеду? Я уже не начальник ГУГТК, а по новому кодексу еще не назначен председателем ТК". Павлов ответил: "Будешь! Я направил предложение Горбачеву". Вот, я уехал и в таком неопределенном качестве участвовал в процедуре вступления страны в СТС. А приехал, мне сказали: "Спасибо, обойдемся без тебя". Это был, конечно, удар. Самый неприятный момент. Но позже я понял, что все получилось удачно. Потому что весь ход развития таможенной службы и Советского Союза, наверняка, привели бы меня к инфаркту. А так я уже 1 сентября 1991 года создал ЗАО "Международная ассоциация по правовым и налоговым вопросам" ("И.Л.Т.С."), а в 1986 году - Фонд социальной поддержки сотрудников и ветеранов таможенной службы (Фонд С.В.Т.С.), который и сегодня успешно действует и развивается". Сегодня, хотя средства собирать стало гораздо сложнее, перед Фондом стоит задача в 2-3 раза увеличить социальную поддержку. По всей стране размещены филиалы Фонда. Они тесно связаны с советами ветеранов, которые возглавляют действующие начальники таможенных структур.

У Фонда на территории России около 40 коммерческих структур и есть полная осведомленность и понимание деятельности конкретных таможенных подразделений, взаимосвязь с ними и поддержка с их стороны. Самые эффективные фондовские структуры - "С.В.Т.С.- Сопровождение" и "С.В.Т.С-Брокер". Они дают 60-70 процентов средств на социальные потребности. Сегодня Фонд развивает Центр информации и таможенно-правовых оценок ("ЦИТПО"). Идея - организовать учебные центры по всей России и постоянно действующую систему таможенной и логистической подготовки участников ВЭД.

Бояров рассчитывает, что при поддержке Ассоциации малого и среднего бизнеса удастся обеспечить работу этой системы по всей стране. Фонд намерен развернуть поддержку молодежи, которая приходит в таможенную службу, и уже сегодня учредил стипендию 18 лучшим слушателям Российской таможенной академии. В настоящее время разворачивается организация социальной помощи детям сотрудников таможенных органов. Фонд подписал договор с московской Филатовской больницей и на сегодняшний день 150 детей поставлено на учет в одной из лучших детских больниц столицы.

По сути, Виталий Бояров в своем Фонде продолжает то дело, которое начал в 90-е годы прошлого столетия. Создавая таможенную систему, Виталий Бояров, прежде всего, заботился о кадрах. Его сослуживцы отмечают, что заслуга Виталия Константиновича состояла в том, что он воспитал новое поколение управленцев. Бояров нашел много талантливых людей. У него большое чутье на них, он находил наиболее перспективных, хотя ранее они не имели отношения к таможне. Они росли вместе с системой. Бояров вместе с другими руководителями ГУГТК обеспечил приток новых сил, которые и создали систему. Он убежден, что укрепление коллектива - одна из основных задач ныне действующих руководителей таможенной службы.

Виталий Бояров повторяет: "Надо обучать и воспитывать таможенников. Причем не только в Российской таможенной академии. Надо учить на конкретных примерах внедрения новых правовых и таможенных норм на местах. Если таможенники будут видеть нелепость того, что им предлагают исполнять, если нормы будут расходиться с реальной практикой, таможенники будут их обходить, следовательно, нарушать внедряемые нормы и правила. Будут создаваться сложности на границе.

Я верю в таких руководителей, как Михаил Ванин и Леонид Лозбенко, которые прошли хорошую таможенную школу и знают как действовать. Они, безусловно, найдут правильные решения, и российская таможенная служба станет одной из лучших в мире".

Сергей Михайлов

Источник: Таможня, 2003, No 16

http://ilts.ru/center.php?mid=419&newwin=1
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован